Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2260,   статей на доработке: 283 отклонено статей: 937 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


Проектный метод, соразмерности и смысловые «аллюзии» в архитектуре. Из творческого опыта поколения советских архитекторов Сибири второй половины ХХ века: Эдуард Панов
Слабуха Александр Васильевич

кандидат архитектуры

профессор, ФГАОУ ВО «Сибирский федеральный университет»

660041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, проспект Свободный, 79

Slabukha Aleksandr Vasil'evich

PhD in Architecture

Professor, the department of Architectural Engineering, Siberian Federal University

660041, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, ul. Prospekt Svobodnyi, 79

slabuha@mail.ru
Аннотация. Представляются основные результаты исследования творчества одного из известных организаторов архитектурной деятельности в советской Сибири – красноярского архитектора, градостроителя, исследователя и публициста Э. М. Панова. Предмет исследования – проектное и научное творчество мастера – рассматривается с двух позиций – (1) через изучение содержания личного проектного метода автора, проявленного в градостроительных и архитектурных проектах, и (2) через авторскую интерпретацию мастером творчества других зодчих, изложенную в книгах, статьях, аналитических текстах, графических изображениях. Исследуемое творчество Э. М. Панова, как практикующего и рефлексирующего архитектора-исследователя, представляется совокупностью двух сторон его творчества - проектной и исследовательской. Архитектурное и градостроительное творчество Э. М. Панова, яркого представителя поколения советских архитекторов Сибири второй половины ХХ века, свидетельствует об актуальности и в постклассицистическую эпоху отечественной архитектуры – эпоху советского модернизма – широкого арсенала профессиональных методов, разработанных академическими школами прошлого - основных композиционных средств, приемов ритмо-метрических отношений, художественных возможностей передачи смысловых образов.
Ключевые слова: архитектор Эдуард Панов, архитектор Леонид Чернышёв, египетский стиль, модерн, архитектурный модернизм, модернизм в Сибири, архитектурная аллюзия, архитектура Сибири, архитектура Красноярска, красноярский музей
DOI: 10.7256/.2017.1.23668
Дата направления в редакцию: 25-07-2017

Дата публикации: 29-08-2017

Abstract. This article examines the creative path of one of the prominent institutors of architectural activity in Soviet Siberia – Krasnoyarsk architect, urban planner, scientist, and publicist E. M. Panov. The subject of this research is the project and scientific works of the master viewed from the two perspectives (1) through studying the content of the author’s personal project method manifested in city-planning and architectural strategies, and (2) through the author’s interpretation of the works of other architects presented in the books, articles, analytical texts, graphic images. The works of E. M. Panov as a practical and cogitating architect-researcher is demonstrated by the combination of two aspects of his creativity – engineering and researching. The architectural and city-planning legacy of E. M. Panov – a prominent representative of the generation of Soviet architects of Siberia of the late XX century – testifies to the relevance of national architecture in the post-classical era, which is the time of Soviet modernism with broad arsenal of professional methods, developed by the academic schools of the past – the main compositional means, techniques of rhythmic-metrical relations, and artistic abilities of transmitting the conceptual visions.  

Keywords: modernism in Siberia, architectural modernism, modern, Egyptian style, architect Leonid Chernyshyov, architect Eduard Panov, architectural allusion, architecture of Siberia, architecture of Krasnoyarsk, Krasnoyarsk museum

1 Введение

Изучение и презентация любой новой конкретно-исторической биографии мастера из российской провинции второй половины ХХ века, активно использовавшего научные знания профессии, творившего в контексте общепрофессиональных проблем архитектуры, расширяет знание о творческом опыте поколения советских архитекторов этого мало изученного периода, дополняет общую картину сути профессиональной архитектурной деятельности. При этом проблемы и идеи метода архитектора, применяемого вне зависимости от географии – неиссякаемый источник профессиональных дискуссий и вдохновений.

2 Обзор публикаций по теме исследования

Общетеоретическая проблема аналитического раскрытия одной из сторон сути профессии архитектора, профессиональных приемов – композиционных методов, включая категории ритмических и метрических построений, масштабности и других, обосновывающих формообразование в архитектуре, привлекает неиссякаемое внимание со стороны современных отечественных исследователей [8, 9, 10]. Развитие новейших культурологических идей также способствует развитию теории творческих процессов в архитектуре и ее восприятия [11]. Расширяется «набор» инструментов содержательного анализа творческого метода архитектора [12, 13].

Творческий проектный метод в архитектуре раскрывается современными авторами-исследователями и в виде теоретической модели комплекса профессиональных приемов [14, 15, 16], и через исследование персонального творчества мастера архитектуры, чьи архитектурные работы несут явный индивидуальный почерк и глубокий содержательный характер [17, 18, 19].

Научная (творческая) биография архитектора – это, зачастую, интерпретация конкретно-биографической истории творчества отдельного архитектора, исследуется через истоки его профессионального становления, атрибуцию и описание основных проектных работ. В немалой степени это относится к архитекторам российской провинции, чья творческая деятельность ранее была недостаточно изучена или описывается и исследуется впервые [20, 21, 22]. Архитектурное творчество мастеров периода советского модернизма 1960–1980-х годов лишь в последние годы находит некоторое отражение в научных исследованиях [23, 24, 25], в том числе городов Сибири – Красноярска, Новосибирска и других [26, 27, 28, 29].

Опыт опубликования письменных суждений архитекторов-практиков о проблемах архитектурного мастерства, принципах искусства архитектуры имеет известные примеры советских академических изданий [30, 31, 32]. В них представлены избранные отрывки из писем, статей, выступлений крупнейших отечественных и иностранных зодчих XX века о проблемах архитектурного мастерства, о соотношении искусства и техники в архитектуре, об отношении к историческому наследию. Эти материалы характеризуют сложный и яркий путь развития отечественной и мировой архитектурной мысли.

Исследования заявленной темы характеризуют значительную изученность общетеоретических проблем творческого метода в архитектуре, многообразие опыта творческих биографий в отечественной архитектуре. Однако результаты российского архитектуроведения пока не отражают все многообразие региональных архитектурных школ, сформировавшихся в процессах активного градостроительного освоения отдаленных российских территорий в прошлом ХХ столетии.

3 Предмет исследования

Статья посвящена раскрытию проектно-творческого и научного метода одного из известных архитекторов-менеджеров в советской Сибири – красноярского архитектора, градостроителя, организатора проектной деятельности, исследователя и публициста Эдуарда Михайловича Панова (род. 1932 г.). Э. М. Панов – один из заметных советских региональных управленцев в архитектуре и градостроительстве второй половины ХХ века. Его профессиональная личность проявилась в десятилетия активного градостроительного освоения Сибири.

Принципы построения в архитектуре, основанные на изучении опыта классицистических основ, Э. М. Панов освоил в Сибирском строительном институте (Сибстрин) в г. Новосибирске (1949–1956), обучаясь архитектурной специальности (рис. 1). Овладение профессией выпало на период послевоенного расцвета и в профессиональном образовании, и в практике идей использования классических закономерностей в творчестве архитектуры.

1

Рис. 1. Учебные курсовые проекты Э. М. Панова, 3 курс, Сибирский строительный институт, Сибстрин, 1953 г. (а, б) [2] – место хранения копии, [6] – место хранения оригинала (публикуется впервые)

После окончания института вернулся в родной Красноярск, которому посвятил всю свою последующую творческую жизнь. Ему присвоено звание Почетный гражданин города Красноярска. Он – заслуженный архитектор Российской Федерации. Творческая биография включает ответственные проектировочные и администраторские должности – главный архитектор ведущего территориального института «Горстройпроект – Красноярскгражданпроект», главный архитектор города Красноярска. Десятки реализаций крупных архитектурных и планировочных проектов составляют проектный опыт зодчего.

Результаты проектной работы Э. М. Панова – это генпланы десятков поселков, планировки жилых районов и микрорайонов, проекты ансамблей, жилых и общественных зданий в городах Сибири, проекты реставрации памятников архитектуры.

Архитектурное и планировочное проектное творчество дополняет исследовательская, научно-публицистическая работа. Одной из первых крупных публикаций автора стала статья об архитектурном наследии Красноярска «Каменная летопись» (в альманахе «Красноярск и красноярцы» (Красноярск, 1978 г.), изданном к 350-летнему юбилею города) [33]. В следующей статье в журнале «Архитектура СССР» автор дал анализ новому «прорывному» градостроительному ансамблю в Красноярске – левобережной площади с гостиницей Красноярск, зданием администрации города, оперным театром [34]. После была вступительная статья к фотоальбому «Деревянное кружево Красноярья», подготовленному совместно с В. Черепановым и изданному в 1986 г. [35]. Затем в подготовленном доктором исторических наук П. Н. Мешалкиным к 370-летию города Красноярска в 1998 г. в сборнике о деятелях культуры Красноярска на рубеже XIX – XX веков «Одержимые» был напечатан очерк Э. М. Панова об архитекторе Л.А. Чернышеве «Суриков ценил его талант» [36]. Эти работы объединяет одновременно профессиональный подход к теме, публицистичность стиля изложения. Новое самостоятельное монографическое исследование «Загадки краеведческого музея» [37] вышло в свет в 2016 году – этой книге в настоящей статье посвящен отдельный раздел.

Свое разностороннее отношение к происходящему в профессии Э. М. Панов выражает участием в смежных сферах – преподавательской практике, как руководитель дипломным проектированием и многолетний председатель аттестационной комиссии выпускников архитектурной специальности, а также в работе общественных объединений – Союзе архитекторов России, Всероссийском обществе охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК).

Безусловно, масштаб профессиональной личности Э. М. Панова складывался и в соответствии с кругом общения – с выдающимися коллегами-архитекторами, высокими чинами столичных и региональных хозяйственных деятелей, с которыми он имел деловые или дружественные отношения и в силу объективных обстоятельств руководящего («номенклатурного») работника, и в связи с его личными качествами дипломата, интеллектуала, эрудита.

Герою нашего исследования в 2016 году исполнилось 85 лет.

2

Рис. 2. Дружеский шарж на Э. М. Панова, автор В. К. Шадрин, 1990-е гг. (источник: личный архив В. К. Шадрина)

4 Методы и объекты исследования

Исследуемое творчество Э. М. Панова, как практикующего и рефлексирующего архитектора-исследователя, представляется совокупностью двух сторон творчества мастера - проектной и исследовательской.

Результаты проектного творчества составляют архитектурные и градостроительные разработки на уровне реального и концептуального проектирования.

Собственно научные исследования Э. М. Панова – опубликованные и неизданные труды, посвященные анализу историко-культурного наследия Сибири, интерпретации авторских замыслов красноярских архитекторов прошлого. Среди прочего отдельное место в настоящей статье отведено изучению-изложению исследовательского метода Э. М. Панова, примененного им при анализе творчества известного сибирского архитектора начала ХХ века Л. А. Чернышева и опубликованного в книге «Загадки краеведческого музея» (Красноярск, 2016) [37]. Основные результаты настоящего исследования излагаются (частично в форме рецензии на книгу) и интерпретируются в контексте исследовательского и творческого метода автора книги Э. М. Панова. Метод анализа исследуемого монографического труда повторяет принятую в монографии совокупность основных способов получения нового знания о содержании и структуре авторского замысла, процесса формирования архитектурного объекта и включает в себя способ исследования творческого феномена зодчего Л.А. Чернышева, «дешифрованный» и изложенный архитектором-исследователем Э. М. Пановым.

Так, содержательная общность проектной и исследовательской сторон – главная научно-методическая гипотеза настоящего исследования, направленного на понимание сути творчества архитектора Э. М. Панова.

В настоящей статье использованы и представлены текстовые и графические материалы из личного архива Э. М. Панова, значительная их часть ранее не публиковалась. По замечанию самого Э. М. Панова, сохранившиеся проектные материалы, большая часть которых передана в Красноярский городской архив [2], составляют лишь долю графического «продукта» архитектора, значительная часть которого недальновидно не сохранялась.

4.1 О соразмерностях в «палладиевой» архитектуре конца XIX века в сибирской провинции

Одним из сохранившихся в графике результатов исследований Э. М. Панова стало участие в проекте приспособления к современному использованию объекта культурного наследия регионального значения – одного из городских особняков Красноярска конца 1890-х годов – «Дом Н. А. Кузнецовой с магазином» (пр. Мира 87). Авторство реставрируемого объекта не установлено, но, изучая истоки «высокой» архитектуры в провинциальном сибирском городе, автор исследования пришел к выводу о столичном источнике проекта, имеющем очевидные качества палладиевой архитектуры.

Результаты композиционного анализа планировки объекта исследования привели Э. М. Панова к аргументированной гипотезе. В заимствованном для Красноярского заказчика проекте петербургского архитектора внутренняя продольная стена разделяла его на две абсолютно равные по ширине (выделено Э. М. Пановым) половины дома, а все помещения, размещаемые там, полностью соответствовали рекомендациям Андреа Палладио в его трактате «Четыре книги об архитектуре» (1570): «комнаты нужно делать круглыми (в редких случаях), или квадратными, или длина их должна равняться диагонали квадрата, сторона которого равна ширине комнаты, или же комната должна представлять квадрат с третью, или квадрат с половиною, или квадрат с двумя третьями, или же два квадрата» [38]. Однако при строительстве подрядчик явно по требованию купца-заказчика (ради увеличения площадей парадных торговых залов) «отодвинул» эту стену вглубь здания, вследствие чего параметры этих помещений утратили «классическое» пропорциональное качество.

3

Рис. 3. Композиционный анализ построения фасадов и плана здания – объекта культурного наследия регионального значения «Дом Н. А. Кузнецовой с магазином» (1890) в г. Красноярске (пр. Мира 87), автор Э. М. Панов, 1993 г. [5] (публикуется впервые)

Так, продемонстрировано проникновение в сибирскую провинцию в конце XIX века высоких образцов палладиевой архитектуры, адаптированных лишь через «легкую» трансформацию некоторых планировочных характеристик ввиду прагматического применения для утилитарных целей заказчика.

4.2 О соразмерностях и символике в архитектуре модерна Красноярска (к выходу новой книги)

Поводом для написания настоящей статьи послужила вышедшая в 2016 г. книга Э. М. Панова об одном из загадочных памятников архитектуры Сибири – здании красноярского краеведческого музея, возведенном в 1912–1914 гг. в Красноярске по проекту выдающегося сибирского архитектора Л. А. Чернышёва [37]. Его архитектура оценивается российскими исследователями как «наиболее полная, откровенная и цельная стилизация на египетскую тему» [39, с. 26], «последний образец тяготения к настоящей «египтомании» в отечественной архитектуре перовой трети ХХ века» [40], важнейший объект в архитектурном творчестве автора [41, 42].

Книга занимает логически подготовленное место в ряду заметных аналитических текстов, написанных и опубликованных архитектором Э. М. Пановым. Тема и объект исследования, находясь в центре общественного внимания, еще больше приобрел в тексте книги эмоциональную публицистическую окраску.

4

Рис. 4. Постройки архитектора Л. А. Чернышёва (а, б): а – павильон «Научный» («Общенаучный») первой Западно-Сибирской сельскохозяйственной, лесной и торгово-промышленной выставки в Омске, 1911 г, фото 1911 г. [1] (ф. 2120, оп. 1, д. 50); б – краеведческий музей в Красноярске, 1912-1914, 1929-1930 гг., фото А. В. Слабухи 2000 г.; в – обложка книги Э. М. Панова «Загадки краеведческого музея», 2016 г. [37]

Жанр изложения мыслей автором избран ближе к эссе – с выражением индивидуальных впечатлений и авторских соображений по конкретному предмету – истокам формообразования и стилистических образов одного из неожиданных, странных объектов красноярской архитектуры – здания краеведческого музея.

Основная цель книги – в ее названии – в разгадке замысла и метода зодчего Л. А. Чернышёва, автора здания красноярского краеведческого музея.

Исследование построено на собственном методе в развитии – автор вынес его в подзаголовок книги: «версии», «предположение», «доказательства», «предложения»; а его логическое развитие завершается, как у последовательного архитектора, своими проектными предложениями.

Авторская «условно свободная» композиция основного текста эссе включает четыре раздела (главы) – по сути, посвященные отдельным предметам исследования – предпосылкам строительства здания («Скитания»), образным идеям формообразования («Созидание»), закономерностям геометрического пропорционирования («Соразмерности»), описаниям и разгадкам заложенных в знаки зашифрованных смыслов («Символика»). В их логике – главная идея распознавания («прочтения») проектного метода Л. А. Чернышёва.

Автор исследования, как архитектор-эстет, принимает исходную смысловую эстетику символов (знаков), заложенную в архитектуре музея автором проекта, шифрует (наполняет) текст своими композиционными, кажется, по-пижонски (Э. М. Панов сам нередко использует этот термин для описания поведения других людей), символическими условностями – наименования всех разделов начинает на букву «с». За этим внешним эстетствующим эффектом, кто знает автора, не сомневается, скрыта внутренняя композиционная смысловая наполненность.

Основные идеи и гипотезы, представленные в содержании разделов, составили единую образную модель взаимного развития объективных обстоятельств реальной жизни музея (музейной коллекции) и творческого поиска зодчего – автора проекта здания музея.

В начале, в предисловии под названием «Существенное предуведомление» автор обосновывает и излагает цель работы – «предпринять попытки разгадать истинный замысел образного решения» здания Красноярского краеведческого музея, заложенный его автором Л. А. Чернышёвым.

В разделе «Скитания» описана история здания до открытия в нем музея – формирования предпосылок, строительства музея и временных приспособлений его помещений под короткие актуальные «немузейные» функции, многотрудная история длиной в 40 лет – обретения музеем (комплексом экспонатов) здания, своего родного дома.

В самом большом разделе «Созидание» описаны гипотетические поиски и обстоятельства «апробированного» в 1911 г. на Первой Западно-Сибирской выставке в Омске (в архитектуре «Научного» («Общенаучного (Сибиреведения)») павильона) выбора стилистики архитектуры здания Музея – «экзотического дизайна», как «удачной манифестации принадлежности истории и культуры народов Сибири к древнейшим цивилизациям мира». По признанию Э. М. Панова, он уверенно предложил свою версию часто встречающихся на древнеегипетских артефактах схематизированные изображения – храма Джосера в Саккаре, рисунок которых помог Л. А. Чернышёву «найти именно тот «типично египетский» вариетет переплетов музейных окон, дизайн которых безупречно согласуется с общей архитектурной стилистикой здания» музея [37, с. 35].

В разделе «Соразмерности» дано обоснование использованию Л. А. Чернышёвым при назначении основных геометрических параметров объекта систем египетского пропорционирования. Представлены доказательные графические иллюстрации использования для здания красноярского музея систем пропорционирования, широко применявшихся в архитектуре Древнего Египта.

5

Рис. 5. Из книги Э. М. Панова «Загадки краеведческого музея» [37, с. 44]: а – пропорциональный анализ фасада здания музея, версия Э. М. Панова; б, в пропорциональный анализ фасада и плана здания музея, версия М. Е. Меркуловой и А. И. Сысоевой [41]

В разделе «Символика» содержание художественно-декоративного оформления фасадов музея раскрыто с позиции представлений в древнеегипетском пантеоне, выдвинута широко аргументированная гипотеза наполнения конкретно-историческим содержанием символических смыслов в использованных знаках «зашифрованного образа социальной структуры Российской империи» в связи с 300-летним юбилеем царствования Дома Романовых. Проанализировано меняющееся во времени в процессе проектирования и строительства фигуральное и семантическое содержание художественного декора в зависимости от смены политического строя в стране. По сути через аллегоричное «прочтение» вариантов различных образов декоративно-художественного оформления фасадов здания музея, последовательно запроектированных в разные проектные периоды, сделано обоснование символических отражений глубинных процессов, происходивших в социальной и политической структуре российского и советского государства. Продемонстрирована достигнутая проектом высокая степень социальной значимости объекта. Символическое значение музея подтверждено и в описании логики событий по поводу выбора и обоснования места для его строительства – усилено органичностью с окружающими его средоформирующими природными образами «космической реки» – «ландшафтной ситуацией абсолютно подобной египетской».

К теме творчества известного в Сибири красноярского архитектора Л. А. Чернышёва автор обращается не в первый раз. И опять в заключительном «Слове в оправдание» отмечает сохраняющийся «пробел» в изученности содержательного аспекта архитектурного творчества Л. А. Чернышёва. Однако, в книге Э. М. Пановым на примере самого значительного творения зодчего Л. А. Чернышёва широко аргументированно продемонстрирован путь к разгадке его творческого метода [43]. Настоящая книга [37] – представляет редкий в Сибири, тип исследования, выполненного практикующим архитектором.

4.3 О соразмерностях и смысловых «аллюзиях» в архитектуре «модернизма» 1970-1980-х годов

В собственном архитектурном творчестве при обосновании проектных решений в композиционных построениях Э. М. Панов использует закономерности в построении с применением известных ритмических и метрических построений, содержательный смысл – в предлагаемых художественных образах.

Среди малых архитектурных объектов особое место занимает проект реконструкции «камерного» фасада кинотеатра «Октябрь» в Красноярске (пр. Мира, 86), все помещения которого располагаются в глубине исторического квартала. В решении его архитектуры автор использовал два средства – метод пропорциональных соотношений для композиционного строя форм фасада на основе квадрата (рис. 6 а) и тему «аллюзии» – художественного приема, отсыла к общеизвестным фактам, историческим событиям – для обоснования смыслового содержания художественной темы (рис. 6 б). Сам автор в пояснениях к эскизам заявляет парность аллегорических образов: «Крейсер «Аврора» – это Октябрь 1917 года, «Броненосец Потемкин» – это современное кино». Безупречное обоснование архитектурной композиции, ее масштаб, образные идеи получили развитие в реальном воплощении проекта скульпторами народным художником РСФСР Ю. П. Ишхановым и его учеником А. Д. Давыдовым через иной художественный образ – олицетворяющую революцию мощную женскую фигуру с символами нового времени – серпом и молотом в руках (рис. 6 в). По оценке доктора искусствоведения М. В. Москалюк, «в новаторском для советского искусства 1970–1980-х годов произведении, безусловно, считываются лучшие традиции мирового монументализма – от романтической патетики француза Делакруа до драматичной страстности мексиканцев Риверы и Сикейроса» [44, с. 22–23].

6

Рис. 6. Реконструкция фасада кинотеатра «Октябрь» в Красноярске (пр. Мира, 86), архитектор Э. М. Панов, скульпторы Ю. П. Ишханов, А. Д. Давыдов, 1974-1977 гг.: а, б – эскизы Э. М. Панова, 1974 г. [2]; в – фото, 1977 г. [44, с. 29]; г – фото, 1977 г. [3]

Уравновешенность формы квадрата Э. М. Панов использовал (в проектно-творческом периоде, общем по разработке эскиза для кинотеатра «Октябрь») в крупной пластической форме – архитектуре гостиницы «Турист» в Красноярске (ул. Матросова, 2) (рис. 7 – в, г). Здание гостиницы играет важнейшую пространственную роль в градостроительной композиции правобережья Красноярска – поставлено на визуальном завершении 4-километровой прямолинейной оси проспекта имени газеты «Красноярский рабочий». Оно включено в ансамбль правобережной предмостной площади – крупнейший градостроительный комплекс Красноярска (рис. 7 – б). В ансамбль площади также входит 5-этажный корпус жилого дома с встроенно-пристроенным блоком авиационного агентства (ул. Матросова, 4). Основная композиционная идея – обеспечение «воздушно»-пространственной связи архитектурного ансамбля площади с другими крупными объектами и группами – трехчастным комплексом зданий проектных организаций на набережной Абаканской протоки (ул. Гладкова, 4, 6, 8) (автор Э. М. Панов), циклопической аркадой коммунального моста через Абаканскую протоку, а также природным ландшафтом акватории р. Енисей и Абаканской протоки (рис. 7 – а). Это свойство новых прибрежных ансамблей в городе «у воды» Э. М. Панов считает основополагающим качеством в современном градостроительстве Красноярска, давая высокую характеристику ансамблю другой, левобережной, предмостной площади, сформированному творческим коллективом под руководством народного архитектора РФ А. С. Демирханова [34]. Новые градостроительные прибрежные ансамбли Красноярска, в свою очередь, дали импульс для проектирования системного благоустройства городских набережных р. Енисей [45].

7

Рис. 7. Ансамбль правобережной предмостной площади в Красноярске, архитектор Э. М. Панов, 1968–1980-е гг.: а – фото 2016 г.; б – проект, аксонометрия, 1968 г.; в, г – проект гостиницы «Турист», северный фасад, макет, 1970 г. [5]

Профессиональные категории ритма и метра в композиционных построениях Э. М. Панова получили значительное выражение в пластике архитектурных форм крупных градостроительных объектов. Для застройки микрорайонов 1 и 2 жилого района Солнечный в Красноярске (рис. 8) это обеспечило художественную выразительность, индивидуальность и разнообразие пространств формируемой жилой среды. Здесь академичность ритмо-метрических соотношений дополнена ярким новаторством линейной пластичности протяженных форм.

8

Рис. 8. Проект застройки микрорайонов 1 и 2 жилого района Солнечный в Красноярске, макет, автор Э. М. Панов, 1980 г. [5]

Комплексный градостроительный проект – концепция обоснования градостроительного и архитектурно-пространственного решения места и основных пространственных характеристик инженерного корпуса метрополитена в г. Красноярске по ул. Вейнбаума – стал воплощением совокупности архитектурных приемов и методов классической архитектурной школы (рис. 9). Главная градостроительная идея проекта – придание одной из основных автомобильных артерий в историческом центре улице Вейнбаума нового масштаба, соответствующего композиционной оси в развитии линии коммунального моста, соединившего правобережную и левобережную части города. Поводом для проекта послужил заказ на проектирование инженерного корпуса метрополитена на одном из свободных участков. Проектное решение предполагало размещение вдоль улицы Вейнбаума проектируемого инженерного корпуса метрополитена, а также, в развитие ритмо-метрической композиции существующих (башни управления речного пароходства и часовой башни при здании администрации города) и проектируемой доминанты, двух дополнительных высотных объектов (рис. 9 – а).

В арсенале обоснования проектной концепции градостроительного решения Э. М. Панов использовал «градостроительные аллюзии» – привлек исторические аналогии – «архитектурные святыни» Италии – ансамбли – Площадь Капитолия и Площадь Святого Петра в Риме, площадь Святого Марка в Венеции (рис. 9 – б).

9

Рис. 9. Обоснование градостроительного и архитектурно-пространственного проекта инженерного корпуса метрополитена в г. Красноярске (на ул. Вейнбаума), автор Э. М. Панов, 1994 г.: а – проектный анализ высотных доминант по ул. Вейнбаума, б – градостроительный анализ ситуации (с привлечением проектных аналогий – исторических площадей в городах Италии), в – градостроительный анализ формирования комплекса объектов (композиции) [5] (публикуется впервые)

Геометрически выверенную сдержанность и немногословность архитектурной формы Э. М. Панов использовал в проекте памятной стелы «Место формирования 119/17-й Гвардейской дивизии» для постановки в парке «Гвардейский» в г. Красноярске (рис. 10). Эмоциональную «компенсацию» памятник получил в графично-матричном строе ликов солдат, изображенных на двух гранях призматической формы стелы. Здесь использованный прием ортогональных построений при отсутствии перспективных сокращений напоминает о «народности», «примитивизме» изобразительного языка, а также, по мнению авторов монумента (скульптор В. И. Левашов, архитектор Э. М. Панов), демонстрирует понимание равности и важности всех и каждого солдата войны.

10

Рис. 10. Памятная стела «Место формирования 119/17-й Гвардейской дивизии», г. Красноярск, парк Гвардейский, авторы – скульптор В. И. Левашов, архитектор Э. М. Панов, 197677 гг.: а – эскиз [2] (публикуется впервые); б, в – фото 2016 г.

4.4 Об отношении к сохранению историко-культурного наследия

Изучение и проектирование методов использования культурного потенциала объектов архитектурного наследия – самая продолжительная научно-проектная линия в творчестве Э. М. Панова. [46] Опытный архитектор-проектировщик с глубоким исследовательским подходом – он реализует свои идеи и в научных академических работах, и в научно-проектных разработках.

Реальное воплощение получили результаты исследования городской среды начальных этапов исторического формирования Красноярска. Планировка Красноярского острога 1748 года в научно-графической реконструкции Э. М. Панова (рис. 11 – г) опубликована в 1981 г. в академически-фундаментальном коллективном труде об истории первоначального Красноярска XVII–XVIII вв. [47, с. 151] Позднее, в 2000 г., для экспозиции краеведческого музея с использованием материалов Э. М. Панова и при его научной консультации в Красноярской архитектурно-строительной академии был выполнен дипломный проект научной реконструкции Красноярского острога конца XVII – начала XVIII в. и изготовлен макет (автор Д. В. Свидрицкий, научный руководитель кандидат архитектуры А. В. Слабуха, научный консультант доктор исторических наук Г. Ф. Быконя, Э. М. Панов) (рис. 11 – в).

Инициативной и практически реализованной идеей стал проект «обозначения» места утраченных фундаментов Воскресенского собора на Стрелке, месте начала города Красноярска. Сохранение памяти места Э. М. Панов предложил в виде инкрустации плитами натурального камня по форме фундамента утраченного Воскресенского собора – первого каменного здания Красноярска (рис. 11 – а, б).

11

Рис. 11. Историческое место основания г. Красноярска на Стрелке: а, б – проект «обозначения» места утраченных фундаментов Воскресенского собора на Стрелке, автор Э. М. Панов, 1997 г. [2] (публикуется впервые); в – реконструкция в макете Красноярского острога конца XVII – начала XVIII в., макет, дипломный проект, КрасГАСА, 2000 г., автор Д. В. Свидрицкий, науч. рук. канд. арх. А. В. Слабуха, науч. конс. докт. ист. наук Г. Ф. Быконя, Э. М. Панов (источник: открытая экспозиция в Красноярским краевом краеведческом музее [4]); г – графическая реконструкция планировки Красноярска (Красноярского острога) 1748 года, автор Э. М. Панов, 1981 г. [47]

Важнейшей работой Э. М. Панова в области сохранения культурного наследия стал его инициативный проект, поддержанный региональной властью на самом высоком уровне – реставрация памятника архитектуры начала XX века – объекта культурного наследия регионального значения «Римско-католический костел преображения Господня» в Красноярске (ул. Декабристов, 20) (автор Э. М. Панов, соавторы: А. И. Соловьев, Ю. И. Гринберг, 1980–1983). Этот проект, реализованный в ряду крупных строительных мероприятий по масштабной программе «Превратим Сибирь в край высокой культуры», положил начало системной реставрации памятников в Красноярске.

Одним из, к сожалению, не реализованных проектов Э. М. Панова стала концепция музеефикации части – двух пролетных конструкций – объекта культурного наследия – железнодорожного моста через р. Енисей в Красноярске (1889–1899), награжденного Золотой медалью и Гран-при на Всемирной выставке в Париже 1900 года (рис. 11 – в). Концепция музеефикации предлагает не только функциональное экспозиционное использование в среде города фрагмента выдающегося памятника отечественного инженерного искусства конца XIX века, но и технологию «извлечения» пролетных конструкций из «плена» двух новых мостов, фланкировавших с обеих сторон исторический объект – со снятием их с исторических опор, с расчетным погружением ниже уровня воды для проведения под нижним поясом конструкций одного из поздних мостов.

12

Рис. 12. Железнодорожный мост через р. Енисей в Красноярске, 1899 г.: а – концептуальный проект «музеефикации», автор Э. М. Панов, 2000 г. [5] (публикуется впервые); б – макет фермы, модель 1900 г., масштаб 1:50 [7]; в – открытие моста, фото, 1899 г. [4]

5 Выводы и научная новизна

Творческая биография современного архитектора исследуется нередко в многообразии проектов и построек через анализ их типологического, стилистического, образного многообразия. Но этот способ познания современной архитектуры значительно сужает ее суть. В продолжение этого ряда исследовательских категорий сущностным и наиболее продуктивным для научного исследования является проектный метод мастера. Хотя, надо заметить, поводом для исследований проектного метода может служить только содержательный потенциал изучаемого материала. Творчество сибирского архитектора-градостроителя Э. М. Панова дает основания для подобного типа исследований.

Э. М. Панов представляет редкое явление в современном отечественном архитектуроведении, характеризующее написание и публикацию научных трудов-текстов «практикующим» зодчим с изложением профессионального анализа (рефлексией) творческого метода другого мастера архитектуры. Так, через систему оценок памятников архитектурного творчества конца XIX – начала XX в. Э. М. Панов, как архитектор-практик, раскрыл свое отношение к профессии зодчего, личностное видение метода архитектуры, проявившееся в собственных проектах.

Архитектурное и градостроительное творчество Э. М. Панова, яркого представителя поколения советских архитекторов Сибири второй половины ХХ века, свидетельствует об актуальности и в постклассицистическую эпоху отечественной архитектуры – эпоху советского модернизма – широкого арсенала профессиональных средств и методов, разработанных академическими школами прошлого. Их творчество подтверждает продолжение исторических традиций профессии архитектора – в преемственности применения основных композиционных средств, приемов ритмо-метрических отношений, художественных возможностей передачи смысловых образов.

Библиография
1.
Государственный архив Красноярского края (Красноярск, ул. Карла Маркса, 6).
2.
Красноярский городской архив (Красноярск, пер. Якорный, 14), Личный фонд Э. М. Панова.
3.
Красноярский городской архив (Красноярск, пер. Якорный, 14), Личный фонд Ю. П. Ишханова.
4.
Красноярский краевой краеведческий музей (Красноярск, ул. Дубровинского, 84).
5.
Личный (домашний) архив Э. М. Панова (Красноярск).
6.
Музей истории архитектуры Сибири, Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусств (Новосибирск, Красный пр., 38).
7.
Центральный музей железнодорожного транспорта России (Санкт-Петербург, ул. Садовая, 50).
8.
Азизян И. А., Добрицына И. А., Лебедева Г. С. Теория композиции как поэтика архитектуры. М.: Прогресс-Традиция, 2002. 568 с.
9.
Мелодинский Д. Л. Архитектурная масштабность как система: эволюция понятия // Архитектон: известия вузов. 2015. № 49. С. 2.
10.
Мелодинский Д. Л. Пропорции и масштаб в архитектуре // Architecture and Modern Information Technologies. 2015. № 1 (30). С. 8.
11.
Мелодинский Д. Л. Традиционные и современные формы ритма в архитектуре // Известия высших учебных заведений. Строительство. 2004. № 6. С. 109–115.
12.
Барабанов А. А. Семиотические основы художественного языка архитектуры // Человек и город: пространства, формы, смысл: Материалы Международного Конгресса Международной ассоциации семиотики пространства (Санкт-Петербург, 27–30 июля 1995 г.) Екатеринбург: Архитектон, 1998. Т. 1. С. 107–139.
13.
Игнатьева В. О., Барабанов А. А. Семиотический анализ творческого метода архитектора // Новые идеи нового века: Материалы международной научной конференции ФАД ТОГУ. 2013. Т. 1. С. 89–95.
14.
Радзюкевич А. В., Паршукова В. В., Чернова М. А. Метрологические особенности форм памятников архитектуры Новониколаевска (Новосибирска) на примере зданий А. Д. Крячкова // Баландинские чтения. 2015. Т. 10. № 1. С. 268–274.
15.
Радзюкевич А. В. К вопросу о научном изучении пропорций в архитектуре и искусстве // Ползуновский вестник. 2014. № 1. С. 159–164.
16.
Гаркуша Д. Д. Исследователь исторических мер, сибирский архитектор Николай Иванович Болотин (1907-1979) // Баландинские чтения. 2014. Т. 9. № 2. С. 196–202.
17.
Бухарова Е. А. Архитектор Иван Леонидов: космичность умонастроения и эволюция творчества: диссертация … канд. архитектуры. СПб, 2017. 198 с.
18.
Лисицина Я. Ю. Творческий метод архитектора-художника Я. Г. Чернихова как феномен отечественной культуры ХХ века: автореферат диссертации … канд. историч. наук. Улан-Удэ, 2013. 18 с.
19.
Некоторые особенности архитектурной проектной практики в России рубежа XIX – XX веков (на примере круга работ Льва Кекушева) // Архитектурное наследство. 2015. № 62. С. 215–228.
20.
Алексеева М. А., Грязнова Н. В. Первый губернский архитектор Тамбова // Архитектурное наследство. 2006. № 46. С. 179–188.
21.
Базилевич М. Е., Крадин Н. П. Владивостокский архитектор И. В. Мешков (конец XIX – начало XX века) // Academia. Архитектура и строительство. 2016. № 3. С. 39–45.
22.
Сапрыкина Н. С. Архитектор С. В. Капачинский: на пути к профессиональному мастерству через освоение творческого метода А. С. Никольского // Архитектура и строительство России. 2015. № 5. С. 2–13.
23.
«Каждый пишет, как он дышит …» К юбилею архитектора Р. Г. Кананина // Архитектура. Строительство. Дизайн. 2005. Т. 40. № 3. С. 58–63.
24.
Подолинный С. И., Крылас Ю. Ю. Архитектурный модернизм Леонида Супонина (Днепропетровск 1960-х – середины 1970-х гг.) //Вісник Придніпровської державної академії будівництва та архітектури. 2013. № 6 (183). С. 19–24.
25.
Смирнова С. Е. А. С. Гецен – архитектор «Ленметрогипротранса». Материалы к творческой биографии // Архитектон: известия вузов. 2014. № 47. С. 23.
26.
Кузнецова Е. А. Достопримечательное место «Новосибирский городок»: историко-архивные и библиографические исследования // Баландинские чтения. 2015. Т. 10. № 2. С. 282–288.
27.
Симанженкова Т. К., Шагаева О. А. Ключевые моменты проектирования и строительства предмостных площадей города Красноярска // Региональные архитектурно-художественные школы. 2016. № 1. С. 466–475.
28.
Сысоева А. И., Слабуха А. В. Виталий Орехов. Новая форма для новой эры. Красноярск. Россия // Татлин_news. 2007. № 6. С. 118–124.
29.
Усепян Л. Х. Сибирский архитектор Анатолий Афанасьевич Воловик (1929–1999) // Баландинские чтения. 2014. № 1. С. 300–306.
30.
Мастера советской архитектуры об архитектуре: Избранные отрывки из писем, статей, выступлений и трактатов: В 2-х томах / Под общ. ред. М. Г. Бархина, А. В. Иконникова. М.: Искусство, 1975. Т. 1. 541 с.
31.
Мастера советской архитектуры об архитектуре: Избранные отрывки из писем, статей, выступлений и трактатов: В 2-х томах / Под общ. ред. М. Г. Бархина, А. В. Иконникова. М.: Искусство, 1975. Т. 2. 584 с.
32.
Мастера архитектуры об архитектуре: Избранные отрывки из писем, статей, выступлений и трактатов / Под общ. ред. А. В. Иконникова, И. Л. Маца, Г. М. Орлова. М.: Искусство, 1972. 343 с.
33.
Панов Э. М. Каменная летопись // Красноярск и красноярцы. Красноярск, 1978. С. 108–128.
34.
Панов Э. М. Новый градостроительный ансамбль Красноярска // Архитектура СССР. 1982. № 7–8. С. 56–57.
35.
Панов Э. М., Черепанов В. Г. [Вступительная статья] // Деревянное кружево Красноярья. Красноярск, 1986. [158 с.] С. 5–26.
36.
Панов Э. М. Суриков ценил его талант [Л. А. Чернышёве] // Одержимые: О деятелях культуры Красноярска на рубеже XIX–XX вв.: [сборник очерков] / сост. П. Н. Мешалкин. Красноярск, 1998. С. 114–124.
37.
Панов Э. М. Загадки краеведческого музея. Версии, предположения, доказательства, предложения / рецензент А. В. Слабуха / Красноярская региональная организация «Союз архитекторов России»; Красноярское краевое отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, ВООПИиК. Красноярск: ООО «Поликор», 2016. 80 с.
38.
Андреа Палладио. Четыре книги об архитектуре / Перевод И. В. Жолтовского. М.: Стройиздат, 1989. 352 с. Репринтное издание (по изданию Академии архитектуры СССР, М., 1938 г., перевод издания 1570 г.).
39.
Дубровина В. А. Египетские мотивы в архитектуре Западной Европы XVIII – начала XX века: автореферат диссертации … канд. искусствоведения. М.: МГХПУ, 2011. 30 с.
40.
Дубровина В. А. Египетские мотивы в архитектуре Западной Европы XVIII – начала XX века: диссертация … канд. искусствоведения. М.: МГХПУ, 2011. 248 с.
41.
Меркулова М. Е., Сысоева А. И. Красноярский краеведческий музей – «египетский храм» на берегу Енисея // Архитектон: известия вузов. 2013. № 42. С. 12.
42.
Меркулова М. Е. Архитектура Красноярска XIX – начала XX века. Стилевые характеристики: автореферат диссертации … канд. искусствоведения / Научно-исслед. ин-т теории архитектуры и градостроительства. М., 2005. 24 с.
43.
Слабуха А. В. Разгадать метод зодчего [Послесловие] // Панов Э. М. Загадки краеведческого музея. Версии, предположения, доказательства, предложения / Красноярская региональная организация «Союз архитекторов России»; Красноярское краевое отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Красноярск: ООО «Поликор», 2016. С. 69–72.
44.
Москалюк М. В. Скульптор Юрий Ишханов. Красноярск: изд. КАСС, 2009. 144 с.
45.
Гонина Н. В., Дворецкая А. П. Архитектурное оформление набережной р. Енисей в 1960-х – начале 1980-х гг.: от проекта к воплощению // Баландинские чтения. 2014. Т. 9. № 2. С. 202–209.
46.
Панов Э. М. Вопросы организации охраны памятников архитектуры Красноярска // Пути совершенствования управления в свете решений XXIV съезда КПСС: Сб. 1972.
47.
Панов Э. М. [Графическая реконструкция планировки Красноярска 1748 года] // Город у Красного Яра: Документы и материалы по истории Красноярска XVII–XVIII вв. / Сост. и авторы комментариев Г.Ф. Быконя, Л. П. Шорохов. Красноярск, 1981. С. 151.
References (transliterated)
1.
Gosudarstvennyi arkhiv Krasnoyarskogo kraya (Krasnoyarsk, ul. Karla Marksa, 6).
2.
Krasnoyarskii gorodskoi arkhiv (Krasnoyarsk, per. Yakornyi, 14), Lichnyi fond E. M. Panova.
3.
Krasnoyarskii gorodskoi arkhiv (Krasnoyarsk, per. Yakornyi, 14), Lichnyi fond Yu. P. Ishkhanova.
4.
Krasnoyarskii kraevoi kraevedcheskii muzei (Krasnoyarsk, ul. Dubrovinskogo, 84).
5.
Lichnyi (domashnii) arkhiv E. M. Panova (Krasnoyarsk).
6.
Muzei istorii arkhitektury Sibiri, Novosibirskii gosudarstvennyi universitet arkhitektury, dizaina i iskusstv (Novosibirsk, Krasnyi pr., 38).
7.
Tsentral'nyi muzei zheleznodorozhnogo transporta Rossii (Sankt-Peterburg, ul. Sadovaya, 50).
8.
Azizyan I. A., Dobritsyna I. A., Lebedeva G. S. Teoriya kompozitsii kak poetika arkhitektury. M.: Progress-Traditsiya, 2002. 568 s.
9.
Melodinskii D. L. Arkhitekturnaya masshtabnost' kak sistema: evolyutsiya ponyatiya // Arkhitekton: izvestiya vuzov. 2015. № 49. S. 2.
10.
Melodinskii D. L. Proportsii i masshtab v arkhitekture // Architecture and Modern Information Technologies. 2015. № 1 (30). S. 8.
11.
Melodinskii D. L. Traditsionnye i sovremennye formy ritma v arkhitekture // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedenii. Stroitel'stvo. 2004. № 6. S. 109–115.
12.
Barabanov A. A. Semioticheskie osnovy khudozhestvennogo yazyka arkhitektury // Chelovek i gorod: prostranstva, formy, smysl: Materialy Mezhdunarodnogo Kongressa Mezhdunarodnoi assotsiatsii semiotiki prostranstva (Sankt-Peterburg, 27–30 iyulya 1995 g.) Ekaterinburg: Arkhitekton, 1998. T. 1. S. 107–139.
13.
Ignat'eva V. O., Barabanov A. A. Semioticheskii analiz tvorcheskogo metoda arkhitektora // Novye idei novogo veka: Materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii FAD TOGU. 2013. T. 1. S. 89–95.
14.
Radzyukevich A. V., Parshukova V. V., Chernova M. A. Metrologicheskie osobennosti form pamyatnikov arkhitektury Novonikolaevska (Novosibirska) na primere zdanii A. D. Kryachkova // Balandinskie chteniya. 2015. T. 10. № 1. S. 268–274.
15.
Radzyukevich A. V. K voprosu o nauchnom izuchenii proportsii v arkhitekture i iskusstve // Polzunovskii vestnik. 2014. № 1. S. 159–164.
16.
Garkusha D. D. Issledovatel' istoricheskikh mer, sibirskii arkhitektor Nikolai Ivanovich Bolotin (1907-1979) // Balandinskie chteniya. 2014. T. 9. № 2. S. 196–202.
17.
Bukharova E. A. Arkhitektor Ivan Leonidov: kosmichnost' umonastroeniya i evolyutsiya tvorchestva: dissertatsiya … kand. arkhitektury. SPb, 2017. 198 s.
18.
Lisitsina Ya. Yu. Tvorcheskii metod arkhitektora-khudozhnika Ya. G. Chernikhova kak fenomen otechestvennoi kul'tury KhKh veka: avtoreferat dissertatsii … kand. istorich. nauk. Ulan-Ude, 2013. 18 s.
19.
Nekotorye osobennosti arkhitekturnoi proektnoi praktiki v Rossii rubezha XIX – XX vekov (na primere kruga rabot L'va Kekusheva) // Arkhitekturnoe nasledstvo. 2015. № 62. S. 215–228.
20.
Alekseeva M. A., Gryaznova N. V. Pervyi gubernskii arkhitektor Tambova // Arkhitekturnoe nasledstvo. 2006. № 46. S. 179–188.
21.
Bazilevich M. E., Kradin N. P. Vladivostokskii arkhitektor I. V. Meshkov (konets XIX – nachalo XX veka) // Academia. Arkhitektura i stroitel'stvo. 2016. № 3. S. 39–45.
22.
Saprykina N. S. Arkhitektor S. V. Kapachinskii: na puti k professional'nomu masterstvu cherez osvoenie tvorcheskogo metoda A. S. Nikol'skogo // Arkhitektura i stroitel'stvo Rossii. 2015. № 5. S. 2–13.
23.
«Kazhdyi pishet, kak on dyshit …» K yubileyu arkhitektora R. G. Kananina // Arkhitektura. Stroitel'stvo. Dizain. 2005. T. 40. № 3. S. 58–63.
24.
Podolinnyi S. I., Krylas Yu. Yu. Arkhitekturnyi modernizm Leonida Suponina (Dnepropetrovsk 1960-kh – serediny 1970-kh gg.) //Vіsnik Pridnіprovs'koї derzhavnoї akademії budіvnitstva ta arkhіtekturi. 2013. № 6 (183). S. 19–24.
25.
Smirnova S. E. A. S. Getsen – arkhitektor «Lenmetrogiprotransa». Materialy k tvorcheskoi biografii // Arkhitekton: izvestiya vuzov. 2014. № 47. S. 23.
26.
Kuznetsova E. A. Dostoprimechatel'noe mesto «Novosibirskii gorodok»: istoriko-arkhivnye i bibliograficheskie issledovaniya // Balandinskie chteniya. 2015. T. 10. № 2. S. 282–288.
27.
Simanzhenkova T. K., Shagaeva O. A. Klyuchevye momenty proektirovaniya i stroitel'stva predmostnykh ploshchadei goroda Krasnoyarska // Regional'nye arkhitekturno-khudozhestvennye shkoly. 2016. № 1. S. 466–475.
28.
Sysoeva A. I., Slabukha A. V. Vitalii Orekhov. Novaya forma dlya novoi ery. Krasnoyarsk. Rossiya // Tatlin_news. 2007. № 6. S. 118–124.
29.
Usepyan L. Kh. Sibirskii arkhitektor Anatolii Afanas'evich Volovik (1929–1999) // Balandinskie chteniya. 2014. № 1. S. 300–306.
30.
Mastera sovetskoi arkhitektury ob arkhitekture: Izbrannye otryvki iz pisem, statei, vystuplenii i traktatov: V 2-kh tomakh / Pod obshch. red. M. G. Barkhina, A. V. Ikonnikova. M.: Iskusstvo, 1975. T. 1. 541 s.
31.
Mastera sovetskoi arkhitektury ob arkhitekture: Izbrannye otryvki iz pisem, statei, vystuplenii i traktatov: V 2-kh tomakh / Pod obshch. red. M. G. Barkhina, A. V. Ikonnikova. M.: Iskusstvo, 1975. T. 2. 584 s.
32.
Mastera arkhitektury ob arkhitekture: Izbrannye otryvki iz pisem, statei, vystuplenii i traktatov / Pod obshch. red. A. V. Ikonnikova, I. L. Matsa, G. M. Orlova. M.: Iskusstvo, 1972. 343 s.
33.
Panov E. M. Kamennaya letopis' // Krasnoyarsk i krasnoyartsy. Krasnoyarsk, 1978. S. 108–128.
34.
Panov E. M. Novyi gradostroitel'nyi ansambl' Krasnoyarska // Arkhitektura SSSR. 1982. № 7–8. S. 56–57.
35.
Panov E. M., Cherepanov V. G. [Vstupitel'naya stat'ya] // Derevyannoe kruzhevo Krasnoyar'ya. Krasnoyarsk, 1986. [158 s.] S. 5–26.
36.
Panov E. M. Surikov tsenil ego talant [L. A. Chernysheve] // Oderzhimye: O deyatelyakh kul'tury Krasnoyarska na rubezhe XIX–XX vv.: [sbornik ocherkov] / sost. P. N. Meshalkin. Krasnoyarsk, 1998. S. 114–124.
37.
Panov E. M. Zagadki kraevedcheskogo muzeya. Versii, predpolozheniya, dokazatel'stva, predlozheniya / retsenzent A. V. Slabukha / Krasnoyarskaya regional'naya organizatsiya «Soyuz arkhitektorov Rossii»; Krasnoyarskoe kraevoe otdelenie Vserossiiskogo obshchestva okhrany pamyatnikov istorii i kul'tury, VOOPIiK. Krasnoyarsk: OOO «Polikor», 2016. 80 s.
38.
Andrea Palladio. Chetyre knigi ob arkhitekture / Perevod I. V. Zholtovskogo. M.: Stroiizdat, 1989. 352 s. Reprintnoe izdanie (po izdaniyu Akademii arkhitektury SSSR, M., 1938 g., perevod izdaniya 1570 g.).
39.
Dubrovina V. A. Egipetskie motivy v arkhitekture Zapadnoi Evropy XVIII – nachala XX veka: avtoreferat dissertatsii … kand. iskusstvovedeniya. M.: MGKhPU, 2011. 30 s.
40.
Dubrovina V. A. Egipetskie motivy v arkhitekture Zapadnoi Evropy XVIII – nachala XX veka: dissertatsiya … kand. iskusstvovedeniya. M.: MGKhPU, 2011. 248 s.
41.
Merkulova M. E., Sysoeva A. I. Krasnoyarskii kraevedcheskii muzei – «egipetskii khram» na beregu Eniseya // Arkhitekton: izvestiya vuzov. 2013. № 42. S. 12.
42.
Merkulova M. E. Arkhitektura Krasnoyarska XIX – nachala XX veka. Stilevye kharakteristiki: avtoreferat dissertatsii … kand. iskusstvovedeniya / Nauchno-issled. in-t teorii arkhitektury i gradostroitel'stva. M., 2005. 24 s.
43.
Slabukha A. V. Razgadat' metod zodchego [Posleslovie] // Panov E. M. Zagadki kraevedcheskogo muzeya. Versii, predpolozheniya, dokazatel'stva, predlozheniya / Krasnoyarskaya regional'naya organizatsiya «Soyuz arkhitektorov Rossii»; Krasnoyarskoe kraevoe otdelenie Vserossiiskogo obshchestva okhrany pamyatnikov istorii i kul'tury. Krasnoyarsk: OOO «Polikor», 2016. S. 69–72.
44.
Moskalyuk M. V. Skul'ptor Yurii Ishkhanov. Krasnoyarsk: izd. KASS, 2009. 144 s.
45.
Gonina N. V., Dvoretskaya A. P. Arkhitekturnoe oformlenie naberezhnoi r. Enisei v 1960-kh – nachale 1980-kh gg.: ot proekta k voploshcheniyu // Balandinskie chteniya. 2014. T. 9. № 2. S. 202–209.
46.
Panov E. M. Voprosy organizatsii okhrany pamyatnikov arkhitektury Krasnoyarska // Puti sovershenstvovaniya upravleniya v svete reshenii XXIV s''ezda KPSS: Sb. 1972.
47.
Panov E. M. [Graficheskaya rekonstruktsiya planirovki Krasnoyarska 1748 goda] // Gorod u Krasnogo Yara: Dokumenty i materialy po istorii Krasnoyarska XVII–XVIII vv. / Sost. i avtory kommentariev G.F. Bykonya, L. P. Shorokhov. Krasnoyarsk, 1981. S. 151.