Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1933,   статей на доработке: 314 отклонено статей: 753 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Стратегия сочетания конфуцианства с капитализмом в тайванской модернизации президента Ч. Кайши
Деметрадзе Марине Резоевна

доктор политических наук

ведущий научный сотрудник, Институт культурологии министерства культур, профессор, РГГУ РФ

125993, ГСП-3, Россия, г. Москва, Миусская площадь, 6

Demetradze Marine Rezoevna

Doctor of Politics

leading scientific researcher, Institute for the Cultural Studies of the Ministry of Cultures, Professor of the Department of Global Politics and International Relations of the Russian State University for the Humanities

125993, GSP-3,, Russia, g. Moskva,, ul. Miusskaya Ploshchad',, d. 6

demetradze1959@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Работа посвящена анализу исторических предпосылок модернизационных процессов в Китайской Республике – Тайвань; выявлению позитивных и негативных сторон модернизации в этой стране. Особое внимание уделяется специфике и роли интеллектуального капитала в модернизационных процессах, особенностям китайского традиционализма и другим аспектам, представляющим интерес при формировании социокультурной стратегии модернизации обществ постсоветского пространства. Предметом исследования является стратегия внедрения конфуцианства в процессах создания нового государства президентом Ч. Кайши, а объектом выявление инновационно-догоняющей модели модернизации. Инновационно-опередительный, инновационно-догоняющий, или имитационно-догоняющий вектор модернизации определяется с помощью специально разработанной социокультурной методологии. Стержнем социокультурной стратегии являются первенство человеческого фактора и его социальных интересов в государстве, а не экономические либо иные показатели. Применяются сравнительно-классификационные, структурно-семантические, культурно-антропологические, политологические, правовые и социологические методы. Научна новизна: 1. показываются положительные и отрицательные стороны модернизации Тайваня; 2. предлагается идея создания условий трансформации инновационно-заимствующей стратегии в инновационно-опережающую. Исследование проводится в целях отыскания образцов модернизации различных стран мира и их институционализации в постсоветских странах. Анализируя отдельные аспекты развития тайванского общетсва, автор приходит к выводу, что позитивные и рационально-конструктивные факторы модернизации преобладали над негативными и деструктивными.Выводы статьи могут помочь не только в осмыслении практического опыта модернизации постсоветских обществ, но и выявлению улучшения перспектив развития Тайваня

Ключевые слова: модификация, адаптация, центральная зона культуры, Модернизация, человеческий фактор, социокультурная модель модернизации, традиционализм, заимствование, социализация, интеллектуальный капитал

DOI:

10.7256/2454-0684.2018.9.23354

Дата направления в редакцию:

01-08-2018


Дата рецензирования:

18-06-2017


Дата публикации:

01-10-2018


Abstract.

This article is dedicated to the analysis of historical prerequisites of modernization processes in the Chinese Republic – Taiwan; identification of the positive and negative sides of modernization in this country. Special attention is given to the specificity of the role of intellectual capital in modernization processes, peculiarities of Chinese traditionalism and other aspects that are relevant in formation of sociocultural strategy of modernization of the societies of post-Soviet space. The subject of this research is the strategy of implementation of Confucianism into the processes of establishment of the new state by the President Chiang Kai-shek. The object is the determination of innovative catch-up modernization model. The innovative advancing, innovative catch-up, or imitative catch-up vector of modernization is defined with the help of the specifically developed sociocultural methodology. The core of sociocultural strategy is the priority of human factor and his social interests in the state, rather that the economic or other indexes. The scientific novelty lies in demonstration of the positive and negative ides of modernization in Taiwan, as well a suggestion of the idea of creating circumstances for transformation of the innovative borrowing strategy into innovative advancing. The research is conducted for the purpose of tracing of the examples of modernization of various countries of the world and their institutionalization in the post-Soviet countries. Having analyzed separate aspects of the development of Taiwan society, the author concludes that the positive and rational-constructive factors of modernization prevailed the negative and destructive. The research results can help in comprehension of practical experiences of modernization of the post-Soviet societies, as well as determination of improvement of development prospects of Taiwan.

Keywords:

traditionalism, modification, adaptation, central area of culture, Modernization, human factor, sociocultural doctrine of the states, loan, socialization, intellectual capital

Изучение практических достижений различных стран мира является важнейшей задачей обществ постсоветского пространства, не имеющих опыта создания современного государства и интеллектуального капитала, осуществления модернизационных преобразований.

И мы задались целью сделать сравнительный анализ внутриполитических процессов в двух китайских государствах, но конкретно здесь речь пойдет о Китайской Республике – Тайвань. И это делается в целях выявления позитивных и негативных сторон перемен, определения элементов модернизации, которые могут быть заимствованы либо адаптированы на постсоветском пространстве, а также изучены для предотвращения ошибок, способсотвущие усугубить проблемы переходного периода.

Модернизационными процессами разных стран мира, занимались и занимаются многие исследователи, в частности, А. Панов [1], Джей Форрестер [2], А. Яковлев [3], А. Хиршман [4], Н. Альмонд [5], Ш. Эйзенштадт [6], Т. Парсонс [7], Д. Аптер [8], Р. Арон [9], Р. Бейкер [10],Э. Хобсбаум [11], У. Ростоу [12] и др. Т. Парсонс, в рамках классической теории модернизации было сделано попытка соединения теории социологии и культурной антропологии.При этом методология социокультурной модели модернизации, на основе которой она выстраивается, пока еще не самим Парсонсом ни другими авторами не предложены. Такая ситуация создает неопределенность в самих теориях модернизации как в классических, так и модернистских и постиндустриальных, в результате которого несмотря на огромный вклад ученых ни одна работа, универсальной, либо общепринятой не считается. В связи с этим в предложенной работе делается попытка преодоления существующего вакуума. Мы постараемся показать модель социокультурной методологии и специфику применения ее методов для определения различных векторов модернизации на примере Тайваня.

Поскольку модернизация является результатом реализации интеллектуального капитала, тема раскрывается на основе рассмотрения специфики интеллектуального капитала Китая. Предлагается новая идея первенства социокультурного интеллектуального капитала, как фундаментальная основа процессов преобразований, когда в государстве доминирует человеческий фактор, а экономическая политика подчинена социальным интересам граждан. Такая платформа рассматривается как самый прочный и приемлемый фундамент модернизации социокультурного типа, установления меритократии, устойчивого и контролируемого развития социумов.

Никакие экономические либо модернизационные показатели не могут быть оценены положительно, если они не подчиняются социальным интересам граждан, усилению роли человеческого фактора в государстве.

Внедрение модернизационных перемен в Республике Китая – Тайвань. Вторая половина ХХ века

Созданная в 1912 году Китайская Республика после отстранения от власти последнего императора Китая сохраняла территориальную целостность страны до 1949 года. В это время партия Гоминьдан, то есть Китайская национальная народная партия, потерпела поражение в вооруженной борьбе с коммунистами и была вынуждена отступить на остров Тайвань. Здесь и было образовано новое государство – Китайская Республика. Параллельно с этим коммунисты во главе с Мао Цзедуном создали другое государство, получившее название Китайской Народной Республики. Эти страны до сих пор соперничают по поводу преимущества капиталистической и коммунистической моделей развития.

Особого внимания требует тот факт, что основоположник капиталистического Китая Сунь Ятсен, считающиеся отцом нации, хорошо знал принципы западного просвещения и формирования современного государства[13]. Он отдавал явное предпочтение трудам Монтескье (о принципах права), Руссо (об общественном договоре), Локка (о демократии и свободе), Бисмарка (о государственном социализме) и др. При этом он был сторонником ограничения свободы общества, считая, что демократию нельзя устанавливать сразу, поскольку, по его мнению, народ Китая не имел соответствующей подготовки, навыков и опыта демократических преобразований. Поэтому свобода может перерастать в эмоциональных импульсах и действиях, что может привести к негативным и нерациональным результатам.

Сунь Ятсен провозгласил три принципа государства, к осуществлению которых должна стремиться политическая система страны: национализм, народовластие и народное благосостояние [14]. Он же теоретически обосновал связь принципов демократии с традициями Китая, то есть конфуцианством. На основе дихотомии «традиционное – современное» был сформирован трехэтапный план-концепция перехода к демократии. При этом государство брало на себя право «опеки» граждан и полного контроля над переходными процессами. Так впервые в истории Китая была заложена основа научно обоснованной концепции развития страны с четким указанием ориентиров и ответами на вопросы: что надо менять либо создавать, с какой целью и к чему надо стремиться.

В политике переходного периода особое внимание уделялась сельскому хозяйству, процессам урбанизации, увеличению производства и производственной способности страны, экспорту товаров, освоению пустынных земель, созданию пастбищ, водохранилищ, дорог, сельхозбанков, поощрению и поддержке кредитования, социальному характеру реформ и т.д. Все эти меры были направлены на преодоление отсталости страны, переход от аграрной системы хозяйства к индустриальной, а затем и к постиндустриальной.

В дальнейшем первый президент Китайской Республики – Тайвань Чан Кайши приступил к реализации государственной концепции Сунь Ятсена, на основе которой был разработан план и программа поэтапной реализации государственной политики. Новая государственная идея выполняла роль объединительного и стимулирующего фактора: «самоусиление китайской нации», «возрождение китайского общества», «единство народа» и его верности конфуцианским ценностям [15].

Для профессионального и компетентного управления государственными институтами по отношению госчиновников внедрили систему требовании обязательных квалификационных показателей, соответствие которому было необходимым и обязательным. Опора на профессионализм и знание при практической деятельности и управления государством стали необходимым. Экспертизу госчиновников осуществляла специально созданная экзаменационная палата проводящая аттестацию управленцев. Такая практика исключала лоббизм, протекционизм и непотизм в госучреждениях и способствовала перехода от традиционной к современной формы правления.

Было разработана и специальная программа модернизационной политики с четким выделением проблем общества и страны и стратегию конкретных мер и целенаправленных действии.

Вектором модернизации и ее стержнем стал курс на создание импортозамещающего производства, устранение дисбаланса между импортом и экспортом, выравнивание доходов населения, замену иностранных специалистов (в основном японских) местными кадрами, повышение уровня и качества образования, роли науки, модернизацию и переоснащение производства, строительство фабрик и заводов нового поколения, соответствующего требованиям модернизации. Но этим модернизационные процессы не исчерпывались. Внедрение наукоемких технологии, профессиональная подготовка специалистов высокого уровня, повсеместное распространение урбанизированных условии жизни и т.д. так же были неотъемлемой частью широкомасштабной программы тайваньского чуда[16].

Такой институциональный подход к созданию и формированию нового государства дал свои результаты, и Тайвань за достаточно короткий период времени стал конкурентоспособным государством. За тридцать лет произошла трансформация аграрного общества в индустриальное, тогда как Запад потратил на это 200, а Япония 100 лет. И этот факт заслуживает пристального внимания со стороны обществ постсоветского пространства.

Подчеркнем, что Чан Кайши, как и Сунь Ятсен, отрицал слепое копирование западных образцов модернизации, определял свободу как процесс, регулируемый конкретными правилами, заданными демократией, организованной государством.

Экономическое чудо Тайваня базировалось на пяти основных принципах: постоянный экономический рост, относительно стабильные цены, равноправное распределение подоходного налога, повышение жизненного уровня, модернизация производственной сферы. При этом основной акцент ставился не на внешние займы, а на собственное производство, ориентированное на создание экспортной продукции, и на конкурентоспособные отрасли производства.

Государственная политика в области экономики была не строго рыночной, а смешанной. Она выступала не в качестве арбитра между участниками взаимодействия, а как сторона и непосредственный участник торгово-экономических процессов, внедрял инновационные экономические проекты развития, и в то же время контролировала их как и соответствующие сделки и сферы производства. Неординарность процессов выражалась еще и в том, что когда созданные государством фирмы, корпорации, производственные отрасли начинали давать положительные результаты, т.е. большую прибыль, они тут же передавались в частные руки, а не рентабельные ликвидировались.

Контролирующая функция государства предотвращал многие проблемы. В частности, устранялись коррупция, взяточничество, вымогательство, злоупотребление властью, непотизм и т. д. Она было направлено на обеспечение точного соответствия функционирования всех экономических институтов заданным государством программным целям и задачам. Ориентация на положительный результат во многом способствовали как новые тенденции и традиции, так и традиционные конфуцианские ценности тайванского общетсва, которые в процессах модернизации образовали оригинальный синтез дихотомию современного и традиционного. К таким конфуцианским ценностям относятся тезисы: «помогая себе помогай и другим», «быть единой нацией», «семя», «взаимная поддержка», «усердие», «трудолюбие», «бережливость», «честность» и т.д. В связи с этим модернизационную политику Тайваня можно назвать конфуцианским капитализмом , при котором было найдено сочетание с рыночной экономикой и хозяйством, президентской формой правления и т.д. Профессор Тайванского университета Ху Фу выделил пять этапов развития Китайской Республики: 1) 1949–1952 – период установления авторитарного режима; 2) 1952–1971 – период национальной консолидации; 3) 1972–1979 – период трансформации авторитаризма; 4) 1980–1986 – период перехода от авторитаризма к демократии; 5) с 1986 по сей день – период утверждения и распространения и утверждения во всех сферах процессов демократии.

И здесь уместно сделать сравнительный анализ с модернизационными процессами России за последние двадцать пять лет после распада СССР. За весь этот период государство осуществлял не контроль над бизнесом, а сам участвовал в процессе передела собственности только не в пользу среднего класса, а самих чиновников. Причиной относительного отставания России по сравнению с другими странами некоторые отечественные исследователи видят в резкой неравномерности развития ее регионов, в не эффективном использовании ее ресурсов, недооценки власти социокультурного вектора развития. Вот что по этому поводу пишет Н. М. Плискевич: «…Традиционная для России конструкция власти-собственности, обретшая в последние десятилетия форму вертикали власти, не соответствует задачам развития страны ни в целом, ни в региональном масштабе. Импульсы развития способны вылиться в реальнее эффективные проекты в лишь при ощутимой инициативе «снизу», которая, как правило, вынуждено пробиваться сквозь бесчисленные бюрократические преграды и неформальные (часто коррупционные) препоны. Сложившаяся система властных пирамид не соответствует сложности модернизационных задач, и это не соответствие, усугубляемое сложностью самой конструкции, делает государственную машину еще более не поворотливой и слабой» [17].

Сделаем небольшой вывод в данной части работы. Переходный период Тайваня и России радикально отличатся друг от друга. Если там политический лидер был заинтересован в превращении страны в мощное конкурентоспособное государство, не уступающая другим развитым странам мира, то здесь совершенно иная ситуация. Приоритетность трансформации России с придаткового сырья для развитых стран Запада в конкурентоспособное государство, пока еще не стоит в повестку дня правящей группы.

Возвращаясь к теме переходного периода Тайваня, следует отметить, что начиная с 1986 года здесь в политических процессах происходят радикальные изменения, когда после длительного периода господства Гоминьдана, то есть однопартийной системы, в политику пришла новая партия. Образовавшаяся многопартийная система и политический плюрализм положили конец единовластию и авторитаризму.

Институционализация политических процессов перемен привели к тому, что сегодня Тайвань является одним из сильных государств, страна входит в четверку «азиатских тигров» , в которую также входят Гонконг, Южная Корея и Сингапур; является членом Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, Международной торговой палаты, торговым партнером Японии, США, Европейского Союза и т.д. Отметим, что столь радикальные сдвиги во многом были достигнуты благодаря реформе системы образования, пример которой был заимствован прежде всего с США. В итоге, ВВП на душу населения в Тайване в 11 раз превосходит КНР. Такое достижение, которое специалистами называется чудом, стало возможным только на основе научно обоснованной политики, обеспечивающей устойчивое и контролируемое развитие общества и государства.

Вместе с тем, несмотря на высокий уровень внедрения модернизационных стандартов, тип модернизационной стратегии в Тайване следует считать отнюдь не инновационно-опережающим, а инновационно-догоняющим. И этому есть свое обяснение, так как вектор модернизации в основном опирается не на собственный, а на заимствованный интеллектуальный капитал (мы не говорим об отсутствии собственного интеллектуального капитала, а о его недостаточности для социокультурной модели и вектора модернизации). Дело в том, что в Тайване был запущен механизм развития общества и страны, но при этом мало внимания уделялось вопросам социализации и инкультурации традиционного общества, усилению значения человеческого фактора и человеческого капитала в стране. Модернизация была подчинена интересам государства, а не интересам индивидов, прежде всего. Правомерность такой оценки подтверждается тем, что инновационный вектор развития под силу только тем государством, в которых на первом месте стоит интеллектуальный капитал и человеческий фактор – в этом секрет и суть самой модернизации. Страны, понимающие и осознающие ее специфику, обеспечивают себе лидирующие позиции, тогда как непонимающие обрекают себя на отсталость.

Тайвань, как мы видим, основной упор сделал на производственную способность и конкурентоспособность страны, что отнюдь немаловажно, но недостаточно для абсолютного соответствия к социокультурной модели развития и социокультурному вектору модернизации.

Причины отклонения модернизации Тайваня от социокультурной направленности и инновационно-опережающего вектора развития

Возникает вопрос: в чем проблема и почему тайваньское «чудо» несмотря на такие темпы развития так и не достигло уровня модернизации стран Запада и прежде всего США. Дело в том, что товары, производимые в Тайване, и технологии, используемые в производстве, в основном являются интеллектуальным капиталом и изобретением Запада. Местные специалисты лишь проявляют способность к применению такого капитала либо поддержания уровня модернизации, в результате которого создается технологии, и условия рыночной экономики (в основном путем реализации крупных проектов международного значения).

Отсутствие первенства человеческого фактора и человеческого капитала, интеллектуальной свободы привели к тому, что здесь в отличие от стран Запада модернизация была спущена сверху. Основной движущей силой выступило не общество среднего класса, а государственные бюрократы, которые превратили само общество в послушного исполнителя своей воли. Ограничение плюрализма, идеи-цели, вложения новых идей в процессе модернизации интеллектуалами страны привело к зависимости преобразовании от интеллектуального капитала, созданного другими государствами и обществами, и относительно низкой доле собственного интеллектуального капитала и т.п.

В связи с этим все перечисленные факторы можно считать факторами, препятствующими инновационной стратегии модернизации. Для подтверждения правомерности и обоснованности типологии стратегии модернизации Тайваня как инновационно-догоняющей следует выделить закономерности модели и структуру модернизации, определяющие, при каких условиях происходит отклонения от социокультурного вектора развития, когда процессы принимают имитационный либо подражательный характер и как определяется степень заимствования модернизационных образцов. И это отдельная тема, которая на наш взгляд требует специального внимания.

Закономерности определения социокультурной модели стратегии модернизации выделение факторов, отклоняющих вектор развития

Модернизация как постоянно движущий феномен опирается на такой механизм, как реформы, реализуемые путем преобразований, модификации, совершенствование, нововведения, реконструкции и т.д. Весь этот спектр изменений предполагает применение таких составных частей модернизации как социализация, заимствование и адаптация, без которых модернизация не может функционировать. При этом необходимо знать специфику и структуру каждого из этих механизмов для понимания, в каких случаях модернизация приобретает тот или иной вектор и следует некоторой стратегии. Более того, расшифровка механизмов модернизации позволит раскрыть секрет социокультурной направленности самой модернизации. Рассмотрим каждую из структурных составляющих по отдельности.

Социализация – в социокультурной методологии означает не первичную и вторичную социализацию, рассматриваемое в социологии как процесс освоения чего то нового в раннем детстве, затем в школе, и т.д. Это составная часть политики переходного периода приобщения общества и индивидов к новой культуре, социокультурного порядка, путем внедрения социокультурных правил расширения возможностей человека в соответствии современными стандартами жизни. Без социализации общество не может трансформироваться из традиционного в современное, так как только данный феномен имеет непосредственную связь и отношения с индивидами, группами и членами социума. Социалзация включает такие процессы как обучение, освоение, развитие, актуализация индивидов, приобретение нового опыта, включение индивидов в процессы модернизации, мобилизацию, концентрацию усилий, стимулирование, прогресс, совершенствование и т.д. Поэтому социокультурный вектор модернизации должен начать формироваться именно с реализации данного феномена, что требует разработки конкретных концепции, планов, программ и политики первичной и вторичной социализации общества.

Тайвань, как видим, данному феномену уделил недостаточное внимание, так как акцент ставился не на свободе личности, признании ее индивидуальных качеств, повышению первенства человеческого фактора в государстве, а на сохранении и воспроизводстве ценностей конфуцианства и его интегрированию в условиях современности. Конфуцианство выполняло не культурную, а регулятивную функцию, не позволяя «отрыву от прошлого», выйти за рамки центральной зоны традиционных культурных ценностей, и поэтому традиционализм взял вверх, что привело к установлению авторитаризма и патернализма.

Таким образом, недостаточное внимание к правилам социализации, привели к слабой позиции гражданского общества и их вторичности в государстве, тогда как в странах Запада именно они были основной движущей силой преобразовании, формирующие общество среднего класса, трансформирующие традиционные (феодальные) политические процессы в современную. В связи с этим, искажение социализации следует считать первым и самым главным фактором, препятствующим внедрению в Тайване инновационно-опережающей модернизации и отклоняющим ее от социокультурного вектора. Ведь любые изменения должны начаться с изменения роли социума, иначе вверх берет государствоцентристский принцип управления, что приводит к доминированию государства над обществом.

Социализация выявляет так же отличительную сторону между западной и тайванской формы модернизации.

Заимствование – эта так же составная часть модернизации, которая требует особого внимания, так как у нее сложные и неординарные структура и свойства. Заимствование проявляется в различных формах: в приобретении нового опыта других обществ или повторении положительного опыта своего общества; перенос инноваций в другом обществе и их трансформация с учетом интересов конкретного социума,в этом случае происходит частичное заимствование; подражание и заимствование внешних атрибутов модернизации, создание видимости современности и т.д. В связи с этим следует уточнить, какая форма заимствования создает условия для той или иной стратегии модернизации. Все это необходимо для соотнесения модернизации Тайваня с универсальной социокультурной моделью, определения как степени так и форм заимствования.

Исходя из сказанного выше, можно утверждать, что такая стратегия заимствования, как приобретение нового, перенимание положительного опыта других обществ, а также перенос и трансформация инноваций (частичное заимствование с учетом специфики конкретного социума) может способствовать реализации инновационного курса модернизации.

Вместе с тем, особого внимания требует процесс повторения прошлого опыта, который может проявляться в двух основных формах: в социально значимом и иррационально мифологическом, в зависимости от социализации и политической культуры общества, с одной стороны, и объема ресурсов интеллектуального капитала государства – с другой. Если в обществе акцент ставится на повторении и воспроизводстве положительного опыта прошлого, к примеру, практики первенства интеллектуального капитала либо человеческого фактора, социально ориентированной государственной политики, которые постепенно меняются, совершенствуются и изменяются с учетом современных требовании, то такая практика повторения прошлого опыта носит позитивный и социально значимый характер. Она обеспечивает реализацию инновационно-опережающего вектора модернизации, так как традиционность здесь опирается на прочный фундамент накопленного в обществе положительного опыта, который в условиях современности обновляется и обогащается новациями, способствуя движению социума в социокультурном направлении. Образуется дихотомия «традиционное – современное», содержательная основа которой исключает консерватизм, догматизм и радикализм. В таком случае общество в основном опирается на собственный интеллектуальный капитал и ресурсы модернизации и прибегает лишь к частичному заимствованию образцов модернизации извне. Подобный курс модернизации могут проводить государства с богатым интеллектуальным капиталом и прочными традициями его накопления, создания и реализации (в основном это касается США, стран Запада, Японии).

И наоборот, если процесс заимствования основывается на идеологемах и мифологемах прошлого, то модернизация приобретает иррациональную направленность, при этом процессы модернизации отклоняются от социокультурного вектора развития. В дихотомии «традиционное – современное» доминируют консервативные ценности, формируя догоняюще-имитационную либо подражательную форму модернизации, отбрасывающую общество назад и приводящую к отсталости и зависимости государства от развитых стран мира.

Приведенные примеры типологизации заимствования позволяет выявить тип заимствования в процессах модернизации Тайваня. Можно утверждать, что здесь было применено заимствование положительного опыта развитых стран мира, так как для стратегии заимствования положительного опыта прошлого не было достаточной базы и богатого социокультурно значимого собственного капитала. Мы конечно не отбрасываем здесь изобретение в Древнем Китае компаса, пороха, бумаги и т.д., но все это не является достаточным капиталом для современных модернизационных процессов, так как сама модернизация предполагает постоянный рост и непрерывное развитие социума. Пожалуй, единственным надежным капиталом оказалась концепция государственности Сунь Ятсена и программа развития Чан Кайши, что естественно немаловажно, так как государство знало, куда надо идти, что менять, почему и как. Более того, позитивным моментом было то, что здесь не начали применять тактику заимствования негативных традиции прошлого и их слепое копирование, то есть иррациональный тип заимствования прежней практики.

Адаптация следующая составная часть структуры модернизации также требует особого внимания, так как модернизация является постоянно движущим феноменом развития и изменения и совершенствования общества. Поэтому адаптацию следует назвать процессом внедрения реформ, направленных на постоянное развитие и совершенствование социума. Адаптация непосредственно связана с социализацией, имеющие общий базис и фундамент - интеллектуальный капитал, без которого развитие общества отстает от модернизационных стандартов. Этим и объясняется первичность интеллектуального капитала и человеческого фактора в процессах модернизации, так как именно индивид производит и разрабатывает образцы модернизации. В связи с этим социализацию следует считать первичным звеном в структуре модернизации, а адаптацию – вторичным, они находятся в прямо пропорциональном отношении между собой.

Можно выделить следующие функции адаптации: внедрение новых образцов, реализация планов и проектов, изменение и преобразование процессов, объектов, общества и т.д. При этом следует отметить, что адаптация реализуется в трех направлениях: 1) на уровне общества , включая процесс внедрения новой роли и статуса граждан, новых социокультурных традиций и обычаев либо процесс постоянного поддержания функции гражданственности, повышения человеческого фактора и человеческого капитала в государстве; 2) н а уровне различных институтов : изменения функционирования либо совершенствования существующих властных и социально значимых учреждении и организации; 3) в социокультурных процессах – внедрение новых правил либо постоянное обновление старых традиции социального взаимодействия государства и общества, защиты окружающей среды и т.д.

Поэтому такие механизмы модернизации как социализация и адаптация зависят от интеллектуального капитала страны и способностей общества, от стремления государства и общества преобразиться и двигаться вперед .

Применительно к модернизационной модели Тайваня можно отметить, что здесь нарушение процессов социализации привело к искажению процессов адаптации. Имеется в виду первенство человеческого фактора при создании общества современного типа, которое было подменено конфуцианскими ценностями. Ставка на конкурентоспособность страны и профессионализм индивида, а не на его трансформацию в современного гражданина привела к государствоцентристской политике страны и к реализации инновационно-догоняющей стратегии модернизации.

Возникает вопрос, почему страна с передовыми показателями, обладающую инновационной технологией и т.д., характеризует догоняющая, а не инновационно-опережающая стратегия модернизации.

Дело в том, что в современных условиях важно наличие не столько стандартов модернизации, а прежде всего конкурентоспособного интеллектуального капитала и его богатого арсенала. Это объясняется тем, что техника и технологии постоянно совершенствуются, что требует не столько материальных вложении, сколько интеллектуального капитала. Другое дело, сможет ли такой вектор трансформироваться и стать инновационным. Ответ на этот вопрос следующий: это зависит от темпов и объема и качества интеллектуального капитала данной страны, и, что самое главное, от способности и стремления общества Тайваня. И иных рецептов развития стран, оторванных от человеческого капитала, модернизация не имеет.

Итак, можно сделать вывод, что факторами, препятствующими инновационно-опережающей модели модернизации, следует считать слабое внимание процессам социализации и первенству человеческого капитала в стране. В связи с этим модернизацию Тайваня следует считать инновационно-догоняющей, реализуемой заимствующей стратегией положительного опыта и образцов развитых стран мира.

Положительные и отрицательные стороны модернизационной политики Тайваня. Выводы для постсоветских обществ

Выявление факторов, препятствующих инновационно-опережающей стратегии модернизации Тайваня, позволяет выделить как позитивные, так и негативные стороны преобразований в данном государстве. Полученные результаты должны способствовать правильному прогнозированию и выявлению перспектив развития ситуации в более эффективном направлении. Тем самым решаются следующие задачи: 1) вероятностное прогнозирование формирования наиболее успешного вектора развития страны; 2) осмысление практического опыта модернизации; 3) создание обоснованных образцов модернизации. Анализировать данные, полученные при решении этих задач, необходимо прежде всего обществам, не имеющим соответствующего опыта, научных концепции модернизации и создания современного государства. Этим и объясняется необходимость проведенного исследования и выявления специфических черт развития Китайской Республики – Тайвань.

Итак, выделим факторы, препятствующие инновационно-опережающей стратегии модернизации Тайваня. К ним относятся:

· отсутствие широкого контекста социокультурной модернизационной политики, охватывающей все сферы общества и прежде всего обеспечивающей включенность граждан в эти процессы;

· запуск модернизации исключительно сверху и наличие программ преобразований, созданных политиками;

· основными движущими силами модернизации были не представители общества среднего класса, как это имело место в странах Запада, а представители государственных структур;

· отсутствие процессов социализации и инкультурации граждан, акцент на профессионализм, а не на гражданственность индивидов, замещение современных социально значимых традиций и обычаев конфуцианскими ценностями;

· власть рассматривает общество как незрелое, неподготовленного для демократических процедур и проведения демократических перемен в стране; ограничение их функции и регламентация жизни по усмотрению власти;

· образование дихотомии «традиционное – современное» с преобладанием ценностей конфуцианства и традиционной политической культуры граждан;

· единство нации не на социальной, а на государствоцентристской основе, акцент на экономической составляющей внутренней политики страны;

· полный государственный контроль в сфере экономики, сочетание экономики с конфуцианством, формирование конфуцианского капитализма; зависимость образцов модернизации от интеллектуального капитала, созданного другими обществами;

· слабость собственного интеллектуального капитала и преобладание интеллектуального капитала развитых стран мира;

· отсутствие признания первенства человеческого фактора и интеллектуального капитала в стране, творческой свободы, консервативный подход к подготовке руководящих кадров;

· ограниченность практики отбора положительных либо отрицательных (способствующих либо препятствующих развитию общества) традиционных ценностей и их фильтрации;

· однопартийность политической системы (до относительно недавнего времени), дефицит политического и ценностного плюрализма.

Положительные факторы модернизации:

· стратегия на ускоренные темпы модернизации и превращения страны в конкурентоспособное производительное государство за короткий период времени (странам Запада понадобилось на это 200, Японии – 150 лет);

· институциональность процессов, наличие научно разработанных программ, конкретных планов и этапов их реализации;

· рациональный и ответственный подход к процессам со стороны власти и общества;

· полная ответственность перед народом со стороны политиков и лидера страны за проводимую политику и ее результаты;

· переход от аграрного общества к индустриальному, формирование общества среднего класса;

· создание условий для модернизации и проведение соответствующих реформ, отказ от слепого копирования западных образцов и их адаптация к местным условиям;

· наличие консолидирующей идеологии (на основе конфуцианских ценностей), определяющей общность целей и единство народа и государства; соединение усилий и стремлений народа и государства на модернизационных изменениях;

· повышение роли и статуса государства в регионе и в мире в целом; создание экспортной продукции, относительно стабильные внутренние цены; переход от импортозависимой экономической политики к импортозамещающей; насыщение внутреннего рынка и производство конкурентоспособной продукции;

· искоренение коррупции, взяточничества и протекционизма, примат верховенства закона и равенства всех перед ним;

· достижение престижных социокультурных показателей (ВВП на душу населения, иные индексы жизни) и весомая роль в мировых экономических процессах и на мировом рынке.

Выделенные выше преобразования в Тайване позволяют сделать сравнительный анализ самого модернизационного процесса и ответить на вопрос: какие факторы здесь преобладали (позитивные или отрицательные) и можно ли было избежать отрицательных факторов для проведения инновационно-опережающей стратегии модернизации.

С большой долей вероятности можно утверждать, что здесь позитивные и рационально-конструктивные факторы модернизации преобладали над деструктивными. Вместе с тем проведение инновационно-опережающей модернизации было невозможным, так как, во-первых, страна не располагала соответствующим интеллектуальным капиталом, который накапливается годами; во-вторых, не располагала опытом жизни при условии первенства человеческого капитала и интеллектуального капитала. Любое общество требует свободы для реализации возможностей и проявления собственных способностей. Следовательно, игнорирование и недооценка социализации является основным негативным фактором, определяющим развитие в соответствии с инновационно-догоняющей моделью модернизации.

Вместе с тем здесь не может быть однозначного ответа, так как модернизация зависит не столько от свободы общества, сколько от умений и способностей индивидов. Проявит ли общество одаренность к модернизации по ииновационно-опережающей модели в случае полной либерализации страны – ответ на этот вопрос остается открытым. И это вполне естественно, так как историю нельзя повернуть вспять и прошлое невозможно изменить. Однако данное общество, безусловно, следует признать талантливым, одаренным, трудолюбивым и ответственным за настоящее и будущее, что является весьма положительной чертой. Помогут ли Тайваню такие качества преобразовать инновационно-догоняющую модель модернизации в инновационно-опережающую, покажет только будущее.

Библиография
1.
Панов А. (2010). Революция Сёва. Модернизация Японии в послевоенный период. М.: Восток-Запад.(2010)
2.
Форрестер Д. Мировая динамика. М.: АСТ.(2006)
3.
Яковлев А. Очерки модернизации стран Востока и Запада в XIX-XX веках. Концепция модернизации в зарубежной социально-политической теории 1950-1960 гг.(2014)
4.
Хиршман А. (2010)Риторика реакции: извращение, тщетность, опасность. М.: ВШЭ.
5.
Almond, G., and Powell, G. B. (1966) Comparative Politics: A Developmental Approach, Boston: Little Brown.
6.
Apter, D. (1987) Rethiking Development: Modernization, Dependency and Postmodern Politics, London: Sage.
7.
Aron, R. (1969) Progress and disillusion: the Dialectics of Modern Society, Mentor Books, New York.
8.
Baker, K. (1990) Inventing the French Revolution, Cambridge university Press, Cambridge.
9.
Eisenstadt, S. N. (1987) European Civilization in Comparative Perspective, Oslo: Norwegian University Press.
10.
Хобсбаум Э. (1999) Век революции 1789-1848. Ростов-н-Д: Феникс.
11.
Хобсбаум Э. !1999) Век капитала 1848-1875. Ростов-н-Д: Феникс,
12.
Ростоу, Уолт У. (1973) Политика и стадии роста-Москва : Прогресс.
13.
Тихвинский С. Л. (1986)Завещания китайского революционера: Сунь Ятсен: жизнь, борьба и эволюция политических взглядов. — М.: Политиздат,
14.
БУРОВ В.Г.-МОДЕРНИЗАЦИЯ ТАЙВАНЬСКОГО ОБЩЕСТВА/ Глава I
15.
Воронцов В. Б. (1989)Судьба китайского Бонапарта. М.: Политиздат.
16.
Ларин А. Г. (2006) Тайвань – социально-экономический, политический, идеологический феномен // История и современность. Выпуск №1. Экономическое чудо Тайваня. http://lizunca.blogspot.ru/2011/01/blog-post_08.html. дата обращения 03.08.2016.
17.
Плискевич Н. М. (2015) Трансформация системы власти –собственности в России: региональный аспект. Могут ли регионы начать свой путь к модернизации. М.: Мир России, №2. С. 89-109.
References (transliterated)
1.
Panov A. (2010). Revolyutsiya Seva. Modernizatsiya Yaponii v poslevoennyi period. M.: Vostok-Zapad.(2010)
2.
Forrester D. Mirovaya dinamika. M.: AST.(2006)
3.
Yakovlev A. Ocherki modernizatsii stran Vostoka i Zapada v XIX-XX vekakh. Kontseptsiya modernizatsii v zarubezhnoi sotsial'no-politicheskoi teorii 1950-1960 gg.(2014)
4.
Khirshman A. (2010)Ritorika reaktsii: izvrashchenie, tshchetnost', opasnost'. M.: VShE.
5.
Almond, G., and Powell, G. B. (1966) Comparative Politics: A Developmental Approach, Boston: Little Brown.
6.
Apter, D. (1987) Rethiking Development: Modernization, Dependency and Postmodern Politics, London: Sage.
7.
Aron, R. (1969) Progress and disillusion: the Dialectics of Modern Society, Mentor Books, New York.
8.
Baker, K. (1990) Inventing the French Revolution, Cambridge university Press, Cambridge.
9.
Eisenstadt, S. N. (1987) European Civilization in Comparative Perspective, Oslo: Norwegian University Press.
10.
Khobsbaum E. (1999) Vek revolyutsii 1789-1848. Rostov-n-D: Feniks.
11.
Khobsbaum E. !1999) Vek kapitala 1848-1875. Rostov-n-D: Feniks,
12.
Rostou, Uolt U. (1973) Politika i stadii rosta-Moskva : Progress.
13.
Tikhvinskii S. L. (1986)Zaveshchaniya kitaiskogo revolyutsionera: Sun' Yatsen: zhizn', bor'ba i evolyutsiya politicheskikh vzglyadov. — M.: Politizdat,
14.
BUROV V.G.-MODERNIZATsIYa TAIVAN''SKOGO OBShchESTVA/ Glava I
15.
Vorontsov V. B. (1989)Sud'ba kitaiskogo Bonaparta. M.: Politizdat.
16.
Larin A. G. (2006) Taivan' – sotsial'no-ekonomicheskii, politicheskii, ideologicheskii fenomen // Istoriya i sovremennost'. Vypusk №1. Ekonomicheskoe chudo Taivanya. http://lizunca.blogspot.ru/2011/01/blog-post_08.html. data obrashcheniya 03.08.2016.
17.
Pliskevich N. M. (2015) Transformatsiya sistemy vlasti –sobstvennosti v Rossii: regional'nyi aspekt. Mogut li regiony nachat' svoi put' k modernizatsii. M.: Mir Rossii, №2. S. 89-109.