Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2162,   статей на доработке: 279 отклонено статей: 937 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Маргинальность – маргинал – маргинальная культура: общее и особенное.
Чернова Александра Сергеевна

аспирант, Южный федеральный университет

344065, Россия, Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, пер. Днепровский, 116

Chernova Aleksandra Sergeevna

Post-graduate student, the department of Theory of Culture, Ethics, Aesthetics, Southern Federal University;  Junior Scientific Associate, Rostov Regional Museum of Visual Arts

344065, Russia, Rostov-on-Don, Pereulok Dneprovsky 116

alch1992@mail.ru
Аннотация. Статья посвящена исследованию понятий «маргинал», «маргинальность» и «маргинальная культура». В качестве объекта исследования выступает социокультурное пространство современного города. Автор стремится обозначить границы указанных понятий, выявить в них общие черты и обозначить специфику. Рассматриваются причины появления феномена маргинальности, а также связь маргинальной культуры с культурой господствующей и явлениями субкультуры и контркультуры. При этом автор придерживается широкого взгляда на маргинальную личность, сочетающую в себе образцы разных культур. Для анализа был использован метод «идеальных типов», метод типологии культур. Также применялся диалектический метод, предполагающий рассмотрение культуры как развивающееся, внутренне противоречивое, многостороннее явление. Новизна исследования заключается в выявлении специфических черт, присущих маргинальной культуре. В результате исследования автор приходит к выводу, что понятия «маргинальность», «маргинал» и «маргинальная культура» в своей основе имеют характер пограничности и двойственности. Маргинальность понимается как состояние индивидов, оказавшихся в промежуточном положении на границе двух культур и сочетающих в себе их элементы. Они становятся носителями маргинальной культуры, которая также занимает место «на окраине» господствующей культуры.
Ключевые слова: маргинальность, маргинальная личность, маргинальная культура, городская культура, господствующая культура, культура меньшинства, субкультура, контркультура, конфликт, пограничность
УДК: 130.2
DOI: 10.7256/2454-0757.2017.8.23570
Дата направления в редакцию: 13-07-2017

Дата рецензирования: 13-07-2017

Дата публикации: 18-07-2017

Abstract.  This article is dedicated to examination of notions of "marginal", "marginality" and "marginal culture". The object of research is the socio-cultural space of a modern city. The author attempts to indicate the boundaries between the aforementioned notions, as well as determine their common features and specificity. The article reviews the causes led to emergence of the phenomenon of marginality, interrelation of marginal culture with the dominant culture alongside the phenomena of subculture and counterculture. At the same time, the author holds to an extensive view upon marginal personality that combines features inherent to various cultures. The work implies the method of “ideal types”, method of typology of cultures, as well as dialectical method, which suggested considering culture as a developing, internally contradictory, and multifaceted phenomenon. The scientific novelty consists in determination of the specific features common to marginal culture. As a result of the research, the author concludes that the concepts of "marginality", "marginal" and "marginal culture" are basically borderline and dualistic. Marginality is understood as a state of individuals who ended up in a limbo between two cultures combining their elements. They become the carriers of marginal culture, which also holds a place "at the outskirts" of dominant culture.

Keywords: subculture, minority culture, dominant culture, urban culture, marginal culture, marginal personality, marginality, counterculture, conflict, borderline

Появление феномена маргинальности американский социолог Роберт Парк (1864-1944) связывал с перемещением народных масс и смешением культур. В отличие от своего учителя Г. Зиммеля, интересовавшегося функциями чужака по отношению к конкретной группе, от которой тот мог освободиться, Р. Парк обратил внимание на происхождение чужака и способы его формирования. Этой проблеме посвящен очерк «Человеческая миграция и маргинальный человек» (1928) [8, с. 223-235]. Исследования процессов миграции, культурной мобильности привели социолога к введению понятия «маргинальный человек». Определение данному термину было дано следующее: «Маргинальный человек, как он здесь понимается, - это человек, которого судьба обрекла жить в двух обществах и в двух не просто разных, а антагонистичных культурах» [8, с. 237].  Дальнейшие исследования феномена маргинальности и связанных с ним явлений осуществлялись как социологами, так и философами, среди которых Э. Стоунквист, М. Голдберг, А. Фарж, М. Фуко и др. Отечественные концепции маргинальности активно стали появляться в конце 1980-х гг. Известны работы Е.Н. Старикова, Е. Рашковского, В.А. Шапинского, В.Г. Николаева, С.П. Баньковской и т.д.

В данной статье мы стремимся обозначить границы понятий «маргинальность», «маргинал» и «маргинальная культура», выявить в них общие черты и обозначить специфику. Особое внимание уделено понятию «маргинальной культуры», так как оно является наименее разработанным из вышеприведённых.

Маргинальность – самое широкое из обозначенных нами понятий и может пониматься как определенное свойство, качество, либо состояние, которое характеризуется двойственностью, пограничностью. Если оно применяется по отношению к человеку, то подразумевается его психологическая двойственность в восприятии действительности либо двойственное социальное положение, границы же являются не пространственными, а экзистенциально переживаемыми.  А.В. Федосеенков определяет маргинальность в ее связи с ситуацией «социально-экономического и социокультурного переструктурирования общества» [10]. Феномен маргинальности является следствием изменений в социальной структуре, которые в свою очередь происходят в результате аномальных явлений для предыдущего течения жизни общества. В данном исследовании маргинальность интересует нас, прежде всего, как качественное состояние индивида (или группы), оказавшегося в промежуточном положении между двумя противоположными культурами. Соответственно, маргинал – тот, кто находится в состоянии маргинальности, частично принадлежит к обеим культурам, но полностью не примыкает ни к одной из них. Эта пограничность приводит к внутреннему конфликту индивида, так как ценностно-нормативная система одной культуры противоречит ценностям и нормам, принятым в другой. В результате такого противоречия, маргинал становится носителем двойственного самосознания, испытывает психическое напряжение, что отражается на его поведении, образе жизни, восприятии окружающими. Маргинал продуцирует особую культуру, которая имеет ряд существенных отличий от культуры господствующей.

В любом обществе существует сложившаяся на протяжении веков совокупность норм, духовных и материальных ценностей, способов жизнедеятельности. Исходя из того, что полем нашего исследования был выбран город, господствующей в данном случае является городская культура. Под городской культурой понимается «система выработанных и закрепляемых в условиях жизни в городе способов, обеспечивающих активность людей, в нем живущих» [11, с.9-10]. Носителем городской культуры соответственно является горожанин. Но не каждый субъект городской жизни тяготеет к городской культуре. Это может быть и носитель сельской культуры, и человек, сочетающий в себе как городскую, так и сельскую культуру. Те образы жизни, системы ценностей, установки, паттерны поведения и пр., которые не вписываются в рамки господствующей в данном обществе культуры, вступают с ними в конфликт, мы объединили в понятие «маргинальной культуры». Его невозможно рассматривать в отрыве от понятия «господствующая культура», так как маргинальная культура возникает в результате синтеза как минимум двух принятых в отдельных обществах или группах культур и, по сути, является их генетическим порождением. Феномен маргинальной культуры приобретает размах в переходных обществах, когда происходит смена культурно-исторических эпох, мировоззренческих установок. Маргинальная культура присуща всем маргинальным группам как специфический образ жизни и система ценностей. Отсюда следует вывод, что маргинальная культура разнородна и говорить о ней, как о целостном явлении, весьма трудно. Обращаясь к методу «идеальных типов», предложенным немецким учёным Максом Вебером (1864-1920), можно сказать, что понятие «маргинальная культура» - это теоретическая конструкция, позволяющая нам проанализировать процессы, происходящие в контексте современного города. Согласно М. Веберу, идеальный тип не может быть найден в эмпирической реальности. То есть та маргинальная культура, о которой идет речь, есть некое общее понятие, необходимое нам для установления ряда типических характеристик явления, в чистом виде её не существует. В каждом отдельном случае маргинальная культура будет иметь свои особенности. Маргинальный статус культуры определяется её размещением на «окраинах» культурных систем, частичным пересечением с каждой из них и лишь частичным признанием с их стороны. Маргинальная культура формируется в результате процессов трансформации общества, изменения социальной структуры, взаимодействия культур. Являясь «синтетической», она может содержать в себе элементы несовместимых или конфликтных культурных паттернов, систем ценностей.

Взаимосвязанными с понятиями «господствующая культура» и «маргинальная культура» являются феномены субкультуры и контркультуры. Под субкультурой понимается система норм и ценностей, отличающих группу от большинства общества [7]. Часто субкультуру рассматривают как целостное образование внутри господствующей культуры. Такую точку зрения мы находим у российского философа и культуролога П.С. Гуревича, который считает, что субкультура - это «особая сфера культуры, суверенное целостное образование внутри господствующей культуры, отличающееся собственным ценностным строем, обычаями, нормами» [3, с. 450-453]. Также П.С. Гуревич отмечает, что культура любой эпохи не только целостна, но и неоднородна, представляя собой сложный спектр субкультурных феноменов. Специфические культурные феномены, такие как особые черты поведения людей, сознания, языка, рождаются внутри различных обществ, групп и отражают социальные или демографические особенности развития культуры. При этом субкультурные образования автономны, закрыты, и не претендуют на замещение собой господствующей культуры. Носители субкультуры заинтересованы в том, чтобы сохранить свои собственные законы в противовес господствующей культуре, которую они воспринимают как «чужую». Особенно важно, на наш взгляд, что субкультуры не оказывают воздействие на генеральный ствол культуры. В качестве причин возникновения субкультур П.С. Гуревич называет стремление официальной культуры заполнить собой все поры социального организма. 

В обыденном сознании маргинальную культуру часто ассоциируют с субкультурой, присущей низшим слоям общества. Эта трактовка, вероятно, связана с узким пониманием маргинала как того, кто «опустился на дно», выпал из социальной структуры. В данной работе мы придерживаемся более широкого взгляда на маргинальную личность, прежде всего, сочетающую в себе образцы разных культур. С этой точки зрения получается, что маргиналами могут быть вполне успешные люди. В своей работе «Храм и рынок. Человек в пространстве культуры» Б. Марков пишет о том, что «и современные ученые стали вести маргинальный образ жизни, однако он не является тотальным» [5, с. 210]. В качестве примера он приводит американского физика Фритьофа Капру, который «сочетал рок-фестивали, психоделики и политическую борьбу с академической карьерой».

Нельзя сказать, что маргиналы полностью отрываются от культуры и публичной жизни. Э. Внук-Липиньский указывал на это в своей работе «Социология публичной жизни» [2]. Сравнивая понятия маргинализации и социального исключения, он подчеркивал, что это не одно и то же: «Понятие маргинализации касается скорее размещения индивида на периферии существенных течений публичной жизни, тогда как исключение является более острым, резким термином и означает полное отсутствие у него возможности участвовать в существенных течениях публичной жизни» [2, с. 439]. Следовательно, понятие маргинализации значительно шире понятия социального исключения. Человек, находящий в ситуации социального исключения, оказавшийся на обочине публичной жизни, является маргиналом. Но не понятие исключения определяет маргинальный статус, а понятие окраины или пограничности. Поэтому далеко не все маргиналы исключены из публичной жизни, многие из них могут участвовать в ней. Так как человек – существо социальное и имеет потребность в общении, он, как правило, находит себе подобных людей и образует с ними некую группу, в которой появляются свои нормы и ценности, свой способ отношения к миру. В этой группе может сложиться своя специфическая культура, стремящаяся к созданию собственного пространства и вступающая во взаимодействие с господствующей культурой, то есть маргинальная культура. В данной статье мы предлагаем широкое понятие маргинальной культуры, которое включает в себя синтез противоположных культур и положение на грани доминирующей культуры. В таком случае можно предположить, что субкультура является одной из разновидностей маргинальной культуры. Ещё одной её разновидностью может выступать так называемая контркультура – совокупность социокультурных установок, противостоящих фундаментальным принципам, господствующей культуры [3, с. 322]. Термин «контркультура» появился в 60-х годах прошлого столетия. Впервые его употребил Т. Роззак в своей работе «Создание контркультуры: размышление о технократическом обществе и его молодежной оппозиции» [12]. Имелся в виду некий относительно целостный феномен, объединяющий различные духовные веяния, направленные против господствующей культуры. На сегодняшний день существуют различные точки зрения на феномен контркультуры. С ним могут отождествляться либо отдельные молодежные субкультуры, либо вся совокупность молодежных субкультур, либо совокупность только протестных молодежных субкультур. Носителями контркультуры также считаются маргинальные слои населения. Термин «контркультура» имеет негативную коннотацию и подразумевает способ намеренного разрушения господствующей культуры. Это же явление иногда называют антикультурой. Однако существует и другой взгляд на контркультуру. Так, П.С. Гуревич видит в ней огромный потенциал обновления и механизм культурных новаций [3, с. 323].

Ещё одним понятием, близким к маргинальной культуре, можно назвать культуру меньшинства. Эту проблему затрагивает Л.Г. Ионин в своей работе «Парад меньшинств» [4], где были изложены характерные черты групп меньшинств. Среди них были названы: осознание взаимозависимости и чувства принадлежности к группе; специфическая нормативная структура; формирование ролевой структуры; наличие структурной иерархии (системы статусов, власти, авторитетов); возникновение групповых границ, символов, группового владения [4, с. 21]. Кроме того, были обозначены четыре типа взаимодействия меньшинств с обществом большинства: ассимиляция как ориентация на максимальное приспособление к нормам большинства и растворению в нем; геттоизация - создание замкнутых обществ, стремящихся ограничить контакты с внешним миром; мультикультурализм – существование в условиях тесного соседства и взаимопроникновения; экспансионизм, т.е. распространение меньшинством своих нормативных систем и подчинение им сегментов и аспектов вмещающего общества [4, с. 25].  К меньшинствам Л.Г. Ионин отнёс субкультуры, креативный класс, тоталитарные секты и новые религиозные движения, меньшинства, основанные на почве национальной, этнической и этнорелигиозной идентичности, сексменьшинства. Мы можем сказать, что все эти меньшинства обладают своей системой норм и ценностей, отличающей их от большинства, то есть носителей доминирующей культуры. Следовательно культуры меньшинств, не смотря на их внутренние отличия, мы можем объединить в понятие маргинальной культуры, ведь все они обладают рядом специфических черт, отличающих их от господствующей культуры. Попытаемся их обозначить.

Первая черта -  существование «на грани» доминирующей культуры и наличие проницаемых границ. Понятие «граница» является ключевым при изучении маргинальности и маргинальной культуры. Определенные границы имеют этнокультурные группы, при пересечении которых человек становится чужаком, а при попытке ассимиляции – маргиналом. Границы имеет и любая культура, а в её центре находится «ядро», коррелирующее с понятием нормы. Отклонение от этого центра, выход за пределы ведет к маргинализации личности. «Ядро» маргинальной культуры не совпадает или совпадает частично с «ядром» доминирующей культуры, потому маргинальная культура воспринимается как «ненормальная» и не может занимать положение в центре, а вытесняется на периферию.

В переходный период вследствие социальной подвижности сама грань между маргинальным и немаргинальным становится зыбкой [1, с.151]. Ценности и установки маргинальной культуры могут проникать в сознание немаргинализированных масс. И тогда то, что раньше считалось маргинальным, усваивается обществом и таковым больше не является. В этом можно усмотреть вторую черту маргинальной культуры – изменчивость. Некоторые элементы маргинальной культуры усваиваются господствующей культурой в процессе её динамики и перестают быть маргинальными.  То есть маргинальная культура является источником инноваций и способна стимулировать трансформационные процессы. Е.Г. Трубина в своей работе «Город в теории: опыт осмысления пространства» обратила внимание на то, что различия «не только создаются городской жизнью, но и сами создают город» [9, с.356]. Город – это место встречи с «другими», отличающимися расово, этнически, классово, и потому крупные города издавна сравниваются с плавильными тиглями. В таком плавильном тигле различные социальные элементы создают общую космополитическую культуру. В многосторонности обитателей города видится предпосылка наивысших человеческих достижений.

Третья черта маргинальной культуры – параллелизм. Носитель маргинальной культуры, сохраняя прежние установки и ценности, воспринимает новые, а это приводит к совмещению параллельно существующих старой и новой реальностей. Эту же черту можно назвать и другим словом – гибридность, так как маргинальная культура сочетает в себе реинтерпретированные элементы двух разных культур. 

Четвёртая черта – наличие конфликта. В основе маргинальной культуры лежит двойственность, которая становится причиной нестабильного душевного состояния её носителей, раздвоения мировоззрения, формирования двойственных установок и конфликтов различного характера (межличностных, внутриличностных) [1, с.156].

Пятая черта – обостренное самосознание носителей маргинальной культуры, интенсификация рефлексии. Вот как пишет об этом В.Г. Николаев: «Неопределенность собственного положения в мире здесь и сейчас … провоцирует в участниках превращение себя в объекты, обострение рефлексии в отношении себя как объектов, поиск своих идентичностей … Отсюда характерное для маргинального человека обострение самосознания и группового (классового, этнического, расового, сословного и т.д.) сознания» [6].

Таким образом, понятия «маргинальность», «маргинал» и «маргинальная культура» объединены характером пограничности и двойственности. Маргинальность понимается как состояние индивидов, оказавшихся в промежуточном положении на границе двух культур и сочетающих в себе их элементы.   Они становятся носителями маргинальной культуры, которая также занимает место «на окраине» господствующей культуры. В то же время маргинальная культура является неким питательным ресурсом для развития Господствующей культуры и имеет ряд специфических черт. Особенно ярко она представлена в социокультурном пространстве города и её изучение позволит делать более точные прогнозы развития общества.

Библиография
1.
Акопян Н. Маргинальность как одна из основных характеристик трансформирующегося общества // 21-й ВЕК информационно-аналитический журнал 1, 2005.-С. 150-165.
2.
Внук-Липиньский Э. Социология публичной жизни/ пер. с польского Е.Г. Генделя. – М.: Мысль, 2012.-536 с.
3.
Гуревич П. С. Субкультура Текст. / Гуревич П. С. // Культурология. XX век. Энциклопедия. Т.1. — СПб.: Университетская книга; OOO “Алетейя”, 1998.-447 с.
4.
Ионин Л.Г. Парад меньшинств. – М., Спб.: Центр гуманитарных инициатив; Гнозис, 2014. – 176 с.
5.
Марков Б. В. Храм и рынок. Человек в пространстве культуры. СПб: Алетейя, 1999г.-304 с.
6.
Николаев В.Г. Человек маргинальный// Вопросы социальной теории: Научный альманах. 2010. Том IV. Человек в поисках идентичности / Ин-т философии РАН; Под ред. Ю.М. Резника и М.В. Тлостановой. – М.: Ассоциация «Междисциплинарное общество социальной теории», 2010. – 528 с.
7.
Новейший философский словарь/ ред. и сост. А. А. Грицанов. — Минск: Книжный Дом. 1999. URL: http://www.e-reading.by/book.php?book=149350 (дата обращения: 29.06.2017).
8.
Парк Р. Избранные очерки: Сб. переводов. / РАН ИНИОН. Центр социал. науч.-информ. исслед. Отд. социологии и социал. психологии; Сост. и пер. с англ. В. Г. Николаев; Отв. ред. Ефременко Д. В. — М., 2011. — 320 с.
9.
Трубина Е.Г. Город в теории: опыт осмысления пространства. – М.: Новое литературное обозрение, 2013.-520 с.
10.
Федосеенков А. В. Социальная маргинальность: экзистенциальный аспект: Дис. к.ф.н. Ростов н/Д. 1998.-137 с.
11.
Штомпель Л.А. Культура Южно-российского города: путеествие во времени и пространстве (на примере Ростова-на-Дону): монография/ Л.А. Штомпель, О.В. Баева – Ростов-на-Дону: ИАрхИ ЮФУ, 2012. – 232 с.
12.
Roszak Th. The making of a counter culture: Reflections on the Technocratic Society and Its Youthful Opposition Text. / Th. Roszak.-N.Y., 1969.-310 p.
References (transliterated)
1.
Akopyan N. Marginal'nost' kak odna iz osnovnykh kharakteristik transformiruyushchegosya obshchestva // 21-i VEK informatsionno-analiticheskii zhurnal 1, 2005.-S. 150-165.
2.
Vnuk-Lipin'skii E. Sotsiologiya publichnoi zhizni/ per. s pol'skogo E.G. Gendelya. – M.: Mysl', 2012.-536 s.
3.
Gurevich P. S. Subkul'tura Tekst. / Gurevich P. S. // Kul'turologiya. XX vek. Entsiklopediya. T.1. — SPb.: Universitetskaya kniga; OOO “Aleteiya”, 1998.-447 s.
4.
Ionin L.G. Parad men'shinstv. – M., Spb.: Tsentr gumanitarnykh initsiativ; Gnozis, 2014. – 176 s.
5.
Markov B. V. Khram i rynok. Chelovek v prostranstve kul'tury. SPb: Aleteiya, 1999g.-304 s.
6.
Nikolaev V.G. Chelovek marginal'nyi// Voprosy sotsial'noi teorii: Nauchnyi al'manakh. 2010. Tom IV. Chelovek v poiskakh identichnosti / In-t filosofii RAN; Pod red. Yu.M. Reznika i M.V. Tlostanovoi. – M.: Assotsiatsiya «Mezhdistsiplinarnoe obshchestvo sotsial'noi teorii», 2010. – 528 s.
7.
Noveishii filosofskii slovar'/ red. i sost. A. A. Gritsanov. — Minsk: Knizhnyi Dom. 1999. URL: http://www.e-reading.by/book.php?book=149350 (data obrashcheniya: 29.06.2017).
8.
Park R. Izbrannye ocherki: Sb. perevodov. / RAN INION. Tsentr sotsial. nauch.-inform. issled. Otd. sotsiologii i sotsial. psikhologii; Sost. i per. s angl. V. G. Nikolaev; Otv. red. Efremenko D. V. — M., 2011. — 320 s.
9.
Trubina E.G. Gorod v teorii: opyt osmysleniya prostranstva. – M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2013.-520 s.
10.
Fedoseenkov A. V. Sotsial'naya marginal'nost': ekzistentsial'nyi aspekt: Dis. k.f.n. Rostov n/D. 1998.-137 s.
11.
Shtompel' L.A. Kul'tura Yuzhno-rossiiskogo goroda: puteestvie vo vremeni i prostranstve (na primere Rostova-na-Donu): monografiya/ L.A. Shtompel', O.V. Baeva – Rostov-na-Donu: IArkhI YuFU, 2012. – 232 s.
12.
Roszak Th. The making of a counter culture: Reflections on the Technocratic Society and Its Youthful Opposition Text. / Th. Roszak.-N.Y., 1969.-310 p.