Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2121,   статей на доработке: 280 отклонено статей: 923 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Страхование жизни и здоровья при заключении кредитного договора: проблемы правоприменительной практики
Золотовская Елена Анатольевна

старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Владивостокского государственного университета экономики и сервиса

690014, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Гоголя, 41

Zolotovskaia Elena Anatol'evna

Senior Lecturer at the Department of Civil and Legal Disciplines of Vladivostok State University of Economics and Service 

690014, Russia, Vladivostok, ul. Gogolya, 41

elena-zlato@rambler.ru
Аннотация. Предметом настоящего исследования является вопрос применения в договорах потребительского кредита, как обеспечительной функции, страхование заемщиком жизни и здоровья (договор личного страхования). В данном исследовании, автор рассматривает вопросы эффективности применения страхования как обеспечения исполнимости обязанностей сторон договора потребительского кредитования, а также анализирует проблемы, возникающие в практике применения страхования указанных рисков. Анализируются фактические цели заключения договора личного страхования, которые, в результате его заключения с целью получения потребительского кредита, не соответствуют целям, установленным для данного вида договора. Методологию исследования составляет анализ правоприменительной практики по спорам о признании недействительными условий кредитных договоров о страховании и споров о расторжении кредитных договоров, с использованием сравнительно-правового и логического методов, а также метода анализа. Новизна исследования заключается в том, что рассматриваемые проблемы отчетливо просматриваются в правоприменительной практике, связанной с обеспечением свободы граждан-потребителей в принятии решения о заключении договоров страхования. В качестве основного, сделан вывод, что в настоящее время отсутствует единство судебной практики по указанным категориям споров: суды выносят часто противоположные решения по аналогичным спорам.
Ключевые слова: договор страхования, потребительское кредитование, программа страхования, заемщик, банк, правоприменительная практика, страхование жизни, условия кредитного договора, займ, условия банка
DOI: 10.25136/2409-7136.2017.5.23226
Дата направления в редакцию: 04-06-2017

Дата рецензирования: 04-06-2017

Дата публикации: 07-06-2017

Abstract. The research subject is the problem of a borrower’s life and health insurance as a security element of a credit agreement (personal insurance contract). The author studies the effectiveness of insurance as a security measure, guaranteeing the performance of obligations by the parties to a consumer loan agreement, and analyzes the problems of application of such measures. The author analyzes the factual goals of a personal insurance contract, which don’t correspond with the goals of this type of contracts if used for the purpose of a consumer loan obtaining. The research methodology includes the analysis of law enforcement practice in the disputes over the nullification of the insurance conditions of credit agreements and the dissolution of credit agreements, based on the comparative-legal and the logical methods, analysis and synthesis. The problems under study are vivid in the law enforcement practice connected with the provision of the freedom of citizens in deciding over the conclusion of insurance contracts. The author concludes that at the present time, there’s no standardized judicial practice in this category of disputes; often courts pass contradictious judgements on alike issues. 

Keywords: life insurance, law enforcement, bank, borrower, Insurance program, consumer crediting , Insurance contract, terms of a credit agreement, loan, bank conditions

Потребительское кредитование, как одна из разновидностей финансовых услуг, направлено на решение различных задач, существующих в условиях современного гражданского оборота. Оно способствует повышению уровня покупательской способности граждан-потребителей, дает возможность приобрести вещь и пользоваться ею «сегодня» не смотря на отсутствие отложенной для покупки суммы средств и возмещать недоплаченную часть стоимости некоторое, оговоренное кредитным договором время, уже получив желаемую вещь в фактическое пользование. Вместе с этим, потребительское кредитование способствует так же деятельности других субъектов рынка – торговых предприятий, банков, страховых компаний, обеспечивая увеличение товарооборота и оборота денежных средств. Банки, в свою очередь, заинтересованы в возврате одолженной заемщиком суммы и процентов за ее использование, а страхование выступает одной из гарантий возврата выданного кредита на случай даже столь неблагоприятных обстоятельств, как смерть или расстройство здоровья заемщика, которое может стать причиной его неплатежеспособности. С учетом указанных обстоятельств, договор потребительского кредитования является одним из наиболее динамично развивающихся и распространенных направлений в договорной системе банковского обслуживания. И, безусловно, решение указанных задач зависит в том числе и от эффективного правового регулирования указанных договорных отношений.

Одним из аспектов эффективности регулирования отношений по потребительским кредитным договорам является обеспечение исполнимости обязанностей его сторон. Ключевой обязанностью в данном отношении является обязанность заемщика по возврату денежных средств, полученных по договору. Способы обеспечения исполнения обязательств, предусмотренные в первой части Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), не всегда способны обеспечить исполнимость этой обязанности. Более того, многие из этих способов не доступны гражданам-потребителям, в силу объективных причин. В связи с этим, альтернативным механизмом обеспечения исполнимости указанной выше обязанности заемщика является страхование рисков, влияющих на способность заемщика вернуть сумму займа. В договорах потребительского кредита, страхование заемщиком жизни и здоровья (договор личного страхования) выполняет обеспечительную функцию, на что указывается и в обзоре судебной практики Верховным Судом РФ [4]. Насколько эффективно применение страхования для достижения указанной цели? Какие проблемы возникают в практике применения страхования указанных рисков и каким образом они могут быть решены? Ответам на эти вопросы посвящена данная работа. В данном исследовании, на основе анализа правоприменительной практики по спорам о признании недействительными условий кредитных договоров о страховании и споров о расторжении кредитных договоров, обосновывается мнение о том, что в настоящее время отсутствует единство судебной практики по указанным категориям споров: суды выносят часто противоположные решения по аналогичным спорам.

Первая проблема, которая отчетливо просматривается в правоприменительной практике, связана с обеспечением свободы граждан-потребителей в принятии решения о заключении договоров страхования. Рост потребительского кредитования, как отмечают привел к укоренению практики «навязывания» страховых продуктов, которая стала особенно распространенной в последние годы [1]. Договоры страхования жизни и здоровья предназначены для страхования имущественных интересов граждан, связанных с обеспечением и защитой одноименных неимущественных прав и интересов. Страховой интерес в указанных договорах заключается в получении страховой суммы при дожитии гражданина до определенного возраста или наступления определенного события, причинение вреда здоровью гражданина или смерть гражданина в результате несчастного случая либо болезни или по естественным причинам. Следует отметить, что страхование жизни и здоровья не является общепринятой практикой в нашей стране: граждане редко выявляют желание посетить страховую компанию с такой целью. Одним из наиболее распространенных случаев, когда лицо прибегает к страхованию жизни и здоровья, является как раз заключение кредитного договора.

Согласно ст. 819 ГК РФ, кредитный договор - это соглашение, по которому одна сторона (кредитор - банк или другое финансовое учреждение) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее [2]. В контексте рассматриваемой темы, важно отметить, что договор потребительского кредитования в отличие от иного кредитного договора имеет специфическую особенность, связанную с целевой направленностью займа, которая проявляется в финансовых потребностях заемщика удовлетворить свои личные интересы, не связанные с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности [3]. По своей юридической природе этот договор является консенсуальным, двухсторонним, возмездным, а также договором присоединения. Согласно ст. 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Таким образом, гражданин потребитель лишен возможности согласовывать условия кредитного договора: они определяются банком, а гражданин либо соглашается с ними и подписывает договор, либо не соглашается и не подписывает. Принцип “take it or leave”, заложенный в указанной договорной конструкции, делает невозможным для заемщика отказаться от условия о страховании жизни и здоровья в связи с заключением кредитного договора. Таким образом, указание Верховного суда РФ о том, что поскольку в силу статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора, а перечень способов обеспечения носит примерный характер (статья 329 ГК РФ), кредитор и заемщик имеют право по взаимному согласию указать страхование жизни, здоровья, а также иных рисков заемщика в качестве способа обеспечения исполнения кредитного соглашения [5] в данном случае не применим.

На основании того, что оба договора (потребительского кредитования и личного страхования) заключаются для правового регулирования единой хозяйственной операции, иногда кредитные договора содержащие страховые условия причисляют к смешанным договорам. Но анализ законодательства не позволяет согласится с таким мнением. На самом деле, оформление договора личного страхования может рассматриваться только как дополнительная услуга, а не обязательное условие получения кредита. К такому же выводу можно прийти и анализируя цели заключения договоров. Кредитный договор заемщик заключает с целью получения в собственность денежных средств для последующего удовлетворения личных, семейных, бытовых потребностей в товарах, работах услугах, а договор личного страхования – для защиты личных неимущественных благ. Фактически же, целью оформления страховки является отнюдь не целенаправленное намерение лица предусмотреть для себя (на случай причинения вреда здоровью) или своих близких, (на случай своей смерти) получение страховой денежной суммы. В данном случае, целью является выполнение условия кредитного договора о страховании жизни и здоровья, как юридической предпосылки получения суммы займа. Более того, такая страховка является не столько обеспечением имущественных интересов заемщика, сколько обеспечением имущественных интересов кредитора, ведь страховая сумма по такой страховке возместит банку сумму невыплаченного кредита, т.е. выступает как защита кредитора от рисков невозврата кредита заемщиком. Лишним подтверждением тому является то, что в страховом полисе в качестве выгодоприобретателя указывается не страхователь (гражданин-потребитель), а банк, выдавший кредит.

Если обратиться к судебной практике, то можно увидеть, что большинство споров в данной сфере возникает по кредитным договорам, заключенным с банком и включающим в себя условие страхования жизни. Причем суды занимают разные позиции по таким разбирательствам и зачастую совсем противоположные. Ни для кого не секрет, что банки навязывают данную услугу и зачастую заемщик вынужден идти на условия банка, но доказать данное навязывание в суде не представляется возможным.

Так, например, по делу № 33-13931/2014 Ростовский областной суд отказал истцу утверждавшему что услуга по подключению к программе страхования ей навязана банком, в требовании признать пункт кредитного договора в части обязанности заемщика по подключению к программе страхования недействительным, взыскать с Банка в пользу истца недополученную по кредитному договору сумму в размере 125280 руб. 00 коп., переплаченные проценты по программе страхования 17660 руб. 48 коп., проценты за пользование чужими денежными средствами 22683 руб. 54 коп., неустойку за нарушение срока выполнения требований потребителя 125280 руб. 00 коп., компенсацию морального вреда в размере 10000 руб. и штраф, 50% . Отказ в удовлетворении иска, суд мотивировал тем, что услуга по подключению к программе страхования была предоставлена банком с согласия заемщика, выраженного в письменной форме, и не являлась необходимым условием заключения кредитного договора. Кроме того, заемщик был проинформирован в полном объеме об условиях заключенного между ним и банком договора, в связи с чем суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания недействительными условий кредитного договора в части оказания услуги по подключению к программе страхования, а также для взыскания с банка суммы денежных средств, удержанных в виде комиссии за подключение к программе страхования. Доводы истца о том, что услуга по подключению к программе страхования навязана заемщику, были признаны несостоятельными, поскольку опровергаются доказательствами, представленными банком [7].

Анализ судебной практики позволил выделить четыре позиции занимаемые судами при решении споров о признании недействительными пунктов кредитных договоров о страховании.

Во-первых, в случае, когда банк заключает с клиентом два отдельных договора, один на предоставление кредита, и второй как дополнительный – договор страхования жизни, то такое положение вещей не рассматривается судами как нарушение прав потребителя. Суд предполагает, что в данном случае клиент мог получить кредит и без заключения договора страхования. Такая позиция отражена в апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 31 января 2017 г. № 33-2409[8]

Во-вторых, предъявление требования к клиенту выполнить условие обязательного страхования жизни и трудоспособности, как обязательного условия предоставления кредита рассматривается судами как нарушение прав потребителя [4]

В-третьих, в случае, если банк в качестве условия заключения кредитного договора, предъявляет требование заключить договор страхования жизни с конкретной страховой компанией, также признается судами нарушением прав потребителя [4]

И, в-четвертых, включение требования об обязательном страховании жизни и здоровья в кредитный договор, судами не рассматривается как нарушение прав потребителя. Такая позиция отражена в апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от 18 января 2016 г. № 33-2234/2017 [9]

Наиболее разумной представляется первая позиция судов, подобное мнение также подтверждается Верховным судом РФ, который в своих решениях также придерживается данной позиции.

Что касается второго вывода, он представляется абсолютно верным, так как подобный подход банков является не чем иным как условием зависимости покупки одного товара от приобретения других, что прямо запрещено законом [10].

Третья позиция судов также представляется абсолютно верной, в данном случае банк выдвигает не просто условие об обязательном страховании жизни и здоровья, а навязывает ему страховщика, что является правом клиента – услугами какой страховой компании ему воспользоваться.

Позиция судов, изложенная в четвертом выводе, в правоприменительной практике встречается не часто, такое решение по спору суды обосновывают тем, что, по их мнению, данные условия определены банком в целях обеспечения возвратности займа, хотя данный вывод противоречит требованиям предусмотренным федеральным законом о потребительском кредите.

Безусловно, банк в своей деятельности обязан руководствоваться принципом возвратности кредитов, в связи с чем должен определять такие условия выдачи кредита и предусматривать такие виды обеспечения, при которых риски невозврата кредита будут минимальны и которые гарантировали бы отсутствие убытков, связанных с непогашением заемщиком ссудной задолженности. Согласно ФЗ «О потребительском кредите (займе)» (далее – Закон), если при предоставлении потребительского кредита (займа) заемщику за отдельную плату предлагаются дополнительные услуги, оказываемые кредитором и (или) третьими лицами, включая страхование жизни и (или) здоровья заемщика в пользу кредитора, а также иного страхового интереса заемщика, должно быть оформлено заявление о предоставлении потребительского кредита (займа) по установленной кредитором форме, содержащее согласие заемщика на оказание ему таких услуг, в том числе на заключение иных договоров, которые заемщик обязан заключить в связи с договором потребительского кредита (займа) [6].

Таким образом, исходя из буквального толкования Закона, согласие на подключение к программе страхования должно быть прописано непосредственно в заявлении о предоставлении кредита. Однако, в таком случае страхование должно быть направлено непосредственно на обеспечение обязанности по возврату кредита. Иными словами, это должно быть не страхование жизни и здоровья, а страхование риска невозврата заемщиком сумм кредита. Данный вид страхования, по свой природе, является страхованием имущественным. Обязывая же граждан-потребителей заключать договоры личного страхования, которые фактически направлены не на обеспечение защиты личных неимущественных прав граждан, а на возврат кредита, банки фактически обходят указанную норму Закона. Представляется, что страхование жизни и здоровья заемщика является не допустимым способом обеспечения возврата кредита.

В целом, анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что условие об обязательном страховании жизни, включенное в кредитный договор, не рассматривается судами в качестве нарушения прав потребителей, если для заемщика не имелось препятствий в получении кредита и без этого условия. А вот доказывание того факта, что такое препятствие имело место быть, весьма затруднительно, о чем свидетельствует тот факт, что подавляющее число решений судов выносятся в пользу банков, а не заемщиков, предпринимающих попытки признать недействительными страховые условия кредитных договоров.

Подытоживая изложенное, можно констатировать, что на данный момент, заемщики по договорам потребительского кредитования, де факто заключают договора личного страхования не по свободному согласию, а вынуждены делать это в качестве необходимой предпосылки получения кредита. Практика банков, «подталкивающая» граждан-потребителей к заключению договоров личного страхования, представляет собой обход закона, который запрещен нормами гражданского законодательства (п. 3 ст. 10 ГК РФ). Однако суды еще не пришли к подобной квалификации указанных отношений в своей практике. Представляется, что указанный проблемный вопрос правоприменения требует выражения позиции Верховного суда РФ в форме акта руководящей судебной практики, а также формирования на его основе, четких рекомендаций о том, какова должна быть позиция суда при рассмотрении данной категории дел.

Библиография
1.
Богаткина Е.А., Шеина Е.С. «Навязывание» страховых продуктов при заключении кредитного договора / Е.А. Богаткина, Е.С. Шеина. Инновационная наука. 2016. № 5-2 (17) [Электронный ресурс].-Сyberleninka // URL: http://cyberleninka.ru/article/n/navyazyvanie-strahovyh-produktov-pri-zaklyuchenii-kreditnogo-dogovora
2.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017). [Электронный ресурс]. «КонсультантПлюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/ec459f13483f7f47883f57fda6aace1b2cb86ac4/
3.
Алексеев С.С. Гражданское право в вопросах и ответах / С.С. Алексеев. М.: Проспект, 2014. 349 с.
4.
Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013 г. Бюллетень Верховного Суда РФ, № 9, сентябрь, 2013.
5.
Панкртов В.В. Страхование как акцессорный способ обеспечения обязательств при потребительском кредитовании/ В.В. Панкратов. [Электронный ресурс]. Омская юридическая академия // URL: http://conf.omua.ru/content/strahovanie-kak-akcessornyy-sposob-obespecheniya-obyazatelstv-pri-potrebitelskom
6.
О потребительском кредите (займе): федеральный закон от 21.12.2013 № 353-ФЗ (ред. от 03.07.2016) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_155986/5bf96f6f9c3054d 6934e4fa63a9dac27e0b56b53/#dst100126
7.
Апелляционное определение Ростовского областного суда № 33-13931/2014 от 28 октября 2014 г. по делу № 33-13931/2014. [Электронный ресурс] // Судебные и нормативные акты РФ. URL: http://sudact.ru
8.
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 31 января 2017 г. № 33-2409.-[Электронный ресурс] // Судебные и нормативные акты РФ. URL: http://sudact.ru/
9.
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 18 января 2016 г. № 33-2234/2017 [Электронный ресурс] // Судебные и нормативные акты РФ. URL: http://sudact.ru/
10.
О защите прав потребителей: закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 (ред. от 03.07.2016) [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_305/
References (transliterated)
1.
Bogatkina E.A., Sheina E.S. «Navyazyvanie» strakhovykh produktov pri zaklyuchenii kreditnogo dogovora / E.A. Bogatkina, E.S. Sheina. Innovatsionnaya nauka. 2016. № 5-2 (17) [Elektronnyi resurs].-Syberleninka // URL: http://cyberleninka.ru/article/n/navyazyvanie-strahovyh-produktov-pri-zaklyuchenii-kreditnogo-dogovora
2.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' pervaya) ot 30.11.1994 № 51-FZ (red. ot 07.02.2017). [Elektronnyi resurs]. «Konsul'tantPlyus». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/ec459f13483f7f47883f57fda6aace1b2cb86ac4/
3.
Alekseev S.S. Grazhdanskoe pravo v voprosakh i otvetakh / S.S. Alekseev. M.: Prospekt, 2014. 349 s.
4.
Obzor sudebnoi praktiki po grazhdanskim delam, svyazannym s razresheniem sporov ob ispolnenii kreditnykh obyazatel'stv, utverzhdennyi Prezidiumom Verkhovnogo Suda RF 22.05.2013 g. Byulleten' Verkhovnogo Suda RF, № 9, sentyabr', 2013.
5.
Pankrtov V.V. Strakhovanie kak aktsessornyi sposob obespecheniya obyazatel'stv pri potrebitel'skom kreditovanii/ V.V. Pankratov. [Elektronnyi resurs]. Omskaya yuridicheskaya akademiya // URL: http://conf.omua.ru/content/strahovanie-kak-akcessornyy-sposob-obespecheniya-obyazatelstv-pri-potrebitelskom
6.
O potrebitel'skom kredite (zaime): federal'nyi zakon ot 21.12.2013 № 353-FZ (red. ot 03.07.2016) [Elektronnyi resurs] // SPS «Konsul'tantPlyus». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_155986/5bf96f6f9c3054d 6934e4fa63a9dac27e0b56b53/#dst100126
7.
Apellyatsionnoe opredelenie Rostovskogo oblastnogo suda № 33-13931/2014 ot 28 oktyabrya 2014 g. po delu № 33-13931/2014. [Elektronnyi resurs] // Sudebnye i normativnye akty RF. URL: http://sudact.ru
8.
Apellyatsionnoe opredelenie Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 31 yanvarya 2017 g. № 33-2409.-[Elektronnyi resurs] // Sudebnye i normativnye akty RF. URL: http://sudact.ru/
9.
Apellyatsionnoe opredelenie Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 18 yanvarya 2016 g. № 33-2234/2017 [Elektronnyi resurs] // Sudebnye i normativnye akty RF. URL: http://sudact.ru/
10.
O zashchite prav potrebitelei: zakon RF ot 07.02.1992 № 2300-1 (red. ot 03.07.2016) [Elektronnyi resurs] // SPS «Konsul'tantPlyus». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_305/