Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2311,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 910 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


Климатический детерминизм и поссибилизм в философии права и государства: история развития и современные перспективы
Давыдова Марина Леонидовна

доктор юридических наук

профессор, заведующая кафедрой, Волгоградский государственный университет

400062, Россия, Волгоградская область, г. Волгоград, Университетский проспект, 100

Davydova Marina Leonidovna

Doctor of Law

Head of the department of Constitutional and Municipal Law, Professor, Volgograd State University

400062, Russia, Volgograd, Universitetsky Prospekt 100

davidovavlg@gmail.com
Ахвердиев Эрвин Алибекович

Волгоградский государственный университет

400021, Россия, Волгоградская область, г. Волгоград, ул. Кирова, 86а

Akhverdiev Ervin Alibekovich

Paralegal, Bar Association of Volgograd Region “Legion”

400021, Russia, Volgograd, Kirova Street 86a, unit #195

erwin.gelli@mail.ru
Аннотация. В настоящей статье раскрываются проблемы влияния климатических условий на общественное развитие, включая право и государство. Анализ обозначенных вопросов о возможности подобного воздействия климата, приводит нас к работам известных французских, английский и немецких исследователей, которые положили начало концепции географического (климатического) детерминизма. Родоначальником указанной теории по праву считается Ш. Л. Монтескье. Именно в его работе "О духе законов", приводятся положения, объясняющие физиологические, психологические, нравственные и социальные различия народов в зависимости от климатических условий. В дальнейшем английская школа в лице Т. Бокля выбирает более осторожный подход в концепции климатического детерминизма, что в конечном итоге образует новое течение климатического поссибилизма. Климатический поссибилизм - система взглядов, представляющая природную среду как возможность и предпосылку для общественного развития. В последующих трудах последователей, в том числе в работах отечественных ученых, основное внимание уделяется государственно-правовому аспекту проблемы. Изложенные в статье позиции и их анализ, на сегодняшний день не дают поводов игнорировать теоретико-правовой наукой климатические условия как объективных обстоятельств, сопровождающих развитие человечества и форм государственно-правовых институтов.
Ключевые слова: климатический детерминизм, климатический поссибилизм, Монтескье, теория пассионарности, форма государственного правления, право, общественное развитие, государство, климат, юриспруденция
DOI: 10.7256/2454-0684.2017.7.23717
Дата направления в редакцию: 27-07-2017

Дата публикации: 02-08-2017

Abstract. This article reveals the issues of influence of the climatic conditions upon the social development, including law and state. Analysis of the indicated questions regarding the possibility of similar climatic effect leads us to works of the famous French, English, and German scholars, who originated the concept of geographical (climatic) determinism. Charles-Louis Montesquieu is justifiable considered the founder of the aforementioned theory. Namely his work “The Spirit of the Laws” introduces the provisions that explain physiological, psychological, ethical, and social differences of the nations depending on the climatic conditions. Furthermore, the English school represented by Henry Thomas Buckle choses the more careful approach in the concept of climatic determinism, which as a result, forms the new movement of climatic possibilism – the system of views that presents natural environment as a prerequisite for social development. In works of the foreign and Russian successors, key attention is turned to the state legal aspect of the issue. The provided in the article positions and their analysis currently do not give reasons to the theoretical legal science for neglecting the climatic conditions as the objective circumstances accompanying the evolution of humanity and forms of state legal institutions.

Keywords: Jurisprudence, Climate, State, Social development, Law, Form of government, Passionarity theory of ethnogenesis, Montesquieu, Climatic possibilism, Climatic determinism

Представления о влиянии климата на общественные процессы известны со времен далекой древности. Геродот в V в. до н. э. в писал, что «египтяне, исключая ливийцев, самый здоровый народ на свете, что зависит, по-моему, от климата (там нет смены времени года)».[1] Гиппократ обнаруживал закономерное влияние климата на возникновение известных тому времени болезней.[2] Аристотель в своем труде «Политика» утверждал, что племена, населяющие европейские страны, где холодный климат, преисполнены мужеством, но недостаточно развиты умом и ремесленными способностями, когда напротив племена жарких стран Азии наделены умом и способностями к ремеслам, однако им не хватает мужества, так как живут в рабском положении.[3] Позже Полибий в III-II вв. до н. э. целую главу в своем главном труде «История» посвящает рассмотрению влияния географии и климата на нравы местного населения. Например, суровость нравов объясняет следствием холодного и угрюмого климата.[4] Затрагивалось влияние природных факторов на общественное развитие и другими мыслителями древности: Платоном, Посидонием, Страбоном, арабским философом Ибн Халдуном.[5]

Развитие этой идеи в эпоху нового времени (Н.Макиавелли, Ш. Л. Монтескье, Ж. Боден и др.) привело к формированию теории географического (климатического) детерминизма.

Географический детерминизм – это мировоззренческая концепция, объясняющая социально-экономическое развитие народов, стран мира и общества в целом географическим фактором, а именно географическим положением, климатом, рельефом, водными, почвенно-растительными и минеральными ресурсами.[6] Основоположником данной теории называют Ш. Л. Монтескье, однако ранее эта тематика затрагивалась и Ж. Боденом, который обосновывал периодизацию истории человечества на основе климатических условий окружающей среды.[7] По его мнению, цивилизация двигалась с юга на север, проходя в своем развитии три самостоятельные эпохи: души, разума и грубой силы.[7] Отмечая влияние климата на законодательство и учреждения, Боден приходит к выводу об их формировании на основе темперамента народа и требований природных факторов (южные народы отличаются отшельничеством, тогда как северные своей общностью – в итоге это предопределяет устройство политических учреждений).[8]

Концепция географического детерминизма получает решающее развитие в работе «О духе законов» Ш. Л. Монтескье, утверждавшего что климатические условия предопределяют физиологические различие народов, определяют нравственность людей, их отношение к рабству и формирование права и государства. В книге XIV главе II своей работы французский философ объясняет суть воздействия климата на биологию человека. Ссылаясь на исследования современников, он приходит к выводу, что при низкой (холодной) температуре происходит укрепление мышц и увеличение сил человека, а при жаркой (высокой) расслабление мышц и уменьшение сил.[9] Кроме того, Ш. Л. Монтескье отмечает: «Народы жарких климатов робки, как старики, народы холодных климатов отважны, как юноши».[9] Подобная характеристика, в XV книге «О духе законов», приводит автора к выводу о неизбежности рабского положения людей, проживающих под влиянием жаркого климата. Рассматривая различные аспекты жизни общества, Монтескье затрагивает и проблему установления форм правления. Деспотичная форма правления, присущая странам с высокой температурой воздуха, и народного правления в холодных странах, кроме психофизического объяснения имеет и социальное. Например, зависимое от мужчин положение женщин, укореняет зачатки единого, централизованного и жесткого правления. Равноправные и уважительные отношения полов в семьях холодных стран, отражаются и на формировании государства.

Идеи родоначальников концепции географического детерминизмав последующем развивались многими ее представителями, среди которыханглийские ученые Г. Т. Бокль, Ф. Бэкон, У. Темпл, Х. Маккиндер, А. Тойнби, французские мыслители Ж. Э. Реклю, А. Барнав, Б. де Фонтанель, Ж.-Б. Дюбо, немецкие классики И. Кант, И. Г. Гердер, А. фон Гумбольдт, Ф. Ратцель, К. Риттер, американские исследователи А. Гюйо, Э. Хантингтон, Э. Ч. Семпл, Д. П. Марш, а также российские ученые Л. Н. Гумелев, Л. И. Мечников, В. О. Ключевский, Г. В. Плеханов и др.

Основные положения географического детерминизма в английской школе претерпевают некоторую корректировку. По мнению Г. Бокля, влияние климата и почвы является лишь опосредованным, однако имеет существенные последствия.[10] Природные силы на первоначальном этапе способствуют накоплению богатств, что расширяет знания народов, в дальнейшем применяемые ими для подчинения природы себе. Г. Бокль пишет, что у менее цивилизованных народов приращение «богатства» идет, главным образом, от внешних, природных сил (почва, климат, пища), а у более цивилизованных – от рациональной деятельности, ведущей к накоплению знаний.[10] Первое приращение имеет предел, у второго такой предел отсутствует, что снимает ограничения на дальнейшее ускоренное развитие.[11] Описанная позиция составляет одну из основ географического поссибилизма – течения, сформировавшегося внутри концепции географического детерминизма. Его особенность – в рассмотренииприродной среды как возможности, создающей предпосылки для общественного развития, после адаптации человека к этим условиям.[12] Окончательное оформление данная идея получает в работе Л. Февра «Географическое введение в историю».[13]

Ярким представителем немецкой школы географического детерминизма является К.Риттер, считавший, что характер общества не может формироваться в предустановленном направлении, а происходит это путем адаптации к природной среде, через выработку и развитие необходимых для проживания качеств.[11] «Каждый человек является представителем родной природы, которая произвела его на свет и воспитала. В народах отражается их отечество. Местные влияния ландшафта на характерные черты жителей, включая телосложение, форму черепа, темперамент, язык и духовное развитие, несомненны… Существование человека целиком связано с землей тысячами цепких корней, которые невозможно вырвать».[14]

Представитель школы географического детерминизма Ф. Ратцель, стал родоначальником концепции геополитики, согласно которой политика государств (в основном внешняя) предопределяется географическими факторами, а именно положением страны, природными ресурсами, климатом и др.[15] Важную роль Ф. Ратцель отводит климату. Осуществляя анализ его влияния на человека, немецкий географ полагает, что влажный воздух тропиков действует усыпляющим образом, а это путь к рабству. Сухость же воздуха возбуждает нервную систему, что приводит к активной деятельности членов общества и народному правлению.[15] Подчеркивал исследователь и тот факт, что различия народов, их характеров и биологии могут проявляться в пределах одного государства.[16]

Проблемами географического детерминизма занимались и российские ученые, в первую очередь, Л. И. Мечников. В теории географического детерминизма он представляет едва ли не самый оригинальный подход. Логика рассуждений Л. И. Мечникова такова. При некоторых природных условиях человеку приходится соединять свои усилия с другими людьми. В таком случае структура общества становится сложнее, так как появляется основа для разделения труда и дальнейшей социальной дифференциации. В иных природных условиях индивид может сам получить необходимое для жизни.[17] В качестве главной силы среди совокупности географических факторов, Л. И. Мечников называет водную среду, выделяя речной, морской и океанический периоды развития человечества.[11] Период речного развития цивилизации характеризуется деспотической формой правления, средиземноморский (морской) период предполагает установление олигархии, а океанический – формирование либеральной демократии. Одновременно с этим, Л. И. Мечников придавал весомое значение климату. Он писал: «В жарком поясе, несмотря на его роскошную флору и фауну, до сих пор также не возникло прочной цивилизации, которая занимала бы почетную страницу в летописях человечества. Здесь причина этого кроется в самом факте, так сказать, излишнего развития органической жизни во всех ее формах, это изобилие жизни служит в ущерб развитию энергии и умственных способностей у населения; жители жаркого пояса, получая в изобилии и почти без всяких координированных усилий со своей стороны все необходимое для материального благоденствия, по этой самой причине лишены единственного стимула к труду, к изучению окружающего мира и к солидарной, коллективной деятельности».[18] С точки зрения ученого, именно «кооперативная солидарность» предопределяет больше свободы в правах и действиях личности, а, значит, минимизированию риска установления деспотической формы правления и увеличению шансов на демократическую, республиканскую форму правления.

Крайне интересной представляется пассионарная теория этногенеза советского историка, востоковеда и археолога Л. Н. Гумилева. Автор полагает, что родина каждого этноса выражена в сочетании ландшафта, где впервые он сформировался в систему. Процессы этногенеза происходят медленнее там, где границы между ландшафтными регионами размыты и наблюдаются плавные переходы от одних географических условий к другим.[19] Таким образом, при более монотонном ландшафтном ареале, находящиеся там этносы стабилизируются, разнородный ландшафт стимулирует изменения.[19] Влияние климата в данном случае опосредованное. По мнению советского востоковеда, при мягком климате ландшафтные различия скрадываются, а в условиях континентального выступают резко. В итоге Л. Н. Гумилев делает вывод о том, что этнос подобен корпускулярной системе, и получая единый заряд, либо приходит в равновесное состояние с природой, либо распадается на части.[20]

Из современных российскихученых внимание рассматриваемой проблематике уделяет В. В. Клименко, в работах которого обосновывается тезис о влиянии на развитие человечества колебаний климата.[21;22;23] Автор пишет: «…Не похоже на совпадение, но все эпохи могучих культурных импульсов в климатическом отношении являются эпизодами больших и малых глобальных похолоданий».[21] Объединение народов и племен, создание новых государств, обострение интеллекта, а также культурные и технологические прорывы связываются здесь с периодами исторического похолодания климата. Эпохи потепления приводят к интеллектуальной и духовной деградации. Например, прослеживается синхронность похолодания климата после 330 г. до н. э. с великим периодом китайской философии и культуры.[21] По мнению В. В. Клименко, во-первых, локальные изменения климата(например, в одной стране или ее части) не всегда соответствуют глобальным; во-вторых, такие понятия как «ухудшение» климатических условий (т.е. похолодание, уменьшение количества осадков) и «улучшение» климатических условий (т.е. потепление, увеличение количества осадков) вполне относительны.[24]

Таким образом, сторонники географического детерминизма от концепции абсолютной причинности со временем переходят к более сдержанной риторике. Географический детерминизм дает начало другим научным направлениям, таким как географический поссибилизм, геополитика и климатический детерминизм. Сторонники последнегообнаруживают влияние климата на характер, менталитет и физиологию человека, а так же нагосударство и право. Рассмотрение процессов становления права и государства сквозь призму географических и климатических особенностей заставляет взглянуть на ряд проблем под новым углом.

Безусловно, значение подобных факторов не следует абсолютизировать. Форма правления конкретного государства, в частности, складывается под влиянием множества обстоятельств, среди которых гораздо более значимыми являются политико-правовые и социально-экономические факторы. К первым, по нашему мнению, следует отнести правосознание населения, политический режим, политико-правовой опыт соседних государств, их военное вмешательство, влияние различных политико-правовых идей и пр. Вторая группа факторов включает степень экономического развития, историческую память, менталитет, привычки и образ жизни людей, религиозные воззрения, национальный состав населения и связанные с ним традиции и обычаи. Выделенные факторы в той или иной комбинации обусловливают форму правления конкретного государства в определенный исторический период. Преобладание одних элементов над другими со временем приводит к микро- или макроизменениям в организации высшей государственной власти.

Стоит, однако, признать, что полное игнорирование теоретико-правовой наукой климатических условий как объективных обстоятельств, сопровождающих развитие человечества на протяжении всей его истории, было бы ошибкой. Можно предположить, что сохраняя свое влияние на образ жизни, привычки, менталитет людей, уровень экономического развития, характер взаимодействия между государствами, климатические факторы оказывают опосредованное воздействие и на форму государственно-правовых институтов.

Библиография
1.
Геродот. История. В 9-ти кн. / Пер. Г.А. Стратановского. — М.: ООО «Издательство АСТ»,»Ладомир», 2001. — 752 с.;
2.
JouannaJ, Hippocrates. 1999. Hippocrates. Baltimore, MD: John Hopkins University Press ISBN 0801859077;
3.
Аристотель. Политика. Кн. 7 // Он же. Сочинения: В 4-х т. Т. 4 / Пер. с древнегреч.; Общ. ред. А. И. Доватура.-М.: Мысль, 1983.-830 с.-(Филос. наследие. Т, 90);
4.
Бузескул, В. П. Введение в историю Греции. Обзор источников и очерк разработки греческой истории в XIX и в начале XX в. // Вступ. ст. и общ. ред. проф. Э. Д. Фролова.— СПб.: Издательский дом «Коло», 2005.— 672 с.;
5.
Ибн-Халдун. Введение (ал-Мукаддима) (сост. пер. с араб. и примеч. А.В. Смирнова) // Историко-философский ежегодник 2007 М.: Наука, 2008;
6.
Географический словарь / Режим доступа: http://gufo.me/content_geogenc/geograficheskij-determinizm-90613.html (Дата обращения: 15.07.2017);
7.
Гугняк, В. Я. Жан Боден (1530-1596) как представитель раннего меркантилизма // Вопросы экономики и права.-№ 83. – М., 2015 – С. 80 – 85;
8.
Боден, Ж. Метод легкого познания истории. // М. : Наука, 2000. – 412с. ISBN 5-02-008714-9;
9.
Монтескье, Ш. Л. О духе законов / Сост. А. Матешук; Пер. А. Матешук; Коммент. А. Матешук. // Москва: Мысль, 1999. – 672 с. – (Из классического наследия);
10.
Бокль, Г. Т. История цивилизации в Англии // Перевод К. Бестужева-Рюмина и Н. Тиблена.-Третье, полное издание без перемен. Т. 1-2. Санкт-Петербург, Москва: М.О. Вольф, 1873;
11.
Гринин, Л. Е. Лекция: Природный фактор в аспекте теории истории // Философия и общество.-2011.-N 2 (62).-С. 168-198.-Библиогр.: с. 195-198 .-ISSN 1681-4339;
12.
Трифонова, Т. А., Любишева, А. В., Репкин, Р. В., География. Эколого-географическое и социально-экономическое пространство : учеб. пособие // Владим. гос. ун-т имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых. – Владимир : Изд-во ВлГУ, 2013. – 165 с.;
13.
La Terre et l'évolution humaine, Paris, Albin Michel, «L'évolution de l'Humanité», 1922.
14.
Самарова, Л. Р. Географический детерминизм в современных религиоведческих исследованиях // Культура народов. Причерноморья. — 2006. № 79 С. 134—138.;
15.
Ратцель, Ф. Земля и жизнь: Сравнительное землеведение / Пер. с нем. под ред. П. И. Кротова: в 2 т. — Репринтное издание 1900-х гг. — СПб.: Альфарет, 2015. — (Серия «Всемирная география»);
16.
Anthropogeographie. Bd. 1-2. Stuttg., 1921-22; PolitischeGeographic. Munch., 1923;
17.
La civilisation et les grandsfleuveshistoriques / par Leon Metchnikoff ; avec une preface de M. Elisee Reclus.-Librairie Hachette et C-ie, 1889.-369 с.
18.
Мечников, Л. И. Цивилизация и великие исторические реки //-М., 1995.-461 с.;
19.
Гумилев, Л.Н. «Этногенез и биосфера Земли» М., 1993 г. С. 63.;
20.
Гумилев, Л.Н. «Открытие Хазарии» СПб-М., 2002 г.;
21.
Клименко, В. В Климат и история в эпоху первых Высоких культур (3500–500 гг. до н.э.) // Восток. 1998. № 4. С. 5–24;
22.
Клименко, В. В. Климат и история от Конфуция до Мухаммада // Восток. 2000. № 1. С. 5–31.
23.
Клименко, В. В. Холодный климат ранней субатлантической эпохи в Северном полушарии. //-М.: Издательство МЭИ, 2004. – 144 с.;
24.
Карпюк, С. Г. Климат и география в человеческом измерении (архаическая и классическая Греция) // М.: ИВИ РАН, 2010. – 224 С.
References (transliterated)
1.
Gerodot. Istoriya. V 9-ti kn. / Per. G.A. Stratanovskogo. — M.: OOO «Izdatel'stvo AST»,»Ladomir», 2001. — 752 s.;
2.
JouannaJ, Hippocrates. 1999. Hippocrates. Baltimore, MD: John Hopkins University Press ISBN 0801859077;
3.
Aristotel'. Politika. Kn. 7 // On zhe. Sochineniya: V 4-kh t. T. 4 / Per. s drevnegrech.; Obshch. red. A. I. Dovatura.-M.: Mysl', 1983.-830 s.-(Filos. nasledie. T, 90);
4.
Buzeskul, V. P. Vvedenie v istoriyu Gretsii. Obzor istochnikov i ocherk razrabotki grecheskoi istorii v XIX i v nachale XX v. // Vstup. st. i obshch. red. prof. E. D. Frolova.— SPb.: Izdatel'skii dom «Kolo», 2005.— 672 s.;
5.
Ibn-Khaldun. Vvedenie (al-Mukaddima) (sost. per. s arab. i primech. A.V. Smirnova) // Istoriko-filosofskii ezhegodnik 2007 M.: Nauka, 2008;
6.
Geograficheskii slovar' / Rezhim dostupa: http://gufo.me/content_geogenc/geograficheskij-determinizm-90613.html (Data obrashcheniya: 15.07.2017);
7.
Gugnyak, V. Ya. Zhan Boden (1530-1596) kak predstavitel' rannego merkantilizma // Voprosy ekonomiki i prava.-№ 83. – M., 2015 – S. 80 – 85;
8.
Boden, Zh. Metod legkogo poznaniya istorii. // M. : Nauka, 2000. – 412s. ISBN 5-02-008714-9;
9.
Montesk'e, Sh. L. O dukhe zakonov / Sost. A. Mateshuk; Per. A. Mateshuk; Komment. A. Mateshuk. // Moskva: Mysl', 1999. – 672 s. – (Iz klassicheskogo naslediya);
10.
Bokl', G. T. Istoriya tsivilizatsii v Anglii // Perevod K. Bestuzheva-Ryumina i N. Tiblena.-Tret'e, polnoe izdanie bez peremen. T. 1-2. Sankt-Peterburg, Moskva: M.O. Vol'f, 1873;
11.
Grinin, L. E. Lektsiya: Prirodnyi faktor v aspekte teorii istorii // Filosofiya i obshchestvo.-2011.-N 2 (62).-S. 168-198.-Bibliogr.: s. 195-198 .-ISSN 1681-4339;
12.
Trifonova, T. A., Lyubisheva, A. V., Repkin, R. V., Geografiya. Ekologo-geograficheskoe i sotsial'no-ekonomicheskoe prostranstvo : ucheb. posobie // Vladim. gos. un-t imeni Aleksandra Grigor'evicha i Nikolaya Grigor'evicha Stoletovykh. – Vladimir : Izd-vo VlGU, 2013. – 165 s.;
13.
La Terre et l'évolution humaine, Paris, Albin Michel, «L'évolution de l'Humanité», 1922.
14.
Samarova, L. R. Geograficheskii determinizm v sovremennykh religiovedcheskikh issledovaniyakh // Kul'tura narodov. Prichernomor'ya. — 2006. № 79 S. 134—138.;
15.
Rattsel', F. Zemlya i zhizn': Sravnitel'noe zemlevedenie / Per. s nem. pod red. P. I. Krotova: v 2 t. — Reprintnoe izdanie 1900-kh gg. — SPb.: Al'faret, 2015. — (Seriya «Vsemirnaya geografiya»);
16.
Anthropogeographie. Bd. 1-2. Stuttg., 1921-22; PolitischeGeographic. Munch., 1923;
17.
La civilisation et les grandsfleuveshistoriques / par Leon Metchnikoff ; avec une preface de M. Elisee Reclus.-Librairie Hachette et C-ie, 1889.-369 s.
18.
Mechnikov, L. I. Tsivilizatsiya i velikie istoricheskie reki //-M., 1995.-461 s.;
19.
Gumilev, L.N. «Etnogenez i biosfera Zemli» M., 1993 g. S. 63.;
20.
Gumilev, L.N. «Otkrytie Khazarii» SPb-M., 2002 g.;
21.
Klimenko, V. V Klimat i istoriya v epokhu pervykh Vysokikh kul'tur (3500–500 gg. do n.e.) // Vostok. 1998. № 4. S. 5–24;
22.
Klimenko, V. V. Klimat i istoriya ot Konfutsiya do Mukhammada // Vostok. 2000. № 1. S. 5–31.
23.
Klimenko, V. V. Kholodnyi klimat rannei subatlanticheskoi epokhi v Severnom polusharii. //-M.: Izdatel'stvo MEI, 2004. – 144 s.;
24.
Karpyuk, S. G. Klimat i geografiya v chelovecheskom izmerenii (arkhaicheskaya i klassicheskaya Gretsiya) // M.: IVI RAN, 2010. – 224 S.