Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2174,   статей на доработке: 287 отклонено статей: 937 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Марийский язык в современной урбанистической семье (социолингвистическое исследование)
Шабыков Виталий Иванович

кандидат философских наук

старший научный сотрудник, Марийский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории им. В.М. Васильева

424036, Россия, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Красноармейская, 44, каб. 212

Schabykov Vitaliy Ivanovich

PhD in Philosophy

Senior Scientific Associate, the department of Sociology, Mari Language, Literature and History Scientific Research Institute named after V.M.Vasilyev

424036, Russia, the Republic of Mari El, Yoshkar-Ola, Krasnoarmeyskaya Street 44, office #212 

sebs9-kud@yandex.ru
Кудрявцева Раисия Алексеевна

доктор филологических наук

профессор, Институт национальной культуры и межкультурной коммуникации, Марийский государственный университет

424002, Россия, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Кремлевская, 44, каб. 503

Kudryavtseva Raisiya Alekseevna

Doctor of Philology

Professor, the department of Finno-Ugric and Comparative Philology, Mari State University

424002, Russia, the Republic of Mari El, Yoshkar-Ola, Kremlevskaya Street 44, office #503

kudsebs@rambler.ru
Карташова Елена Павловна

доктор филологических наук

профессор, ФГБОУ ВО "Марийский государственный университет"

424031, Россия, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Пушкина, 30, каб. 312

Kartashova Elena Pavlovna

Doctor of Philology

Professor, the department of Russian Language, Literature, and Journalism, Mari State University

424031, Russia, the Mari El Republic, Yoshkar-Ola, Pushkina Street 30, office #312

elena.karta77@mail.ru
Аннотация. Предмет исследования в статье – это отношение супругов-горожан Республики Марий Эл к марийскому языку, место этого языка в коммуникативной и ценностной системе урбанистической семьи. Поставленная проблема рассматривается с учетом этнофакторной оппозиции «мононациональная марийская семья (оба супруга идентифицируют себя с народом мари) / межнациональная семья (один из супругов мари, второй – русский)». Ее актуальность связана с необходимостью исследования современной социолингвистической ситуации в полиэтнических субъектах Российской Федерации, места в них национальных (региональных государственных) языков. Материалом исследования стали социолингвистические данные, полученные в 2012 году отделом социологии Марийского научно-исследовательского института языка, литературы и истории им. В.М. Васильева в ходе опроса населения на тему «Языковая ситуация в Республике Марий Эл». Методы исследования: статистический, систематизация, анализ и обобщение. Также использовался социологический инструментарий: случайная бесповторная квотная выборка, формально стандартизированное интервью и др. Научная новизна исследования заключена, во-первых, в самом его эмпирическом материале, впервые вводимом в научный оборот, во-вторых, в его проблематике (коммуникативно-ценностные составляющие марийского языка в сознании современной урбанистической семьи), впервые рассматриваемой в региональной этносоциологической и социолингвистической науке. В центре внимания авторов следующие вопросы, позволяющие определить характер рефлексии супругов двух типов урбанистических семей относительно марийского языка: признание / непризнание его родным языком, уровень владения им, степень обеспокоенности за его будущее, отношение к статусу, функционированию в обществе и перспективам марийского языка как государственного. В статье доказывается, что значительно отличается отношение к марийскому языку в мононациональной и межнациональной семье, межнациональная семья нивелирует этнозначимую ценность марийского языка, открывая широкие возможности для языковой ассимиляции.
Ключевые слова: мононациональная семья, супруги, семья, марийский язык, социолингвистическая ситуация, современность, город, Республика Марий Эл, социолингвистика, межнациональная семья
DOI: 10.25136/2409-8698.2017.3.23680
Дата направления в редакцию: 25-07-2017

Дата рецензирования: 05-08-2017

Дата публикации: 08-08-2017

Abstract. The subject of the research is the attitude of married couples living in the cities of the Mari El Republic towards the Mari language, the place of the Mari language in the communication and values system of an urban family. The problem set by the authors is viewed taking into account the ethnofactor opposition between a mononational Mari family when both spouces identify themselves as Mari and multicultural family when one of the spouces of Mari and the other is Russian. The rationale of the research is caused by the need to study the modern sociolinguistic situation in polyethnic Russian Federation constituents and to define the role of national (regional) dialects. The research is based on the sociolinguistic data obtained in 2012 by the sociological department of Vasiliev Mari Research Institute of Language, Literature and History as a result of the survey dedicated to the topic 'The Language Situation in the Mari El Republic'. The research methods include statistical analysis, systematisation, analysis and generalisation. The author has also used the sociological tools such as random non-repetition quote sample, standard inteview, etc. The scientific novelty of the research is caused, first of all, by the empirical material that is introduced to the academic community for the first tijme, and, secondly, by the problems raised by the authors (communicative and values role of the Mari language in the minds of a modern urban family) that is viewed from the point of view of regional ethnosocial and sociolinguistic studies. The authors focus on the following questions that allow to define the attitude of spouces in the aforesaid two types of married urban couples towards the Mari language: recognition/denial of Mari as a native language, competence in Mari, concerns about the future of the Mari language, attitude to the status of the Mari language and its functions in the society, and prospects for developing Mari as a state language. The authors of the article prove the fact that mononational and multinational families have very different attitudes to the Mari language. Multicultural families tend to deny the ethnic importance of Mari which creates opportunities for their further language assimilation.

Keywords: multicultural family, mononational family, spouses, family, Mari language, sociolinguistic situation, modern period, city, Republic of Mari El, sociolinguistics

Введение

Безусловно, наиболее благоприятной средой для сохранения и развития этнического языка являются моноэтнический брак и однонациональная семья.

«Национально-смешанные браки сегодня – это явление, обусловленное, с одной стороны, активностью межнациональных контактов, сходством социально-профессионального и отраслевого состава национальностей, стабильностью межнациональной обстановки, с другой стороны – ослаблением традиционных родственных связей и ослаблением ориентации на ценности собственной этнической культуры» [1, с. 14]. Размышляя о межнациональных семьях украинцев в Кыргызстане, Е. П. Шульга замечает: «Как только в семье появляется русский культурный элемент, украинский язык перестает бытовать в семье» [7, с. 109].

Нельзя не согласиться с татарским исследователем З. А. Исхаковой в том плане, что «межнациональные браки оказывают влияние на развитие языковых процессов, на их интенсивность и направленность, в какой-то степени определяют тенденции их дальнейшего развития» [1, с. 14].

Социологические данные, полученные в 2012 году отделом социологии Марийского научно-исследовательского института языка, литературы и истории им. В.М. Васильева (МарНИИЯЛИ) в ходе опроса населения на тему «Языковая ситуация в Республике Марий Эл» [8], также свидетельствуют о том, что этнический характер брака является важнейшим фактором, определяющим рефлексию респондентов относительно марийского языка. Наиболее отчетливо эта факторность проявляется в современной урбанистической семье.

Объект внимания в данной статье – это респонденты-горожане Республики Марий Эл (далее – РМЭ), состоящие в браке: 1) марийцы, у которых супруги мари или русские, 2) русские, супруги которых мари. Такой объект актуализирует оппозицию «мононациональная марийская семья / межнациональная семья, в которой один из супругов мари, второй – русский», и такие социолингвистические задачи, как сравнение отношения к марийскому языку в указанных этнотипах семьи, выявление коммуникативных и ценностных перспектив марийского языка в условиях все большего увеличения межнациональных браков в РМЭ.

Для реализации этих задач обратимся к следующим вопросам, которые позволили бы определить характер рефлексии супругов двух типов урбанистических семей относительно марийского языка: признание / непризнание его родным языком; уровень владения им; степень обеспокоенности за его будущее; отношение к статусу, функционированию в обществе и перспективам марийского языка как государственного.

В рамках исследования 2012 года было опрошено 789 горожан (жителей городов и поселков городского типа), что составляло 65,8 % всех опрошенных в РМЭ. Среди них 122 респондента состояли в мононациональных (марийских) браках, 241 – в мононациональных (русских), 67 человек – в межнациональных браках с марийским и русским культурным элементом. В однонациональных русских семьях марийский язык не является актуальной составляющей их жизни, о чем свидетельствуют все нижеприведенные таблицы; поэтому наше внимание в плане мононациональной семьи будет сосредоточено только на марийской семье.

1. Родной язык в разных семейных этнотипах

Исследования в РМЭ показывают, что, в целом, по республике примерно две трети марийцев в течение первых десятилетий ХХI века, родным языком стабильно называли марийский язык [См. об этом, например: 5, с. 70–75; 6, с. 203]. Но, как и в других регионах Урало-Поволжья, сохраняется «тенденция различия в языковой идентификации между городской и сельской местностью» [4], в сельской местности данный показатель значительно выше. Так, в начале ХХI века 96,4% опрошенных татар называли татарский родным языком, в то время как в городской среде отмечалось «сильно выраженное изменение в идентификации с языком», «5,3% опрошенных в 2005 году городских татар затруднились ответить на вопрос о родном языке, что говорит о том, что определенная часть татарского населения еще не определилась с выбором, какой язык им принимать за родной» [4].

Изучение мнения городских респондентов-супругов представляет в мононациональных марийских семьях ситуацию, похожую на мнение всего марийского населения РМЭ (примерно 71 %) (Табл. 1).

Среди респондентов-супругов из смешанных семей с марийским культурным компонентом тех, кто считает родным языком марийский язык, более чем в четыре раза (17,2 %) меньше, чем среди респондентов из мононациональных семей. Марийский этнический язык супруга / супруги мари уступает свое место в таких урбанистических семьях русскому языку, который примерно 80 % супругов признается в них родным языком.

Таблица 1

Родной язык супругов-горожан РМЭ (в % от числа опрошенных)

Мононациональная семья

Межнациональная семья (рус.+мар.)

русская

марийская

Марийский

0,5

70,8

17,2

Русский

98,1

9,2

78,1

Другой (напишите)

0,0

20,0

0,0

Русский и марийский

0,9

0,0

3,1

Русский и другой

0,5

0,0

1,6

Дети в выборе родного языка во многом копируют родителей, ибо нельзя игнорировать тот факт, что существует «тесная связь речевого поведения в семье и выбора языка в качестве родного» [1, с. 19]. По данным исследования, проведенного в 2007 году в Татарстане, дети в этнически-смешанных семьях, где общение, как правило, идет на русском языке, почти в 2,5 раза реже называют родным языком татарский, более чем в десять раз чаще – русский и более чем вдвое чаще считают родным оба языка – татарский и русский» [1, с. 19].

Таким образом, межнациональный брак – это почва для ослабления роли марийского языка как фактора этнической самоидентификации и «торможения» поколенческой этнотрансмиссии. Как отмечает татарский исследователь Г. Р. Столярова, «дети из этнически смешанных семей жили и живут как минимум в двух культурах, и какая из них им ближе, видимо, определяется не только соотношением и происхождением, но и внутренним содержанием, их социализацией, аккультурацией, историей их жизни» [3, с. 226]. У татар, пишет Д. Сулейманова, весьма «актуализировано культурно-символическое значение татарского языка – его ассоциация с этнической общностью. У русских отношение к родному русскому языку мало связано с его культурно-символическим значением, но больше с инструментальным – это естественный язык общения, коммуникации и социального продвижения» [4]. Последняя тенденция все больше проникает и в смешанные марийско-русские семьи.

2. Уровень владения марийским языком

Уровень владения супругами марийским языком также значительно отличается в марийских и смешанных семьях. Полноценное владение им («пишу, говорю, читаю») в межнациональной семье почти в пять раз ниже, чем в марийской мононациональной, – такую лингвокомпетенцию отметила только примерно восьмая часть опрошенных супругов (Табл. 2). Более трети опрошенных (это наибольшая часть супругов смешанных семей) ответила, что вообще им не владеет, более четверти (по численности – это вторая группа) – понимают, но не говорят на нем.

Таблица 2

Владение марийским языком супругами-горожанами РМЭ (в % от числа опрошенных)

Мононациональная семья

Межнациональная семья (рус.+мар.)

русская

марийская

Насколько хорошо вы владеете марийским языком?

пишу, читаю, говорю

0,5

63,1

13,4

читаю, говорю, но писать не умею

0,0

19,2

13,4

говорю, но читать и писать не умею

0,0

7,7

6,0

говорю с затруднением

0,9

2,3

1,5

понимаю, но не говорю

11,7

4,6

26,9

не владею

83,6

3,1

38,8

не ответили

3,3

0,0

0,0

Низкая лингвокомпетенция супругов по марийскому языку в смешанных семьях – это также предпосылка для снижения интереса к нему со стороны их детей. Так, например, согласно данным Г. Р. Столяровой, «в сельских национально-смешанных семьях Татарстана в 70,8% семей их члены говорят между собой по-русски; 16,3% – по-татарски; в 11,7% семей используют как русский, так и национальные языки супругов или одного из них» [3, с. 269], а «в городских семьях (национально-смешанных с участием русских и татар) около 95% семей используют только русский язык, в остальных семьях говорят и по-русски, и по-татарски» [3, с. 269]. Отсутствие активного использования нерусского языка в национально-смешанных семьях ведет к «нарушению естественной модели трансляции языка, так как родители уже не являются трансляторами родного языка для своих детей» [1, с. 19]. Среди причин такого состояния дел З. А. Исхакова называет «незнание или не очень хорошее знание родного языка самими родителями, мнение о недостаточной престижности языка, отсюда и отсутствие всякой заинтересованности знать язык самим и обучать ему детей; безразличие и просто банальная лень» [1, с. 19].

Таким образом, средством полноценного сохранения марийского языка в следующем поколении горожан является только мононациональная семья.

3. Будущее марийского языка

Супругов-горожан межнациональных марийско-русских семей намного меньше волнует будущее марийского языка. Так, если в марийских семьях примерно две трети супругов проявляют обеспокоенность по поводу судьбы данного языка, то в смешанных – только примерно половина (Табл. 3).

Таблица 3

Беспокойство супругов-горожан за будущее марийского языка (в % от числа опрошенных)

Мононациональная семья

Межнациональная семья (рус.+мар.)

русская

марийская

Беспокоитесь ли вы за будущее марийского языка?

да, беспокоюсь

17,4

72,3

49,3

нет, не беспокоюсь

62,0

16,9

29,8

затрудняюсь ответить

19,7

10,8

20,9

не ответили

0,9

0,0

0,0

Почти 30% супругов, состоящих в межнациональном браке, проявляют равнодушие по отношению к будущему марийского языка; кроме того, почти пятая часть затруднилась с ответом, что в определенной мере можно рассматривать как попытку уйти от ответа (свидетельство незаинтересованности в вопросе). Такое языковое поведение супругов в национально-смешанных семьях также способствует формированию негативного отношения детей к марийскому (этническому) языку и мешает реализации его трансляции детям.

4. Отношение к марийскому языку как государственному

Марийский язык, наряду с русским языком, официально признанный в РМЭ в качестве государственного языка, представляет большой интерес для супругов-горожан, признавших себя марийцами. Это подтверждается их ответами на целый комплекс вопросов, связанных с реальным, возможным и необходимым с точки зрения законодательства функционированием государственных языков в социуме: необходимость владения им всем населением республики, преподавание его во всех школах, роль школы в его развитии и сохранении, качество его функционирования в роли государственного.

Таблица 4

Отношение супругов-горожан РМЭ к функционированию марийского языка как государственного (в % от числа опрошенных)

Мононациональная семья

Межнациональная семья (рус.+мар.)

русская

марийская

Необходимо ли для всего населения РМЭ владение государственным марийским языком?

необходимо для всех

14,1

43,8

23,5

необходимо, но только для представителей отдельных профессий и руководящих работников

34,3

27,7

32,4

в этом нет необходимости

34,3

16,2

23,6

затрудняюсь ответить

11,7

10,8

17,6

не ответили

5,6

1,5

2,9

Как вы считаете, есть ли необходимость в преподавании марийского государственного языка во всех школах РМЭ?

да

30,0

73,8

44,8

нет

50,7

14,6

37,3

затрудняюсь ответить

17,4

10,8

16,4

не ответили

1,9

0,8

1,5

Какую роль играет современная школа в развитии и сохранении государственного марийского языка РМЭ?

школа способствует развитию и сохранению языка

62,0

77,8

66,7

школа не способствует развитию и сохранению языка

30,5

19,2

25,8

другое (напишите)

2,8

1,5

3,0

не ответили

4,7

1,5

4,5

Как вы считаете, в полной ли мере функционируют русский и марийский языки как государственные?

да, в полной мере функционируют русский и марийский языки

10,3

7,7

11,9

больше используется русский язык, чем марийский язык

62,4

86,2

62,7

больше используется марийский язык, чем русский язык

0,5

0,0

0,0

нет, русский и марийский языки функционируют не в полной мере

4,2

0,8

17,9

не могу сказать определенно

19,7

4,6

7,5

не ответили

2,9

0,7

0,0

Наиболее выраженные различия в мнении респондентов мононациональных марийских и смешанных семей отмечены по следующим позициям:

– необходимость владения марийским государственным языком всем населением республики отмечают 43,8 % супругов марийских и 23,5 % марийско-русских семей (разница – более 20 %) (Табл. 4); «в этом нет необходимости» отмечают соответственно 16,2 % и 23,6 %; наибольшая часть супругов смешанных семей (32,4 %) считает, что его владение необходимо только для представителей отдельных профессий и руководящих работников;

– необходимость в преподавании марийского государственного языка во всех школах РМЭ отмечают 73,8 % супругов марийских и 44,8 % марийско-русских семей (разница – почти 30 %), на отсутствие такой необходимости указывают соответственно 14,6 % и 37,3 % (разница примерно 23 %); кроме того, 16,4 % респондентов из межнациональных семей затруднились с ответом.

Среди супругов их смешанных семей больше тех, кто сомневается в том, что школа может способствовать развитию и сохранению языка. Более четверти опрошенных категорично заявили, что она этому не способствует. Необходимо отметить, что в условиях города респондентов с таким мнением достаточно много (почти пятая часть) и среди представителей марийских мононациональных браков. Очевидно, это связано с пониманием супругами того, что, во-первых, городская образовательная среда, безусловно, уступает в плане интереса к марийскому языку сельской этнокультурной, во-вторых, всеобщее доминирование в городском социуме русского языка как необходимого компонента коммуникации и как языка обучения не оставляет места для широкого включения марийского языка в сферу деятельности школы.

Супруги-горожане обоих семейных этнотипов в большинстве своем уверены, что русский и марийский языки не в полной мере функционируют как государственные, что больше используется русский язык, чем марийский язык (86,2 % супругов из марийских семей и 62,7 % – смешанных семей) (Табл. 4). Представители межнациональных браков в большей степени, чем мононациональных (соответственно 17,9 % и 0,8 %), дали ответ «нет, русский и марийский языки функционируют не в полной мере», то есть не разделяют два государственных языка, говорят о них, в целом.

5. О расширении сферы функционирования марийского языка в социуме

Социолингвистические данные, в целом, по РМЭ свидетельствуют о том, что все респонденты, а марийское население в особенности, важнейшим фактором сохранения и развития марийского языка, а также средством достижения реального двуязычия считают расширение сфер функционирования языка в обществе за счет его использования в административных учреждениях, делопроизводстве, информационном пространстве (СМС-сообщения, СМИ, интернет и др.) [См. об этом: 5].

Горожане-супруги также придают данному фактору немалое значение, но степень его значимости в моно- и межнациональных семьях разная. Так, свое согласие по поводу расширения сферы функционирования марийского языка в делопроизводстве выразили 27,7 % опрошенных из марийских семей, в марийско-русской семье таковых примерно в два раза меньше (Табл. 5). Наибольшую группу (38,8 %) среди супругов межнациональных семей составили те, кто не согласился с данной позицией. Более четверти опрошенных из обоих этнотипов семей уверены, что делопроизводство должно вестись на русском и марийском языках, то есть не должен игнорироваться в этой сфере марийский язык. Однако 14,6 % городских респондентов из марийских и 16,4 % из смешанных семей по вопросу о расширении функций марийского языка в делопроизводстве выразили безразличие.

Таблица 5

Отношение супругов-горожан РМЭ к расширению сферы функционирования марийского языка (в % от числа опрошенных)

Мононациональная семья

Межнациональная семья (рус.+мар.)

русская

марийская

Отношение к расширению сферы функционирования марийского языка в делопроизводстве

да, согласен

11,7

27,7

14,9

нет, не согласен

47,9

26,9

38,8

делопроизводство должно вестись на русском и марийском языках

16,4

30,0

25,4

мне безразлично

24,0

14,6

16,4

не ответили

0

0,8

4,5

Отношение к расширению сферы функционирования марийского языка в информационном пространстве (СМИ, интернет)

это необходимо сделать

21,6

66,2

36,4

это никому не нужно

27,7

19,2

33,3

меня это не касается

47,4

13,1

25,8

не ответили

3,3

1,5

4,5

Супруги-марийцы в большинстве своем (66,2 %) высказались за расширение сферы функционирования марийского языка в информационном пространстве (СМИ, интернет); респондентов с аналогичным мнением из смешанных семей значительно меньше (36,4 %) (Табл. 5). Около 60 % супругов из межнациональных семей не проявляют интереса к этой проблеме (33,3 % считают, что это никому не нужно, 25,8 % ответили, что их это не касается).

Таким образом, представители смешанных семей, объективно оценивая реальное положение марийского языка, понимая узость сфер его реального использования в обществе, тем не менее не проявляют обеспокоенности по поводу его будущего, в большинстве своем индифферентны к предлагаемым и возможным путям улучшения ситуации. Если учитывать тот факт, что число межнациональных браков в городе растет (как отмечает автор историко-этнографического и этносоциологического исследования среди башкир-горожан М. Д. Киебеков, такой брак обусловлен «влиянием социально-профессионального состава», интегрированности башкир в социальную инфраструктуру города»; «чем меньше они отличаются от других национальностей по социальному составу, тем, следовательно, более благоприятны их психологические установки на межнациональные браки» [2, с. 150]), то можно предположить нарастание индифферентных тенденций относительно расширения сфер функционирования марийского языка в социуме.

Заключение

Итак, на основе социолингвистических данных 2012 года нами проанализирована рефлексия супругов двух типов урбанистических семей РМЭ (мононациональных марийских и межнациональных русско-марийских) относительно марийского языка, что позволяет сделать следующие выводы.

1) Межнациональный брак – это благоприятная почва для снижения этноидентификационной роли марийского языка. Возможность сохранения марийского языка в такой функции в более или менее выраженной мере прослеживается, в основном, в мононациональных семьях.

2) Полноценное владение им («пишу, говорю, читаю») в межнациональной семье многократно ниже, чем в марийской мононациональной; такая низкая лингвокомпетенция супругов по марийскому языку в смешанных семьях – это предпосылка для снижения интереса к нему со стороны их детей. Незнание супругами мари этнического языка ведет к нарушению естественной модели трансляции языка. Средством полноценного сохранения его в следующем поколении горожан представляется только мононациональная семья.

3) Обеспокоенность по поводу судьбы данного языка в большей степени проявляют в марийских семьях.

4) Супруги-горожане обоих семейных этнотипов в большинстве своем уверены, что русский и марийский языки не в полной мере функционируют как государственные, что больше используется русский язык, чем марийский язык. Однако представители смешанных семей «пасуют», когда речь заходит о реальных мерах поддержки его как государственного языка. Так, они менее, чем супруги мононациональных семей, заинтересованы в том, чтобы им владело все население РМЭ и чтобы он преподавался во всех школах республики, а также менее уверены в том, что школа способствует развитию и сохранению языка.

5) Представители смешанных семей, объективно оценивая реальное положение марийского языка, понимая узость сфер его реального использования в обществе, тем не менее не проявляют обеспокоенности по поводу его будущего, в большинстве своем они индифферентны и к предлагаемым и возможным путям улучшения ситуации.

6) Если в мононациональных городских марийских семьях марийский язык, как и в татарских семьях татарский язык, имеет более или менее выраженную культурно-символическую семантику, то в смешанных семьях такое значение языка начинает явно утрачиваться. Нивелируя этнозначимую ценность марийского языка, межнациональная семья открывает широкие возможности для языковой ассимиляции.

Библиография
1.
Исхакова З. А. Этноязыковые проблемы в современных национально-смешанных семьях Татарстана // TATARICA. 2015. № 2 (5). С. 7–22.
2.
Киекбаев М. Д. Башкиры в городах Башкортостана: история и современность (опыт историко-этнографического и этносоциологического исследования). Уфа: Нур-Полиграфиздат, 1998. 212 с.
3.
Столярова Г. Р. Феномен межэтнического взаимодействия: опыт постсоветского Татарстана / Казан. гос. ун-т им. В. И. Ульянова-Ленина. Казань, 2004. 315 с.
4.
Сулейманова Д. Языковая ситуация в Республике Татарстан [Электронный ресурс] // URL: http://www.info-islam.ru/publ/stati/statji/jazykovaja_situacija_v_respublike_tatarstan/5-1-0-11281 (дата обращения: 31.06.2017).
5.
Шабыков В. И. Ценностная парадигма общественного сознания в Республике Марий Эл (на материале социологических исследований): монография / МарНИИЯЛИ им. В. М. Васильева. Йошкар-Ола, 2016. 176 с.
6.
Шабыков В. И., Кудрявцева Р. А., Казанцев Д. Е. Язык как этническая ценность (к вопросу об этнической природе общественного сознания населения Республики Марий Эл в начале 2010-х годов) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. № 2 (40). Ч. II. C. 207–210.
7.
Шульга Е. П. Украинцы в Кыргызстане (этносоциальный облик). М.: Директ-Медиа, 2013. 134 с.
8.
Языковая ситуация в Республике Марий Эл: анкета / МарНИИЯЛИ им. В. М. Васильева. Отдел социологии. Йошкар-Ола, 2012. 16 с
References (transliterated)
1.
Iskhakova Z. A. Etnoyazykovye problemy v sovremennykh natsional'no-smeshannykh sem'yakh Tatarstana // TATARICA. 2015. № 2 (5). S. 7–22.
2.
Kiekbaev M. D. Bashkiry v gorodakh Bashkortostana: istoriya i sovremennost' (opyt istoriko-etnograficheskogo i etnosotsiologicheskogo issledovaniya). Ufa: Nur-Poligrafizdat, 1998. 212 s.
3.
Stolyarova G. R. Fenomen mezhetnicheskogo vzaimodeistviya: opyt postsovetskogo Tatarstana / Kazan. gos. un-t im. V. I. Ul'yanova-Lenina. Kazan', 2004. 315 s.
4.
Suleimanova D. Yazykovaya situatsiya v Respublike Tatarstan [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.info-islam.ru/publ/stati/statji/jazykovaja_situacija_v_respublike_tatarstan/5-1-0-11281 (data obrashcheniya: 31.06.2017).
5.
Shabykov V. I. Tsennostnaya paradigma obshchestvennogo soznaniya v Respublike Marii El (na materiale sotsiologicheskikh issledovanii): monografiya / MarNIIYaLI im. V. M. Vasil'eva. Ioshkar-Ola, 2016. 176 s.
6.
Shabykov V. I., Kudryavtseva R. A., Kazantsev D. E. Yazyk kak etnicheskaya tsennost' (k voprosu ob etnicheskoi prirode obshchestvennogo soznaniya naseleniya Respubliki Marii El v nachale 2010-kh godov) // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. 2014. № 2 (40). Ch. II. C. 207–210.
7.
Shul'ga E. P. Ukraintsy v Kyrgyzstane (etnosotsial'nyi oblik). M.: Direkt-Media, 2013. 134 s.
8.
Yazykovaya situatsiya v Respublike Marii El: anketa / MarNIIYaLI im. V. M. Vasil'eva. Otdel sotsiologii. Ioshkar-Ola, 2012. 16 s