Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2115,   статей на доработке: 283 отклонено статей: 923 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Межрелигиозные конфликты в 21 веке: социально-философский анализ
Гончаров Виталий Викторович

кандидат юридических наук

исполнительный директор, юридическая консалтинговая корпорация "Ассоциация независимых правозащитников"

350051, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Гаражная, 93

Goncharov Vitalii Viktorovich

PhD in Law

Executive Director, "Association of independent human rights defenders" legal consulting company

350051, Russia, Krasnodarskiy Kray, Krasnodar, Garazhnaya St., 93

niipgergo2009@mail.ru
Шалин Виктор Викторович

доктор философских наук

заведующий кафедрой, ФГБОУ ВО «Кубанский государственный аграрный университет имени И.Т. Трубилина»

350007, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Химзаводская, 48, оф. 4

Shalin Viktor Viktorovich

Doctor of Philosophy

department head at the Trubilin Kuban State Agrarian University

350007, Russia, Krasnodarskiy Kray, Krasnodar, Khimzavodskaya St., 48, office. 4

login2022@inbox.ru
Аннотация. Настоящая статья посвящена социально-философскому анализу межрелигиозных конфликтов в 21 веке. Автор считает, что в эпоху глобализации общественно-политического, государственно-правового и финансово-экономического развития национальных обществ и государств проблематика межрелигиозных конфликтов приобретает особое значение, причем в общепланетарном масштабе. При этом, в зону межрелигиозных конфликтов попадают не только верующие люди различных религиозных конфессий, но и атеисты (как воинствующие безбожники, так и люди, которые просто не отождествляют себя с приверженцами той или иной религии). В настоящей научной статье был использован ряд методов научного исследования, в частности: исторический; сравнения; формально-логический. Автор отмечает, что игнорирование на международном (глобальном) и государственном (национальном) уровне проблем, связанных с межрелигиозными конфликтами, неизбежно ведет к их эскалации, росту числа жертв со сторон мирного населения. Поэтому, необходимо разработать комплекс мероприятий по предупреждению, профилактике и предотвращению развития межрелигиозных конфликтов как в общепланетарном масштабе, так и на уровне отдельных государств.
Ключевые слова: межрелигиозный, межгосударственный, социально-философский, конфликт, Российская Федерация, глобальный конституционализм, межэтнический, атеизм, христианство, ислам
DOI: 10.7256/2454-0617.2017.2.23662
Дата направления в редакцию: 23-07-2017

Дата рецензирования: 24-07-2017

Дата публикации: 14-08-2017

Abstract. This article is dedicated to social and philosophical analysis of interreligious conflicts in the 21st century. The author believes that in the era of globalization, social, political, public an legal, financial and economic development of national societies and states the problem of interreligious conflicts is of particular importance, and is planetary scale issue. With this in mind, the area of interreligious conflict does not draw only the believers of different religious faiths, but also atheists (as militant atheists and people who simply do not identify themselves with the adherents of a particular religion). This article used a number of methods of scientific research, such as historical, comparative, formal and logical The author notes that ignoring the problems related to interreligious violence on international (global) and state (national) levels, inevitably leads to conflict escalation, growth of the number of victims among civilian population. Therefore, it is necessary to develop a complex of measures aimed at the prevention of development of interreligious conflicts on planetary scale, as well as on the level of individual states.

Keywords: global constitutionalism, Russian Federation, conflict, socio-philosophical, inter-state, interreligious, ethnic, atheism, Christianity, Islam

С момента появление религии как определённой системы взглядов, обусловленной верой в сверхъестественное, включающей в себя свод моральных норм и типов поведения, обрядов, культовых действий и объединение людей в организации, [1, с. 1] общество преследуют межрелигиозные конфликты.

При этом, данные конфликты стали возникать с завидной регулярностью с момента трансформации общества на более высокий уровень своего развития - с появлением государства. Это было обусловлено тем, что в государственно организованном обществе религиозные институты стали использоваться в качестве инструмента, с одной стороны, борьбы за власть и закрепления системы социального неравенства в обществе, [2, с. 4-12] а с другой стороны, укрепления государственного механизма, всестороннего развития общества и нравственного его совершенствования. [3, с. 18-21]

Представляется, что межрелигиозные конфликты можно классифицировать: по территории протекания на внутригосударственные и межгосударственные; по степени вовлеченности представителей разных религиозных конфессий на межконфессиональные, внутриконфессиональные и конфликты между верующими и атеистами.

В 21 веке межрелигиозные конфликты приобрели особую остроту в связи с ускорившимися процессами глобализации общественно-политического, государственно-правового и финансово-экономического развития национальных обществ и государств.

Во-первых, глобализация изменила господствующие западные интерпретации социальной реальности, и на рубеже 20 и 21 веков на базе выхолостившихся неолиберальных и неоконсервативных социальных концепций сложилась социальная концепция глобального конституционализма, [4, с. 119-136] которая привела к формированию новой актуации представлений о человеке как о субъекте, активно противодействующем любым религиозным догмам, нормам и правилам (модель «человек антирелигиозный»), что предполагает активную антирелигиозную позицию человека и выливается в конфликт между верующими людьми и атеистами.

Причем отличие данного конфликта от противоборства верующих и атеистов в годы воинствующего атеизма эпохи раннего и среднего СССР состоит в ярко выраженном деструктивном отношении к человеку в рамках данной модели, так как антропологические установки глобального конституционализма состоят не только в активном противопоставлении человека религии, но и в актуации представлений о человеке, во-первых, как о экономическом существе, смыслом существование которого является потребление (преобладание модели «человека потребляющего»), во-вторых, как о субъекте, утратившем привязку к национальным и государственным границам (модель «человек глобальный»); в-третьих, как о индивидууме, не связанном рамками человеческих норм и правил поведения морально-этического и нравственного характера (модель «человек новой морали (антиморальный)». Эти процессы ломают национальный культурный код на государственном уровне, то приводит к морально-нравственной и культурной деградации общества. [5, с. 755-761]

Во-вторых, глобализация, уничтожая идентифицирующие отдельные народы и нации особенности в виде религиозного самосознания отдельных наций и народов, делает их беззащитными к осуществляемой экспансии религиозных учений сектанского толка (например, многочисленных евангелистских сект, ныне господствующих в США, тоталитарных и деструктивных сект псевдохристианского и псевдоисламского толка). По мнению С.В. Полутина экспансия псевдорелигиозных течений, попадая на благоприятную почву деидеологизированного сознания создает взрывоопасную этноконфессиональную ситуацию в ряде регионов Российской Федерации, в частности, в Приволжском федеральном округе. [6, с. 91-99] Это облегчает усилия псевдоисламским религиозным течениям экстремистского характера для вербовки своих сторонников в регионах с преобладающим мусульманским населением.

В-третьих, глобализация ослабляет страны, в которых господствуют антирелигиозные настроения в обществе, либо безразличное отношение к религии, от экспансии иных религий (в частности, в виде исламского прозетелизма), в связи с чем ведется дискуссия относительно существа и содержания прозетелизма в современных религиозных конфессиях. [7, с. 75-84]

Некоторые исламские идеологи и духовные лидеры допускают относительно мирный прозетелизм, который предполагает распространение ислама мирным путем, например, посредством объяснения его истинности как религиозного течения и популяризации ислама в широких массах населения.[8, с. 11-12] Особенно это касается обращения в ислам ли, ранее не относящихся к каким-либо религиозных конфессиям (атеистов).

Ряд же исламских течений, особенно в рядах фактически сложившегося на Ближнем Востоке радикального исламского государства (ИГИЛ), напротив, считают, что мирный прозетелизм применим исключительно к носителям иных религиозных конфессий, упомянутых в Коране (в частности, христиан, иудеев). Язычники же, к которым они относят и безбожников (атеистов), должны подвергаться не обращению в ислам, а порабощению и даже физическому истреблению. [9, с. 1]

В-четвертых, глобализация не только не уменьшила межгосударственное, межрелигиозное и межконфессиональное противостояние в мире, но существенно расширила зоны межрелигиозных и межконфессиональных конфликтов, так как развитие систем сообщения и коммуникаций облегчает процессы возникновения и развития подобного рода конфликтов. Это обрекло ряд территорий на обрушение в религиозную архаику. В частности, большая часть территории Сирии, Ирака, находясь под властью ИГИЛ, ежедневно продуцирует межрелигиозное противостояние. [10, с. 239-241; 11, с. 259-262]

В современном мире межрелигиозные конфликты существует целый ряд межрелигиозных длящихся конфликтов, либо обстановок религиозной нетерпимости.

Так, в виде межгосударственного противостояния существуют конфликты, имеющие под собой религиозную основу.

Например, на Ближнем Востоке активно противостоят шииты и сунниты в лице Ирана, с одной стороны, и Саудовской Аравии, Турции и ряда их сателлитов, с другой стороны. [12, с. 34]

В ряде стран Азии, существует противоречия и противостояние христиан и представителей ислама. [13, с. 46]

Уже более полувека длится противостояние Израиля (как еврейского иудейского государства) и исламскими государствами Ближнего Востока (например, Саудовской Аравией). [14, с. 22]

Не ослабевает конфликт между индуистами и представителями ислама в виде конфликта Индии и Пакистана, который осложняется угрозой развязывания полноценной ядерной войны (Индия и Пакистан входят в клуб ядерных держав). [15, с. 34]

Существуют конфликты, имеющие под собой религиозную основу, внутри ряда современных государств, например, в Израиле, ряде государств Азии, Африки, Латинской Америки и Океании (в частности, на Мальдивских островах), в Индии (между представителями ислама, индуистами и ситхами).[16, с. 100]

В ряде стран наблюдается раскол общества по религиозному признаку. Так атеисты и представители различных конфессий конфликтуют в США. Причем, под видом защиты искусственно придуманных новых прав человека (например, прав сексуальных меньшинств) осуществляется полномасштабная экспансия на христиан США, которым все чаще запрещают открыто проповедовать свои религиозные взгляды, либо демонстрировать свою приверженность к религии в обществе. [17, с. 86-100]

В Европейском Союзе миграционный поток представителей исламских религиозных течений и откровенное (а может - умышленное бездействие властей Европейского Союза) радикализирует местное население, возбуждает межрелигиозную ненависть к приезжим.

В связи с этим, требуется тщательное урегулирование и профилактика межрелигиозных конфликтов на уровне национального и международного законодательства.

1) На уровне национальных государств следует поставить законодательные препятствия на пути негативных проявлений глобализации в части деморализации духовного и нравственного облика человека (например, путем запрета ряда видов антиморального поведения и уголовного преследования сексуальных извращенцев).

2) Необходимо ужесточить нормы уголовной ответственности на международном уровне, а также на уровне национальных государств, за преступления, совершенные по мотивам межрелигиозной вражды и ненависти.

3) Запрет на признание какой-либо религии в качестве обязательной на уровне конституций (основных законов) национальных государств не должен означать, с одной стороны, пропаганду воинствующего атеизма (что будет множить внутриобщественные конфликты между верующими и атеистами), а с другой стороны, облегчать экспансию в данные государства инородных, часто деструктивных религиозных течений (сектанского, тоталитарного и откровенно антиморального толка).

4) В национальных государствах, в которых большинство населения являются верующими тех или иных конфессий, власти обязаны создавать благоприятные условия для отправления данных религиозных культов, ограждая верующих от нападок, оскорблений и притеснений. Как справедливо отмечает В.М. Большакова: «Религия имеет большое влияние на общественное сознание общества, и если не создать эффективные механизмы ее взаимодействия с государством, последнее может потерять «третейскую», профилактическую и регулирующую роль в таких нередких для современности проблемах, как межэтнические и религиозные конфликты».[18, с. 45]

Это позволит предупредить межрелигиозные конфликты и позволит религиозным конфессиям положительно влиять на развития общества (посредством соблюдения религиозных заповедей, борьбы с аморальным образом жизни, восстановления и укрепления культа семьи, материнства и детства, морали и нравственности как основы развития человека).

Библиография
1.
Религия [Электронный ресурс].-Режим доступа: http://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/religiya/RELIGIYA.html (дата обращения: 01.07.2017).
2.
Гончаров В.В., Ковалева Л.И. Власть как социально-философская и правовая категория: институционально-политический анализ // Государственный и муниципальный контроль.-2016.-№ 1.-С. 4-12.
3.
Гончаров В.В., Ковалева Л.И. Роль церкви в укреплении и развитии российской государственности // Современное право.-2009.-№ 4.-С. 18-21.
4.
Гончаров В.В. Социально-политические и исторические трансформации глобального конституционализма в современном мире // Юридические исследования.-2016.-№ 9.-С.119-136.
5.
Гончаров В.В. Глобальный конституционализм и «слом» национального культурного кода: социально-философский анализ // Культура и искусство.-2016.-№ 6.-С. 755-761.
6.
Полутин С.В. Этноконфессиональная ситуация в Приволжском федеральном округе (социологический анализ) // Socio time / Социальное время.-2015.-№ 1-1.-С. 91-99.
7.
Кимпаев С.К., Измайлова С.И. Прозелитизм в исламе // Исламоведение.-2013.-№ 1.-С. 75-84.
8.
Ансари Г. Приветствие // Глобализация и справедливость: cб. статей / под ред. Н.С. Кирабаева, В.И. Юртаева.-М.: РУДН, 2007.-С. 11-12.
9.
Маллет В. Глобализация экстремизма [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://inosmi.ru/politic/20160202/235247919.html (дата обращения: 01.09.2017).
10.
Вильданова Г.Б., Вильданов У.С. О взаимосвязи межконфессиональных и межэтнических отношений / В сборнике: Межэтнические и этноконфессиональные отношения: проблемы взаимодействия. Материалы Всероссийской конференции с международным участием, посвященной 130-летию со дня рождения С.И. Руденко. Редакторы: М.М. Кульшарипов, М.Н. Сулейманова.-2015.-С. 239-247.
11.
Марков В.В. Демократизация и дедемократизация как перманентная инверсия в политическом процессе государств Ближнего Востока // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета.-2014.-№ 2.-С. 259-262.
12.
Мамлеев А.В. Влияние глобализации на развитие межрелигиозных конфликтов в 21 веке.-Санкт-Петербург, 2017.-122 с.
13.
Сухомлинов А.Т. Религия в 21 веке: монография-Ташкент, 2011.-203 с.
14.
Рядов П.П. Межэтнические и межрелигиозные конфликты на Ближнем Востоке.-Киев, 2016.-191 с.
15.
Щеголев И.Б. Глобализация и религия: монография.-М., 2017.-74 с.
16.
Рукавишников М.В. Межрелигиозные конфликты в современном мире монография.-Красноярск, 2017.-90 с.
17.
Гончаров В.В. Место человека в системе онтологических принципов глобального конституционализма // Философская мысль.-2016.-№ 9.-С. 86-100.
18.
Большакова В.М. Межрелигиозные конфликт и пути их преодоления // Вестник Нижегородского института управления.-2016.-№ 4 (41).-С. 45-47.
References (transliterated)
1.
Religiya [Elektronnyi resurs].-Rezhim dostupa: http://www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/religiya/RELIGIYA.html (data obrashcheniya: 01.07.2017).
2.
Goncharov V.V., Kovaleva L.I. Vlast' kak sotsial'no-filosofskaya i pravovaya kategoriya: institutsional'no-politicheskii analiz // Gosudarstvennyi i munitsipal'nyi kontrol'.-2016.-№ 1.-S. 4-12.
3.
Goncharov V.V., Kovaleva L.I. Rol' tserkvi v ukreplenii i razvitii rossiiskoi gosudarstvennosti // Sovremennoe pravo.-2009.-№ 4.-S. 18-21.
4.
Goncharov V.V. Sotsial'no-politicheskie i istoricheskie transformatsii global'nogo konstitutsionalizma v sovremennom mire // Yuridicheskie issledovaniya.-2016.-№ 9.-S.119-136.
5.
Goncharov V.V. Global'nyi konstitutsionalizm i «slom» natsional'nogo kul'turnogo koda: sotsial'no-filosofskii analiz // Kul'tura i iskusstvo.-2016.-№ 6.-S. 755-761.
6.
Polutin S.V. Etnokonfessional'naya situatsiya v Privolzhskom federal'nom okruge (sotsiologicheskii analiz) // Socio time / Sotsial'noe vremya.-2015.-№ 1-1.-S. 91-99.
7.
Kimpaev S.K., Izmailova S.I. Prozelitizm v islame // Islamovedenie.-2013.-№ 1.-S. 75-84.
8.
Ansari G. Privetstvie // Globalizatsiya i spravedlivost': cb. statei / pod red. N.S. Kirabaeva, V.I. Yurtaeva.-M.: RUDN, 2007.-S. 11-12.
9.
Mallet V. Globalizatsiya ekstremizma [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://inosmi.ru/politic/20160202/235247919.html (data obrashcheniya: 01.09.2017).
10.
Vil'danova G.B., Vil'danov U.S. O vzaimosvyazi mezhkonfessional'nykh i mezhetnicheskikh otnoshenii / V sbornike: Mezhetnicheskie i etnokonfessional'nye otnosheniya: problemy vzaimodeistviya. Materialy Vserossiiskoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem, posvyashchennoi 130-letiyu so dnya rozhdeniya S.I. Rudenko. Redaktory: M.M. Kul'sharipov, M.N. Suleimanova.-2015.-S. 239-247.
11.
Markov V.V. Demokratizatsiya i dedemokratizatsiya kak permanentnaya inversiya v politicheskom protsesse gosudarstv Blizhnego Vostoka // Vestnik Pyatigorskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta.-2014.-№ 2.-S. 259-262.
12.
Mamleev A.V. Vliyanie globalizatsii na razvitie mezhreligioznykh konfliktov v 21 veke.-Sankt-Peterburg, 2017.-122 s.
13.
Sukhomlinov A.T. Religiya v 21 veke: monografiya-Tashkent, 2011.-203 s.
14.
Ryadov P.P. Mezhetnicheskie i mezhreligioznye konflikty na Blizhnem Vostoke.-Kiev, 2016.-191 s.
15.
Shchegolev I.B. Globalizatsiya i religiya: monografiya.-M., 2017.-74 s.
16.
Rukavishnikov M.V. Mezhreligioznye konflikty v sovremennom mire monografiya.-Krasnoyarsk, 2017.-90 s.
17.
Goncharov V.V. Mesto cheloveka v sisteme ontologicheskikh printsipov global'nogo konstitutsionalizma // Filosofskaya mysl'.-2016.-№ 9.-S. 86-100.
18.
Bol'shakova V.M. Mezhreligioznye konflikt i puti ikh preodoleniya // Vestnik Nizhegorodskogo instituta upravleniya.-2016.-№ 4 (41).-S. 45-47.