Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2127,   статей на доработке: 286 отклонено статей: 924 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Международная передача технологий в сфере рационального лесопользования: международно-правовые основы (Работа выполнена в рамках поддержанного РФФИ научного проекта № 17-03-00400)
Шугуров Марк Владимирович

доктор философских наук

профессор, кафедра международного права, Саратовская государственная юридическая академия

410056, Россия, г. Саратов, ул. Вольская, 1, оф. 621

Shugurov Mark Vladimirovich

Doctor of Philosophy

Professor at the Department of International law of Saratov State Law Academy

410056, Russia, Saratov, ul. Vol'skaya, 1, office 621

shugurovs@mail.ru
Аннотация. Предметом исследования статьи является совокупность международных обязательств разной юридической силы в сфере международного сотрудничества по передаче технологий в целях рационального (неистощительного) лесопользования в контексте реализации стратегии устойчивого развития. Автор подробно останавливается на общесистемных проблемах рационального лесопользования и тех проблемах, с которыми особенно сталкиваются развивающиеся страны, а именно - с необходимостью формирования и развития технологического потенциала, позволяющего сбалансировать экономическое, экологическое и социальные измерения развития. Большое внимание уделяется развитию международной политики в сфере передачи экологически чистых технологий в лесном секторе, содержательные рамки которой задают международно-правовые обязательства, представленные в положениях, содержащихся в международных программно-стратегических и договорных источниках. Доказано, что особенностью международной лесной политики является ее межсекторальность, что предопределяет особенность международного режима передачи соответствующих технологий. Методологической основой работы выступил системный метод, который позволил реконструировать многообразный комплекс международно-правовых основ международной передачи лесных технологий, представляющий собой способ решения проблем в сфере перехода к неистощительному лесопользованию. Помимо этого использовался принцип историзма, который позволил проследить эволюцию политики международной передачи технологии в лесном секторе. Сравнительный метод был положен в основу анализа специфики международного режима передачи лесных технологий в сопоставлении с международной передачей технологии в других секторах, на которые распространяется повестка дня в сфере устойчивого развития. Новизна проведенного исследования заключается в том, что в нем впервые в системной форме проведен анализ международно-правовых основ международной политики по передаче лесных технологий. Особым вкладом автора является вывод о необходимости усиления внимания к вопросам научных исследований, а также разработки и передаче в рамках Международного механизма по лесам и особенно - Форума ООН по лесам. Помимо этого особое значение имеет положение о необходимости конвергенции новых технологий, с одной стороны, и традиционных знаний, которыми обладают коренные народы, - с другой.
Ключевые слова: лесопользование, устойчивое развитие, развивающиеся страны, изменение климата, экологически чистые технологии, научно-техническое сотрудничество, формирование потенциала, лесозаготовка, биотехнологии, Форумм по лесам
DOI: 10.7256/2453-8809.2017.3.23719
Дата направления в редакцию: 27-07-2017

Дата рецензирования: 30-07-2017

Дата публикации: 20-10-2017

Abstract. The research subject is the set of international legal obligations in the sphere of international cooperation in transfer of technologies for sustainable forest management in the context of realization of the sustainable development strategy. The author considers the general system problems of sustainable forest management and the problems faced by developing countries, particularly – the need to form and develop technological potential, which helps harmonize economic, ecological and social dimensions of development. Special attention is given to the development of international politics in the sphere of transfer of eco-friendly technologies in forest management. It is based on international legal obligations contained in international program strategical sources and agreements. The author proves that intersectoral nature of international forest policy is its peculiarity. It determines the peculiarities of international transfer of the related technologies. The research methodology is based on the system approach, which helps reconstruct the diverse set of international legal principles of international transfer of forest technologies. These principles solve the problems of transition to sustainable use of forests. Besides, the author uses the principle of historicism, which helps study the evolution of policy of international transfer of technology in the forest sector. The author uses the comparative method to analyze the specificity the international regime of transfer of forest technologies compared to the international transfer of technology in other sectors included in the sustainable development agenda. The scientific novelty of the work consists in the analysis of international legal principles of international politics in transfer of forest technologies. The author’s special contribution is the conclusion about the need to focus on the issues of scientific research and development and transfer within the International Arrangement on Forests and especially the UN Forum on Forests. The author emphasizes the importance of convergence of new technologies, on the one hand, and the traditional knowledge of indigenous people, on the other. 

Keywords: scientific and technological cooperation, eco-friendly technologies , climate change, developing countries, sustainable development, forest management, capacity building, logging, biotechnology, Forum on forests

К одному из секторов, на которые распространяется глобальная повестка в сфере перехода к устойчивому развитию, относится рациональное использование, сохранение и развитие лесов, являющихся наиболее продуктивной экосистемой, на которую приходится 80% разнообразия всех растений и животных. Вследствие этого лес обеспечивает многочисленные блага экономического, экологического и социального характера. Однако в настоящее время высокопродуктивные лесные ландшафты испытывают чрезмерное воздействие, связанное с интенсивным сельским хозяйством, энергетикой, добычей полезных ископаемых. Данные истощительные практики, позволяя решать одни социально-экономические проблемы, усугубляют другие, в частности, экологические из-за нарушения экосистемного равновесия.

К основным проблемам лесоуправления относятся – устаревшие технологии и методы лесопользования, незаконная деятельность, снижение качества сырьевых ресурсов леса, природоохранных функций, биоразнообразия, а также конфликтные ситуации между коренным населением и лесопользователями [1]. Многие страны, особенно развивающиеся, продолжают сталкиваться с значительными трудностями на пути прогресса в деле обеспечения устойчивого использования всех видов лесов, а также древонасаждений за пределами лесных массивов. Причина этого – ограниченный потенциал и дефицит ресурсов, в том числе технологических. Одним из инструментов восполнения данного дефицита выступает международный трансфер (передача) технологий, международные отношения в сфере которого базируются на динамично развивающихся международно-правовых основах, представляющих собой как строгие международно-правовые обязательства договорного характера, так и международно-правовые обязательства политико-правового характера.

1.Общесистемные проблемы рационального лесопользования. Ввиду признания лесных ресурсов в качестве глобального блага в течение последних тридцати лет на международном и региональных уровнях были предприняты усилия по координации национальных политик, проводимых государствами в лесной сфере, с тем чтобы совместно решать указанные проблемы. Вполне можно говорить о достигнутом прогрессе в формировании политической воли и согласовании подходов в масштабах всего мира по распространению концепции и практики неистощительного лесопользования и устойчивого лесоуправления как важнейших факторов перехода к устойчивому развитию и достижению его целей. Указанная концепция нацелена на сохранение и повышение экономической, социальной и экологической ценности лесов на благо нынешнего и будущих поколений.

Цель международного сотрудничества – осуществление координации мер и инициатив, предпринимаемых на региональном и национальном уровнях. Как следствие, достигнутый консенсус в отношении понимания значения лесов для жизни человечества нашел свое выражение в целой серии международных документов разной юридической силы, а также механизмах и формах международного сотрудничества в данной сфере, направленного на развитие и распространение рациональных моделей лесного хозяйства(неистощительного ведения лесного хозяйства), предполагающих использование таких технологий, которые позволяют совместить подход к лесу как источнику природных ресурсов для сельского хозяйства и промышленности и одновременно как к экосистеме.

К числу важнейших достижений относится институционализация международного сотрудничества в рассматриваемой сфере в виде функционирующего специального Международного механизма по лесам, сотрудничающего с рядом международных организаций и программ. Данный механизм основан на мультистейкхолдерском подходе, предполагающем участие всех заинтересованных сторон. Его основным звеном, помимо Совместного партнерства по лесам, Целевого фонда и т.д., является Форум ООН по лесам, учрежденный в 2000 году и предполагающий выполнение функций, сформулированных Экономическим и социальным Советом ООН (далее – ЭКОСОС) [2]. Деятельность Форума, эволюция его повестки и направления повышения эффективности его деятельности вызывают большой интерес в экспертной среде [3, c. 78]. Одновременно не следует забывать о том, что важное значение в рамках международного сотрудничества в сфере лесов принадлежит Организации ООН по продовольствию и сельскому хозяйству (далее – ФАО), которая выступает в качестве Председателя Совместного партнерства по лесам. Помимо вопросов продовольственной безопасности и сельского хозяйства она также занимается на межсекторальной основе проблемами устойчивого управления лесами.

Одной из важнейших форм международного сотрудничества в рассматриваемой области, помимо финансового и информационного, является научно-техническое и инновационное сотрудничество (далее – МИНТС). Его значение трудно переоценить, так как рациональные модели управления лесами, а также рациональные модели лесопользования не только основаны на научных знаниях, но и предполагают использование целого спектра экологически обоснованных технологий, имеющих межсекторальный характер. Они нацелены на такое удовлетворение потребностей в топливе, жилье, продовольствии, корме для животных и т.д., которые были бы согласованы с задачами по сохранению, восстановлению лесов и их развитию. Следовательно, комплекс лесных технологий включает в себя методы по восстановлению лесных экосистем и лесных массивов, предотвращению обезлесения и деградации лесных земель, защите лесов от вредного воздействия загрязнений и т.д. В их число входят не только технологии лесовосстановления, но и технологии лесозаготовки. В этой связи меры, принимаемые на национальном, региональном и международном уровне, предполагают поощрение разработки, передачи, распространения и внедрения данных технологий.

Если непосредственно говорить о такой форме МИНТС, как международная передача технологии, которая в случае распространения технологии на коммерческой основе является формой международного экономического сотрудничества, то она предусмотрена в соответствующих международных политико-правовых документах, в том числе относящихся к сфере устойчивого управления лесами, а также в международных договорах, релевантных данной сфере сотрудничества. Ее цель заключается в обеспечении соответствующей технологической базы устойчивого управления лесами, особенно в развивающихся странах. Отсюда вместе с другими формами передача технологии может рассматриваться в качестве каталитического фактора перехода развивающихся государств к устойчивым моделям лесопользования.

Международно-правовые основы политики в сфере международной передачи технологии в целях внедрения рационального лесопользования характеризуются комплексным характером. Во-первых, это сочетание положений источников международного «мягкого» и «твердого» права [4], что, собственно, является общим для международно-правового регулирования отношений в различных сферах международного сотрудничества. Во-вторых, комплексность на уровне международно-договорных отношений заключается в том, что приотсутствии основополагающего международного договора по лесам международные отношения в данной сфере, включая передачу технологии, регулируются положениями международных договоров, таких как Конвенции ООН о биоразнообразии 1992 г., Рамочной конвенции ООН по изменению климата 1992 г. и Киотского Протокола к нему 1997 г., Парижского соглашения по климату 2015 г., Международным соглашением по тропической древесине 2006 г., Международной конвенции по борьбе с опустыниванием 1994 г., Международной конвенции по защите растений 1997 г. и т.д. Все это демонстрирует межсекторальный характер данного направления сотрудничества. Также нет сомнений по поводу того, что именно данные международные договоры являются теми международными обязательными документами, с которыми должны согласовываться документы политического характера, о чем как раз говорится в резолюции ЭКОСОС 2000/35 от 18 октября 2000 г.

В-третьих, в систему международно-правовых основ устойчивого лесопользования входят источники «мягкого» международного права, в которых сформулированы международные обязательства политического характера и которые представлены документами в области устойчивого развития, специальными документами в рамках Международного механизма по лесам, а также документами, принятыми организационными структурами соответствующих конвенций, например, Конвенции о биоразнообразии. По своему функциональному назначению они предназначены для определения рамочных основ и ориентирующих направлений для принятия мер на международном, региональном и национальном уровне, а также согласованы с положениями международных документов и в свою очередь поощряют надлежащее выполнение договорных обязательств, которые при этом подлежат конкретизации (особенно в документах, выработанных конвенционными механизмами). Данные акты также включают политико-правовые обязательства по содействию передаче технологии на международном и национальном уровне. Если говорить в целом, тоположения, содержащиеся в разных источниках международного права, предусматривают обязательства разной юридической силы по международной передаче технологии, но зачастую без конкретизации ее видовой специфики.

При рассмотрении международно-правовых основ международной передачи лесных технологий необходимо исходить из межсекторального характера рассматриваемой сферы в целом и рациональных моделей лесопользованияв частности.В настоящее время достигнуто понимание того, что неистощительное (устойчивое и рациональное ведение) ведение лесного хозяйства содействует переходу к устойчивому развитию не только государств, обладающих лесными ресурсами, но и всего человечествав связи, например, с прямым и обратным соотношением лесов и изменений климата, лесов и сохранения биоразнообразия. Длительное время отсутствие такого понимания, а также акцент на принципе суверенного права государств над своими ресурсами были главными причинами блокирования процесса согласования единого международного договора по лесам.

Однако вполне очевидно, что лес производит особого рода блага, в настоящее время имеющие глобальный характер, а именно обеспечивает биоразнообразие и содействует устойчивости климата. Сходная точка зрения высказывается и в литературе. В частности, отмечается, что эколого-экономический доход от использования многообразных функций леса «превышает прямой доход от производственной деятельности в сфере лесопользования» [5, c. 411-412].По этой причине вклад лесов в устойчивое развитие должен рассматриваться с широкой точки зрения, включая потенциал леса для развития устойчивого туризма. Это находит свое проявление впризнании, во-первых, важности лесов для сохранения и устойчивого использования биоразнообразия, а, во-вторых, для предотвращения изменения климата и смягчения его последствий [6]. Из этого следует, что вопросы лесной политики рассматриваются не только в рамках Международного механизма по лесам, но и в рамках смежных механизмов международного сотрудничества в сфере биоразнообразия и климата. В данном случае прослеживается установка на синергетический эффект от принимаемых мер, принимаемых в разных, но тематически связанных сферах международного сотрудничества.

В контексте межсекторальной связи между лесами и биоразнообразием следует указать на Канкунскую декларацию по актуализации тематики сохранения и устойчивого использования биоразнообразия для благополучия людей (3 декабря 2016 г.), принятой на 13-ой Конференции Сторон в Канкуне (Мексика, 4 – 17 декабря 2016 г.) [7]. В данной декларации затрагиваются вопросы сохранения биоразнообразия лесов. Нельзя не указать и на решение XIII/7 «Биоразнообразие лесов» [8], также принятое на 13-ой Конференции Сторон данной Конвенции. В нем уделяется повышенное внимание усилению взаимодействия между конвенциями, связанными с лесами.

Если цели политики в сфере лесов и политики в сфере биоразнообразия изначально совпадали, то цели климатической политики и лесной политики подчас расходились. Как указывает Е.М. Гордеева, существовал юридический конфликт между нормами и целями двух режимов [9, c. 72]. Действительно, устойчивое развитие предполагает «зеленую» экономку, в которой лес рассматривается как сырьевая база возобновляемой энергетики. Поэтому политика в области климата длительное время стимулировала интенсивное использование древесины в качестве популярного источника возобновляемой энергии, например, для отопления, тогда как «Международное соглашение по лесам» 2007 г., напротив, нацелено на претворение глобальной цели по обращению вспять повсеместной тенденции к утрате лесного покрова.

Однако нельзя не заметить произошедших изменений в климатической политике, имеющих своей целью гармонизацию двух режимов. Так, на Климатическом саммите ООН 2014 г. была принята Нью-Йоркская декларация по лесам и План действий (23 сентября 2014 г.). Интересно отметить, что помимо цели построения к 2050 году мировой энергетики без выбросов углекислого газа, была поставлена цель сохранения лесов. Включение в климатическую повестку дня лесного фактора основано на научных данных о том, что леса представляют собой ключевое звено в цепочке углеродного обмена между, с одной стороны, земными экосистемами, а с другой – атмосферой. Леса обладают весомым потенциалом по сокращению масштабов бедствий. Поэтому быстрые темпы обезлесение, вызванные самими разными причинами – вырубкой, деградацией лесных массивов и, наконец, пожарами – вызывает тревогу всего международного сообщества именно в этом контексте. По подсчетам экологов, исчезновение около 13 млн га леса ежегодно способствует образованию до 20% годового глобального объема выбросов парниковых газов.

Конечно, согласно современным научным данным, наибольшее количество углекислого газа поглощает мировой океан, тем не менее никто не умаляет накопительную функцию лесов. Поэтому участники Саммита 2014 года приняли обязательство к 2020 году сократить в два раза потери лесов в связи с развитием сельского хозяйства (производство пальмового масла, сои, мяса), а к 2030 году – остановить эту тенденцию, в том числе с помощью лесонасаждений, развития различных альтернатив обезлесению(агролесоводство, производства топлива из лесных материалов), восстановления лесов на деградированных землях. В результате в Нью-Йоркской декларации содержится призыв к восстановлению более 350 млн гектаров лесов и лесонасаждений.

Как мы уже отмечали, в настоящее время со стороны сельскохозяйственного сектора оказывается серьезная нагрузка на леса, приводящая к обезлесению. Это наблюдается преимущественно в Южной Америке. В этом случае заявляет о себе новый аспект межсекторальности, а именно – «леса и сельское хозяйство». В настоящее время здесь накопился целый блок проблем. Он предопределен тем, что интенсивное ведение сельского хозяйства, которое стало основой «зеленой» революции, как оказалось, имеет губительные экологические последствия, в том числе в отношении лесов. Данные последствия представляют собой обезлесение вследствие расширения сельскохозяйственных угодий, а достижение цели обеспечения расширенного производства продовольствия, в конечном счете, сокращает потенциал лесов для сохранения устойчивости климата, что далее приводит вследствие климатических изменений к проблемам в самом сельском хозяйстве. В результате задача перехода к устойчивым моделям сельского хозяйства предполагает бережное отношение к лесам, но и одновременно – учет последних как важного фактора устойчивого ведения сельского хозяйства. Это особенно важно в ситуации, когда длительное время лесная и сельскохозяйственная политики практически не согласовывались друг с другом.

На данный аспект было обращено внимание в ежегодном докладе ФАО «Состояние лесов мира (СОФО) – 2016» [11]. Как было отмечено в Докладе, лес и деревья сохраняют почву и стабилизируют климат, регулируют водосток, т.е. играют важную роль в круговороте воды в природе, связывают углерод, дают тень и укрытие, создают ареал обитания для опылителей и естественных врагов сельскохозяйственных вредителей. В дополнение к этому было указано на то, что леса вносят неоценимый вклад в обеспечение продовольственной безопасности сотен миллионов людей, так как являются для них важным источником питания, энергии и дохода. Одновременно надо понимать, что не только лес сам по себе, но и устойчивое лесопользование выступает фактором устойчивости сельского хозяйства.

В Докладе на примере ряда стран, таких как Вьетнам, Грузия, Чили и др., было показано, что повышения продуктивности сельхозпроизводства и укрепления продовольственной безопасности можно добиться и без сокращения лесных площадей и одновременно с этим даже обратить вспять процесс обезлесения. В качестве инструмента такой гармонизации было указано комплексное планирование землепользованием, являющегося ключевым условием, позволяющим обеспечить баланс между различными видами землепользования и совместить устойчивое развитие лесного хозяйства и устойчивое развитие сельского хозяйства.

По этой причине повышенное внимание стало уделяться такому направлению как агролесоводство, призванного повышать продовольственную безопасность в сельских общинах. Кстати говоря, у местных общин имеется определенный опыт неистощительного агролесоводства. Так, на уровне местных общин женщины не только занимаются сбором древесного топлива, но и практикуют методы высадки лесных культур вместо сельскохозяйственных не только с целью расширения ресурсной базы, но и в экологических, экосистемных целях повышения плодородия лесных почв, защиты от сельскохозяйственных вредителей.

2.Вопросы регулирования международной передачи лесных технологий в программно-стратегических документах в сфере устойчивого развития. В связи с тем, что неистощительное ведение лесного хозяйства способно повысить ценность лесных ресурсов и их значимость для устойчивого развития, данные вопросы оказались в повестке работы Конференции по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992) и принятых на ней документах. В дальнейшем лесная проблематика стала постоянной темой саммитов не только по устойчивому развитию [12], но и саммитов по развитию как таковому, связанных с достижением Целей развития тысячелетия.

Если обратиться к документам второго рода саммитов, в частности к абз. 2 п. 23 Декларации тысячелетия ООН [13], то здесь можно заметить подтверждение намерения «придерживаться во всей нашей экологической деятельности новой этики бережного и ответственного отношения природе и для начала заявляем о своей решимости …активизировать наши коллективные усилия по лесоустройству, сохранению всех типов лесов и устойчивому развитию лесного хозяйства».

Усиление мер по сохранению, рациональному использованию и освоению всех видов лесов на благо нынешнего и будущих поколений было предусмотрено в подп. j п. 56 Итогового документа саммита 2005 г. [14], в котором предусматривалась активизации международного сотрудничества с той целью, чтобы лесное хозяйство могло бы в полной мере способствовать достижению как целей в области развития, согласованных на международном уровне, так и целей, сформулированных в Декларации тысячелетия. Одновременно было указано на необходимость полного учета взаимосвязей лесного хозяйства с другими секторами.

Аналогичным образом в подп. d) п. 71 Итогового документа пленарного заседания высокого уровня Генеральной Ассамблеи ООН 2010 года, посвященного целям в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия [15], была высказана политическая приверженность действиям на всех уровнях по эффективному осуществлению глобальных задач в отношении леса и устойчивого лесопользования всеми видами леса. В качестве цели были указано сокращение масштабов утраты лесного покрова и улучшение условий жизни всех тех, кто зависит от лесов. В качестве инструментов достижения данной цели указано следующее: разработка всеобъемлющего и более эффективного подхода к финансированию мероприятий, в соответствии с мандатом Форума по лесам; вовлечение местных и коренных общин и других соответствующих заинтересованных сторон в решение вопросов лесопользования; поощрение благого управления на национальном и международном уровне; улучшение международного сотрудничества в целях устранения угроз, которые исходят от незаконных видов деятельности.

Если переходить к анализу документов в сфере устойчивого развития, то принятая на конференции в Рио-де-ЖанейроПовестка дня на XXI век [16] включила специальную главу 11 «Борьба с обезлесением», предусматривающую целый ряд программным областей, достижение целей которых предусматривает не только разработку и использование соответствующих технологий (11.7, 11.25.b), но и их международную передачу (11.5, 11.17). Помимо этого, в п. 27.f Главы 14, которая посвящена вопросам устойчивого ведения сельского хозяйства, предусматривается принятие эффективных мер в целях поощрения участия фермеров в рациональном использовании лесов, в том числе в выращивании деревьев (фермерское лесоводство) в качестве возможного варианта восстановления лесных ресурсов.

В Программе выполнения Повестки дня на XXI век [17] конкретизацией приверженности политике устойчивого лесопользования выступило укрепление международного сотрудничества в сфере предоставления финансовых ресурсов, создании потенциала, проведения научных исследований и передачи технологии (п. 41.с).

План выполнения решений Йоханнесбургского саммита по устойчивому развитию 2002 г. [18] предусматривает незамедлительное принятие мер «на национальном и международном уровнях к поощрению и облегчению путей обеспечения устойчивого процесса заготовки древесины и способствовать процессу предоставления финансовых ресурсов и передаче и разработке экологически безопасных технологий, решая тем самым проблемы неустойчивости процесса заготовки древесины» (подп. d) п. 45).Особенностью данного обязательства, если исходить из контекста данного положения, является то, что речь идет именно о передаче технологий деревозаготовки, которые должным быть экологически чистыми.

Обращает на себя внимание то, что в Итоговом документе Конференции ООН по устойчивому развитию 2012 г. «Рио+20» [19]содержатся аналогичные положения, как и в Программе выполнения Повестки дня на XXI век в отношении форм международного сотрудничества в сфере рационального лесопользования, включая передачу технологии. Однако заметны некоторые новые нюансы в формулировках. Так, в п. 193 раздела «Леса» речь идет не просто о передаче технологий, а о передаче экологически «чистых» технологий в составе активизации сотрудничества по другим направлениям, таким как финансирование, торговля, наращивание потенциала и благое управление в целях реализации принципа неистощительного землепользования. Помимо это указано на необходимость обеспечения содействия реализации прав землевладельцев. В результате, как видится, отсюда вполне ясно, что результативность передачи технологии зависит от прогресса в других смежных направлениях.

Отличительной чертой Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года (далее – Повестка-2030) [20]является то, чтов ней в отличие от ранее принятых документов в сфере устойчивого развития не содержится отдельного раздела посвящено лесам. Данная проблематика рассматривается в п. 15.2. в составе Цели 15 «Защита и восстановление экосистем суши и содействие их рациональному использованию, рациональное лесопользование, борьба с опустыниванием, прекращение и обращение вспять деградации земель, прекращение утраты биологического разнообразия». Во многом это связано с особенностью данного документа, предназначение которого – постановка конкретных целей и показателей. Что касается лесов, то была поставлена задача содействовать к 2020 году внедрению методов рационального использования всех типов лесов, обращения вспять процессов обезлесения, а также восстановления деградировавших лесов, в том числе посредством увеличения масштабов лесонасаждений и лесовосстановления повсеместно во всем мире. О расширении и поощрении международной передачи технологий для решения этой задачи не говорится, но это оправдано тем, что в рамках Цели 17, посвященной укреплению Глобального партнерства, в качестве средств достижения всех целей и решения конкретных задач, помимо финансирования и формирования потенциала, указан глобальный механизм передачи технологий.

3.Регулирование международной передачи лесных технологий в политико-правовых документах в сфере устойчивого лесопользования. Если переходить к анализу положений о передаче технологий в специальных политико-правовых документах, относящихся к лесам, то необходимо начать с Принципов лесоводства 1992г. [21] Это первое соглашение международного характера в отношении лесов, в котором отмечается не только то, что леса удовлетворяют материальные потребности, но и культурные и духовные потребности человечества. Принцип 1b предусматривает, что «согласованные совокупные приростные издержки получения благ, связанных с сохранением и устойчивым развитием лесов, требуют активизации международного сотрудничества и должны справедливо распределяться между всеми членами международного сообщества». В данном документе также есть положения о передаче технологии. Как известно, международная передача технологии в развивающиеся государства, сопряженная с предоставлением новых финансовых ресурсов со стороны развитых стран, в конечном счете, содействует наращиванию национального и местного потенциала в сфере устойчивого управления лесами.

Поскольку передача технологии должна открывать доступ к данным технологиям в целях их использования, то вп. 11 Принципов указывается, что поощрение, облегчение и финансирование доступа развивающихся стран к экологически безопасным технологиям и соответствующим техническим знаниям на благоприятных, в том числе на льготных и преференциальных условиях, по взаимной договоренности (т.е. на взаимно согласованных условиях), и их передача в соответствии с положениями Повестки дня на XXI век означает предоставление возможности развивающимся странам укрепить свой потенциал и повыситm качество рационального использования, сохранения и развития их лесных ресурсов. Таким образом передача технологии в развивающиеся станы должна соответствовать целому ряду принципов международной передачи технологии – не только передаче на согласованных условиях, но и передаче безопасных технологий.

Вместе с тем нельзя не указать и на то, что международно-правовой режим передачи технологий, в частности, биотехнологии, неразрывно связан с международно-правовым режимом доступа к генетическим ресурсам.Так, в п. 8.g) Принципов лесоводства указывается, что вопрос о доступе к биологическими ресурсам, включая генетические материалы, следует рассматривать не только с должным учетом суверенных прав государств, располагающих лесами, но и с учетом необходимости передачи технологии на взаимосогласованных условиях технологи. Это означает, по сути, связь обязательств развивающихся стран обеспечивать доступ развитых государств в лице их контрагентов к биоресурсам своих лесов и обязательств развитых стран активно передавать им технологии, которые в том числе могут раскрыть новые полезные свойства лесных биоресурсов. Кстати говоря, такая логика прослеживается в положениях Конвенции ООН по биоразнообразию и означает не только справедливое распределение выгод от использования генетических ресурсов, но и от использования знаний и технологий.

Акцент на передаче технологии был также поставлен в таком документе стратегического характера, как «Не имеющем обязательной юридической силы документе по всем видам лесов» («Международное соглашение по лесам») – разработанного Форумом ООН по лесам и утвержденным ЭКОСОС в 2007 г. [22]. Данное Соглашение представляет собой совокупность согласованны на международном и национальном уровнях мер и стратегий для укрепления системы управления лесными ресурсами, технического и организационного потенциала, политики и нормативно-правовой базы, инвестиций в лесной сектор и участия заинтересованных сторон. В соответствие с п. 8 Резолюцией ЭКОСОС 2015/33 «Международный механизм по лесам в период после 2015 года» Международное соглашение было переименовано в «Документ ООН по лесам» [23].

Особенностью данного документа является то, что он ввиду отсутствия единой международной конвенции по лесам не только соотносится к ключевыми международными документами программно-стратегического характера в области перехода к устойчивому развитию, но и с общей повесткой развития, цели которого были закреплены в Декларации тысячелетия. В последнем случае говорится о вкладе неистощительного лесного хозяйства в достижение согласованных целей развития (например, сокращение масштабов нищеты), являющихся одновременно целями различных форм международного сотрудничества, включая передачу технологий.

Это объясняется тем, что система согласованных целей устойчивого развития к тому времени еще не была выработана, а повестка в области устойчивого развития вплоть до 2015 года существовала параллельно с повесткой развития в целом. Согласно п. 44.а резолюции 2015/33 ЭКОСОС ссылка на цели развития была заменена ссылкой на цели устойчивого развития. С нашей точки зрения, данный документ ввиду проблематичности согласования и принятия международной конвенции по лесам (а такой договор не принят даже на уровне Европейского региона) обладает повышенной авторитетностью и является наиболее значимой основой для координации лесной политики на международном, региональном и национальном уровне.

Значение данного документа также заключается, как в напоминании о необходимости разработки и применения критериев и индикаторов неистощительного лесопользования, так и в определении принципов и глобальных целей в отношении лесов. С нашей точки зрения, глобальные цели (расширение площадей охраняемых лесов, борьба с деградацией лесов и т.д.) могут рассматриваться в качестве целей использования комплекса лесных технологий и, соответственно, их международной передачи. Также, как и в международных инструментах разной юридической силы, в международных актах в сфере лесной политики не указывается о передаче каких технологий идет речь. Но поскольку данная политика имеет межсекторальный характер и в качестве ее международно-правовых основ выступает, например, Конвенция ООН о биоразнообразии, то это позволяет говорить о существовании детализированных международно-правовых режимах передачи технологии, в частности биотехнологии.

В преамбуле «Международного соглашения по лесам» было подчеркнуто, что эффективное внедрение принципа неистощительного ведения сельского хозяйства (распространение модели неистощительного лесопользования в целом) возможно только на основе достаточных и адекватных ресурсов, включая финансовые, а также от наращивания потенциала и передачи экологически чистых технологий. Таким образом здесь мы еще раз убеждаемся в необходимости обеспечения кумулятивного эффекта от взаимосвязи форм международного сотрудничества, в число которых также необходимо включить международное сотрудничество в сфере исследований и разработок. По нашему мнению, в этом контексте следует говорить не только о наращивании финансовых ресурсов и их предоставлении наиболее уязвимым странам – развивающимся, наименее развитым, малым островным государствам, странам, не имеющим выхода к морю, но и о наращивании и предоставлении технологических ресурсов. Более того активизация международной передачи технологии может рассматриваться в качестве одной из мер по переходу к устойчивым моделям хозяйственного лесопользования.

Данные положения далее находят конкретизацию в п. 7.k, в котором сформулировано обязательство в порядке международного сотрудничества по расширению и облегчению доступа и передаче надлежащих инновационных и экологически чистых технологий, соответствующих ноу-хау, имеющим отношение к неистощительному ведению сельского хозяйства, эффективной глубокой переработке лесной продукции. Выгодополучателями облегчения доступа и передачи являются развивающиеся страны, местные общины и общины коренных народов. Обращает на себя внимание уточнение передаваемых технологий, а именно – технологий переработки лесной продукции. Таким образом речь идет о производственных технологиях, к которым также можно отнести технологии лесозаготовки.

Одним из последних значимых событий Международного механизма по лесам было принятие на одиннадцатой специальной сессии Форума по лесам 20 январе 2017 года Стратегического плана ООН по лесам на 2017 – 2030 гг. вместе с первой четырехгодичной программой работы Форума на 2017 – 2020 гг. по практической реализации Стратегического плана [24]. Последний представляет собой рамочную, ориентирующую основу для принятия более решительных и скоординированных мер, которые должны принимать государства в индивидуальном и коллективном порядке, международные организации и все заинтересованные стороны. Он предполагает порядок осуществления и механизм пересмотра. В развитие принципа неистощительного лесопользования План, включающий общее видение, миссию, а также описание проблем и возможностей, предусматривает шесть глобальных целей в отношении лесов и 26 тематических задач.

Одновременно, в реализации Стратегического плана активное участие принимают международные организации, например, ФАО. Тем более, что некоторые задачи непосредственно относятся к вопросам, входящим в мандат данной организации, а также предполагают активизацию Совместного партнерства по леса, в котором она председательствует. ФАО также, как это следует из п. 15 и 16 документа Совета «События на форумах, имеющих важное значение для мандата ФАО (156-ссесия, Рим, 24-28 апреля 2017 г.) [25], не только содействовала разработке данного Плана на основе решения, принятого Комитетом по лесному хозяйству (22-я сессия, июнь 2014 г.) и Советом ФАО (155-я сессия, декабрь 2016 г.), но и призвана оказывать содействие государствам-членам ФАО в его реализации, а также реализации четырехлетней программы работы и обсуждении рекомендаций, которые будут представлять государства-члены.

Нельзя не указать на предполагаемый кумулятивный эффект, поскольку утверждается тесная координация между осуществлением Плана и мерами по выполнению обязательств по целому ряду природоохранных соглашений и Повестки-2030. Следовательно, все задачи, предусмотренные в плане, полностью соответствуют глобальным целям в отношении лесов, а также ЦУР, которые связаны с лесами. Так, в п. 8 Плана была продемонстрирована значимость неистощительного лесопользования для достижения Цели 15.

В дополнение отметим, что в Записке Секретариата Форума по лесам отмечается вклад устойчивого лесопользования в достижение Целей 1, 2, 3, 5, 9 и 14 в области устойчивого развития [26]. Таким образом это в очередной раз продемонстрировало межсекторальный характер устойчивого лесопользования, отмечаемого также в экспертных кругах, а именно в отношении того, что дары, приносимые лесами, способны внести важный вклад в укрепление продовольственной безопасности в мире [27]. В качестве межсекторального характера глобальной лесной политики, включающей международный, региональный и национальный уровень, укажем также на то, что она скоординирована не только с согласованными целями устойчивого развития, но и Айтинскими задачами в области биоразнообразия, конкретизирующими Стратегический план по биоразнообразию на 2011 – 2020 гг. [28].

В п. 15 Стратегического плана ООН по лесам на 2017 – 2030 гг.содержится развернутая формулировка, касающаяся обусловленности реализации принципа неистощительного лесопользования наличием адекватных ресурсов, в том числе финансовых, а также наращивания потенциала и передачи технологии. Справедливости надо отметить, что в настоящее время международная лесная политика на уровне Международного механизма по лесам акцент все же ставит на необходимости достаточного финансирования устойчивого леспользования, в том числе из инновационных источников. Возникает впечатление, что несмотря на внимание к развитию международного научно-технического сотрудничества, а также передачи технологии, данные средства все же являются на сегодняшний день второстепенными. Поэтому можно видеть, как в документе Секретариата «Средства осуществления принципа неистощительного лесопользования» [29] речь идет в основном о развитии механизмах финансирования и достигнутом в этой области прогрессе, благодаря в том числе Аддисс-Абебской программе действий, принятой на третьей Международной конференции по финансированию развития в 2015 г. и являющейся составной частью Повестки-2030. Однако следует напомнить, что Повестка-2030 в составе Цели 17 также имеет ввиду технологии, формирование потенциала и торговлю. Здесь необходимо добавить, что «проблематика обеспечения международным сообществом адекватных финансово-технологических средств осуществления в целях реализации принципов устойчивого управления лесами определена в качестве сквозной темы многолетней программы работы, подлежащей рассмотрению на всех сессия Форума ООН по лесам» [30, c. 33].Финансово-технологическая поддержка как таковая предполагает существенное укрепление потенциала развивающихся стран в области устойчивого лесопользования.

В силу указанных причин весь перечень средств все же был непосредственно учтен в Разделе В «Средства осуществления», ссылающегося в п. 53 на средства реализации целей устойчивого развития, упоминаемых в цели 17 Повестки-2030. Соответственно, в достаточно расширенных формулировка показывается значимость инновационных механизмов финансирования и эффективного использования финансовых ресурсов. Далее идут положения п. 58 Плана, соответствующие подразделу «Технологии» Цели 17 Повестки-2030. В данном пункте наряду с обязательствами по широкому международно-техническому и инновационному сотрудничеству, обеспечению доступа к соответствующим достижениям, обмена знаниями, а также эффективного использования инновационных ресурсов, предоставляемых на безвозмездной основе и льготных условиях по линии разнообразных программ, фондов и учреждений, в том числе системы ООН, указывается обязательство по содействию разработке, передаче, распространению и освоению экологически безопасных технологий. Далее оговаривается, что развивающиеся страны должны получать их на взаимосогласованных выгодных условиях, в том числе на льготных и преференциальных.

Некоторые задачи в рамках шести Глобальных целей в сфере лесов достижимы именно на базе соответствующих технологий, которая формируется на основе собственных и импортных технологий, подлежащих адаптации. Данная база необходима как для достижения Цели 1 Плана, предполагающей предотвращение утраты лесного покрова за счет методов неистощительного лесопользования (задача 1.3.), Цели 2, предполагающей увеличение экономических, социальных и экологических благ посредством развития агролесного хозяйства, промышленного производства и оказания лесных экосистемных услуг (задача 2.4.), а также для достижения Цели 3, включающей задачу увеличения доли лесной продукции, получаемой за счет неистощительного лесопользования (задача3.3). Следует высоко оценить задачу в рамках Цели 4, предусматривающую поощрение устойчивых методов внедрения лесного хозяйства. Действительно, вряд ли политика поощрения передачи технологи и создания для нее благоприятных условий достигнет своих, если не будет проводится столь же активная политика поощрения использования данных технологий, тесно связана с мерами по формированию потенциала, включая заинтересованность развитых стран в международном сотрудничестве по линии Север – Юг, Юг – Юг, а также трехстороннему научно-техническому сотрудничеству, предусматриваемому задачей 4.3.

Как известно, в международных документах в сфере построения информационного общества и в сфере устойчивого развития подчеркивается значение ИКТ для перехода к устойчивому развитию. Эта роль заключается не только в информационном обеспечении формирования национальных стратегий, разработки и реализации соответствующих мер, но и в информационном сопровождении международного сотрудничества, как научно-технического, так и экономического. Поэтому далеко не случайно об ИКТ идет речь в «Международном соглашении по лесам», в п. 7(l) которого включено обязательство в порядке международного сотрудничества по укреплению механизмов, которые содействовали бы расширению обмена передовым опытом и передовой практикой по неистощительному ведению сельского хозяйства между странами, включая применение ИКТ на базе свободного распространяемого программного обеспечения. Несомненно, ИКТ не только позволяют получить информацию о необходимых технологиях, но и выступают посредником в процессе их передачи, а затем – позволяют обмениваться опытом относительно их адаптации и использования. В результате, предоставление доступа к таким технологиям является первейшим условием доступа собственно к комплексу лесных технологий.

В качестве еще одного сектора использования ИКТ выступает обеспечение систем эффективного управления лесами, предусматриваемых Глобальной целью 5 в отношении лесов и связанных со сбором и обработкой статистических данных. Основополагающее значение ИКТ играют и для осуществления предусмотренной разделом V Плана стратегии коммуникационной и информационно-пропагандистской деятельности.

4.Роль традиционных знаний и методов использования лесов. Анализируя положения политико-правовых документов программно-стратегического характера, нельзя не остановится на одном чрезвычайно важном нюансе, а именно на роли традиционных знаний в устойчивом управление лесами, которая позволяет более конкретно представить цели международной передачи технологии. Кстати говоря, Генеральный Секретарь ООН в п. 43 своего доклада 2009 г. о лесах и проблеме сохранения биоразнообразия в число инструментариев, обеспечивающих неистощительное лесопользование, также включил традиционные меры (традиционные технологии в развивающихся государствах) [31]. С нашей точки, указанное обстоятельство является проявлением общей тенденции не только признания, но и содействия сохранению и развитию традиционных знаний как одного из непреходящих технологических факторов, а также как средства вовлечения коренных народов и местных общин в переход к устойчивому развитию.

Небезынтересно отметить, что Гл. 11 «Борьба с обезлесением» Повестки дня на XXI век, предусматривающая в целом активизацию МИНТС в лесной сфере, в частности, предполагает исследования не только рационального использования лесов, биологического разнообразия, влияния атмосферных загрязнителей, но и традиционных методов использования ресурсов местными общинами и коренным населением, а такжеувеличения рыночной прибыли и другой нерыночной стоимости в результате рационального использования лесов (подп. g. п. 11.3). Помимо этого в качестве предмета исследований также были указаны знания коренного населения о лесопосадках, что предполагает их дальнейшее исследование.

Как было отмечено еще в п. 37 Программы по осуществлению Повестки дня на XXI век, «леса являются неотъемлемым элементом процесса устойчивого развития и имеют чрезвычайно важное значение для многих коренных народов и других народов зависящих от лесов, которые олицетворяют для них традиционный образ жизни, владельцев лесов и жителей общин, многие из которых обладают важными традиционными знаниями в вопросах, связанных с лесами». Если опираться на статистику, то к числу более чем 1,6 млрд. человек, для которых леса и древесные лесные продукты являются источником средств к существованию, относятся более двух тысяч коренных народностей.

Надо признать, что по целому ряду причин – утрате традиционного образа жизни и традиционных знаний ввиду миграции, использования методов нерационального интенсивного сельского хозяйства на территориях коренных народов и местных общин – в Африке и Азии нередкими являются случаи, когда обнищавшее местное население осуществляет заготовку древесного топлива нерациональным способом. Нерациональная лесозаготовка – одна из причин сокращения площади лесных экосистем именно в данных регионах.

Вместе с тем ясно, что не все технологии, разработанные в секторе НИОКР развитых стран, развивающиеся государства могут приобрести и далее использовать в силу отсутствия финансовых возможностей и кадрового потенциала. Поэтому при рассмотрении вопроса о передаче технологии по линии Север – Юг не следует забывать, что развивающиеся страны обладают, как и собственно развитые страны, в которых проживают коренные народы, потенциалом традиционных знаний в сфере управления лесами. Они особо востребованы в условиях, когда развивающиеся страны не могут позволить себе приобрести те или иные имеющиеся экологически безопасные технологии. В указанных обстоятельствах повышается значение местного потенциала, который надо сохранять и развивать.

Данный потенциал нашел свое признание в п. 12.d Принципов лесоводства. В частности, здесь говорится о необходимости признания, уважения, регистрации, развития и, по мере возможности, учета при осуществлении программ соответствующего местного потенциала и местного опыта в области сохранения устойчивого развития лесов путем обеспечения организационной и финансовой поддержки и сотрудничества с представителями заинтересованных местных общин. Отсюда необходимо сделать очень важный вывод о том, что выгоды, получаемые за счет использования местного опыта, должны на справедливой основе распространяться и на местное население. А это означает важность обеспечения режима доступа к местным знаниям и справедливое распределение выгод от их использования, который находится в связи с режимом справедливого распределения выгод от использования новейших технологий.

Развитие и использование местного технологического потенциала возможно благодаря активизации вовлечения государственного и частного сектора развивающихся стран, тем более местных общин в исследования и разработки. Поэтому данное направление в настоящее время особо востребовано, и оно дополняет те направления исследований и разработок, которые предусмотрены в п. 12 Принципов лесоводства.

Проблематика традиционных знаний также поднимается в «Международном соглашении по лесам», в котором подтверждается признание местных общин в качестве заинтересованных сторон неистощительного лесоводства, которые имеют право участвовать в процессе принятия решений в отношении лесов (п. 2.с), а также в разработке стратегий соответствующих национальных стратегий и мер. Более того, в качестве международного обязательства политического характерауказывается на необходимость государств-членов «способствовать защите и использованию традиционных знаний о лесах и видов практики в области неистощительного ведения лесного хозяйства с согласия и при участии носителей таких знаний и поощрять справедливое и равноправное распределение выгод от их применения согласно национальному законодательству и соответствующим международным соглашениям». Соответственно, национальная политика по поощрению использованию экологически чистых технологий, являющихся результатом НИОКР, должна дополняться поощрением использования традиционных знаний и практик. С этой точки зрения весьма интересным является содержание п. 7.s. Здесь говорится об обязательстве по поощрению разработки и применения научно-технических инноваций, в частности тех, что могут быть используемы не только лесовладельцами, но и местными общинами и общинами коренных народов в целях расширения практики неистощительного ведения лесного хозяйства.

С нашей точки зрения, содержание данного положения надо понимать расширительно, поскольку технологические инновации могут быть не только импортными, но и разработанными в самих развивающихся странах, но и в развитых странах, где проживает коренное население, причем они могут создаваться на основе традиционных знаний и технологий, т.е. могут быть конвергентными. А это, по сути вопрос, о формировании и укреплениипотенциала развивающихся стран.В качестве аргумента необходимо сослаться на п. 7.m, где содержится обязательство в порядке международного сотрудничества наращивать национальный и местный потенциал в плане разработки и адаптации – с учетом существующих условий – технологий, связанных с лесным хозяйством, включая технологии использования древесного топлива.

5.Международно-правовые основы договорного характера в сфере международной передачи технологий в лесном секторе. Поскольку в международном лесном праве отсутствует единый специальный общеобязательный источник или специальные общеобязательные источники, то для регулирования МИНТС, как и для международной передачи технологий, важное значение приобретают существующие международные договоры, регулирующие те или аспекты сотрудничества в лесной сфере, в которых присутствуют соответствующие нормы. Мы полагаем, что, несмотря на то, что «такие источники преследует разные, не всегда «лесные» цели» [9, c. 72], а также невзирая на сохраняющиеся противоречия и расхождения в лесной политике, в том числе на международном уровне, в отношении механизмов устойчивого лесопользования и критериев оценки эффективности лесной политики, проводимой государствами [32, c. 56], существуют все правовые условия для успешного научно-технического сотрудничества, включая передачу технологии. В качестве методологической основы в данном случае весьма привлекательной является многофункциональная концепция лесов, предложенная А. Экерманн [33, p. 9-30], согласно которой положения различных международных инструментов, прямо или косвенно относящихся к лесной проблематике, действительно, имеют фрагментарную природу. Тем не менее отсутствие единства в подходах, препятствующее согласованию конвенции по лесам, усиливает значение международно-правового регулирования на основе принципа координации и сотрудничества между разными режимами. В данном случае речь идет о возможности кумулятивного эффекта от сотрудничества разных конвенций.

В этой связи напомним, что в большинстве конвенций, прямо или косвенно относящихся к вопросам рационального лесопользования, содержатся положения о передаче технологии и обеспечении доступа к ней. Выгодополучателями от обеспечении и/или облегчения доступа к технологии ее передачи являются развивающиеся и наименее развитые страны. Так как в лесной сфере важное значение имеют биотехнологии, на что обращалось внимание в Повестке дня на XXI(п. 11.18), то большую ценностью имеют те статьи Конвенции ООН по биоразнообразию [34], которые предусматривают международные обязательства по передаче технологии. Это ст. 16 «Доступ к технологии и ее передача», в которой детализируются обязательства по передаче биотехнологии, в том числе проприетарной, а также ст. 18 «Научно-техническое сотрудничество». О поощрении и стимулировании доступа к технологиям и их передачи Сторонам, которые являются развивающимся странам, с целью обеспечения доступа к генетическим ресурсам говорит ст. 23 Нагойского Протокола 2010 г. к Конвенции о биоразнообразии [35].

Международный договор о растительных генетических ресурсах для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства 2001 г. [36] содержит достаточно пространные положения по интересующей нас проблематике в п. b) «доступ к технологии и передача технологии» статьи 13 «Распределение выгод в Многосторонней системе». Сразу обращает на себя внимание наличие видовой идентификации технологии, доступ к которой Стороны обязуются предоставлять или облегчать. Это технологии, предназначенные для сохранения, определения признаков, оценки и использования растительных генетических ресурсов в целях Конвенции в рамках Многосторонней системы доступа к генетически ресурсам. Предусматривается также предоставление и/или облегчение доступа к технологиям, которые могут передаваться только посредством генетического материала. На достижение данной цели направлена функциональная цель, предусмотренная в п. р) ст. 1 «Цели». Она заключается в поощрении доступа к технологиям, их передачи, а также технического сотрудничества, по взаимному согласию, на льготных и преференциальных условиях.

Стратегия перехода к устойчивому развитию оказала влияние на формулировку целей Международного соглашения по тропической древесине 2006 года [37]. Главная цель Соглашениязаключается в развитии торговли древесиной из законных и устойчивых источников.Устойчивое лесопользование понимается согласно соответствующим программным документами и предписаниям Организации (п. 2 ст. 2), т.е. Международной организации по тропической древесине, учрежденной в соответствии со ст. 3 (п. 6 ст. 2). В соответствии со статьей 1 «Цели» к целям относится поощрение расширения и диверсификации международной торговли тропической древесиной из лесов, которые управляются на устойчивой основе и в которых лесозаготовки ведутся законным образом, и в поощрении устойчивого управления тропическими лесами, используемыми для производства древесины. В качестве одного из способов достижения данных целей в п. р) указано поощрение доступа к технологиям, их передачи и технического сотрудничества для осуществления целей настоящего Соглашения, в том числе, по взаимному согласию, на льготных и преференциальных условиях. К международно-правовым основам передачи технологий в целях устойчивого лесопользования необходимо также отнести соответствующее положение преамбулы данного Соглашения.

В связи с устойчивым вектором включения вопросов устойчивого лесопользования в рамки климатической повестки дня, а также с учетом роли лесов в предотвращении изменения климата и адаптации к таким изменениям важную в составе международно-правовых основ регулирования передачи технологий в лесном секторе играют положения ст. 10, посвященной передаче технологий,Парижского соглашения по климату 2015 г. [38]. Нельзя не упомянуть и ст. 18 Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием [39], поскольку ряд технологий, направленных на борьбу с обезлесением, самым непосредственным образом предотвращает опустынивание [39].

В заключение необходимо отметить, что эффективность международно-правового регулирования международной передачи технологий зависит от целого ряда обстоятельств. Во-первых, международные обязательства по поощрению передачи технологий и доступа к ним предполагают политику поощрения их использования на национальном и местном уровне. Это означает включение задачи использования технологий, как современных, так и местных в национальные планы и стратегии устойчивого управления лесами, что повышает ответственность развивающихся государств за свое собственное развитие. Во-вторых, ввиду межсекторального характера данной передачи данная эффективность зависит от кумулятивного эффекта регулирования технологий в соответствии с соглашениями, связанными с лесами. В-третьих, успех сотрудничества в сфере передачи лесных технологий является результатом синергетического взаимодействия смежных форм сотрудничества – международного финансирования, содействия формированию потенциала и научно-технического сотрудничества.

В этой связи следует сформулировать мысль о том, что модернизация Международного механизма по лесам с целью оказания более серьезного влияния на переход к устойчивому управлению лесопользованием во всем мире должна не только сопровождаться переходом от позиционирования в качестве дискуссионной площадки к механизму выработки значимых решений [40], но и в направлении повышения большего внимания вопросам разработки и передачи технологий во исполнение такой функции в составе мандата Форума, как мобилизация не только финансовых, но и научно-технических ресурсов в интересах развития международного лесного сотрудничества.

Работа выполнена в рамках поддержанного РФФИ научного проекта № 17-03-00400

Библиография
1.
Кузьминов И.Ф. Модельные леса: история развития и тематика проектов // Устойчивое лесопользование. М.: Всемирный фонд дикой природы, 2009. С. 17 – 20.
2.
Резолюция ЭКОСОС 2000/35 от 18 октября 2000 «Доклад Межправи-тельственного форума по лесам о работе его четвертой сессии // http://www.un.org/esa/forests/pdf/2000_35_E.pdf (дата обращения: 23.06.2017).
3.
Адзинба К.Г. Эволюция международно-правовой деятельности и поня-тийного аппарата в области устойчивого развития // Административное и муни-ципальное право. 2012. № 8. C. 75 – 79.
4.
Высторбец Е.А. Источники международного лесного права // Правовое регулирование использования и охраны лесов: тезисы докладов научно-практической конференции (г. Мытищи) / Под общ. ред. Е.Л. Мининой. М.: МГУЛ, 2011. С. 238 – 241.
5.
Русецкая Г.Д. Устойчивое развитие и экологические проблемы лесных систем // Известия Байкальского государственного университета. 2015. № 3. С. 408 – 415.
6.
Замолодчиков Д.Г. Лес и климат. М.: Всемирный фонд дикой природы, 2015. 40 с.
7.
Канкунская декларация по актуализации тематики сохранения и устойчи-вого использования биоразнообразия для благополучия людей 2016 г. // http://www.cbd.int/cop/cop-13/hls/cancun-declaration-final-ru-1%2011%202016.pdf. (дата обращения: 23.07.2017).
8.
Решение XIII/7 «Биоразнообразие лесов: роль международных организа-ций в оказании поддержки выполнению целевых задач по сохранению и устойчи-вому использованию биоразнообразия, принятых в Айти», принятое Конферен-цией Сторон Конвенции о биоразнообразии // CBD/COP/DEC/XIII/7 от 10 декаб-ря 2016 г. // http://69.90.183.227/doc/decisions/cop-13/cop-13-dec-07-ru.pdf (дата обращения: 13.05.2017).
9.
Гордеева Е.М. Международное лесное право: быть … или уже есть? // Евразийский юридический журнал. 2015. № 3. С. 70 – 73.
10.
Climate Summit-2014. New York Declarations. Action Statements and Ac-tions Plans (23 September 2014) // http://www.activeremedy.org/wp-content/uploads/2014/10/un-climate-summit-2014-new-york-declaration-on-forests.pdf. (дата обращения: 14.06.2017).
11.
Состояние лесов мира-2016. Рим: ФАО, 2016. 136 с. // http://www.fao.org/publications/sofo/2016/ru/ (дата обращения: 23.05.2017).
12.
Писаренко А.И., Страхов В.В. Устойчивое развитие и лесное хозяйство: двадцать лет глобализации // Лесное хозяйство. 2011. № 6. С. 2 – 7.
13.
Декларация тысячелетия ООН, принятая резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеей ООН от 8 сентября 2000 г. // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/summitdecl.shtml (дата об-ращения: 2.04.2017).
14.
Итоговый документ Всемирного саммита 2005 г. // A/RES/60/1 от 24 ок-тября 2005 г. // http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/60/1 (дата об-ращения: 1.04.2017).
15.
Итоговый документ пленарного заседания высокого уровня «Выполне-ние обещания: Объединение во имя достижения целей в области развития, сфор-мулированных в Декларации тысячелетия //A/RES/65/1 от 19 октября 2010 г. // http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/65/1 (дата обращения: 2.04.2017).
16.
Повестка дня на XXI век // A/CONF/151/26/Rev.1 (Vol. 1). http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/agenda21.stml (дата об-ращения:14.03.2017).
17.
Программа действий по дальнейшему осуществлению Повестки дня на XXI век // A/RES/S-19/2 (19 сентября 1992 г.) // http://www.un.org/ga/search/view_doc.asp?symbol=A/RES/S-19/2 (дата обращения: 19.05.2017)
18.
План выполнения решений Йоханнесбургского саммита по устойчивому развитию 2002 г. // Резолюция 2, принятая на 17-ом пленарном заседании 4 сен-тября 2002 г. // A/CONF.199/20 // www.un.org/Docs/journal/asp/ws.asp?m=A/CONF.199/20. (дата обращения: 7.03.2017).
19.
Итоговый документ конференции ООН РИО+20 «Будущее, которого мы хотим» 2012 г. // A/RES/66/288 от 27 июля 2012 г. // http://www.un.org/disabilities/documents/rio20_outcome_document_complete.pdf. (дата обращения: 24.05.2017).
20.
Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого раз-вития на период до 2030 года // A/70/L.1 от 18 сентября 2015 г. // (дата обраще-ния: 13.03.2017).
21.
Принципы лесоводства. Приняты Конференцией ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жайнеро, 14 июня 1992 г.) // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/forest.shtml (дата обраще-ния: 5.05.2017).
22.
Не имеющий обязательной юридической силы документ по всем видам лесов // Док. ЭКОСОС E/2007/40 от 17 октября 2007 г. // http://www.un.org/esa/forests/pdf/ERes2007_40E.pdf (дата обращения: 6.05.2017).
23.
«Международный механизм по лесам в период после 2015 года» // Док. ЭКОСОС E/RES/2015/33 от 22 июля 2015 г. // http://www.un.org/ga/search/viewm_doc.asp?symbol=E/RES/2015/33 (дата обраще-ния: 20.04.2017).
24.
Стратегический план ООН по лесам на 2017 – 2030 гг. // Док. ЭКО-СОС E/2017/10 – E/CN.18/SS/2017/2 от 20 января 2017 г. // http://www.un.org/ga/search/view_doc.asp?symbol=E/2017/10. (дата обращения: 21.04.2017).
25.
События на форумах, имеющих важное значение для мандата ФАО // Совет ФАО // CL 156/INF/4 (156-ссесия, Рим, 24-28 апреля 2017 г.) // http://www.fao.org/3/a-ms621r.pdf (дата обращения: 25.07.2017).
26.
Форум ООН по лесам: «Осуществление Стратегического плана ООН по лесам на 2017 – 2030 гг. Записка Секретариата // E/CN.18/2017/2 от 20 февраля 2017 г. // http://www.un.org/Docs/journal/asp/ws.asp?m=E/CN.18/2017/2 (дата об-ращения: 20.06.2017)
27.
Дары леса могут внести важный вклад в укрепление продовольственной безопасности в мире // https://www.un.org/development/desa/ru/news/forest/report-unff11-session.html (дата обращения: 17.07.2017).
28.
Стратегический план в области сохранения и устойчивого использова-ния биоразнообразия на 2011 – 2020 гг., а также целевые задачи по сохранению и устойчивому использованию биоразнообразия, принятый в Айти. Приложение к документу Х/2 // UNEP/CBD/COP/DEC/X/2 от 20 октября 2010 г. // https://www.cbd.int/doc/decisions/cop-10/cop-10-dec-02-ru.pdf (дата обращения: 18.07.2017).
29.
Форум ООН по лесам: «Средства осуществления принципа неистощи-тельного лесопользования». Записка Секретариата // E/CN.18/2017/4 от 17 февраля 2017 г. // http://www.un.org/Docs/journal/asp/ws.asp?m=E/CN.18/2017/4 (дата обращения: 19.07.2017).
30.
Писаренко А.И., Роль Российской Федерации в международных перего-ворных процессах по лесам // Устойчивое лесопользование. 2007. № 3. С. 28 – 33.
31.
«Леса и сохранение биологического разнообразия, включая охраняемые районы». Доклад Генерального Секретаря ООН на Форуме ООН по лесам (20 апреля – 1 мая 2009 г.) // Док. ЭКОСОС E/CN.18/2009/6 от 9 февраля 2009 года // http://www.un.org/Docs/journal/asp/ws.asp?m=E/CN.18/2009/6 (дата обращения: 8.05.2017).
32.
Пок М.В. Международно-правовые основы устойчивого лесопользования: постановка вопроса // Евразийский юридический журнал. 2016. № 3. С. 54 – 56.
33.
Eikerman A. Forests in International Law: is There Really a Need for an In-ternational Forest Convention? Heidelberg: Springer, 2015. 196 p.
34.
Конвенция ООН о биоразнообразии 1992 г. // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/biodiv.shtml (дата обраще-ния: 3.03.2017).
35.
Нагойский протокол 2010 г. регулирования доступа к генетическим ре-сурсам и совместного использования на справедливой и равной основе выгод от их применения к Конвенции ООН о биологическом разнообразии // http://www.un.org.ru/documents/decl_conv/conv_geneticres.shtml (дата обращения: 4.03.2017).
36.
Международный договор о растительных генетических ресурсах для производства продовольствия и ведения сельского хозяйства 2001 г. // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conv_geneticres.shtml (дата обращения: 25.07.2017).
37.
Международное соглашение по тропической древесине 2006 г. http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=INT&n=33880 (дата обращения: 16.07.2017).
38.
Парижское соглашение по климату 2015 г. // https://unfccc.int/files/meetings/paris_nov_2015/application/pdf/paris_agreement_russian_.pdf. (дата обращения: 17.07.2017).
39.
Конвенция ООН 1994 г. по борьбе с опустыниванием // http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/AC.241/27 (дата обращения: 18.07.2017).
40.
Паленова М.М., Лобовиков М.А. Перспективы Форума ООН по лесам после 2015 года // Лесохозяйственная информация. 2015 № 2. С. 95 –103.
References (transliterated)
1.
Kuz'minov I.F. Model'nye lesa: istoriya razvitiya i tematika proektov // Ustoichivoe lesopol'zovanie. M.: Vsemirnyi fond dikoi prirody, 2009. S. 17 – 20.
2.
Rezolyutsiya EKOSOS 2000/35 ot 18 oktyabrya 2000 «Doklad Mezhpravi-tel'stvennogo foruma po lesam o rabote ego chetvertoi sessii // http://www.un.org/esa/forests/pdf/2000_35_E.pdf (data obrashcheniya: 23.06.2017).
3.
Adzinba K.G. Evolyutsiya mezhdunarodno-pravovoi deyatel'nosti i ponya-tiinogo apparata v oblasti ustoichivogo razvitiya // Administrativnoe i muni-tsipal'noe pravo. 2012. № 8. C. 75 – 79.
4.
Vystorbets E.A. Istochniki mezhdunarodnogo lesnogo prava // Pravovoe regulirovanie ispol'zovaniya i okhrany lesov: tezisy dokladov nauchno-prakticheskoi konferentsii (g. Mytishchi) / Pod obshch. red. E.L. Mininoi. M.: MGUL, 2011. S. 238 – 241.
5.
Rusetskaya G.D. Ustoichivoe razvitie i ekologicheskie problemy lesnykh sistem // Izvestiya Baikal'skogo gosudarstvennogo universiteta. 2015. № 3. S. 408 – 415.
6.
Zamolodchikov D.G. Les i klimat. M.: Vsemirnyi fond dikoi prirody, 2015. 40 s.
7.
Kankunskaya deklaratsiya po aktualizatsii tematiki sokhraneniya i ustoichi-vogo ispol'zovaniya bioraznoobraziya dlya blagopoluchiya lyudei 2016 g. // http://www.cbd.int/cop/cop-13/hls/cancun-declaration-final-ru-1%2011%202016.pdf. (data obrashcheniya: 23.07.2017).
8.
Reshenie XIII/7 «Bioraznoobrazie lesov: rol' mezhdunarodnykh organiza-tsii v okazanii podderzhki vypolneniyu tselevykh zadach po sokhraneniyu i ustoichi-vomu ispol'zovaniyu bioraznoobraziya, prinyatykh v Aiti», prinyatoe Konferen-tsiei Storon Konventsii o bioraznoobrazii // CBD/COP/DEC/XIII/7 ot 10 dekab-rya 2016 g. // http://69.90.183.227/doc/decisions/cop-13/cop-13-dec-07-ru.pdf (data obrashcheniya: 13.05.2017).
9.
Gordeeva E.M. Mezhdunarodnoe lesnoe pravo: byt' … ili uzhe est'? // Evraziiskii yuridicheskii zhurnal. 2015. № 3. S. 70 – 73.
10.
Climate Summit-2014. New York Declarations. Action Statements and Ac-tions Plans (23 September 2014) // http://www.activeremedy.org/wp-content/uploads/2014/10/un-climate-summit-2014-new-york-declaration-on-forests.pdf. (data obrashcheniya: 14.06.2017).
11.
Sostoyanie lesov mira-2016. Rim: FAO, 2016. 136 s. // http://www.fao.org/publications/sofo/2016/ru/ (data obrashcheniya: 23.05.2017).
12.
Pisarenko A.I., Strakhov V.V. Ustoichivoe razvitie i lesnoe khozyaistvo: dvadtsat' let globalizatsii // Lesnoe khozyaistvo. 2011. № 6. S. 2 – 7.
13.
Deklaratsiya tysyacheletiya OON, prinyataya rezolyutsiei 55/2 General'noi Assambleei OON ot 8 sentyabrya 2000 g. // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/summitdecl.shtml (data ob-rashcheniya: 2.04.2017).
14.
Itogovyi dokument Vsemirnogo sammita 2005 g. // A/RES/60/1 ot 24 ok-tyabrya 2005 g. // http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/60/1 (data ob-rashcheniya: 1.04.2017).
15.
Itogovyi dokument plenarnogo zasedaniya vysokogo urovnya «Vypolne-nie obeshchaniya: Ob''edinenie vo imya dostizheniya tselei v oblasti razvitiya, sfor-mulirovannykh v Deklaratsii tysyacheletiya //A/RES/65/1 ot 19 oktyabrya 2010 g. // http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/65/1 (data obrashcheniya: 2.04.2017).
16.
Povestka dnya na XXI vek // A/CONF/151/26/Rev.1 (Vol. 1). http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pdf/agenda21.stml (data ob-rashcheniya:14.03.2017).
17.
Programma deistvii po dal'neishemu osushchestvleniyu Povestki dnya na XXI vek // A/RES/S-19/2 (19 sentyabrya 1992 g.) // http://www.un.org/ga/search/view_doc.asp?symbol=A/RES/S-19/2 (data obrashcheniya: 19.05.2017)
18.
Plan vypolneniya reshenii Iokhannesburgskogo sammita po ustoichivomu razvitiyu 2002 g. // Rezolyutsiya 2, prinyataya na 17-om plenarnom zasedanii 4 sen-tyabrya 2002 g. // A/CONF.199/20 // www.un.org/Docs/journal/asp/ws.asp?m=A/CONF.199/20. (data obrashcheniya: 7.03.2017).
19.
Itogovyi dokument konferentsii OON RIO+20 «Budushchee, kotorogo my khotim» 2012 g. // A/RES/66/288 ot 27 iyulya 2012 g. // http://www.un.org/disabilities/documents/rio20_outcome_document_complete.pdf. (data obrashcheniya: 24.05.2017).
20.
Preobrazovanie nashego mira: Povestka dnya v oblasti ustoichivogo raz-vitiya na period do 2030 goda // A/70/L.1 ot 18 sentyabrya 2015 g. // (data obrashche-niya: 13.03.2017).
21.
Printsipy lesovodstva. Prinyaty Konferentsiei OON po okruzhayushchei srede i razvitiyu (Rio-de-Zhainero, 14 iyunya 1992 g.) // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/forest.shtml (data obrashche-niya: 5.05.2017).
22.
Ne imeyushchii obyazatel'noi yuridicheskoi sily dokument po vsem vidam lesov // Dok. EKOSOS E/2007/40 ot 17 oktyabrya 2007 g. // http://www.un.org/esa/forests/pdf/ERes2007_40E.pdf (data obrashcheniya: 6.05.2017).
23.
«Mezhdunarodnyi mekhanizm po lesam v period posle 2015 goda» // Dok. EKOSOS E/RES/2015/33 ot 22 iyulya 2015 g. // http://www.un.org/ga/search/viewm_doc.asp?symbol=E/RES/2015/33 (data obrashche-niya: 20.04.2017).
24.
Strategicheskii plan OON po lesam na 2017 – 2030 gg. // Dok. EKO-SOS E/2017/10 – E/CN.18/SS/2017/2 ot 20 yanvarya 2017 g. // http://www.un.org/ga/search/view_doc.asp?symbol=E/2017/10. (data obrashcheniya: 21.04.2017).
25.
Sobytiya na forumakh, imeyushchikh vazhnoe znachenie dlya mandata FAO // Sovet FAO // CL 156/INF/4 (156-ssesiya, Rim, 24-28 aprelya 2017 g.) // http://www.fao.org/3/a-ms621r.pdf (data obrashcheniya: 25.07.2017).
26.
Forum OON po lesam: «Osushchestvlenie Strategicheskogo plana OON po lesam na 2017 – 2030 gg. Zapiska Sekretariata // E/CN.18/2017/2 ot 20 fevralya 2017 g. // http://www.un.org/Docs/journal/asp/ws.asp?m=E/CN.18/2017/2 (data ob-rashcheniya: 20.06.2017)
27.
Dary lesa mogut vnesti vazhnyi vklad v ukreplenie prodovol'stvennoi bezopasnosti v mire // https://www.un.org/development/desa/ru/news/forest/report-unff11-session.html (data obrashcheniya: 17.07.2017).
28.
Strategicheskii plan v oblasti sokhraneniya i ustoichivogo ispol'zova-niya bioraznoobraziya na 2011 – 2020 gg., a takzhe tselevye zadachi po sokhraneniyu i ustoichivomu ispol'zovaniyu bioraznoobraziya, prinyatyi v Aiti. Prilozhenie k dokumentu Kh/2 // UNEP/CBD/COP/DEC/X/2 ot 20 oktyabrya 2010 g. // https://www.cbd.int/doc/decisions/cop-10/cop-10-dec-02-ru.pdf (data obrashcheniya: 18.07.2017).
29.
Forum OON po lesam: «Sredstva osushchestvleniya printsipa neistoshchi-tel'nogo lesopol'zovaniya». Zapiska Sekretariata // E/CN.18/2017/4 ot 17 fevralya 2017 g. // http://www.un.org/Docs/journal/asp/ws.asp?m=E/CN.18/2017/4 (data obrashcheniya: 19.07.2017).
30.
Pisarenko A.I., Rol' Rossiiskoi Federatsii v mezhdunarodnykh perego-vornykh protsessakh po lesam // Ustoichivoe lesopol'zovanie. 2007. № 3. S. 28 – 33.
31.
«Lesa i sokhranenie biologicheskogo raznoobraziya, vklyuchaya okhranyaemye raiony». Doklad General'nogo Sekretarya OON na Forume OON po lesam (20 aprelya – 1 maya 2009 g.) // Dok. EKOSOS E/CN.18/2009/6 ot 9 fevralya 2009 goda // http://www.un.org/Docs/journal/asp/ws.asp?m=E/CN.18/2009/6 (data obrashcheniya: 8.05.2017).
32.
Pok M.V. Mezhdunarodno-pravovye osnovy ustoichivogo lesopol'zovaniya: postanovka voprosa // Evraziiskii yuridicheskii zhurnal. 2016. № 3. S. 54 – 56.
33.
Eikerman A. Forests in International Law: is There Really a Need for an In-ternational Forest Convention? Heidelberg: Springer, 2015. 196 p.
34.
Konventsiya OON o bioraznoobrazii 1992 g. // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/biodiv.shtml (data obrashche-niya: 3.03.2017).
35.
Nagoiskii protokol 2010 g. regulirovaniya dostupa k geneticheskim re-sursam i sovmestnogo ispol'zovaniya na spravedlivoi i ravnoi osnove vygod ot ikh primeneniya k Konventsii OON o biologicheskom raznoobrazii // http://www.un.org.ru/documents/decl_conv/conv_geneticres.shtml (data obrashcheniya: 4.03.2017).
36.
Mezhdunarodnyi dogovor o rastitel'nykh geneticheskikh resursakh dlya proizvodstva prodovol'stviya i vedeniya sel'skogo khozyaistva 2001 g. // http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conv_geneticres.shtml (data obrashcheniya: 25.07.2017).
37.
Mezhdunarodnoe soglashenie po tropicheskoi drevesine 2006 g. http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=INT&n=33880 (data obrashcheniya: 16.07.2017).
38.
Parizhskoe soglashenie po klimatu 2015 g. // https://unfccc.int/files/meetings/paris_nov_2015/application/pdf/paris_agreement_russian_.pdf. (data obrashcheniya: 17.07.2017).
39.
Konventsiya OON 1994 g. po bor'be s opustynivaniem // http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/AC.241/27 (data obrashcheniya: 18.07.2017).
40.
Palenova M.M., Lobovikov M.A. Perspektivy Foruma OON po lesam posle 2015 goda // Lesokhozyaistvennaya informatsiya. 2015 № 2. S. 95 –103.