Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2268,   статей на доработке: 279 отклонено статей: 936 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


Противодействие экстремизму и терроризму как проявлениям глобальных конфликтов (опыт Европейского союза)
Тагиров Зуфар Ильдарович

консультант, Институт диалектики

119034, Россия, г. Москва, ул. Пречистенка, 24/1

Tahirov Zufar Ildarovich

Consultant at the Institute of Dialectics

119034, Russia, Moscow, ul. Prechistenka, 24/1-12

79778057331@mail.ru
Аннотация. Статья посвящена анализу экстремистских и террористических проявлений как единого социального феномена - наиболее деструктивного опасного массового насилия, наблюдаемого в странах Западной Европы и в глобализованном мире. Объектом статьи выступают общественные отношения по поводу религиозных ценностей и региональных экономических интересов различных социальных и политических групп во взаимосвязи с экстремистскими и террористическими проявлениями. Предметом статьи является западноевропейский конфликтологический подход к противодействию социальной конфликтности, ведущей к экстремистским и террористическим проявлениям. Автор исследует общую детерминацию экстремистских и террористических проявлений через призму конфликтологического подхода и на конкретных примерах рассматривает опыт стран Европейского союза по гармонизации (медиации) общественной жизни с целью минимизации такой социальной конфликтности. В статье обосновывается ряд авторских выводов и предложений, которые могли бы быть использованы в социальной и политико-правовой практике Российской Федерации и формируемых с участием России евразийских интегративных межгосударственных образований. В частности, автором делается вывод о глобальном характере детерминант современного международного терроризма, о значительной роли политического вмешательства в национальные интересы происламских стран, которое порождает конфликты интересов и глобальную кооперацию происламских экстремистских сил, обосновывается предложение унификации социальных ценностей в целях гармонизации общественной жизни, без его противодействие проявлениям экстремизма и терроризма невозможно.
Ключевые слова: экстремизм, терроризм, конфликт, ценности, интересы, Европейский союз, насилие, медиация, гармонизация, гуманизм
DOI: 10.7256/2454-0617.2017.2.23312
Дата направления в редакцию: 13-06-2017

Дата рецензирования: 14-06-2017

Дата публикации: 14-08-2017

Abstract. This article analyzes the extremist and terrorist acts as a singular social phenomenon - the most dangerous and destructive kind of mass violence observed in Western Europe and the globalized world. The object of this article are the social relations based on religious values and regional economic interests of various social and political groups in their interaction with extremist and terrorist manifestations. The subject of this article is the Western European conflictological approach to the counteraction of social conflict that leads to extremist and terrorist acts. The author examines the overall determination of such manifestations in the light conflictological approach and specific examples considers the experience of the countries of the European Union on the harmonization of (mediation) of public life in order to minimize this social conflict. The article presents the author's conclusions, as well as a number of proposals that could be used in a social, political and legal practice in Russian Federation, and developed by Russia within Eurasian integrative international organizations. In particular, the author concludes that the determinants of modern international terrorism are global in their nature, stresses the key role of political interference with national interests of the pro-Islamic countries, which gives rise to conflicts of interests and provokes global cooperation Islamist extremist forces. The author also substantiates the proposal for the unification of social values with a view to the harmonization of social life, without which countering extremism and terrorism is impossible.

Keywords: interests, violence, mediation, harmonization, humanism, the European Union, values, conflict, terrorism, extremism

Гипотеза и методология

Практическое изучение институциональных феноменов экстремизма и терроризма, несмотря на неоспоримые различия [1, с.46], позволяет выделить в их генезисе определенные общие предпосылки зарождения и внешние черты этих двух явлений, которые конфликтологический взгляд рассматривает с позиции глобальной конкуренции [2, с. 21]. В связи с этим, предлагаем рассмотреть проблемы терроризма и экстремизма во взаимосвязи с конфликтами интересов и ценностей, предполагающих столкновение различных подходов к разрешению коренных противоречий человеческого развития. Каждому из способов решения таких проблем обычно соответствует определенная ценностная ориентация поведения людей.

По словам выдающегося социолога, экс-директора Института социологии РАН д.ф.н., профессора В.А. Ядова, основу деятельности любой социальной личности образуют базовые ценностные ориентации как продукт воздействия всей совокупности условий жизнедеятельности [3]. Индивидуальные и коллективные ценности выступают для каждого человека социальными установками, ориентирующими на характерный тип поведения. Преобладание в личностных установках определенных ценностей формирует типовую модель поведения человека. Типовые подходы к решению межличностных и социально-групповых кризисов и конфликтов формируют глобальный и региональные векторы развития человеческой цивилизации.

Экстремизм и терроризм как проявления глобальных конфликтов

В последние десятилетия современный глобальный терроризм в значительной степени ассоциируется с радикальным исламом [4, с.2-9]. Однако ислам, хотя и молодая, но не новейшая религия. Следовательно, не выглядит очевидной детерминация силы и направленности религиозной связи с современным глобальным терроризмом, который как явление сложился намного позднее времени возникновения ислама. Синтез воинственных установок и вольных интерпретаций Корана (идеология «параллельного ислама») активно используется в социальных конфликтах в качестве инструмента религиозно-политической борьбы.

На фоне расширения и консолидации в мире происламских политических сил в христианской политико-правовой доктрине наблюдается углубляющийся ценностный раскол между Западом и Востоком. Примером может служить суждение современной православной морали о том, что человек, его права и свободы как высшая (статья 2 Конституции РФ) и универсальная ценность, как критерий истины – это глобальная ересь человекопоклонничества, которая, в частности, привила к кризису христианских ценностей в Западной Европе [5].

В этой связи вопрос глобальной унификации социальных ценностей имеет коренное значение для нейтрализации угроз, связанных с человеконигилизмом и самоуничтожением человечества, для гармонизации всех сторон общественной жизни. Однако мировое сообщество на сегодняшний день неспособно выработать общепризнанные ценности, которые были бы однозначно и в полном объеме восприняты всем человечеством.

Углубляющиеся социальные противоречия не позволяют современной религиозной морали выполнять свою основную социальную функцию – конфликторегулирующую. В условиях политики «открытых границ», мультикультурных ценностей, традиционные религиозные коммуникации на основе терпимости уже не способны поддерживать приемлемый уровень конфликтов. Препятствуют продвижению гуманистических ценностей войны и вооруженные конфликты, а также распространяющиеся в информационно-бытийном пространстве социальное напряжение, насилие, жестокость и другие стрессогенные факторы [6, с.10]. В условиях научного прогресса и секуляризации общественной жизни мыслящий человек оказывается в ситуации когнитивного диссонанса между иррационально-религиозными и рационально-социальными ценностями и нормами. Этим пользуются идеологи насильственного экстремизма, запутывая неустойчивые личности и молодежь с несформировавшимся ценностным мировоззрением в свои сети. Развитие взглядов на общественную структуру как совокупность гуманитарных сетей [7] позволяет описывать террористические организации в качестве сетевых структур.

Для противодействия крепким террористическим сетям в современном мире необходимы ответные сетевые механизмы и организации, сформированные на основе общих (глобальных) ценностей. Именно глобальный ценностный конфликт в сочетании с использованием религиозно-террористических практик в конфликтах политических интересов, по нашему мнению, не позволяет организовать эффективные сетевые структуры глобальной контртеррористической кооперации. Ввиду наблюдаемой конкуренции и конфликтности социальных ценностей, вероятно, универсальной ценностью должна будет выступить одна единственная и пока очевидно утопическая – ценность самого Человека, абстрагированная от гуманитарных «прав» и «свобод».

Вместе с тем, среди социологов, педагогов и психологов распространен взгляд на конфликт, выполняющий конструктивную функцию в обществе. По мнению современных конфликтологов и медиаторов, социальное противоречие не всегда дисфункционально для отношений внутри социальной системы, поэтому в условиях развития общественной самоорганизации конфликты являются нормой [8]. Надежные социальные системы успешно преодолевают (разрешают) конфликты путем управления конфликтными процессами, вырабатывая новые практики и развивая теорию конфликтологии [9, с. 80].

Современное международное гуманитарное право и право вооруженных конфликтов почти исчерпали ресурсы своего влияния на вооруженные конфликты международного и немеждународного характера. В современных политических реалиях вооруженные конфликты с применением войсковых типов оружия, техники и регулярных правительственных вооруженных сил обычно маскируются под борьбу с международным терроризмом, сознательно избегая употребления формулировки «война». Международное гуманитарное право и право вооруженных конфликтов для утверждения международных стандартов прав человека в таких ситуациях уже сейчас стоит дополнить третьим видом вооруженных конфликтов – борьбой с международным терроризмом.

В современном международном терроризме идеологической основой для вооруженной борьбы зачастую выступают радикальные течения ислама. Как религия и социально-ценностная система ислам сегодня распространяется не только на Ближнем Востоке, в Азии и Африке, но и в других частях планеты, наиболее активно – в Западной Европе. Выходя далеко за границы очагов вооруженных конфликтов, современный исламский экстремизм является историческим порождением политического вмешательства в балансы сил на Ближнем и Среднем Востоке, Азии и в Африке межгосударственными коалициями и отдельными странами [10, с. 42]. Глобализуясь из региональных конфликтов интересов, исламский экстремизм на основе искаженных религиозных ценностей и достаточной финансово-сырьевой поддержки формирует трансграничные гуманитарные сетевые структуры и квазигосударственные образования.

Резюмируя, отметим, что международную кооперацию исламских экстремистских сил можно рассматривать как объективную закономерность глобализационных процессов, обусловленную исторической конкурентной политической борьбой в региональных конфликтах интересов. При этом существующие и углубляющиеся глобальные конфликты ценностей в сочетании с экстремисткой религиозной практикой успешно используются в идеологической основе современного международного исламского терроризма.

Институты и практики Европейского союза в противодействии проявлениям терроризма и насильственного экстремизма

Последствия конфликтов ценностей и интересов со всей остротой на себе ощущают жители Европейского союза, с 1950-х годов прошлого века столкнувшиеся с притоком «новых граждан» из бывших колоний, мигрантов и беженцев из происламских стран.

На фоне увеличения террористической угрозы в Европе, Азии и Северной Африке, борьба с терроризмом и насильственным экстремизмом должны выступать инициирующим и объединяющим фактором разработки совместных скоординированных действий государств. В этой связи изучение зарубежного национального и наднационального опыта стран Евросоюза в области противодействия терроризму и экстремизму представляется актуальным не только для Российской Федерации, но и для евразийских интеграционных союзов с участием нашей страны.

Ценностной основой Европейского союза, закрепленной, в том числе, в тексте обновленного в 2007 году договора о Евросоюзе, являются уважение человеческого достоинства, свобода, демократия, равенство, верховенство закона и уважение прав человека, включая права лиц, принадлежащих к меньшинствам [11]. Эти ценности являются общими для всех стран Евросоюза, в котором запрещена дискриминация, доминируют плюрализм, терпимость, справедливость, солидарность и равенство женщин и мужчин. В современном мире эти ценности традиционно именуются «европейскими» (по существу являясь западноевропейскими) и в странах Запада признаются универсальными. Аксиологическая детерминанта является существенным фактором поляризации международного сообщества. В результате неприятия традиционных европейских ценностей новыми жителями Западной Европы в данном регионе наблюдается рост ксенофобии, насильственного экстремизма и увеличение количества террористических актов.

После терактов 11 сентября 2001 года, ознаменовавших начало нового этапа борьбы с глобальным терроризмом, невзирая на масштабные теракты в Мадриде (2004) и Лондоне (2005), до 2015 года исламский фундаментализм не был главным источником терроризма в Европе. До этого периода в странах Запада 80% погибших в результате атак становились жертвами террористов-одиночек, причисляемых к смеси правых экстремистов, националистов, антиправительственных элементов и других видов политического экстремизма [4, с.6]. Многочисленные терракты, совершенные в Европе, Турции, Египте и в других странах в 2015-2016 гг., не оставляют сомнений в том, что без нейтрализации угроз со стороны радикальных течений ислама противодействовать глобальному терроризму невозможно. Демонстрируемая ответная вооруженная реакция стран международной коалиции по борьбе с терроризмом на территории Сирии, Ливии, Ирака и Афганистана (с распространением конфликта в информационно-пропагандистской плоскости) направлена на физическое уничтожение лиц, причастных к международному терроризму и не направлена на устранение причин глобального конфликта.

Несмотря на серьезный миграционный кризис в странах Европейского союза, европейцы продолжают вести толерантную общую политику по предоставлению убежища на принципах гуманизма. В Евросоюзе продолжают заявлять об отсутствия прямой зависимости миграционного кризиса и терроризма. Очевидно, что ценность личной свободы в Европе преобладает перед ценностью коллективной безопасности. По мнению директора Института Европы РАН Ал.А. Громыко, Европа оказалась не готова к последним терактам, потому что столкнулась с новым для себя явлением – международным сетевым терроризмом [12].

Тщательно cпланированные атаки продемонстрировали повышенную угрозу внутренней безопасности Европы со стороны фанатично настроенных последователей ислама, которые объединяются в гуманитарные сети с людьми, родившимися и выросшими в Европе. Среди мигрантов из мусульманских стран проявляют активность исламские радикалы, вербующие молодежь для участия в терроризме и насилии. Процесс радикализации отдельных молодых личностей из числа беженцев настолько скоротечен, что может занимать всего лишь несколько недель. Исламская общность легко формирует сплоченную сетевую структуру, которой пользуются террористы.

По-мнению доктора политических наук А.А. Казанцева, директора Аналитического центра ИМИ МГИМО(У) МИД России, в основе прихода людей в международные террористические сети – духовное и социальное неблагополучие и духовный кризис секулярной культуры. В подтверждение автор приводит данные французского Центра борьбы против исламских сект, согласно которым в деятельность радикальных исламистских организаций во Франции вовлекаются молодые люди, в основном принадлежащие к среднему классу (67%), в том числе выходцы из атеистических семей (80%). По-мнению автора, молодые радикалы обретают в идее джихада «стройную систему ценностей, которую они не смогли найти в своей родной стране» [13].

Европейский союз как политико-правовое межгосударственное образование характеризуется своей институциональностью, поэтому оценив современные угрозы социально-экономического развития в области ценностных противоречий, в ЕС были определены компетенции должностных лиц и учреждены институты, ответственные за соблюдение ценностных основ Европейского союза. В 2010 году была введена должность европейского комиссара по вопросам юстиции, фундаментальным правам и гражданству. Во взаимодействии с комиссаром действует Агентство Европейского союза по фундаментальным правам. В общей внутренней политике Европейского союза в сфере противодействия экстремизму и терроризму участвуют многие агентства и институциональные образования, выделить или акцентировать их индивидуальную роль в контексте всей государственной политики в данной области невозможно. Рассмотрим лишь некоторые наиболее яркие проявления европейской политики по регулированию социальных конфликтов, приводящих к эскалации экстремистского и террористического насилия.

Очевидно, что решение проблемы террористической угрозы в Западной Европе невозможно без влияния на ценностные ориентиры «новых европейцев». Но успешной модели реинтеграции в систему социальных ценностей злоумышленников с уже сформировавшимися террористическими умыслами мировая общественность продемонстрировать пока не смогла, хотя подобные попытки в Европе предпринимаются. В одном из городов Дании в 2015 году была внедрена «модель Орхуса» [14]. Там был создан центр реабилитации для бывших участников военных конфликтов. Ключевой механизм данной модели – широкая ресоциализация в европейское общество жертвы исламской радикализации.

Следует признать, что в противодействии экстремизму и терроризму на сегодняшний день альтернатива карательным мерам пока не разработана. Традиционные наказания, применяемые к религиозным экстремистам и террористам, крайне неэффективны ввиду сильной идеологической основы террористической борьбы. Рост количества осужденных за насильственный экстремизм в Европе в настоящее время не снижает число терактов в данном регионе. Тюрьмы становятся новой, при этом закрытой, слабо контролируемой и более благоприятной средой исламской радикализации «старых» и «новых» европейцев [15]. Поэтому большинство европейских экспертов сходятся во мнении о том, что наиболее эффективным направлением деятельности по противодействию религиозному экстремизму и терроризму являются меры общей социальной профилактики.

В Европейском союзе действуют программы интеграции мигрантов, финансируемые из различных источников. Эти программы предусматривают значительный комплекс мероприятий, охватывающих основные сферы жизни человека – экономику, образование и культуру. Например, эти программы содержат механизмы гражданской интеграции (обучение местному языку, ознакомление с историей и культурой нового общества). При необходимости новым гражданам помогут в социальной адаптации. Первостепенные проблемы, подлежащие разрешению в отношении новых граждан – бытовые. Европейская политика по интеграции «новых граждан» предполагает их совместное соседствующее проживание с коренными жителями, препятствование образованию так называемых «мигрантских гетто». Вторым компонентом интеграции является трудовой: создание или передача рабочих мест, обязательное трудоустройство как условие предоставления временного убежища. Важным направлением адаптации мигрантов является и культурное сближение. Следует отметить многочисленные программы по формированию общеевропейской и национальной культурной идентичности.

Например, с 2011 года в Австрии действует программа интеграции мигрантов «Вместе: Австрия», суть которой – привлечение успешных представителей диаспор для выступлений в школах с самопрезентацией адаптации к новому обществу [13, с. 21]. Национальный план борьбы с экстремизмом в школах министерства образования Австрии состоит из специальных занятий для школьников, обучения учителей выявлению радикализации среди учеников, сотрудничества педагогических вузом с МВД.

В продолжение образовательного пространства программ по противодействию экстремизму стоит раскрыть опыт Франции как страны, одной из первых (в 1950-х годах) и наиболее серьезно (теракты 2015-2016 годов) столкнувшейся с конфликтом ценностей «новых европейцев». Здесь в 2015 году была принята программа «Большая мобилизация образования в поддержку ценностей Республики», которая предусматривает работу учителей-методистов по формированию общеевропейских ценностей; развитие системы школьных антиэкстремистских СМИ, сотрудничество с иными СМИ; введение в образовательных учреждениях Дня светского государства; патриотические мероприятия; проведение ежегодной Недели борьбы с расизмом, антисемитизмом и радикализмом; проведение исследований по дерадикализации; распространение методических материалов с указанием признаков религиозной радикализации.

В дальнейшем комплекс мероприятии по борьбе с радикализацией молодежи во Франции был дополнен: введением круглосуточной телефонной «горячей» линии по проблемам радикализации и борьбы с ней; распространением среди населения информации (критериев) о признаках радикализации; введением в школах курса критического анализа информации, распространяемой в т.ч. в сети Интернет, с развитием навыков распознавания экстремистских материалов. Предложено поощрять активное использование Интернета для контрпропаганды экстремизма, распространять «французский ислам», светскими учителями вести в школах курсы религиозной культуры, ввести «Клятву учителя» (обязательство образовательными средствами развивать общенациональное единение). Во Франции также проводятся комплексные антиэкстремистские форумы для преподавателей, медиков и социальных работников.

Помимо образовательных программ необходимо отметить также специальные программы правоохранительной направленности, в частности взаимодействия школы и полиции. Например, с середины 90-х годов в Норвегии полиция и родители детей, вовлеченных в радикальные формирования, взаимодействуют в рамках программы «Выход». Она состоит из поддержки желающих покинуть радикальные группировки и поддержки родителей, чьи дети оказались в таких группировках. Основой норвежской программы дерадикализации стали «Доверительные беседы» (собеседования со специалистами-психологами в полиции). В Норвегии выявление потенциально проблемных молодых людей находится в компетенции учителей, религиозных лидеров, молодежных клубов, соседей.

Заключение

Опыт Европейского союза наглядно свидетельствует, что противодействовать социальной конфликтности необходимо на всех уровнях общественной системы, стремясь к социальному согласию в обществе. Вражда и ненависть между людьми и группами, насилие и беззаконие, уничтожают святые для людей ценности. При всех усилиях по распространению среди «новых европейцев» универсальных светских ценностей и по нейтрализации социальных конфликтов, проявления современного международного терроризма в Европейском союзе, очевидно, в значительной мере детерминированы историческими глобализационными политическими процессами. Исламский экстремизм и терроризм формирует свою идеологическую основу опираясь на глобальные конфликты ценностей. Ценностные и социо-культурные конфликты являются внешним выражением современного международного терроризма, а его сущностью – конфликты интересов. Таким образом, снижение уровня террористической угрозы в Европе невозможно без пересмотра региональных политических стратегий глобальных альянсов стран Запада и Востока.

При этом, вероятно, не существует более эффективного способа управления глобальными противоречиями, как всеобщее признание первостепенной ценностью протагорейского тезиса – Человек есть мерило всех вещей. Поэтому для разрешения всех видов конфликтов важное значение имеет формирование универсальной системы гуманистических ценностей.

Библиография
1.
Москаленко С.Г., Казимирова Н.Г. Правовая и этико-культурная превенция экстремизма // Философия права. – 2015. – № 1 (68). – С. 45-50.
2.
Демин Г.И., Киреев М.П., Золотарев П.С. О некоторых тенденциях развития терроризма в современной России // Труды Академии управления МВД России. – 2009. – № 1. – С.21.
3.
Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии. – М.: Наука, 1975. – С. 92-105.
4.
Global Terrorism Index 2015: Measuring and Understanding the Impact of Terrorism. – Sydney; N.Y.; L.: Institute for Economics and Peace, 2015. – 111 p. Режим доступа [свободный] по URL: http://economicsandpeace.org/wp-content/uploads/2015/11/Global-Terrorism-Index-2015.pdf (дата обращения 10.04.2016).
5.
Патриарх Кирилл призвал к защите веры от «глобальной ереси человекопоклонничества» // Сайт ИА «Интерфакс», режим доступа [свободный] по URL: http://www.interfax.ru/russia/499346 (дата обращения 16.05.2016).
6.
Толпыкин В.Е. Насилие и ненасилие как формы проявления и разрешения социальных противоречий и конфликтов // Философия права. – 2009. – № 6. – С. 7-11.
7.
Мальцева Д.В. Сетевой подход в социологии: генезис идей, современное состояние и возможности применения : автореферат дис. ... кандидата социологических наук : 22.00.01. – М.: РГГУ, 2014. – 26 с.
8.
Цой Л.Н. Социальная организация и самоорганизация: конфликты и развитие личности // Мир психологии. – 2011. – № 2. – С. 96-108.
9.
Кильмашкина Т.Н. Разрешение социального конфликта как элемент управления им // Труды Академии управления МВД России. – 2016. – № 1 (37). – С. 80-84.
10.
Степанова Е.А. Долгосрочный прогноз тенденций в области терроризма // Пути к миру и безопасности. – 2016. – № 1 (50). – С. 41-45.
11.
Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community, Article 2. Режим доступа [свободный] по URL: http://www.lisbon-treaty.org/wcm/the-lisbon-treaty/treaty-on-european-union-and-comments/title-1-common-provisions/2-article-2.html (дата обращения 10.08.2016).
12.
Громыко Ал.А. (интервью). Терроризм может разрушить демократию / ИА «Росбалт». Режим доступа [свободный] по URL: http://www.rosbalt.ru/piter/2016/07/15/1532534.html (дата обращения 27.07.2016).
13.
Казанцев А.А. Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов: опыт Европы и перспективы России. № 27/2016 / [А.А. Казанцев]; [гл. ред. И. С. Иванов]; Российский совет по международным делам (РСМД). – М.: Спецкнига, 2016. – С.8.
14.
Denmark Passes New Anti-Radicalisation Plan // The Local. 27 января 2015. Режим доступа [свободный] по URL: http://www.thelocal.dk/20150127/denmark-passes-new-anti-radicalisation-plan (дата обращения 10.08.2016).
15.
Хвостик Е. Чем больше сажают, тем больше взрывают // Коммерсантъ. – 2016. – 6 августа. – №142. Режим доступа [свободный] по URL: http://kommersant.ru/doc/3057966 (дата обращения 15.08.2016).
References (transliterated)
1.
Moskalenko S.G., Kazimirova N.G. Pravovaya i etiko-kul'turnaya preventsiya ekstremizma // Filosofiya prava. – 2015. – № 1 (68). – S. 45-50.
2.
Demin G.I., Kireev M.P., Zolotarev P.S. O nekotorykh tendentsiyakh razvitiya terrorizma v sovremennoi Rossii // Trudy Akademii upravleniya MVD Rossii. – 2009. – № 1. – S.21.
3.
Yadov V.A. O dispozitsionnoi regulyatsii sotsial'nogo povedeniya lichnosti // Metodologicheskie problemy sotsial'noi psikhologii. – M.: Nauka, 1975. – S. 92-105.
4.
Global Terrorism Index 2015: Measuring and Understanding the Impact of Terrorism. – Sydney; N.Y.; L.: Institute for Economics and Peace, 2015. – 111 p. Rezhim dostupa [svobodnyi] po URL: http://economicsandpeace.org/wp-content/uploads/2015/11/Global-Terrorism-Index-2015.pdf (data obrashcheniya 10.04.2016).
5.
Patriarkh Kirill prizval k zashchite very ot «global'noi eresi chelovekopoklonnichestva» // Sait IA «Interfaks», rezhim dostupa [svobodnyi] po URL: http://www.interfax.ru/russia/499346 (data obrashcheniya 16.05.2016).
6.
Tolpykin V.E. Nasilie i nenasilie kak formy proyavleniya i razresheniya sotsial'nykh protivorechii i konfliktov // Filosofiya prava. – 2009. – № 6. – S. 7-11.
7.
Mal'tseva D.V. Setevoi podkhod v sotsiologii: genezis idei, sovremennoe sostoyanie i vozmozhnosti primeneniya : avtoreferat dis. ... kandidata sotsiologicheskikh nauk : 22.00.01. – M.: RGGU, 2014. – 26 s.
8.
Tsoi L.N. Sotsial'naya organizatsiya i samoorganizatsiya: konflikty i razvitie lichnosti // Mir psikhologii. – 2011. – № 2. – S. 96-108.
9.
Kil'mashkina T.N. Razreshenie sotsial'nogo konflikta kak element upravleniya im // Trudy Akademii upravleniya MVD Rossii. – 2016. – № 1 (37). – S. 80-84.
10.
Stepanova E.A. Dolgosrochnyi prognoz tendentsii v oblasti terrorizma // Puti k miru i bezopasnosti. – 2016. – № 1 (50). – S. 41-45.
11.
Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community, Article 2. Rezhim dostupa [svobodnyi] po URL: http://www.lisbon-treaty.org/wcm/the-lisbon-treaty/treaty-on-european-union-and-comments/title-1-common-provisions/2-article-2.html (data obrashcheniya 10.08.2016).
12.
Gromyko Al.A. (interv'yu). Terrorizm mozhet razrushit' demokratiyu / IA «Rosbalt». Rezhim dostupa [svobodnyi] po URL: http://www.rosbalt.ru/piter/2016/07/15/1532534.html (data obrashcheniya 27.07.2016).
13.
Kazantsev A.A. Problema verbovki i vozvrata boevikov-terroristov: opyt Evropy i perspektivy Rossii. № 27/2016 / [A.A. Kazantsev]; [gl. red. I. S. Ivanov]; Rossiiskii sovet po mezhdunarodnym delam (RSMD). – M.: Spetskniga, 2016. – S.8.
14.
Denmark Passes New Anti-Radicalisation Plan // The Local. 27 yanvarya 2015. Rezhim dostupa [svobodnyi] po URL: http://www.thelocal.dk/20150127/denmark-passes-new-anti-radicalisation-plan (data obrashcheniya 10.08.2016).
15.
Khvostik E. Chem bol'she sazhayut, tem bol'she vzryvayut // Kommersant''. – 2016. – 6 avgusta. – №142. Rezhim dostupa [svobodnyi] po URL: http://kommersant.ru/doc/3057966 (data obrashcheniya 15.08.2016).