Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2149,   статей на доработке: 283 отклонено статей: 931 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Пенитенциарный стресс у лиц с разным количеством судимостей, находящихся в изоляторе временного содержания
Юсупов Павел Рафаэльевич

кандидат психологических наук

доцент, ФБГОУ ВО "Алтайский государственный университет"

656000, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, пр. Ленина, 61, оф. 306

Yusupov Pavel Rafael'evich

PhD in Psychology

associate professor at Altai State University

656000, Russia, Altai Krai, Barnaul, str. Lenin's prospect, 61, of. 306

yusupovpr@gmail.com
Мардасова Татьяна Александровна

кандидат психологических наук

доцент, ФБГОУ ВО "Алтайский государственный университет"

656000, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, пр. Ленина, 61, оф. 306

Mardasova Tat'yana Aleksandrovna

PhD in Psychology

associate professor at Altai State University

656000, Russia, Altai Krai, Barnaul, str. Lenin's prospect, 61, of. 306

tmardasova@mail.ru
Аннотация. В статье представлены результаты исследования пенитенциарного стресса личности, проявляющегося в негативных изменениях эмоционального состояния, самоощущения, связанного с ростом депрессивных реакций и снижением адаптивных возможностей. Рассмотрена взаимосвязь тюремной изоляции и потеря возможности удовлетворения актуальных потребностей личности. Заключение под стражу и пребывание в местах принудительного содержания является серьезным стрессом для личности, связанным с разного рода депривациями, прежде всего социальной. Пребывание в пенитенциарных учреждениях способно оказать выраженное нега-тивное психофизическое воздействие на индивида, что может быть связано с моно-тонностью жизни заключенного, с нарушением пространственно-временных норм существования, с дисбалансом ритмов сна-бодрствования, с ограничением доступа к информации и, конечно, с ограничением общения с близкими. Пенитенциарная изоляция провоцирует множество негативных изменений в жизни личности: пере-живания тревоги, страха, чувства безнадежности, беспомощности и постоянного напряжения. Цель исследования - выявление особенностей пенитенциарного стресса: значимых различий в эмоциональном состоянии и самоощущении лиц с разным количеством судимостей, содержащихся в изоляторе временного содержания. Предмет исследования - различия в эмоциональном состоянии и самоощущении лиц с разным количеством судимостей, содержащихся в изоляторе временного содержания. Методология исследования: эмоциональная концепция мотивации (В. Вилюнас). Когнитивная теория психологического стресса (Р. Лазарус). Концепции пенитенциарного стресса (Ермасов Е. В., Чирков А. М., Дебольский М. Г. и др.). Новизна исследования: заключается в формулировке интегрального понятия пенитенциарного стресса, выборе методик, позволяющих раскрыть основные инди-каторы психологического стресса в условиях изоляции и комбинации математико-статистических критериев исследования. Основные выводы исследования – выявлены достоверные различия в эмоциональном состоянии, самоощущении лиц с разным количеством судимостей, оказавшихся в изоляторе временного содержания. У лиц, впервые попавших в изолятор временного содержания отмечается «угнетенное самочувствие», сниженная «активность», преимущественно «негативное настроение», переживание беспо-мощности и высокий уровень депрессии.
Ключевые слова: Пенитенциарный стресс, депривация, тюремная изоляция, эмоциональное состояние, самоощущение, уровень депрессии, адаптивные возможности, тревожно-депрессивные эмоции, негативные эмоции, уровень психической напряженности
DOI: 10.25136/2409-8701.2017.4.23615
Дата направления в редакцию: 02-08-2017

Дата рецензирования: 28-07-2017

Дата публикации: 27-08-2017

Abstract. The article presents the results of a study of penitentiary personality stress. Penitentiary stress is characterized by negative changes in the emotional state, self-perception, growth of depressive reactions and decrease in adaptive capacity. The relationship between prison isolation and the loss of the ability to meet the actual needs of the individual is examined. The detention and stay in places of detention is a serious stress for the individual, associated with various kinds of deprivations, especially social deprivation. Staying in penitentiary institutions can have a pronounced negative psychophysical impact on the individual, which may be related to the monotony of a prisoner's life, with violation of space-time standards of existence, imbalance of sleep-wake rhythms, and limited access to information. Penitentiary isolation provokes a lot of negative changes in the life of the person: they experience anxiety, fear, feelings of hopelessness, helplessness and constant tension. The purpose of the study is to identify peculiarities of penitentiary stress: significant differences in the emotional state and self-perception of persons with different numbers of convictions held in a temporary detention facility. The subject of the study is the differences in the emotional state and self-perception of persons with different numbers of convictions held in a temporary detention facility. The research methodology includes emotional motivation concept (by V. Viliunas), cognitive theory of psychological stress (by R. Lazarus) and concepts of penitentiary stress (by Ermasov, Chirkov, Debolsky, etc.). The novelty of the research is caused by the fact that the author offers an integral concept of penitentiary stress and choose techniques that allow to reveal the main indicators of psychological stress in isolation as well as combination of mathematical and statistical research criteria. The main findings of the study are the following. The author has revealed significant differences in the emotional state, self-perception of persons with different number of convictions held in a temporary detention center. The persons who first got into the temporary detention center are marked by "oppressed state of health", reduced "activity", mainly "negative mood", experience of helplessness and a high level of depression.

Keywords: level of psychic tension, negative emotions, anxiety-depressive emotions, adaptive abilities, depression level, self-awareness, emotional state, prison isolation, deprivation, penitentiary stress

Заключение под стражу и пребывание в местах принудительного содержания является серьезным стрессом для личности, связанным с разного рода изоляцией, прежде всего социальной. Известно, что всякая изоляция исключает возможность удовлетворения значимых для жизни потребностей (во сне, в приеме пищи, двигательная и слуховая активность, общение с близкими людьми, уединение и т. д.).

Изоляция преступника или подозреваемого в преступлении часто связана с определенным видом депривации: пищевая, сенсорная, двигательная, эмоциональная, информационная, сексуальная и конечно социальная. [5, с. 84]

Изоляция заключенного от общества, по шкале стрессогенности Холмса и Рагге, оказывается на третьем - четвертом месте по негативным эмоциональным состояниям и сравнима, по силе и выраженности переживания стресса, с потерей близкого человека, последствиями катастрофы, и потерей дома [11].

Принудительное пребывание в пенитенциарных учреждениях способно оказать выраженное негативное психофизическое воздействие на индивида, что может быть связано с однообразием жизни заключенного, с нарушением пространственно-временных норм существования, с дисбалансом ритмов сна-бодрствования, с ограничением доступа к информации и, конечно, ограничением общения с близкими [4, с. 140].

Многие исследования показывают, что пенитенциарная изоляция провоцирует множество негативных изменений в жизни личности (Арапова А. С., Бартола К., Сандомирский М. Е., Семке В. Я., и др.). Оказавшийся в месте заключения переживает тревогу, страх, чувство безнадежности, беспомощности и постоянного напряжения. Принудительное заключение ставит личность в предельно жёсткие условия необходимости адаптации в сложных ситуациях тюремной жизни.

В период первой – второй недели пенитенциарного заключения (в исправительных учреждениях, также, как и в СИЗО) особенно актуальна выраженная тревога, депрессия, снижение способности контролировать свои реакции, появление невротических и реактивных состояний [4, с. 141].

В зарубежной и отечественной пенитенциарной психологии используется термин «пенитенциарный стресс» («тюремный стресс», «тюремный синдром») для обозначения совокупности симптомов социальной изоляции и лишения свободы, наблюдающихся у подозреваемых и осужденных за противоправные нарушения. [3, с. 86].

А. М. Чирков, обобщив различные подходы к изучению тюремного стресса, указывает на комплексность пенитенциарного стресса – «…комплекс психологических переживаний личности, оказавшейся в условиях искусственной изоляции [9, с. 50].

Одно из первых определений психологического стресса принадлежит Р. Лазарусу, который понимал этот феномен как специфическую реакцию организма на вызовы среды, при которой активизируется когнитивная деятельность, с помощью чего индивид выявляет актуальные для себя виды угроз, повышая способность совладания со стрессорами. [6, с. 18].

М. Г. Дебольский с соавторами определяет пенитенциарный стресс – как «…субъективную реакцию, представляющую собой комплекс психологических переживаний личности, оказавшейся в условиях изоляции, на стрессоры в виде факторов пенитенциарной среды…» [3, с. 108]. С. Б. Пономарев с соавторами добавляют еще один важный индикатор пенитенциарного стресса - расстройство адаптации [8, с. 76]. Как видно, в рассмотренных определениях акцент ставится на субъективных переживаниях стресса и его комплексности.

Психологический стресс первого этапа заключения может быть столь выраженным, что могут нарушаться (искажаться) смысловые, витальные основы существования, человек может утрачивать смысл жизни и оказаться способным на аутодеструктивное поведение и суицидальную попытку.

Отклонения поведения на некоторых этапах изоляции могут рассматриваться как психопатологические выражения общего адаптационного синдрома, по сути следствием ПТСР. Пребыванию в изоляторе временного содержания особенно на первом этапе, может сопутствовать весьма выраженная посттравматическая симптоматика [9].

В настоящем исследовании реализовано исследование особенностей пенитенциарного стресса у лиц с разным количеством судимостей, содержащихся в изоляторе временного содержания.

Пенитенциарный стресс в нашем исследовании определяется как комплекс субъективных переживаний и снижение адаптивных возможностей личности, оказавшейся в условиях тюремной изоляции.

Цель исследования: выявление особенностей пенитенциарного стресса: значимых различий в эмоциональном состоянии и самоощущении лиц с разным количеством судимостей, содержащихся в изоляторе временного содержания.

Эмоциональное состояние - пристрастное переживание человеком его отношения к актуальной окружающей ситуации.

Самоощущение – переживание целостного набора ощущений и чувств относительно собственного тела, организма и собственного «Я».

Предмет исследования: различия в эмоциональном состоянии и самоощущении лиц с разным количеством судимостей, содержащихся в изоляторе временного содержания.

Методология исследования

Эмоциональная концепция мотивации (В. Вилюнас). Когнитивная теория психологического стресса (Р. Лазарус). Концепции пенитенциарного стресса (Ермасов Е. В., Чирков А. М., Дебольский М. Г. и др.).

Новизна исследования:

Новизна исследования заключается в формулировке интегрального понятия пенитенциарного стресса, выборе методик, позволяющих раскрыть основные индикаторы психологического стресса в условиях изоляции и комбинации математико-статистических критериев исследования.

Методы и методики

Для сбора данных был использован метод анализа документов (личные дела, книги покамерного учёта подозреваемых, обвиняемых, - содержащихся в изоляторе временного содержания ЛИУ-8), методы статистической обработки данных: U-критерий Манна-Уитни и корреляционный анализ по критерию Спирмена (в программе IBM SPSS Statistics 23).

Для проверки гипотез и решения исследовательских задач были использованы следующие методики: методика «САН» - Самооценка психического состояния; самочувствие, общая активность, настроение» (разработанная В. А. Доскиным, Н. А. Лаврентьевой, В. Б. Шарай и М.П. Мирошниковым); «Шкала психологического стресса PSM-25» (Лемура, Тесье, Филлион); «Шкала дифференциальных эмоций» (К. Изард, в адаптации А.Б. Леоновой); тест «Шкала депрессии» Т. И. Балашова.

Было сформулировано две основных гипотезы:

1. Лица, впервые попавшие в изолятор временного досудебного содержания, отличаются высокими показателями депрессивных реакций и негативными эмоциональными состояниями, в сравнении с теми, кто пребывает в изоляторе повторно;

2. Лица, впервые попавшие в изолятор временного досудебного содержания, отличаются высоким уровнем психологического стресса, в сравнении с теми, кто пребывает в изоляторе повторно.

Организация исследования и характеристика выборки

Исследование реализовано на базе ЛИУ-8 УФСИН России по Алтайскому краю. В исследовании приняли участие 60 человек (мужчины 23-25 лет). Из них 30 ранее не судимых подозреваемых, впервые попавших в изолятор, и 30 ранее судимых подозреваемых, которые ранее уже отбывали уголовное наказание. Возраст обследуемых колеблется от 19 до 49 лет.

Анализ результатов и основные выводы исследования

Анализ результатов применения методики «САН» показал сравнительно менее благоприятное состояние испытуемых, впервые попавших в изолятор временного содержания. Полученные средние баллы по шкалам «самочувствие», «активность», «настроение» указывают на выраженное утомление, сниженную активность и преимущественно негативное настроение (печальное, угнетенное подавленное). Вторая группа испытуемых, ранее побывавших в изоляторе и уже имеющих срок, имеет более благоприятные показатели по шкалам методики, что подтверждает наблюдения психологов, работающих в данном исправительном учреждении.

Рис. 1. Достоверные различия средних по шкалам методики «САН»: «самочувствие», «активность», «настроение» (U – Манна-Уитни – p = 0,01) между двумя группами испытуемых.

Сравнение данных по методике «Шкала психологического стресса PSM-25» показало значимо повышенный уровень интегрального показателя психической напряженности (ППН – средний бал составил 148,33) у первой группы испытуемых, что свидетельствует о выраженном стрессе низкой адаптированности к стрессогенной ситуации пребывания в изоляторе. Среднее значения интегрального показателя психической напряженности (ППН) во второй группе испытуемых составил 123,43 баллов, что соответствует состоянию слабого проявления стресса, а значит лучшей адаптации к ситуации пребывания в изоляторе. Примененный критерий U - Манна-Уитни показал значимость различий между первой и второй группой испытуемых по интегральному показателю психической напряженности (ППН) – (p = 0,02).

Рис. 2. Достоверные различия средних по интегральному показателю психической напряженности «Шкала психологического стресса PSM-25» (U – Манна-Уитни – p = 0,02) между двумя группами испытуемых.

Интересно, что особенно выраженный уровень стресса (более 155 баллов) по интегральному показателю психической напряженности обнаружен у 18 - ти испытуемых первой группы (60 %) и лишь у 4 – х (13 %) представителей второй группы. Тогда как низкий уровень стресса (ППН меньше 100 баллов), был выявлен у 7 – ми испытуемых второй группы; среди испытуемых впервые попавших в изолятор низкий уровень стресса не был зарегистрирован. Данные результаты ожидаемо свидетельствуют о лучшей адаптивности, «наученности опыту» попавших в изолятор не в первый раз.

Наши данные в целом совпадают результатами других исследований. Например, М. Г. Дебольский с соавторами пишет, что «…в группе впервые отбывающих наказание стрессовые состояния встречаются чаще, чем у тех, кто отбывал наказание ранее» [1]. Вероятно, не в первый раз попавшие в ситуацию пенитенциарной депривации имеют возможность сформировать способы совладания со стрессовыми условиями изолятора.

Сравнение средних по «Шкале дифференциальных эмоций» (К. Изард, в адаптации А. Б. Леоновой), по критерию U – Манна-Уитни, также показало достоверность различий (p = 0,03).

Рис. 3. Достоверные различия средних по «Шкале дифференциальных эмоций» (К. Изард, в адаптации А.Б. Леоновой) (U – Манна-Уитни – p = 0,03) между двумя группами испытуемых.

У испытуемых первой группы, ранее не судимых, достоверно выше «индекс тревожно-депрессивных эмоций» по методике «Шкала дифференциальных эмоций» (р = 0,01). Тогда как у испытуемых второй группы, не в первый раз оказавшихся в статусе подозреваемого, выявлен значимо высокий «индекс положительных эмоций» по данной методике в сравнении с первой группой (р = 0,05). По индексу «острых негативных эмоций» достоверных различий не выявлено. Как видно, эмоциональное состояние впервые попавших в изолятор характеризуется преимущественно негативными переживаниями: унынием, тоской, подавленностью, постоянной напряженностью (что подтверждается оценками психолога в общении с испытуемыми и результатами других исследований).

Сравнение средних по «Шкале депрессии» (Т. И. Балашов) выявило значимые различия между группами испытуемых по U – критерию Манна-Уитни (p = 0,04. Как видим, у испытуемых первой группы, впервые оказавшихся в изоляторе, достоверно выше уровень депрессии по методике «Шкала депрессии». Истинное депрессивное состояние по данной методике («Уровень депрессии» выше 70 баллов) было выявлено у 14-ти испытуемых первой группы (47%) и лишь у одного подозреваемого второй группы.

Выводы исследования:

Обобщая результаты анализа значимых различий в эмоциональном состоянии и самоощущении лиц с разным количеством судимостей, содержащихся в изоляторе временного содержания, можно отметить «угнетенное самочувствие», сниженную «активность», и преимущественно негативное «настроение» впервые попавших в изолятор временного содержания. Низки баллы по шкалам «методики САН» указывают на заметный уровень утомления, снижения активности, неактивного настроения и подавленности у первой группы испытуемых.

Довольно высокие средние и индивидуальные показатели по «Шкале психологического стресса PSM-25» у испытуемых первой группы, впервые оказавшихся в изоляторе, свидетельствуют о выраженном дистрессе, высокой психической напряженности и снижении адаптивных способностей в условиях изоляции.

Результаты применения «Шкалы дифференциальных эмоций» (К. Изард) показывают выраженность тревожно-депрессивных эмоций и недостаток положительных эмоциональных переживаний у лиц, впервые оказавшихся в изоляторе, в сравнении с попавшими в изолятор повторно. Однако, можно предположить, что высокий индекс проявления положительных эмоций у второй группы испытуемых, имеющих опыт осуждения и тюремной изоляции, говорит о выученных способах совладания с пенитенциарным стрессом. Возможно, речь идет сформированной стратегии выживания в непростых условиях заключения, когда для лучшей адаптации и самосохранения желательно демонстрировать окружению уверенность в своих силах и способность выживать в трудных обстоятельствах.

Анализ результатов по «Шкале депрессии» указал на высокий уровень депрессивных реакций у испытуемых первой группы, впервые оказавшихся в изоляторе. В психологическом смысле, наличие выраженной депрессии говорит невозможности адаптироваться и существовать в новых пенитенциарных условиях ограничения свободы.

Однако, из анализа данных не следует, что вторая группа заключенных не испытывает негативных эмоций, не имеет тревоги и депрессивных реакций по поводу ближайшего будущего в новой ситуации заключения. Другое дело, что эти испытуемые имеют опыт выживания и адаптации к условиям изолятора, что позволяет им заметно успешней, в сравнении с «новичками», регулировать свое состояние и поведение.

Таким образом, были подтверждены гипотезы нашего исследования и представлены особенности пенитенциарного стресса, значимые различия в эмоциональном состоянии и самоощущении лиц с разным количеством судимостей, содержащихся в изоляторе временного содержания.

Результаты исследования были использованы в практической работе психологов (ЛИУ-8 УФСИН России по Алтайскому краю) в целях усовершенствования диагностических средств и процедур, а также, для улучшения содержательной психологической работы с заключенными.

Библиография
1.
Арпентьева, М. Р. Насилие и протравматический стресс в пенитенциарных заведениях / М. Р. Арпентьева / Уголовно-исполнительная система на современном этапе: взаимодействие науки практики материалы международной научно-практической межведомственной конференции. – 2016. – С. 32-37.
2.
Бабурин, С. В. Природа и сущность патологической адаптации осужденных / С. В. Бабурин // Вестник института: преступление, наказание, исправление. – 2016. – №2. – С. 67-77.
3.
Дебольский, М. Г., Мельникова, Д. В. Пенитенциарный стресс и особенности его проявления у осужденных, подозреваемых, обвиняемых / М. Г. Дебольский, Д. В. Мельникова // Психология и право. – 2015. – №2. – С. 105-116.
4.
Ермасов, Е. В. Аутодеструктивный тип переживания стресса в условиях изоляции / Е. В. Ермасов // Развитие личности. – 2010. – №3. – С. 139-145.
5.
Ермасов, Е. В. Психологический стресс в условиях изоляции / Е. В. Ермасов // Развитие личности. – 2009. – №2. – С. 84-99.
6.
Карташева, К. С. Психология стресса: учеб. Пособие / К. С. Карташева. – Красноярск: Сибирский федеральный университет, 2012. – 34 с.
7.
Петров, В. И., Скугаревская, Е. И., Чегерова, Т. И. Восприятие осужденными психотравмирующего действия тюремного быта как возможного фактора развития расстройств адаптации / В. И. Петров, Е. И. Скугаревская, Т. И. Чегерова // Медицинский журнал. – 2008. – №1. – С. 46-49.
8.
Синдром тюремной социальной депривации в молодом возрасте / С. Б. По-номарев, А. А. Половникова, С. И. Тоцкий, А. Л. Чубаров. – Екатеринбург: УрО РАН, 2008. – 148 с.
9.
Чирков, А. М. Пенитенциарный стресс / А. М. Чирков // Вестник института: преступление, наказание, исправление. – 2010. – №9. – С. 49-54.
10.
Чирков, А. М. Полимодальная психотерапия ассоциации стрессовых и психических личностных расстройств у осужденных / А. М. Чирков // Вестник института: преступление, наказание, исправление. – 2017. – №1. – С. 67-71.
11.
Holmes, T. H., Rahe, R. H. The Social Readjustment Scale / T. H. Holmes, R. H. Ra-he // J. of Psychosomatic Research. – 1967. – V. 11. – P. 213–218
References (transliterated)
1.
Arpent'eva, M. R. Nasilie i protravmaticheskii stress v penitentsiarnykh zavedeniyakh / M. R. Arpent'eva / Ugolovno-ispolnitel'naya sistema na sovremennom etape: vzaimodeistvie nauki praktiki materialy mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi mezhvedomstvennoi konferentsii. – 2016. – S. 32-37.
2.
Baburin, S. V. Priroda i sushchnost' patologicheskoi adaptatsii osuzhdennykh / S. V. Baburin // Vestnik instituta: prestuplenie, nakazanie, ispravlenie. – 2016. – №2. – S. 67-77.
3.
Debol'skii, M. G., Mel'nikova, D. V. Penitentsiarnyi stress i osobennosti ego proyavleniya u osuzhdennykh, podozrevaemykh, obvinyaemykh / M. G. Debol'skii, D. V. Mel'nikova // Psikhologiya i pravo. – 2015. – №2. – S. 105-116.
4.
Ermasov, E. V. Autodestruktivnyi tip perezhivaniya stressa v usloviyakh izolyatsii / E. V. Ermasov // Razvitie lichnosti. – 2010. – №3. – S. 139-145.
5.
Ermasov, E. V. Psikhologicheskii stress v usloviyakh izolyatsii / E. V. Ermasov // Razvitie lichnosti. – 2009. – №2. – S. 84-99.
6.
Kartasheva, K. S. Psikhologiya stressa: ucheb. Posobie / K. S. Kartasheva. – Krasnoyarsk: Sibirskii federal'nyi universitet, 2012. – 34 s.
7.
Petrov, V. I., Skugarevskaya, E. I., Chegerova, T. I. Vospriyatie osuzhdennymi psikhotravmiruyushchego deistviya tyuremnogo byta kak vozmozhnogo faktora razvitiya rasstroistv adaptatsii / V. I. Petrov, E. I. Skugarevskaya, T. I. Chegerova // Meditsinskii zhurnal. – 2008. – №1. – S. 46-49.
8.
Sindrom tyuremnoi sotsial'noi deprivatsii v molodom vozraste / S. B. Po-nomarev, A. A. Polovnikova, S. I. Totskii, A. L. Chubarov. – Ekaterinburg: UrO RAN, 2008. – 148 s.
9.
Chirkov, A. M. Penitentsiarnyi stress / A. M. Chirkov // Vestnik instituta: prestuplenie, nakazanie, ispravlenie. – 2010. – №9. – S. 49-54.
10.
Chirkov, A. M. Polimodal'naya psikhoterapiya assotsiatsii stressovykh i psikhicheskikh lichnostnykh rasstroistv u osuzhdennykh / A. M. Chirkov // Vestnik instituta: prestuplenie, nakazanie, ispravlenie. – 2017. – №1. – S. 67-71.
11.
Holmes, T. H., Rahe, R. H. The Social Readjustment Scale / T. H. Holmes, R. H. Ra-he // J. of Psychosomatic Research. – 1967. – V. 11. – P. 213–218