Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2129,   статей на доработке: 280 отклонено статей: 924 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Применение принципа uti possidetis при распаде Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ)
Мирзаев Фархад Сабироглы

кандидат юридических наук

докторант, МГИМО - Университет МИД РФ, доктор философии в области права (PhD, Лэстерский университет - Великобритания), магистр права (LL.M, Ноттингемский университет - Великобритания)

W1J 8AJ, Великобритания, London, г. London, ул. One Mayfair Place, Devonshire House Level 1, Office 65

Mirzayev Farhad Sabir oglu

PhD in Law

Doctoral Candidate, the department of International Law, Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of Russia; Doctor of Philosophy in the field of Law (PhD, University of Leicester, United Kingdom), Master's Degree in Law (LL.M, University of Nottingham, United Kingdom); Senior Partner, BM Morrison Partners law firm

W1J 8AJ, United Kingdom, One Mayfair Place, Devonshire House Level 1, Office #65

fmirzayev@gmail.com
Аннотация. Статья исследует принцип uti possidetis, берущий свое начало из Римского гражданского права, который под воздействием практики государств и международных судебных органов и специализированных международных третейских судов трансформировался в общий принцип международного права. В статье рассматривается основная роль принципа в случае с распадом Югославии: признание и сохранение внутренних границ - бывших территориальных единиц некогда единого государства и их трансформация в международные границы теперь уже новообразованных суверенных государств. В качестве основных методов исследования при написании даннойстатьи автором использовались историко-правовой и сравнительный методы. В статье рассматривается применение принципа uti possidetis в результате дезинтеграции Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ). Особое внимание уделяется деятельности Комиссии Бадинтера, созданной ЕС для разрешения правовых вопросов при дезинтеграции социалистического югославского государства, включая решение пограничных и территориальных споров и конфликтов.
Ключевые слова: uti possidetis, самоопределение народов, территориальные споры, принципы международного права, Международный Суд ООН, распад государства, нерушимость границ, практика государств, Югославия, Комиссия Бадинтера
DOI: 10.7256/2454-0633.2017.3.23797
Дата направления в редакцию: 13-08-2017

Дата рецензирования: 08-08-2017

Дата публикации: 15-08-2017

Abstract. This article examines the principle of uti possidetis that originates from the Roman civil law and has transformed into the general principle of international law under the influence of practice of the states, international judicial bodies, and specialized international arbitration courts. The author reviews the fundamental role of the principle pertaining to the case of disintegration of the Socialist Federative Republic of Yugoslavia (SFRY): acknowledgement and retaining of domestic borders – former territorial units of the erstwhile state, and their transformation into the international boundaries of the newly formed sovereign nations. Special attention is given to the work of Badinter Commission established by the European Union for settling various legal issues within the framework of disintegration of the Socialist Yugoslavian State, including the boundary and territorial disputes and conflicts in the process.

Keywords: inviolability of boundaries, dismemberment of state, International Court of Justice, principles of international law, territorial disputes, self-determination of nations, uti possidetis, state practice, Yugoslavia, Badinter Commission


Римская гражданско-правовая доктрина uti possidetis, относящаяся к вопросам сохранения status quo была эффективно заимствована латиноамериканскими государствами и была применена как принцип межгосударственных отношений [20, c. 252-267],[4, c. 56-72]. Указанная доктрина в основном применялась Римском праве в отдельных случаях, когда владение или право собственности оспаривалось третьими лицами [32, c. 448]. Согласно uti possidetis, владение вещью оставалось неприкосновенным за исключением случаев, если оно было получено путем незаконных действий и обретено посредством применения силы [32]. Однако, если подобные факты относительно незаконного завладения вещью были доступны истинному владельцу, то он имел право оспорить uti possidetis владение вещью и истребовать ее обратно [32]. Другими словами, основной смысл римского гражданско-правового интердикта uti possidetis заключался в сохранении статус-кво во владении недвижимого имущества в имущественных спорах.

На протяжении истории разграничение территорий новообразованных государств являлось и до сих пор является весьма сложным и болезненным процессом, требующим особых механизмов для эффективного решения подобных проблем [2, c. 171]. Именно uti possidetis в дальнейшем был преобразован в принцип международного права, предусматривающий трансформацию внутренних административных границ в международные границы новообразованных независимых государств [12, c. 444-454]. [30, c. 598-599].

Большинство авторитетных международников сходятся во мнении, что как принцип международного права uti possidetis взял свое начало в Латинской Америке [35, c. 13],[14, c. 95],[11, c. 269-353],[28, c. 28]. В латиноамериканском контексте, принцип uti possidetis обозначал трансформацию административных границ бывших испанских колоний в государственные границы новообразованных независимых государств этого континента [14, c. 95]. Uti possidetis сыграл позитивную роль в предотвращении пограничных и территориальных споров и конфликтов между государствами-правопреемниками Испанской колониальной империи в Латинской Америке [16, c. 428],[29, c. 251, 387]. Именно такая роль была возложена на uti possidetis на латиноамериканском континенте и стала его основным значением в современном международном праве. Практика государств на латиноамериканском континенте дает основание утверждать, что принцип uti possidetis стал обязательной нормой международного обычного права в отношении данного континента.

На ранней стадии своего применения принцип uti possidetis больше использовался в рамках деколонизации в Латинской Америке и Африке. Однако исходя уже из существующей практики государств и судебных прецедентов Международного суда ООН его больше признают общим принципом международного права.

В судебном деле относительно пограничного спора между Буркина-Фасо и Мали, рассмотренным Международным судом ООН было отчетливо провозглашено, что принцип uti possidetis является общим принципом международного права, относящегося к процессу обретения независимости вне зависимости, где бы это не имело место:

“ … uti possidetis is a general principle of international law which is logically connected to the process of obtaining independence regardless of the fact of where this process takes place” [13, c. 557].

Несомненно судебное дело между Буркина-Фасо и Мали стало «знаковым» для утверждения принципа uti possidetis в качестве общего принципа международного права [6, c. 18-22]. Так в указанном деле Международный суд ООН заявил, что принцип uti possidetis стал общей концепцией международного обычного права и не был негативно затронут правом народов на самоопределение; данный принцип является доктриной, которая заключается в фундаментальном праве – на сохранение неприкосновенности территориальных границ при обретении независимости бывшими африканскими колониями [13, c. 557].

Несомненно, такое заявление Международного суда ООН является ratiodecidendi – авторитетным мнением в международном праве. Подобные заявления могут отражать существующее международное обычное право или могут составлять часть процесса, ведущего к созданию новых норм обычного права [34, c. 478-492],[19, c. 60-63],[7, c. 128]. Из вышерассмотренного судебного дела становится очевидным, что именно оно стало основополагающим в определении и утверждении роли uti possidetis в качестве общего принципа международного права со стороны столь авторитетного органа, как Международный суд ООН. Известный советский международник Тункин отмечал, что судебная практика Международного суда ведет к образованию новых норм международного права путем их последующего подтверждения практикой государств [9, c. 207-208].

Профессор Валеев Р.М. характеризует uti possidetis как принцип сохранения колониальных границ при образовании новых государств в процессе деколонизации Африки, который на позднем этапе завоевал признание и был окончательно преобразован в принцип трансформации административных границ в международные в случае возникновения государства из уже существующего [1, c. 337-348]. Именно уже в качестве принципа международного права uti possidetis был достаточно эффективно применен в Европе, Африке, Ближнем Востоке и Азии [26, c. 56-72].

Практика государств по применению принципа utipossidetis в рамках процесса деколонизации в Латинской Америке, Африке и Азии была значительно обогащена практикой государств вне процессов деколонизации в результате недавних процессов распада бывших коммунистических государств в Восточной Европе и СССР [3, c. 43-53]. Применение принципа uti possidetis вне процесса деколонизации было активно использовано при распаде СССР и СФРЮ [31, c. 592-593].

Вторым «знаковым» прецедентом в утверждении uti possidetis как общего принципа международного права является именно его применение в случае распада социалистической Югославии. В случае с распадом СФРЮ Арбитражная Комиссия по Югославии, созданная Европейским Сообществом, в своих Заключениях пришла к выводу о применимости принципа utipossidetis к бывшим субъектам Социалистической Федеративной Республики Югославия [22, c. 1499-1500]. Арбитражная Комиссия по Югославии была призвана дать заключения относительно разрешения существующих кровопролитных конфликтов на территории бывшей югославской федерации [27, c. 1585-2587]. Один из основных медиаторов югославского конфликта Лорд Каррингтон справедливо отмечал, что стороны югославского конфликта были готовы применить uti possidetis для того, чтобы положить конец кровопролитной войне и получить взамен перспективы признания в данном случае [15, c. 1].

В соответствии с процедурными правилами, членами Арбитражной Комиссии по Югославии были назначены президент французского Конституционного совета Робер Бадинтер, президент федерального конституционного суда Германии Роман Герцог и президент итальянского конституционного суда Алдо Корасаничи [18, c. 385]. В соответствии с правилами югославское федеральное правительство должно было назначить двух своих представителей в Комиссию. Однако, не сумев достичь компромисса, Югославское Федеральное правительство не смогло назначить своих представителей. Взамен официальными лицами Европейского Сообщества в Комиссию были назначены президент испанского конституционного суда Франциско Томас Валентин и президент арбитражного суда Бельгии Ирен Петри [36, c. 46-50]. На первом же заседании Комиссии все пять членов проголосовали за избрание Робера Бадинтера председателем [36]. Именно в честь ее председателя Арбитражная Комиссия Европейского Сообщества по Югославии получила свое дальнейшее название как «Комиссия Бадинтера» [37, c. 175-320].

Применение принципа utipossidetis было четко подтверждено Комиссией Бадинтера, которая в своем Заключении № 3 [22] сослалась на позицию Международного суда ООН в деле о пограничном споре между Буркина Фасо и Мали [13]. Комиссия в данном случае аргументировала, что принцип является общим принципом международного права и не может быть ограничен лишь процессами деколонизации [22].

Современные государственные границы бывших субъектов СФРЮ были определены в рамках границ и территорий, которыми они обладали, будучи частями СФРЮ. Анализ Заключения №3 и практика государств показывают, что существовали юридические основания для Комиссии Бадинтера охарактеризовать utipossidetis как принцип международного права. Ссылка на принцип utipossidetis с целью сохранения внутренних границ во время югославского кризиса может быть оправдана стремлением снизить вероятность вооруженного противостояния. Кроме того, 18 октября 1991 года пять из шести (кроме Сербии) - конституционных единиц СФРЮ подписали проект «Конвенции Лорда Каррингтона», в котором они согласились признать и уважать существующие границы, если не будет достигнуто иного согласия [10, c. 357]. В данном случае очевидно стремление югославских республик применить принцип uti possidetis.

Позиция международного сообщества по данному вопросу была озвучена следующим образом: “все установленные границы, вне зависимости от того являются ли они внутренними или внешними” не могут быть изменены путем применения силы [23, c. 234-242]. ЕС заявили, что поддерживают все независимые государства бывшей СФРЮ в рамках их бывших административных границ [24, c. 1485-1486]. США также заявили, что они признают доконфликтные административные границы Боснии-Герцеговины, Хорватии и Словении как легитимные международные границы [39]. Членами Совета Безопасности в 1991 году была единогласно принята Резолюция №713, подтверждающая указанные позиции ведущих мировых держав и международных организаций [38].

По мнению Тимченко, примечательным является и тот факт, что на момент распада СФРЮ Венская конвенция о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 года, на которую ссылалась Комиссия Бадинтера, применяя принцип utipossidetis, не вступила в силу, в то время как сама Югославия была одним из немногих государств, которые подписали и даже ратифицировали эту Конвенцию [8, c. 44-45]. Даже непримиримый оппонент принципа uti possidetis Сьюзан Лалонде соглашается с тем, что принцип был использован в случае с бывшей Югославией и на постсоветском пространстве [28, c. 220-226]. Она, анализируя роль принципа, ставит перед собой вопрос, может ли практика по применению принципа на постсоветском пространстве и на территории бывшей Югославии считаться “постоянной и общепринятой практикой” [28, c. 220-226]. В данном случае позитивный ответ на вопрос канадского ученого представляется более чем очевидным [40, c. 591],[5, c. 56-77].

В случае распада СФРЮ возник также вопрос соотношения принципа uti possidetis с иным принципом международного права – правом народов на самоопределение. Проблемы, связанные с самоопределением и сецессией, были адресованы Сербией к Комиссии Бадинтера. В своем запросе Сербия подняла вопрос, имеют ли сербы в Хорватии и в Боснии-Герцеговине права, аналогичные правам народов Хорватии, Словении и Боснии-Герцеговины [33, c. 228-229]. Комиссия аргументировала, что сербы имеют право на самоопределение, но без права сецессии и образования своего независимого государства в рамках бывших административных границ на основании uti possidetis или изменения существующих границ [21, c. 182-185]. В данном случае весьма важную роль играл именно статус конституционных единиц – шести республик СФРЮ, которые обладали конституционным правом сецессии [17, c. 251-256],[25, c. 57-73]. Комиссия рассматривала сербское меньшинство в Хорватии и Боснии-Герцеговине как имеющее право на внутренне самоопределение, но в рамках осуществления прав человека, то есть Комиссия определила, что такие меньшинства обладают лишь правом на внутреннее самоопределение [21, c. 182-185]. Далее Комиссия четко отделила группы национальных меньшинств от “территориально-административных единиц федерального характера” и определила, что только эти “квазигосударства”, а именно шесть бывших республик СФРЮ, обладают правом на внешнее самоопределение и дальнейшее образование собственных независимых государств [21].

Из Заключений Комиссии Бадинтера становится очевидным, что внешнее самоопределение вместе с принципом utipossidetis в случае шести конституционных единиц СФРЮ было применено с целью защиты существующих границ данных территориальных единиц. Кроме того, Комиссия Бадинтера по Югославии определила, что самоопределение не является основанием для изменения существующих границ с целью образования новых независимых государств или присоединения к другим государствам [33, c. 229]. В случае с Югославией Комиссия определила, что только границы шести бывших республик СФРЮ, которые являлись конституционными единицами и обладали правом на самоопределение в рамках их бывших административных границ, должны рассматриваться на данный момент как международные границы [21, c. 183-184]. Таким образом можно утверждать, что в случае дезинтеграции СФРЮ Комиссия Бадинтера установила очередной прецедент по применению принципа utipossidetis вне процессов деколонизации.

Библиография
1.
Барсегов Ю.Г., Территория в Международном Праве. Москва, Госюриздат. 1958. C. 231.
2.
Валеев Р.М., Курдюков Г.И., Международное право. Общая часть. Москва, Издательство Статут. 2011. С. 128-130.
3.
Вылегжанин А.Н., Каламкарян Р.А., Международный обычай как основной источник международного права // Государство и право № 6. 2012. С 78-89.
4.
Вылегжанин А.Н., Международное право. Москва, Юрайт. 2009. С. 93-105.
5.
Клименко Б.М. Мирное решение территориальных споров. Москва, Международные отношения. 1982. С. 143.
6.
Клименко Б.М., Государственная территория: Вопросы теории и практики международного права. Москва, Международные отношения. 1974. С. 18-23.
7.
Кожевников Ф.И. Учебное пособие по международному публичному праву. Очерки. Москва, Юридическое издательство МЮ СССР. 1947. С.32-34.
8.
Колосов Ю.М., Кузнецов В.И., Международное право. Москва, Международные отношения. 1995. С. 17-24.
9.
Корецкий В.М., Общие принципы права в международном праве. / Под ред.: Крылова С.Б. Издательство АН УССР, Киев. 1957. С. 3-38
10.
Лукашук И.И., Международное право. Общая часть. Москва, Волтерс Клувер. 2005. С. 103-128.
11.
Мирзаев Ф, Актуальные проблемы изменения государственных границ в международном праве: теория и практика. Монография. Баку, Qanun. 2004. С. 29-42.
12.
Мирзаев Ф., Принцип uti possidetis в современном международном праве и его применение на постсоветском пространстве: Теория и практика // Право и Политика. № 6(54). 2004. С. 43-53.
13.
Мирзаев Ф., Принцип uti possidetis: история зарождения // Московский журнал международного права. №4(96). 2014. С. 56-72.
14.
Мирзаев Ф., Обзор критических взглядов на принцип uti possidetis // Московский журнал международного права № 2. 2015. С 56-77.
15.
Мирзаев Ф., Применение принципа uti possidetis на африканском континенте // Московский журнал международного права №4. 2016. C. 73-81.
16.
Мирзаев Ф.С., Пограничный спор Буркина-Фасо против Мали и его значение в определении и утверждении роли принципа uti possidetis // Евразийский юридический журнал №6 (109). 2017. С. 18-22.
17.
Полянский Н.Н., Международный Суд. Москва, Издательство Академии Наук СССР. 1951. С. 128.
18.
Тимченко Л.Д., Правопреемство государств: Опыт конца XX века. Харьков, Университет Внутренних Дел. 1999. С. 39-56.
19.
Тункин Г.И., Теория международного права. Москва, Международные отношения. 1970. С. 203-208.
20.
Шестаков Л.Н., Императивные нормы в системе современного международного права. Москва, Издательство МГУ. 1981. С. 60-69.
21.
Anglo-Norwegian Fisheries case [1951] / ICJ Reports. P. 152.
22.
Bardonnet D., Les Frontières Terrestres et la Relativité de leur Trace (1976) // Recueil des Cours № 153. Р. 9-36.
23.
Baty T, Can an Anarchy be a State? // American Journal of International Law. 1934. No. 28 (3.). P. 444-454.
24.
Boczek B.A., International Law: A Dictionary. Lamham, MD, Scarecrow Press. 2005. P. 253-254.
25.
Brownlie I., African Boundaries – A Legal and Diplomatic Encyclopaedia. London, C Hurst & Company. 1979. P. 9; 350.
26.
Burkina Faso v Mali [1986] / ICJ Reports. P. 557-583.
27.
Campinos P., L’Actualite de l’Uti Possidetis // Societe Francaise pour le Droit International, La Frontiere. 1980. P. 95-123.
28.
Corten O., Droit des peuples à disposer d’eux-memes et uti possidetis: deux faces d’une meme medaille? // RBDI № 31. 1998. P. 408.
29.
Crawford J., State Practice and International Law in Relation to State Succession // British Yearbook of International Law № 69. 1998. P. 17.
30.
Crawford J., The Creation of States in International Law. New York, Oxford University Press. 2006. P. 107
31.
Cukwurah A.O., The Settlement of Boundary Disputes in International Law. Manchester, Manchester University Press. 1967. P. 112; 114.
32.
D’Amato A., The Concept of Custom in International Law. Ithaca, NY, Cornell University Press. 1971. P. 60-63.
33.
Dias Van Dunem F.J., Les Frontiers Africaines. Unpublished PhD dissertation, Universite d’Aix-Marseille. Marseille, 1969. P. 252–267.
34.
Dinh N.Q., Daillier P. and Pellet A., Droit International Public. Paris, LGDJ. 2009. 8th edn. P. 573-637.
35.
Eastern Greenland case (Denmark v Norway) [1933] / PCIJ Series. P. 46-54.
36.
EC Yugoslav Arbitration Commission. Opinion No 3 of 11 January 1992 // Int’l Law Materials. № 31. 1992. P. 1499-1500.
37.
EC/US/USSR Declaration on Yugoslavia, The Hague, 18 Oct. 1991 // Int’l Law Materials. №67. 1991. P. 234-242.
38.
Grisbadarna case (Norway v Sweden) [1909] / PCIJ Series. P. 26.
39.
Hannum H. Re-Thinking Self-Determination // Virginia Journal of International Law №34. 1993. P. 38.
40.
Hannum H., Self-Determination, Yugoslavia, and Europe: Old Wine in New Bottles? // Tran L & Contemp Problems № 3. 1993. P. 57-73.
41.
Hasani E., Uti Possidetis Juris: From Rome to Kosovo // Fletcher Forum of World Affairs. 2003. P. 85.
42.
Hyde C.C., International Law, Chiefly As Interpreted and Applied by the United States. (Boston, Little, Brown and Company). (Vol. 1) 1945.
43.
Jennings R. and Watts A., Oppenheim’s International Law. London/New York, Longman. 1996. 9th edn. P. 669-670.
44.
Kaikobad H. Some Observations on the Doctrine of Continuity and Finality of Boundaries // British Yearbook of International Law. №54. 1983. P. 119.
45.
Lachaume J.-F. La Frontiere: Separatio / In Societe francaise pour le droit international, Colloque de Poitiers, La frontiere. Paris: Editions A.Pedone. 1980. P. 79-92.
46.
Lalonde S.N., Determining Boundaries in a Conflicted World: The Role of Uti Possidetis. Montreal, McGill Queens University Press. 2003. P. 220-226.
47.
Lauterpacht H., Oppenheim’s International Law. London, Longman. 1952. 7th edn, Vol II. P. 598-599.
48.
Malenovsky J. Problèmes Juridiques Lies a la Partition de la Tchécoslovaque // Annuaire Français de Droit International. №39. 1993. P. 328.
49.
Moore J.B., Memorandum on Uti Possidetis: Costa Rica-Panama Arbitration 1911 / Moore J.B., The collected Papers of John Bassett Moore. New Haven, Yale University Press. 1944. Vol III. P. 349-367.
50.
R Goy, L’Independence de l’Erythree // AFDI №39. 1993. P. 350.
51.
Rann of Kutch case (India v Pakistan) (including Judge Bebler’s and Chairman Lagergren’s Dissenting Opinion) [1965] / ILM №50. P. 520.
52.
Ratner S., Drawing Better Line: Uti Possidetis and the Borders of New States // American Journal of International Law № 90. 1996. P. 593-595
53.
Shaw M., International Law. Cambridge, CUP. 2008. 6th edn. P. 478
54.
Shaw M., Peoples, Territorialism and Boundaries // European Journal of International Law№ 3. 1997. P. 478-507
55.
Shaw M., The Heritage of States: The Principle of Uti Possidetis Juris Today // British Yearbook of International Law. №67. 1996. P. 88.
56.
Sorel J.M. and Mehdi R., L’Uti Possidetis Entre la Consecration Juridique et la Pratique: Essai de Reactualisation // AFDI № 11. 1994. P. 11.
57.
Temin J., ‘Secession and Precedent in Sudan’ (US Institute of Peace, 17 Nov 2010) URL: http://www.usip.org/files/resources/PB%2068%20-%20Secession%20and%20Precedent%20in%20Sudan%20and%20Africa_0.pdf
58.
UNSC Res 713 (25 Sep 1991) / UN Doc S/RES/713. P. 53.
59.
USA White House Press Release / Washington D.C., 7 Apr. 1992. P. 2
References (transliterated)
1.
Barsegov Yu.G., Territoriya v Mezhdunarodnom Prave. Moskva, Gosyurizdat. 1958. C. 231.
2.
Valeev R.M., Kurdyukov G.I., Mezhdunarodnoe pravo. Obshchaya chast'. Moskva, Izdatel'stvo Statut. 2011. S. 128-130.
3.
Vylegzhanin A.N., Kalamkaryan R.A., Mezhdunarodnyi obychai kak osnovnoi istochnik mezhdunarodnogo prava // Gosudarstvo i pravo № 6. 2012. S 78-89.
4.
Vylegzhanin A.N., Mezhdunarodnoe pravo. Moskva, Yurait. 2009. S. 93-105.
5.
Klimenko B.M. Mirnoe reshenie territorial'nykh sporov. Moskva, Mezhdunarodnye otnosheniya. 1982. S. 143.
6.
Klimenko B.M., Gosudarstvennaya territoriya: Voprosy teorii i praktiki mezhdunarodnogo prava. Moskva, Mezhdunarodnye otnosheniya. 1974. S. 18-23.
7.
Kozhevnikov F.I. Uchebnoe posobie po mezhdunarodnomu publichnomu pravu. Ocherki. Moskva, Yuridicheskoe izdatel'stvo MYu SSSR. 1947. S.32-34.
8.
Kolosov Yu.M., Kuznetsov V.I., Mezhdunarodnoe pravo. Moskva, Mezhdunarodnye otnosheniya. 1995. S. 17-24.
9.
Koretskii V.M., Obshchie printsipy prava v mezhdunarodnom prave. / Pod red.: Krylova S.B. Izdatel'stvo AN USSR, Kiev. 1957. S. 3-38
10.
Lukashuk I.I., Mezhdunarodnoe pravo. Obshchaya chast'. Moskva, Volters Kluver. 2005. S. 103-128.
11.
Mirzaev F, Aktual'nye problemy izmeneniya gosudarstvennykh granits v mezhdunarodnom prave: teoriya i praktika. Monografiya. Baku, Qanun. 2004. S. 29-42.
12.
Mirzaev F., Printsip uti possidetis v sovremennom mezhdunarodnom prave i ego primenenie na postsovetskom prostranstve: Teoriya i praktika // Pravo i Politika. № 6(54). 2004. S. 43-53.
13.
Mirzaev F., Printsip uti possidetis: istoriya zarozhdeniya // Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. №4(96). 2014. S. 56-72.
14.
Mirzaev F., Obzor kriticheskikh vzglyadov na printsip uti possidetis // Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava № 2. 2015. S 56-77.
15.
Mirzaev F., Primenenie printsipa uti possidetis na afrikanskom kontinente // Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava №4. 2016. C. 73-81.
16.
Mirzaev F.S., Pogranichnyi spor Burkina-Faso protiv Mali i ego znachenie v opredelenii i utverzhdenii roli printsipa uti possidetis // Evraziiskii yuridicheskii zhurnal №6 (109). 2017. S. 18-22.
17.
Polyanskii N.N., Mezhdunarodnyi Sud. Moskva, Izdatel'stvo Akademii Nauk SSSR. 1951. S. 128.
18.
Timchenko L.D., Pravopreemstvo gosudarstv: Opyt kontsa XX veka. Khar'kov, Universitet Vnutrennikh Del. 1999. S. 39-56.
19.
Tunkin G.I., Teoriya mezhdunarodnogo prava. Moskva, Mezhdunarodnye otnosheniya. 1970. S. 203-208.
20.
Shestakov L.N., Imperativnye normy v sisteme sovremennogo mezhdunarodnogo prava. Moskva, Izdatel'stvo MGU. 1981. S. 60-69.
21.
Anglo-Norwegian Fisheries case [1951] / ICJ Reports. P. 152.
22.
Bardonnet D., Les Frontières Terrestres et la Relativité de leur Trace (1976) // Recueil des Cours № 153. R. 9-36.
23.
Baty T, Can an Anarchy be a State? // American Journal of International Law. 1934. No. 28 (3.). P. 444-454.
24.
Boczek B.A., International Law: A Dictionary. Lamham, MD, Scarecrow Press. 2005. P. 253-254.
25.
Brownlie I., African Boundaries – A Legal and Diplomatic Encyclopaedia. London, C Hurst & Company. 1979. P. 9; 350.
26.
Burkina Faso v Mali [1986] / ICJ Reports. P. 557-583.
27.
Campinos P., L’Actualite de l’Uti Possidetis // Societe Francaise pour le Droit International, La Frontiere. 1980. P. 95-123.
28.
Corten O., Droit des peuples à disposer d’eux-memes et uti possidetis: deux faces d’une meme medaille? // RBDI № 31. 1998. P. 408.
29.
Crawford J., State Practice and International Law in Relation to State Succession // British Yearbook of International Law № 69. 1998. P. 17.
30.
Crawford J., The Creation of States in International Law. New York, Oxford University Press. 2006. P. 107
31.
Cukwurah A.O., The Settlement of Boundary Disputes in International Law. Manchester, Manchester University Press. 1967. P. 112; 114.
32.
D’Amato A., The Concept of Custom in International Law. Ithaca, NY, Cornell University Press. 1971. P. 60-63.
33.
Dias Van Dunem F.J., Les Frontiers Africaines. Unpublished PhD dissertation, Universite d’Aix-Marseille. Marseille, 1969. P. 252–267.
34.
Dinh N.Q., Daillier P. and Pellet A., Droit International Public. Paris, LGDJ. 2009. 8th edn. P. 573-637.
35.
Eastern Greenland case (Denmark v Norway) [1933] / PCIJ Series. P. 46-54.
36.
EC Yugoslav Arbitration Commission. Opinion No 3 of 11 January 1992 // Int’l Law Materials. № 31. 1992. P. 1499-1500.
37.
EC/US/USSR Declaration on Yugoslavia, The Hague, 18 Oct. 1991 // Int’l Law Materials. №67. 1991. P. 234-242.
38.
Grisbadarna case (Norway v Sweden) [1909] / PCIJ Series. P. 26.
39.
Hannum H. Re-Thinking Self-Determination // Virginia Journal of International Law №34. 1993. P. 38.
40.
Hannum H., Self-Determination, Yugoslavia, and Europe: Old Wine in New Bottles? // Tran L & Contemp Problems № 3. 1993. P. 57-73.
41.
Hasani E., Uti Possidetis Juris: From Rome to Kosovo // Fletcher Forum of World Affairs. 2003. P. 85.
42.
Hyde C.C., International Law, Chiefly As Interpreted and Applied by the United States. (Boston, Little, Brown and Company). (Vol. 1) 1945.
43.
Jennings R. and Watts A., Oppenheim’s International Law. London/New York, Longman. 1996. 9th edn. P. 669-670.
44.
Kaikobad H. Some Observations on the Doctrine of Continuity and Finality of Boundaries // British Yearbook of International Law. №54. 1983. P. 119.
45.
Lachaume J.-F. La Frontiere: Separatio / In Societe francaise pour le droit international, Colloque de Poitiers, La frontiere. Paris: Editions A.Pedone. 1980. P. 79-92.
46.
Lalonde S.N., Determining Boundaries in a Conflicted World: The Role of Uti Possidetis. Montreal, McGill Queens University Press. 2003. P. 220-226.
47.
Lauterpacht H., Oppenheim’s International Law. London, Longman. 1952. 7th edn, Vol II. P. 598-599.
48.
Malenovsky J. Problèmes Juridiques Lies a la Partition de la Tchécoslovaque // Annuaire Français de Droit International. №39. 1993. P. 328.
49.
Moore J.B., Memorandum on Uti Possidetis: Costa Rica-Panama Arbitration 1911 / Moore J.B., The collected Papers of John Bassett Moore. New Haven, Yale University Press. 1944. Vol III. P. 349-367.
50.
R Goy, L’Independence de l’Erythree // AFDI №39. 1993. P. 350.
51.
Rann of Kutch case (India v Pakistan) (including Judge Bebler’s and Chairman Lagergren’s Dissenting Opinion) [1965] / ILM №50. P. 520.
52.
Ratner S., Drawing Better Line: Uti Possidetis and the Borders of New States // American Journal of International Law № 90. 1996. P. 593-595
53.
Shaw M., International Law. Cambridge, CUP. 2008. 6th edn. P. 478
54.
Shaw M., Peoples, Territorialism and Boundaries // European Journal of International Law№ 3. 1997. P. 478-507
55.
Shaw M., The Heritage of States: The Principle of Uti Possidetis Juris Today // British Yearbook of International Law. №67. 1996. P. 88.
56.
Sorel J.M. and Mehdi R., L’Uti Possidetis Entre la Consecration Juridique et la Pratique: Essai de Reactualisation // AFDI № 11. 1994. P. 11.
57.
Temin J., ‘Secession and Precedent in Sudan’ (US Institute of Peace, 17 Nov 2010) URL: http://www.usip.org/files/resources/PB%2068%20-%20Secession%20and%20Precedent%20in%20Sudan%20and%20Africa_0.pdf
58.
UNSC Res 713 (25 Sep 1991) / UN Doc S/RES/713. P. 53.
59.
USA White House Press Release / Washington D.C., 7 Apr. 1992. P. 2