Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2146,   статей на доработке: 290 отклонено статей: 928 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Война в Абхазии в 1992-1993 гг. и политика России
Гицба Хамида Дауровна

соискатель

117279, Россия, г. Москва, ул. Профсоюзная, 83, корп. 1

Gitsba Khamida Daurovna

PhD Candidate

Profsoyuznaya ulitsa 83/1, apt. 306, Moscow 117279 Russia

hamida_gitsba@mail.ru
Аннотация. Предметом исследования является политика Российской Федерации в период грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. Решения, принимаемые российским руководством относительно урегулирования военных действий в Абхазии, определенным образом влияли на взаимодействия России с Абхазией и с Грузией. Проанализированы характерные особенности развития российско-абхазских, а также российско-грузинских отношений в указанный период. Особое внимание уделяется механизму реализации Россией посреднической деятельности и ее роли как инициатора переговоров, направленных на скорейшее прекращение огня в Абхазии. Методологическую основу исследования составили принцип историзма и принцип системности. В соответствии с принципом историзма автор исследует процесс взаимодействия между странами в рамках конкретно-исторического события. Применение данного принципа позволило определить механизм развития российско-абхазских отношений в период грузино-абхазской войны (1992-1993). Выступая в качестве посредника на переговорах по прекращению огня в Абхазии, России как правопреемнице СССР было необходимо учитывать такие факторы, как:- соблюдение международного права;- влияние Запада на развитие ситуации на Кавказе;- стабильность и безопасность на Кавказе, гарантом чего она являлась;- многовековая история взаимодействий с Абхазией и Грузией, которая по-своему влияла на дальнейшее развитие отношений между странами.Принцип системности позволил автору выявить проблемы и проанализировать причины, которые определенным образом влияли на политику России в период грузино-абхазской войны как результат сочетания данных аспектов. Основными выводами проведенного исследования являются следующие:- итогом грузино-абхазской войны для Абхазии является признание ее де-факто независимости от Грузии, для Грузии – провал грузинского руководства в его стремлениях подчинить себе Абхазию и ее народ;- статус России как великой державы не позволял ей оставаться безучастной в данной войне. Стремясь примерить враждующие стороны, Россия в своей посреднической деятельности прилагала все усилия для скорейшего окончания кровопролития, проводила встречи и консультации с воюющими сторонами на территориях России, Абхазии и Грузии;- разные подходы у исполнительной и законодательной властей по поводу принятия мер для прекращения военных действий в Абхазии, геополитический фактор, возможность распространения огня за пределы территории Абхазии, все это во многом влияло на политику, проводимую российским руководством в период войны и на развитие российско-абхазских отношений в исследуемый период.Новизна исследования заключается в том, что оно позволяет переосмыслить отношения России, Абхазии и Грузии в период войны и причины, влияющие на принятие определённых решений по происшествии времени и на основе широкого круга источников. В современном мире межэтнические конфликты являются одной из важных проблем в международных отношениях. Распад такого мощного государства, как СССР, площадь которого занимала 1/6 часть обитаемой суши Земли, во многом стал причиной возникновения межэтнических конфликтов на территории бывшего Союза. Вопросы относительно того, как 15 союзных республик вышли из состава СССР и как стало происходить в дальнейшем их развитие еще не раз будут подвергаться историческому анализу. Распад Союза привел к разрушению политических, экономических, транспортных, энергетических и других связей и выстраиванию новых отношений между вновь образованными государствами и странами мирового сообщества.Конфликт между абхазами и грузинами, история которого насчитывает более одного века, после распада СССР перерос в кровавую грузино-абхазскую войну 1992-1993 гг. Впоследствии под эгидой ООН, с участием наблюдателей СБСЕ и при посредничестве России начался Женевский переговорный процесс по мирному урегулированию грузино-абхазского конфликта, который продолжается по сей день. Последствия войны во многом стали определять положение дел и роль России на Южном Кавказе. Обеспечение национальной безопасности российского государства на своих рубежах является одной из его приоритетных задач. Абхазия заинтересована в добрососедских отношениях с Россией, Грузия стремится стать частью североатлантического альянса. На территории Грузии уже трижды проходили военные учения НАТО, грузинские кадры проходят военную подготовку в США. Сложившаяся ситуация вызывает обеспокоенность в России и в Абхазии. Абхазия для России является важной буферной зоной, а политика России и развитие российско-абхазских отношений в период грузино-абхазской войны во многом повлияли на дальнейшее развитие отношений между странами, вовлеченными в войну.
Ключевые слова: мировое сообщество, переговоры, прекращение военных действий, территориальная целостность, посредник, политика, грузино-абхазская война, Грузия, Абхазия, Россия
DOI: 10.7256/2454-0609.2017.5.23379
Дата направления в редакцию: 18-08-2017

Дата рецензирования: 29-06-2017

Дата публикации: 28-08-2017

Abstract. The subject of this research is the policy of the Russian Federation during the period of the Georgian–Abkhazian conflict of 1992-1993. The decisions that were taken by the Russian government regarding the regulation of the military activities in Abkhazia in a certain manner influenced the interactions of Russia with Abkhazia and with Georgia. The author analyzes the characteristic features of the development of the Russian-Abkhazian, as well as Russian-Georgian relations during the indicated period. Particular attention is dedicated to the implementation mechanisms of Russia's moderating activities and its role as the initiator of negotiations directed at a speedy cease-fire in Abkhazia. The methodological basis of this research consists of the principle of historicism and the principle of systematism. In accordance with the principle of historicism, the author examines the process of interaction between the named countries within the framework of specific historical events. The application of this principle has allowed to determine the developmental mechanism of the Russian-Abkhazian relations during the period of the Georgian–Abkhazian conflict of 1992-1993. Acting as an intermediary in the negotiations for a cease-fire in Abkhazia, Russia, as the successor of the USSR, had to keep in consideration such factors as:- adherence to international law;- the influence of the West on the development of the situation in the Caucasus;- stability and security in the Caucasus, the guarantor of which it was;- the centuries-old history of interaction with Abkhazia and Georgia, which in its own way influenced the further development of the relations between these countries.The principle of systematism has allowed the author to identify the issues and analyze the reasons which in their own way had an influence on Russia's policy in the period of the Georgian–Abkhazian conflict as a result of the combination of these aspects.The main conclusion of the undertaken research are the following:- the outcome of the Georgian-Abkhazian conflict for Abkhazia was the recognition of its de facto independence from Georgia, and for Georgia – the failure of the Georgian leadership in its attempts to subjugate Abkhazia and its people;- the status of Russia as a great power did not permit it to remain on the sidelines of this war. In an effort to reconcile the conflicting sides, Russia in its intermediary role directed all of its efforts to secure a speedy end to the bloodshed, holding meetings and consultations with the conflicting parties on the territories of Russia, Abkhazia and Georgia;- different approaches of the executive and legislative authorities concerning the adoption of various measures for the cessation of hostilities in Abkhazia, the geopolitical factor, the possibility of spreading fire outside the territorial limits of Abkhazia, all of this greatly influenced the policy pursued by the Russian leadership during the period of the war and affected the development of the Russian-Abkhazian relations during the period under examination.The novelty of this research is that it allows to reconsider the relations between Russia, Abkhazia and Georgia in the above-stated period of conflict and the causes that influenced the adoption of certain decisions on the passing of time and on the basis of a wide range of sources.In today's world, inter-ethnic conflicts are one of the key issues in international relations. The disintegration of such a powerful state as the USSR, the area of which occupied 1/6 of the Earth's inhabited land, to a significant degree was the cause of the appearance of the inter-ethnic conflicts on the territory of the former Union. Questions regarding how the 15 union republics withdrew from the Soviet Union and how their following development began to take shape will surely be subjected to historical analysis more than once in future studies. The disintegration of the Soviet Union led to the destruction of the political, economic, transportation, energy and other ties and the building of new relations between the newly reformed states and other countries of the world community.The conflict between the Abkhazians and Georgians, whose history dates back to more than a century, after the collapse of the Soviet Union grew into the bloody Georgian-Abkhazian war of 1992-1993. Subsequently, under the auspices of the United Nations, with the participation of observers from the Organization for Security and Co-operation in Europe and under the mediation of Russia, began the negotiation process in Geneva on the peaceful resolution of the Georgian-Abkhazian conflict, which continues to this day.The consequences of this war in many ways began to determine the state of affairs and the role of Russia in Southern Caucasus. Ensuring the national security of the Russian state at its borders is one of its priority tasks. Abkhazia is interested in good neighborly relations with Russia, while Georgia seeks to become part of the North Atlantic Alliance. NATO has already carried out three military exercises on the territory of Georgia and Georgian military cadres are undergoing military training in the United States. The current situation raises concerns in Russia and Abkhazia.Abkhazia is an important buffer zone for Russia, and Russia's policy and the development of Russian-Abkhazian relations during the period of the Georgian-Abkhazian conflict greatly influenced the further development of the relations between the countries involved in the war.

Keywords: policy, Georgian-Abkhazian conflict, intermediary, territorial integrity, negotiations, cessation of military hostilities, international community, Georgia, Abkhazia, Russia

Грузино-абхазское противостояние

Распад СССР способствовал появлению новых государств на международной арене. Практически каждая страна, некогда входившая в состав Советского союза, стремилась к суверенитету и независимости. Возникшее в Грузии в 1989 г. движение за выход из состава СССР положило начало процессу объединения грузинского общества для восстановления грузинской государственности. Одной из основных задач Грузия видела в решение так называемого «абхазского вопроса», т.е. было необходимо подчинить себе территорию Абхазии. Массовые демонстрации, начавшиеся в Тбилиси в 1989 г., прошли с требованием отменить абхазскую автономию [1, с. 36]. На митингах, проходивших в Абхазии в том же году, лидеры грузинских неформальных организаций призывали «защищать грузинскую землю от абхазских сепаратистов» [2]. Под «грузинской землей» подразумевалась территория Абхазии, а «абхазскими сепаратистами» грузины называли коренных жителей Абхазии и тех, кто отказывался причислять себя к грузинам. Следует подчеркнуть, что абхазы никогда не осознавали себя через грузинскую социокультурную общность [3]. Есть основания полагать, что шло планомерное нагнетание обстановки с целью оправдания насильственной ассимиляции абхазов грузинами. В свою очередь, Абхазия стремилась к возвращению статуса суверенной Союзной Социалистической Республики, что было выражено в абхазском письме «Шестидесяти» [4, с. 383] от 17 июня 1988 г. и Лыхненском обращении от 18 марта 1989 г. [4, c. 452]. Кроме того, участие Абхазии в референдуме по вопросу о сохранении Союза ССР в 1991 г., а затем и участие в Новоогарёвском процессе лишь подтверждало просоветскую позицию, которую заняла в то время Абхазия.

Историческое грузино-абхазское противостояние, обострившееся в 1989 г., переросло в кровопролитную войну на территории Абхазии, которая началась 14 августа 1992 г. и завершилась 30 сентября 1993 г. изгнанием грузинских войск из Абхазии. Надо обратить внимание, что незадолго до начала грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. абхазскими юристами был разработан проект федеративного соглашения между Абхазией и Грузией, в соответствии с которым Абхазия входила в состав грузинской федерации, обладая при этом значительным уровнем политической автономии [5, c. 389]. Однако в ответ на обсуждение данной темы грузинское руководство под видом охраны железной дороги ввело вооруженные формирования на территорию Абхазии.

Причины и цели грузино-абхазской войны 1992-1993 гг., как и самого межэтнического конфликта в целом, все еще не являются достаточно изученными. Тем не менее, есть основания полагать, что одной из основных причин начала грузино-абхазской войны было желание грузинского руководства в быстром порядке решить проблемы, связанные с Абхазией, в пользу Грузии. В первую очередь – проблема политического статуса Абхазии [5, c. 389]. Можно сказать, что руководство Грузии предполагало решение «абхазской проблемы» в короткие сроки, путем «блицкрига». Это наглядно показано в действиях грузинского руководства и грузинской армии на территории Абхазии, а также в высказываниях руководящих лиц Грузии относительно войны и ее продолжительности. Известно, что после встречи Б. Ельцина и Э. Шеварднадзе в Дагомысе в июне 1992 г., руководство России предоставило Грузии самолеты, танки и другое вооружение в виде исключения [6]. Согласно условиям Ташкентского соглашения от 15 мая 1992 г. раздел советских вооружённых сил был возможен только между членами СНГ. На тот момент Грузия ещё не входила в состав Содружества. Исходя из этого, подобное действие рассматривалось как нарушение Ташкентского соглашения. Это позволяет предположить, что к моменту начала военной агрессии Грузии в Абхазии, она, Грузия, уже обладала достаточным количеством оружия и многочисленной вооружённой армией. Более того, факт вооружения грузинского населения Гагры и Очамчиры грузинскими властями в апреле 1992 г., принятие в Тбилиси 10 августа 1992 г. решения о вводе грузинских войск в Абхазию под предлогом охраны железной дороги и то, что 11 августа 1992 г. грузинские политические лидеры покинули Гагру [7, c. 19], позволяют сделать вывод, что нападение на Абхазию уже было спланировано в Тбилиси задолго до 14 августа 1992 г.

Российско-абхазские отношения и политика России

Если в советский период отношения между Россией и Абхазией носили опосредованный характер в силу статуса Абхазии как автономной республики в составе Грузинской ССР, то после распада Союза руководство Абхазии выбрало курс на построение независимых от Грузии российско-абхазских отношений. Абхазы не столько не хотели жить вместе с грузинами, сколько опасались потерять свою идентичность и быть притесненными, не считая возможным проживание в грузинском государстве [8]. Характер отношений между Россией и Абхазией в период грузино-абхазской войны (1992-1993) во многом определялся внутриполитическим положением в России и Абхазии, а также обстановкой на Кавказе в целом. Политика России в данный период была многовекторной. Среди основных направлений можно выделить следующие.

Во-первых, Россия соблюдала принцип международного права о территориальной целостности государства. Российское руководство придерживалось линии по сохранению территориальной целостности Грузии. Кроме того, учитывалась динамика российско-грузинских отношений. Россия воспринимала Грузию как проводника своих идей на Кавказе. Грузия всегда имела преференции перед республиками Закавказья. Более того, на Западе вмешательство России могло быть воспринято как вмешательство во внутренние дела Грузии. А с учетом того, что Э. Шеварднадзе считали демократом и миротворцем, то выступить против него – это, по мнению многих, выступить против демократии [9, с. 53]. Во-вторых, Россия испытывала давление со стороны своих республик. Участие в войне на стороне Абхазии могло бы стать поводом для отделения северокавказских республик от РФ. В-третьих, военные действия разворачивались на территории, которая непосредственно прилегала к границам России. В интересах любого государства – стабильность и спокойствие на его границах, и Россия не является исключением. В случае продолжения военных действий борьба добровольцев за справедливость и защиту малого народа могла перекинуться на юг России, а также охватить северокавказские республики. Поскольку народы Северного и Южного Кавказа являются родственными, стабильность в одном регионе обеспечивает стабильность в другом. Следовательно, для России важно, чтобы возникшие конфликты не перетекали через границы и не распространялись по территории всего Кавказа. В данном случае, бездействие могло привести к вспышке по всему Кавказу. Подобное развитие событий для России было крайне нежелательным.

Следует подчеркнуть, что по инициативе Международной черкесской ассоциации, национальных партий и движений в регионе, а также Конфедерации горских народов Кавказа (КГНК) было принято решение о формировании добровольческих частей для защиты народа Абхазии. Для борьбы с мародерством, грабежами, насилием, убийством мирных граждан, грубейшими нарушениями прав человека, совершаемых армией Госсовета Грузии, в Абхазию стали прибывать добровольцы из разных уголков России и стран СНГ, потомки кавказских махаджиров из Турции и стран Ближнего Востока [10, с. 540]. Такое добровольческое движение являлось неким единением представителей различных стран, национальностей и религиозных принадлежностей ради отстаивания свободы [11, с. 66] и защиты малого народа от полного истребления. Однако, Н.В. Федоров, министр юстиции РФ в исследуемый период, действия КГНК расценил как противоправные и призвал к суду лидеров добровольческих объединений. В то же время, грузинские и многие российские СМИ представляли добровольцев в качестве наемников. Известно, что на пресс-конференции 21 августа 1992 г. президент Б. Ельцин объявил о том, что Россия не намерена вмешиваться в конфликт, тем самым заняв нейтральную позицию, придерживаясь позиции по сохранению территориальной целостности Грузии. Но после того, как стали формироваться добровольческие отряды, Россия стала принимать более активное участие в качестве посредника. Так, например, в обращениях Президента России к руководству Грузии и Абхазии от 26 августа 1992 г. говорилось о необходимости вывода войск с территории Абхазии.

Первая официальная встреча глав государств России, Абхазии и Грузии, а также глав республик, краев и областей Северного Кавказа состоялась 3 сентября 1992 г. в Москве по инициативе Б. Ельцина. Предполагалось, что ключевым моментом итогового документа должен был стать незамедлительный вывод войск Госсовета Грузии с территории Абхазии. Однако вместо него фигурировало некое смутное положение о передислокации войск из зоны конфликта. Тем не менее, под политическим давлением Председатель Верховного Совета Абхазии В. Ардзинба был вынужден подписать документ, который не решал основного вопроса [12]. Сам текст документа абхазская делегация получила лишь в начале Московской встречи и до этого момента настоящего документа не видела. В обращении Б. Ельцина к руководству Абхазии и Грузии было сказано о незамедлительном выводе войск и прекращении боевых действий. Но в самом документе данный вопрос не решался [13]. Тем не менее, в созданной по Итоговому документу трёхсторонней комиссии российской стороной прилагались усилия для стабилизации обстановки с учетом внутренней ситуации в республиках Северного Кавказа, динамики развития российско-грузинских отношений и возможности мирного урегулирования военных действий в Абхазии.

Роль России как члена мирового сообщества

Будучи одним из главных акторов на мировой арене, Россия не желала допускать вмешательства народов Кавказа в войну, объясняя это тем, что подобное действие будет рассматриваться как вмешательство в дела соседнего государства. Это доказывает, что руководство России, в частности, исполнительная власть в лице Президента, придерживалось линии по сохранению территориальной целостности Грузии.

Страны мирового сообщества воспринимали грузино-абхазскую войну как борьбу Грузии, направленную на усмирение «абхазских сепаратистов и экстремистов». Связано это было с тем, что с первых дней войны Госсовет Грузии принял решение о прекращении передачи информации из Абхазии международным агентствам [14, с. 98]. Распространялась лишь информация, согласованная с Тбилиси. Грузинское правительство во главе с Э. Шеварднадзе имело возможность выступать на международной арене, характеризуя войну в Абхазии как «борьбу против сепаратистов и экстремистов». Следовательно, в глазах мирового сообщества Грузия пыталась решить проблему своей территориальной целостности, несмотря на то, что на самом деле шло планомерное уничтожение абхазского этноса. Вступление России в войну на стороне абхазов вызвало бы неодобрение со стороны Запада. Оно заключалось бы в том, что Россия не позволила Грузии решить проблему своей территориальной целостности, проблему внутри своего государства, тем самым став агрессором, выступавшим против молодого независимого государства Грузия. Поэтому политика России была направлена на сохранение принципиальной линии относительно соблюдения территориальной целостности Грузии [15, c. 138]. В тоже время, законодательная власть в лице Верховного Совета РФ выступала против грузинской агрессии в Абхазии и осуждала действия исполнительной власти, так как принимаемые решения не способствовали скорейшему прекращению военных действий. Поддержку требования о выводе грузинских войск оказывало русскоязычное население Кавказа, а также казачество. В добровольческие отряды записывались не только горцы Северного Кавказа, но и представители русской нации [16]. Возникла угроза разрастания войны на весь Северный Кавказ. Подобное развитие не должно было быть допущено, так как Кавказ для России с точки зрения геополитики имеет важное стратегическое значение.

С другой стороны, непосредственно граничащие Россия и Абхазия также имеют многовековую историю взаимоотношений. Будучи соседом такого великого государства, как Россия, Абхазия стремилась к её расположению и покровительству. Несомненно, выступление России на чьей-либо стороне не было бы логичным, но, являясь одним из основных игроков на международной арене, постоянным членом ООН, необходимо было более четко заявить, что при решении спорных вопросов не должна использоваться сила, не должна литься кровь [17, c. 22]. В тоже время, по истечении пяти месяцев с начала военных действий в блокированный Ткуарчал поступила первая гуманитарная помощь России под эгидой ООН. Вместе с тем, Абхазия получала гуманитарную помощь, которая доставлялась из Северного Кавказа, Башкортостана, Татарстана и других республик СНГ [9, c. 71].

Таким образом, политику руководства России нельзя назвать единой. Исполнительная власть в лице Президента придерживалась позиции по сохранению территориальной целостности Грузии, в то время как законодательная власть в лице ВС РФ подвергла резкой критике позицию российского руководства. Комиссия Совета национальностей по национально-государственному устройству и межнациональным отношениям осудила действия Верховного Совета и Правительства России, так как они проявили медлительность в оценке насильственных действий руководства Грузии, не приняли эффективных и решительных мер по политическому урегулированию конфликта, защите граждан России, находившихся в данный период в Абхазии [18, c. 125].

Влияние российско-грузинских отношений на политику и посредническую роль России в войне

Несомненным является то, что Россия была заинтересована в скорейшем окончании войны, учитывая изложенные выше причины. Однако, необходимо выделить еще один фактор, который во многом определял политику и роль России как посредника. Он заключается в том, что для России было необходимо получить согласие Грузии на вступление в СНГ и принятие соглашений о поставках в Тбилиси российского оружия [19], поскольку для России было важно видеть в Грузии стратегического партнера. Согласие на вступление в СНГ Э. Шеварднадзе дал лишь в сентябре 1993 г., когда абхазская армия вошла в столицу, г. Сухум, где и находился Председатель Госсовета Грузии.

На протяжении всего периода грузино-абхазской войны 1992-1993 гг. Э. Шеварднадзе выступал на мировой арене, обвиняя Россию в поддержке «абхазских сепаратистов и экстремистов», проявляя желание «сблизиться» со странами Запада и НАТО. В лице России Грузия видела сторонников «абхазского сепаратизма» и высказывала разного рода подозрения и обвинения. Председатель Госсовета Грузии утверждал, что Россия действовала «ради имперских стратегических интересов, ради демонстрации силы и сомнительной славы считаться “жандармом ближнего зарубежья”» [20, c. 356]. В ответ на обвинения России грузинским руководством необходимо отметить, что во время грузино-абхазской войны и после ее окончание Российской Федерацией были неоднократно введены санкции против Абхазии. Например, после того, как абхазская армия освободила г. Гагра от грузинских войск в начале 1992 г., для мужчин Абхазии в возрасте от 16 до 60 лет был введен запрет на пересечение российско-абхазской границы [21].

Поскольку Грузия являлась страной с международным признанием и имела свою историю отношений с Россией, руководству последней приходилось учитывать данные факты при принятии решений по Абхазии. Между российским и грузинским руководствами регулярно проходили двусторонние встречи, на которых решали вопросы относительно Абхазии, иногда и без участия абхазских представителей. Таким образом, в принятии решений о скорейшем прекращении военных действий в Абхазии, а также в игнорировании неоднократных нарушений грузинской стороной некоторых пунктов соглашений о прекращении огня прослеживается негласная поддержка Грузии российским руководством. Доказательством этого может служить, например, то, что в ответ на наступление абхазской армии в г. Сухум 16 сентября 1993 г., которое было вызвано очередным нарушением грузинской стороной пунктов о выводе войск c территории Абхазии, Россия ввела экономические санкции против Абхазии (была отключена подача электроэнергии) 17 сентября 1993 г. В дальнейшем, несмотря на победу в войне 1992-1993 гг., Абхазия оказалась в международной блокаде, которая стала ослабевать в 1999 г., а окончательно была снята лишь весной 2008 г.

За Россией исторически закрепилась роль гаранта безопасности на Кавказе. Следовательно, распространение западного влияния, возникновение горячих точек в данном регионе не могло быть воспринято позитивно со стороны России. Поэтому Россия стремилась к сохранению своего статуса на Кавказе и к поддержке стран в регионе.

Выводы

Война в Абхазии 1992-1993 гг. представляет собой провал грузинского руководства в подчинении себе территории Абхазии и ее народа. Историческое грузино-абхазское противостояние, с абхазской стороны направленное на защиту своей земли, этноса, идентичности и права на самоопределение, с грузинской – на бескомпромиссное владение абхазской землей без учета интересов абхазского народа, вылилось в одну из самых кровавых войн на Кавказе. Триггером данной войны послужило желание руководства Грузии решить поскорее «абхазскую проблему» и вступить на мировую арену в качестве молодого, полноценного, сильного государства. Причиной проигрыша послужила недооценка национальных ценностей в абхазском обществе. Грузины пришли воевать с целью быстрой наживы, абхазы защищали свою землю. Сила духа, помощь добровольцев с юга России, Северного Кавказа, потомков кавказских махаджиров из стран Ближнего Востока и Турции, несмотря на игнорирование международного сообщества, позволили абхазам одержать победу над государством, население которого превышало абхазское в 40 раз. Стремление депутатского корпуса Российской Федерации и представителей российской интеллигенции донести до народов России и мира истинную картину происходящего в Абхазии сыграло неоценимую роль в прекращении кровопролития и в дальнейшем процессе мирного урегулирования грузино-абхазского конфликта.

На политику России и ее посредническую роль в грузино-абхазской войне влиял ряд причин, который ей было необходимо учитывать, как правопреемнице СССР, гаранту стабильности и безопасности на Кавказе и как государству, непосредственно граничащему с территорией, на которой проходили военные действия. Основными причинами являлись следующие.

В соответствии с принципом международного права о территориальной целостности государства Россия придерживалась позиции по сохранению территориальной целостности Грузии, поскольку вмешательство России в грузино-абхазскую войну на мировой арене рассматривалось бы как вмешательства во внутренние дела Грузии.

Разные подходы исполнительной власти в лице Президента РФ и законодательной власти в лице ВС РФ влияли на принятие решений по скорейшему прекращению боевых действий на территории Абхазии. Если исполнительная власть придерживалась принципа невмешательства и соблюдения международного права о территориальной целостности Грузии, то законодательная власть выступала против грузинской агрессии на территории Абхазии и признавала нарушения прав человека, геноцид и жестокость, совершаемые с ведома Госсовета Грузии.

Учитывая геополитический фактор, Россия не могла оставаться безучастной перед лицом сложившийся ситуации. Война проходила на границах с Россией. Это обстоятельство побуждало российское руководство принимать меры для обеспечения скорейшего прекращения огня для того, чтобы он не распространился на территорию России. Более того, вступление в войну могло привести к волнениям в самой России, поскольку в тот период она испытывала давление со стороны своих республик, а родственная связь народов Северного и Южного Кавказа могла способствовать распространению огня за пределы Абхазии на территорию Северного Кавказа. Следовательно, необходимость скорейшего прекращения военных действий для Россия означала спокойствие в северокавказских республиках.

На протяжении всего периода войны (1992-1993) российское руководство неоднократно организовывало и проводило встречи как с руководством Абхазии, так и с руководством Грузии, а также предоставляло площадки для переговоров и выступало в качестве посредника в решениях по прекращению огня. При принятии определенных решений России необходимо было учитывать интересы Грузии в силу собственных интересов по отношению к последней, а также в силу того, чтобы предотвратить распространение влияния стран Запада на Кавказе, за помощью к которым на протяжении всей войны неоднократно обращался Э. Шеварднадзе.

30 сентября 1993 г. абхазская армия полностью освободила территорию страны от грузинских войск. В конце 1993 г. в Женеве под эгидой ООН, с участием наблюдателей СБСЕ и при посредничестве России начался переговорный процесс по мирному урегулированию грузино-абхазского конфликта, который продолжается по сей день. 14 мая 1994 г. в Москве между абхазской и грузинской сторонами в рамках Женевского переговорного процесса было подписано «Соглашение о прекращении огня и разъединении сил». Грузинская сторона отказывается признавать факт военной победы и независимости Абхазии. Признание же Россией де-юре независимости Абхазии 26 августа 2008 г. означает признание последней в качестве равноправного государства, отношения с которым носят характер, по словам В.В. Путина, совершенно особенный.

Библиография
1.
Цыганок А.Д. Война на Кавказе 2008: русский взгляд. Грузино-осетинская война 8-13 августа 2008 года. М.: АИРО-XXI, 2011. 352 с.
2.
Важная веха в истории Абхазии. Сборник документов и материалов / Сост.: Б. Е. Сагария. Сухум, 2002. С. 24 – 26.
3.
Дамениа О. Н. Абхазо-грузинский конфликт: проблемы и перспективы урегулирования // Аспекты грузино-абхазского конфликта. Материалы грузино-абхазской конференции: преемственность культур в контексте государственного строительства. Ирвайн, 2001. С. 328.
4.
Абхазия в советскую эпоху. Том I. Абхазские письма (1947-1989). Сборник документов / Сост.: И.Р. Марыхуба. Сух., 1994. 528 с.
5.
Чирикба В.А. Грузия и Абхазия: предложения к конституционной модели // Практика федерализма. Поиски альтернатив для Грузии и Абхазии. М., 1999. 446 с.
6.
Лакоба С. К 20-летию начала войны Грузии против Абхазии [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://mfaapsny.org/news_rus/detail.php?ELEMENT_ID=886
7.
George Hewitt. Discordant Neighbours. A reassessment of the Georgian-Abkhazian and Georgian-South Ossetian Conflicts. Leiden: Brill, 2013. 422 p.
8.
Задохин А.Г. Самоопределение народов и территориальная целостность государств: категории, проблемы, перспективы // Обозреватель-Observer. 2011. №5. С. 13-24.
9.
Шария В. Абхазская трагедия. Сборник. Сочи, 1993. 167 с.
10.
Авидзба А.Ф. Проблемы военно-политической истории Отечественной войны в Абхазии (1992 – 1993 гг.). Книга I. Сух., 2013. 640 с.
11.
Добровольцы в Отечественной войне Абхазии (1992-1993). Документы и материалы. Сост.: Т.М. Кештов, Г.В. Цулая. Сухум, 2014. 408 с.
12.
Стенограмма Московской встречи руководителей республик Кавказского региона 3 сентября 1992 г. // Те суровые дни. Хроника отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. в документах / Под ред. В. Г. Ардзинба. Сухум, 2004. с. 86-120.
13.
Итоговый документ Московской встречи 3 сентября 1992 г. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.un.org/ru/peacekeeping/missions/past/unomig/24523.pdf
14.
Белая книга Абхазии. Документы, материалы, свидетельства 1992-1993. / Сост.: Ю.Н. Воронов, П.В. Флоренский, Т.А. Шутова. М., 1993. 218 с.
15.
Пряхин В.Ф. Региональные конфликты на постсоветском пространстве (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье, Таджикистан). М.: Изд-во «ГНОМ и Д», 2002. 344 с.
16.
Газ. «Известия», 28 августа 1992.
17.
Мы шли на смерть, чтобы жить. Сборник интервью и выступлений В. Г. Ардзинба / Сост.: Л. К. Ардзинба. Сухум, 2011. 640 с.
18.
Те суровые дни. Хроника отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. в документах / Под ред. В. Г. Ардзинба. Сухум, 2004. 407 с.
19.
Володин А. Грузино-абхазская война 1992-1993 гг.: кровоточащая рана [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://topwar.ru/17994-gruzino-abhazskaya-voyna-1992-1993-krovotochaschaya-rana.html
20.
Шеварднадзе Э.А. Когда рухнул железный занавес. Встречи и воспоминания. М., 2009. 426 с.
21.
Цвижба Л. Блокада Абхазии [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://ia-centr.ru/expert/654/
References (transliterated)
1.
Tsyganok A.D. Voina na Kavkaze 2008: russkii vzglyad. Gruzino-osetinskaya voina 8-13 avgusta 2008 goda. M.: AIRO-XXI, 2011. 352 s.
2.
Vazhnaya vekha v istorii Abkhazii. Sbornik dokumentov i materialov / Sost.: B. E. Sagariya. Sukhum, 2002. S. 24 – 26.
3.
Damenia O. N. Abkhazo-gruzinskii konflikt: problemy i perspektivy uregulirovaniya // Aspekty gruzino-abkhazskogo konflikta. Materialy gruzino-abkhazskoi konferentsii: preemstvennost' kul'tur v kontekste gosudarstvennogo stroitel'stva. Irvain, 2001. S. 328.
4.
Abkhaziya v sovetskuyu epokhu. Tom I. Abkhazskie pis'ma (1947-1989). Sbornik dokumentov / Sost.: I.R. Marykhuba. Sukh., 1994. 528 s.
5.
Chirikba V.A. Gruziya i Abkhaziya: predlozheniya k konstitutsionnoi modeli // Praktika federalizma. Poiski al'ternativ dlya Gruzii i Abkhazii. M., 1999. 446 s.
6.
Lakoba S. K 20-letiyu nachala voiny Gruzii protiv Abkhazii [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://mfaapsny.org/news_rus/detail.php?ELEMENT_ID=886
7.
George Hewitt. Discordant Neighbours. A reassessment of the Georgian-Abkhazian and Georgian-South Ossetian Conflicts. Leiden: Brill, 2013. 422 p.
8.
Zadokhin A.G. Samoopredelenie narodov i territorial'naya tselostnost' gosudarstv: kategorii, problemy, perspektivy // Obozrevatel'-Observer. 2011. №5. S. 13-24.
9.
Shariya V. Abkhazskaya tragediya. Sbornik. Sochi, 1993. 167 s.
10.
Avidzba A.F. Problemy voenno-politicheskoi istorii Otechestvennoi voiny v Abkhazii (1992 – 1993 gg.). Kniga I. Sukh., 2013. 640 s.
11.
Dobrovol'tsy v Otechestvennoi voine Abkhazii (1992-1993). Dokumenty i materialy. Sost.: T.M. Keshtov, G.V. Tsulaya. Sukhum, 2014. 408 s.
12.
Stenogramma Moskovskoi vstrechi rukovoditelei respublik Kavkazskogo regiona 3 sentyabrya 1992 g. // Te surovye dni. Khronika otechestvennoi voiny naroda Abkhazii 1992-1993 gg. v dokumentakh / Pod red. V. G. Ardzinba. Sukhum, 2004. s. 86-120.
13.
Itogovyi dokument Moskovskoi vstrechi 3 sentyabrya 1992 g. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://www.un.org/ru/peacekeeping/missions/past/unomig/24523.pdf
14.
Belaya kniga Abkhazii. Dokumenty, materialy, svidetel'stva 1992-1993. / Sost.: Yu.N. Voronov, P.V. Florenskii, T.A. Shutova. M., 1993. 218 s.
15.
Pryakhin V.F. Regional'nye konflikty na postsovetskom prostranstve (Abkhaziya, Yuzhnaya Osetiya, Nagornyi Karabakh, Pridnestrov'e, Tadzhikistan). M.: Izd-vo «GNOM i D», 2002. 344 s.
16.
Gaz. «Izvestiya», 28 avgusta 1992.
17.
My shli na smert', chtoby zhit'. Sbornik interv'yu i vystuplenii V. G. Ardzinba / Sost.: L. K. Ardzinba. Sukhum, 2011. 640 s.
18.
Te surovye dni. Khronika otechestvennoi voiny naroda Abkhazii 1992-1993 gg. v dokumentakh / Pod red. V. G. Ardzinba. Sukhum, 2004. 407 s.
19.
Volodin A. Gruzino-abkhazskaya voina 1992-1993 gg.: krovotochashchaya rana [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://topwar.ru/17994-gruzino-abhazskaya-voyna-1992-1993-krovotochaschaya-rana.html
20.
Shevardnadze E.A. Kogda rukhnul zheleznyi zanaves. Vstrechi i vospominaniya. M., 2009. 426 s.
21.
Tsvizhba L. Blokada Abkhazii [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://ia-centr.ru/expert/654/