Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2044,   статей на доработке: 262 отклонено статей: 862 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Перспективные возможности совершенствования дежурного управления оперативной обстановкой по её отклонениям на основе сетевого подхода
Тагиров Зуфар Ильдарович

консультант, Институт диалектики

119034, Россия, г. Москва, ул. Пречистенка, 24/1

Tahirov Zufar Ildarovich

Consultant at the Institute of Dialectics

119034, Russia, Moscow, ul. Prechistenka, 24/1-12

79778057331@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Аннотация. В настоящей статье на основе субъективного анализа части правоохранительной системы (сложившейся подсистемы совместной деятельности МВД России и ФСВНГ России) в рамках ранее выделенной автором модели сетевой правоохранительной деятельности вербально описываются практические механизмы реализации указанной модели применительно к организации оперативного реагирования на отклонения в криминальной обстановке на определённом участке местности силами правоохранительных органов. Описываемые в статье практические механизмы закладывают основы совершенствования оперативного управления сложной динамичной системой криминальной обстановки в режиме реального времени. Статья написана на основе положений общей теории социального управления, кибернетики, информационного анализа. Применены методы абстрагирования, диалектического материализма, экономического детерминизма, интерпретации, анализа и синтеза, структурно-логический, пространственно-временных зависимостей, причинно-следственных связей, моделирования, психологического анализа; подходы к изучаемому предмету: операционный, личностно-деятельностный и коллективно-деятельностный, компетентностный, аксиологический, исторический, конфликтологический, нормы и аномалии, коммуникативный, геоинформационный, игровой, идеологический. Новизна работы предопределена принятой за основу гипотезой о сетевой структуре общества. С позиций теории социального управления в качестве объекта исследования рассмотрен оперативный уровень управления правоохранительной деятельностью применительно к отечественной полиции и некоторым взаимодействующим правоохранительным органам, заинтересованным (исходя из общности цели, территории, объектов, методов совместной деятельности) в достижении согласованными усилиями общего результата – приемлемого уровня оперативной обстановки. Исходя из указанного объекта в качестве задачи исследования рассмотрена модель взаимодействия на уровне оперативного управления современных органов и подразделений отечественной полиции с подразделениями Росгвардии, которые выполняют традиционно «полицейские» функции (охрана правопорядка и общественной безопасности, борьба с преступностью).Результатом работы явилось дальнейшее углубление разработанных и ранее опубликованных автором общих положений о теории сетевой правоохранительной деятельности с выделением соответствующей вербальной модели правоохранительной деятельности. Область применения результатов настоящего исследования определяется всей широтой социально-правоохранительной практики, описываемые принципы и положения носят универсальный характер и могут применяться по аналогии (масштабироваться) в различных областях и уровнях упорядоченной нормами права согласованной правоохранительной деятельности. Выводы исследования подтверждают допустимость выбора гипотезы, демонстрируя противоречивость социальной современной правоохранительной практики с точки зрения общественных ожиданий и реально проявляемого результата, закрепленного в современной модели организации правоохранительной деятельности [1].
Ключевые слова: теория социального управления, сетевая правоохранительная деятельность, сети Петри, теория графов, теория игр, полиция, Росгвардия, Национальная гвардия, ФСВНГ, служба стодвенадцать
УДК: 351.749
DOI: 10.7256/2409-7810.0.0.23129
Дата направления в редакцию: 26-05-2017

Дата рецензирования: 28-05-2017

Дата публикации: 16-01-2018

Статья подготовлена во исполнение пунктов 6 и 19 Сводного перечня проблем ОВД, требующих научного разрешения (ВНИИ МВД, 2016)

Abstract. In this article, based on the subjective analysis of a part of the law enforcement system (the established subsystem of joint activities of the Russian Ministry of Internal Affairs and the Federal Service for the Protection of Human Rights in Russia), in the framework of the model of network law enforcement activity previously identified by the author, the practical mechanisms for implementing this model are verbally described in connection with the organization of an operational response to deviations in a criminal situation in a certain area by law enforcement forces. The practical mechanisms described in the article lay the foundations for improving the operational management of a complex dynamic criminal system in real time. The article is written on the basis of the provisions of the general theory of social management, cybernetics, information analysis. Methods of abstraction, dialectical materialism, economic determinism, interpretation, analysis and synthesis, structural-logical, spatio-temporal dependencies, cause-effect relationships, modeling, psychological analysis; Approaches to the subject under study: operational, personal-activity and collective-activity, competence, axiological, historical, conflictological, norms and anomalies, communicative, geoinformation, playful, ideological. The novelty of the work is predetermined by the hypothesis adopted on the basis of the network structure of society. From the standpoint of the theory of social management, the operational level of law enforcement management with reference to the domestic police and some cooperating law enforcement agencies, interested (based on the common purpose, territory, facilities, methods of joint activity) in achieving a concerted effort of the overall result - an acceptable level of operational Situation. Proceeding from this object, the model of interaction at the level of operational management of modern bodies and divisions of the Russian police with Rosgvardia units, which perform traditionally "policing" functions (protection of law and order and public security, combating crime) is considered as a research task. The result of the work was a further deepening of the general provisions on the theory of network law enforcement activity, developed and previously published by the author, with the identification of a corresponding verbal model of law enforcement activity. The scope of the results of this study is determined by the breadth of social and law enforcement practice, the principles and provisions described are universal in nature and can be applied by analogy (scaled) in different areas and levels in orderly harmonized law enforcement activities. The conclusions of the study confirm the admissibility of the choice of the hypothesis, demonstrating the contradictoriness of the social modern law-enforcement practice from the point of view of public expectations and the really manifested result embodied in the modern model of the organization of law enforcement activity.

Keywords: one hundred twelve service, National Guard of the Russian Federation, Rosgvardia, police, game theory, graph theory, National Guard, Petri net, network law enforcement activity, social management theory

Исходная гипотеза и условная терминология

Современное информационное общество не склонно к вертикально-субординационной иерархии, оно горизонтально-сетевое. В неиерархичных системах существенную роль приобретают факторы энтропии (неожиданности, стихийности окружающей среды); таким системам свойственны синергетические факторы взаимодействия элементов.

В теории правоохранительной деятельности управление традиционно разделяют на три уровня: стратегическое, тактическое и оперативное. Согласно определению Н.А. Андреева и В.Б. Коробова , оперативное управление – это «управление внутренними процессами социальной организации на уровне организации (подразделения)» [2]. Определение оперативного управления профессора А.Х. Миндагулова звучит как «процесс целенаправленного воздействия субъекта на объект, в котором наиболее важным параметром является быстрота, скорость осуществления намеченных мероприятий» [3]. Оперативное управление подразумевает под собой управление по ситуации, т.е. постоянное, периодичное или экстренное воздействие на факторы, дестабилизирующие оперативную обстановку, с целью приведения её в состояние нормы.

Система взглядов на содержание понятия «оперативная обстановка» также различна. Авторское определение О.З. Клушина раскрывает её как «совокупность (систему) взаимосвязанных и взаимодействующих внешних и внутренних по отношению к структуре органов внутренних дел условий, характеризующих состояние внешней среды, правонарушительства, ресурсов органов внутренних дел, их деятельности и результатов по обеспечению правопорядка на обслуживаемой территории, анализ, прогнозирование и оценка которых являются основой целенаправленных воздействий аппарата управления на подчинённые органы и подразделения внутренних дел, а также на определённые факторы внешней среды» [4, с. 11]. Профессор А.П. Ипакян , подчёркивая, что попытки дать всеобъемлющее содержательное определение оперативной обстановки представляются несостоятельными, описывал оперативную обстановку с точки зрения теории социального управления как связи и зависимости между объективными внешними условиями – социогеографическими факторами, состоянием преступности и общественного порядка и самими органами внутренних дел – силами и средствами, внутренней самоорганизацией, результатами деятельности (субъективная управленческая сторона обстановки) [5, с. 22].

Актуальность исследования

Современная отечественная система правоохранительных органов характеризуется внутренней противоречивостью: строгой вертикальной субординацией с одной стороны, а с другой – децентрализованной перекрёстностностью компетенций. В различных несоподчинённых правоохранительных органах существуют однотипные несоподчинённые подразделения с пересекающимися компетенциями, действующие на общей территории и выполняющие однотипные действия в отношении общих объектов в общественно значимых целях, на основе единых норм права – идентичными легальными методами [6].

Реформа отечественных правоохранительных органов 2011-2016 гг. (в особенности выделение из МВД России Росгвардии в её военизированной модели), в будущем, представляется, может привести к следующим характерным особенностям отечественной совместной правоохранительной деятельности: перераспределение значительных гражданско-полицейских компетенций военизированному формированию при сохранении общих правоохранительных целей (милитаризация правоохраны); при сохранении формально общих целей у несоподчинённых органов фактически будет наблюдаться несовпадение (рассогласованность) выполняемых задач (что может приводить к конфликту интересов); раздельные несогласованные количественные показатели эффективности выполнения общих целей и собственных задач не позволят объективно оценить их результативность (качество); пересечение между несоподчинёнными правоохранительными органами административных, уголовных и оперативных компетенций, направленных на общие объекты правового регулирования при разности организационных задач, может приводить к потенциальным межведомственным конфликтам, различным дефектам и кризисам управления в правоохранительной сфере.

При перераспределении традиционных гражданско-полицейских функций военизированной структуре не решены базовые вопросы организации взаимодействия при управлении оперативной обстановкой по её отклонениям - какой правоохранительный орган является ответственным за общее состояние оперативной обстановки? Какой орган является ведущим при организации реагирования на отклонение оперативной обстановки? Каковы будут критерии таких отклонений? При том, что на данные вопросы, опираясь на действующие нормы права, формально можно дать обоснованный промежуточный ответ, представляется всё же, что устойчивое решение данного вопроса возможно только после окончательного завершения формирования структуры Росгвардии и апробированной модели взаимодействия этой службы с МВД России (после выявления и признания наличия практических проблем взаимодействия).

Размежевание компетенций двух правоохранительных органов происходит сегодня без должной регламентации передачи и совместного пользования общими объектами информации – правоохранительными базами данных. Росгвардия продолжает расширять сферу своих компетенций, в перспективе в этой службе возможно добавление новых подразделений (скорее всего, очередным выводом из состава МВД вместе с рабочим аппаратом). Фактически можно говорить о том, что в стране в одно время, в одном пространстве и с одинаковым вектором оперативно действуют две параллельные правоохранительные силы. В реальности таких параллельных сил – правоохранительных органов – ограниченное множество, и в этом проявляется свойство системы к порядку.

Для моделирования систем с параллельными взаимодействующими компонентами (автоматизированные системы) применяются различные методы, например немецкий математик Карл Адам Петри разработал сетевую теорию. Применимость кибернетических теорий к социальным системам в настоящее время общеизвестна и неоспорима, экстраполяция теории сетей Петри [7] и теории графов [8] на управление отклонениями оперативной обстановки применяется в ведомственных научных исследованиях. Дальнейшим развитием таких подходов может явиться применение в моделировании правоохранительной управленческой деятельности теории коалиционных игр.

Экстремальные ситуации, чрезвычайные происшествия и резонансные преступления (наряду с чрезвычайными обстоятельствами) формируют отклонения оперативной обстановки от повседневной нормы, которая стала привычной (перестала быть необычной) на той или иной территории правоохранительного обслуживания. Говорить о небывалом ранее расширении повседневной нормы оперативной обстановки было бы неуместным, т.к. подобные напряжения оперативная обстановка демонстрировала в нашей стране и в прошлом (в различные периоды ХХ века) на фоне социально-экономических проблем. Однако необходимо признать, что они, как правило, решались централизацией и консолидацией правоохранительных усилий, расширением правоохранительного фронта – не увеличением количества несоподчинённых правоохранительных органов по отдельным направлениям (объектам) преступных посягательств, а увеличением компетенций имеющихся правоохранительных органов и их штатной численности, усложнением субординационной структуры и увеличением внутреннего бюрократического администрирования. Абсолютизируя вертикально-субординационную структуру, в рамах существовавшей в прошлом нормы оперативной обстановки за некоторыми сотрудниками правоохранительных органов были закреплены «участковые» и «линейные» принципы ответственности.

Именно такая система правоохранительных органов досталась нашей капиталистической стране «в наследство» от социалистического строя, именно такую систему в настоящее время пытается реформировать наше общество, которое само давно уже реформировано в своих принципиально-ценностных основах. Вместе с тем, изменилась социальная структура и инфраструктура, изменились уровень и структура преступности, норма повседневной оперативной обстановки, изменились социальные ценности и общественно-государственное устройство. Применение в будущем к управлению правоохранительной системой изжившего себя субординационного подхода в очередной раз потребует значительных экономически-централизованных затрат.

Следовательно, возникает актуальная потребность современной социальной практики выработать такую универсальную оптимальную модель организации правоохранительной деятельности , которая в условиях оптимального расходывания ресурсов позволила бы оперативно перераспределять ресурсы сил и средств для реагирования на отклонения оперативной обстановки (во времени, в пространстве, по категории отклонения) с учётом единого правового регулирования и национальных особенностей страны: географической протяжённости территории, по регионам и периодам изменчивых уровня и структуры преступности, неравномерного распределения плотности населения, многообразия этноконфессиональных и культурных отношений, различий транспортной инфраструктуры и иных многочисленных свойств неоднородной социально-экономической системы.

Сложившаяся модель управления оперативной обстановкой по отклонениям

Управление оперативной обстановкой по её отклонениям зависит от гибкости и динамичности использования сил и средств в пространстве и времени. Существующее взаимодействие полиции с несоподчинёнными правоохранительными органами и представителями общественности имеет существенный недостаток – низкая динамичность реагирования на текущее отклонение оперативной обстановки вплоть до полного отсутствия динамичности. Это вызвано отсутствием оперативных связей и недостаточной оперативной готовностью к объединению в единую систему реагирования.

Управление оперативной обстановкой по её отклонениям должно выработать адекватные практике механизмы своевременного правоохранительного реагирования. Чрезвычайность (в значении опасной, остро отклоняющейся от типичной) оперативной обстановки становится повседневной нормой службы в полиции. Периодически возникающие элементы чрезвычайности (экстремальности) службы – полицейские рейды, специальные мероприятия, автомобильные погони, перехваты, пешие преследования, перестрелки, нападения, ориентировки (указания) на розыск и задержание вооружённых и особо опасных преступников по «горячим следам» вне рамок особых условий службы, без проведения специальных операций и мероприятий, за рамками функционирования особых органов управления и временных функциональных групп – прочно вошли в содержание повседневно-дежурной деятельности подразделений и органов полиции.

Управлением оперативной обстановкой в органах внутренних дел помимо непосредственных и прямых руководителей занимаются органы оперативного управления (соответствующие штатные подразделения), среди которых ведущую роль занимают дежурные части. Представляется, что для специалистов нет необходимости описывать существующую модель дежурного реагирования органов внутренних дел на отклонения оперативной обстановки. Основные сведения о действующей модели могут быть получены личным опытом и из открытых источников, а существующие проблемы описываются в научной литературе [9].

Особо отметим, что в настоящем исследовании за исходную модель пространственно-временной дежурной и повседневной организации реагирования полиции на отклонения оперативной обстановки взята типично характерная для большинства субъектов РФ. Из анализа исключена модель организации полиции столичного региона в силу её специфичного вертикально-субординационного устройства, связанного с нетипичным административно-территориальным делением города и иными объективными факторами. Однако разрабатываемые механизмы сетевой правоохранительной деятельности могут и должны быть универсально применимы на всей территории РФ вне зависимости от региональных особенностей.

Основу современного оперативного управления силами полиции составляет геолокационная система управления мобильными нарядами (СУМН) дежурных частей органов внутренних дел [10, с. 125]. Создание Росгвардии повлекло выход из полиции значительных ресурсов сил и средств реагирования на отклонения оперативной обстановки, нарушило устоявшуюся модель единой дислокации сил и средств органов внутренних дел в рамках которой организуется реагирование на текущее обострение оперативной обстановки. При неизменности принципов организации полиции, наличные силы полиции ограниченны и подвергаются дальнейшим «оптимизациям», которые, в большинстве случаев, оказываются банальными сокращениями или перераспределениями штатных сил без экспериментально апробированного научного обоснования. В полиции высока доля недежурных и «несиловых» (не уполномоченных осуществлять административное задержание и не вооруженных огнестрельным оружием) сил, к которым мы условно относим все «кабинетные» подразделения и их сотрудников (бюрократический аппарат) [11]. Создавать в полиции значительные дежурные резервы сил и средств для поддержки планово проводимых текущих операций и мероприятий, для чрезвычайного реагирования на эпизодически и ситуативно отклоняющуюся преступность – экономически неэффективно с учётом наличия аналогичных подразделений в «параллельных» правоохранительных структурах.

Экономить на правоохранительной службе, равно как и тратить на её содержание ограниченные ресурсы, чревато различными социально-экономическими проблемами. Сложившаяся в полиции модель пространственно-временного дежурного реагирования на преступность, отклоняющуюся от «нормальной», без выстраивания эффективного сотрудничества с силами Росгвардии и иными территориальными правоохранительными органами, неизбежно приведёт к кризису доверия населения к силам правопорядка и к проблемам управления в правоохранительной сфере. Неотлаженные правовые и тактические вопросы модели взаимодействия несоподчинённых друг другу подразделений МВД России и ФСВНГ России при выполнении задач охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности в условиях конкуренции компетенций, в условиях общности объектов деятельности и территории, могут привести к конфликтам служебных интересов двух параллельных правоохранительных структур и к конфликтам межличностных отношений их сотрудников. В этой связи полезным для изучения может оказаться зарубежный опыт организации взаимодействия МВД и Национальной гвардии, например, в Республике Казахстан.

Постановка проблемы

Перспективная задача отечественной круглосуточной дежурной правоохранительной службы состоит в том, чтобы найти (создать) компромиссно-оптимальную модель в рамках современных условий и перспективного развития общественно-государственного устройства. Необходимо создать модель, которая максимально эластично реагировала бы на отклоняющиеся обострения оперативной обстановки на территории совместного оперативного обслуживания полиции, Росгвардии и иных правоохранительных органов.

Такая оптимальная модель пространственно-временного распределения дежурных «полицейских» функций может быть реализована в рамках сетевой правоохранительной деятельности , модель которой активно развивается компетентными органами и полицией стран Европейского союза. Сетевые механизмы управления в социально-экономических системах основаны на общности объектов информации, повторности множества событий и действий, на свойстве интеллектуальных элементов к коммуникации и самоорганизации для поддержания собственной устойчивости. Автономная устойчивость элементов является одним из основополагающих кибернетических законов управления системами. Сетевое управление для достижения результата направлено не столько на организацию упорядоченных нормами процессов, сколько на организацию связей элементов системы на основе генеральной и частных целях. В рамках западноевропейской модели сетевой правоохранительной деятельности на основе информационных коммуникаций и сетецентричной координации развиваются различные механизмы правоохранительной кооперации. Предпосылками к такой организации правоохранительной деятельности стали современные вызовы и угрозы для институтов Евросоюза: международный ячеисто-сетевой терроризм и транснациональная (сетевая) организованная преступность.

Необходимо учитывать современный сетевой характер общественной структуры, связанный с отсутствием официальной идеологии и развитием при помощи информационно-телекоммуникационных технологий полиценностной хомоориентированной социальной среды, в основе которой лежит базисная ценность – частная собственность. Современная преступность также имеет сетевой и высокомобильный трансграничный характер. Криминальные ценности формируют в нашей стране устойчивые криминальные сети, широким фронтом негативно трансформирующие личное и коллективное сознание, а также общественные отношения, формируют криминальную деструктивную субкультуру. Современная правоохранительная система при отсутствии крепких объединяющих духовно-нравственных ценностей пока не может противопоставить деструктивным социальным проявлениям сетевого типа адекватную по ширине и глубине фронта ответную социальную практику. Профилактика правонарушений в нестабильной социально-экономической системе не достигает желаемых результатов. Современная полицейская общекриминальная тактика чаще оборонительная («преследующая»), зачастую строится от свершившегося события.

Сущность и организация профессиональных правоохранительных сетей

Начав с гармонизации и согласования индивидуальных и коллективных ценностей, сотрудников правоохранительных органов в будущем необходимо объединять в ситуативные пространственно-временные (по месту происшествия) и перманентные компетентностно-коммуникативные (по отдельным направлениям преступности) профессиональные ведомственные и межведомственные правоохранительные сети при помощи защищённых информационно-телекоммуникационных линий и аппаратов конфиденциальной связи. Профессиональные правоохранительные сети - это механизм кооперации элементов (сотрудников-участников сети), основанный на их компетенциях и современных информационных коммуникациях.

Действующими примерами ситуативных сетей являются суточные следственно-оперативные группы (СОГ) территориального органа внутренних дел, рейдовые группы, сводные группировки. Примерами перманентных сетей являются заблаговременно создаваемые объединения - группы управления, штабы, следственные группы, постоянно действующие СОГ, совместные межведомственные коллегии, координационные совещания и пр. - при условии рассмотрения их деятельности в краткосрочном промежутке (проблема постоянной ротации участников). Существующая модель действий органов внутренних дел при чрезвычайных обстоятельствах также может быть рассмотрена с позиции сетевого подхода: она будет одновременно включать в себя ситуативные (группировка) и перманентные (штаб) профессиональные правоохранительные сети. Рассматривая в упрощённом виде, принципы организации профессиональных правоохранительных сетей можно сравнить с технической геолокационной системой управления мобильными нарядами или деятельностью выездной дежурной СОГ, с той существенной разницей, что в данных профессиональных сетях теоретически может быть задействовано до 100% списочного состава сотрудников полиции (в т.ч. находящихся не при исполнении служебных обязанностей), Росгвардии и иных правоохранительных органов. В отличие от СУМН и СОГ, профессиональные сети - это более совершенный (претендующий на универсальность) и масштабируемый механизм управления всей правоохранительной деятельностью и её отдельными направлениями (задачами), а не только по конкретным отклоняющимся событиям оперативной обстановки (происшествиям).

Психологией управления изучены закономерности формирования неформальных профессиональных коллективов, в т.ч. среди стражей порядка. Свобода распространения информации позволяет сотрудникам полиции вступать в коммуникации в виртуальных социальных сетях на основе ценностных общностей. Таким образом, из анализа повседневной и дежурной службы полиции, служебных и внеслужебных отношений, мы видим, что, несмотря на вертикально-субординационный подход к организации правоохранительной службы, в реальности элементы системы (сотрудники) вынужденного или добровольно стремятся к самоорганизации в формальные и неформальные группы. Свойство к самоорганизации в социальные группы человек демонстрирует даже в условиях тотальной несвободы (например, пенитенциарная и диссидентская сетевые культуры). Именно поэтому процессы неформального взаимодействия сотрудников правоохранительной сферы являются их естественным поведением, которое на основе интериоризированных ценностей службы необходимо организовать, возглавить и использовать в общественных целях.

Политико-правовые и организационные основы функционирования профессиональных правоохранительных сетей

Для практического внедрения теории сетевой правоохранительной деятельности в будущем необходимо будет разработать правовые и организационные механизмы совместных согласованных межведомственных правоохранительных действий (например, совместных расследований, рейдов, операций) на основе общей правоохранительной информационно-коммуникативной среды. Элементарный объект правоохранительной информации не должен принадлежать отдельному должностному лицу и конкретному правоохранительному органу. Общие объекты информации, объединённые в единую для всех правоохранительных органов информационную среду (интегрированные базы данных) позволят правоохранительным органам усилить реализацию принципа неотвратимости наказания путем многократной реализации в праве одного и того же значимого объекта информации (доказательства), используемого различными правоохранительными органами в совместной деятельности. В настоящее время каждый правоохранительный орган развивает собственную информационную среду.

Профессионально-сетевой принцип организации правоохранительной деятельности должен предполагать использование между сотрудниками различных правоохранительных органов на определенном участке местности механизма круглосуточной оперативной коммуникации. Самое простое решение при этом – защищённое программное приложение для смартфонов, наиболее надёжное – защищённое мобильное телекоммуникационное Глонасс-устройство отечественного производства со встроенным аппаратно-программным комплексом подтверждения прав доступа. Вне зависимости от технического исполнения, устройство должно выполнять функцию «полицейского мессенджера». «Борьба с преступностью сегодня основана на превосходстве технологий, мобильности, оперативности служб и подразделений полиции» [10, с. 126].

На стратегическом уровне координацией всей сетевой правоохранительной деятельности должна заниматься обособленная правоохранительная организация, независимая от иных правоохранительных органов и отделённая от надзорных функций, но подконтрольная и поднадзорная органам юстиции (судам и прокуратуре). Эта же организация должна управлять всеми интегрированными криминалистическими и иными информационными базами данных и справочными учётами (составляющими основу единой информационно-правоохранительной среды), организовывать ведение общегосударственной правовой статистики. Решение о выборе координатора находится в политико-правовой плоскости и в настоящем исследовании не рассматривается.

Оперативный уровень управления сетевой модели правоохранительной деятельности

В сетевой модели правоохранительной деятельности должна быть создана универсальная круглосуточная оперативная система передачи срочной информации и срочных заданий сотрудникам полиции и Росгвардии, сотрудникам иных правоохранительных органов, находящимся как на службе, так и не при исполнении служебных обязанностей в зависимости от географического места их фактического нахождения. Общие (сетевые) объекты информации и единые духовно-нравственные ценности должны стать интегрирующими основами особой всеобщей коммуникативной среды правоохранительного сотрудничества.

Профессиональная сеть при координирующем управлении должна проявлять гибкую способность к самоорганизации на выполнение полученного задания в рамках компетенций сотрудников: ситуативные сети – в рамках узких (быстро и легко формируемых) индивидуально-специализированных профессиональных компетенций, перманентные сети – в рамках общепрофессиональных компетенций.

При сетевом принципе управления снижается значение должности (хотя полностью от многообразия должностей отказаться будет нельзя, они должны быть сформированы в направления без дублирования компетенций). Возвышается роль профессии, должностной регламент полицейского не должн быть формализован исчерпывающим перечнем. Не должно происходить ситуации, когда в рамках закона и ведомственного приказа некоторые полицейские, передвигающиеся по населённому пункту в униформе, имеют право составлять административные протоколы (к тому же по ограниченному перечню составов), а другие, находящиеся в такой же униформе - не имеют (пассивно реагируя или вовсе не реагируя на наблюдаемое правонарушение - отклонение оперативной обстановки). Специализация полицейских профессий должна будет дифференцироваться не по объектам правоохранительного воздействия, а по укрупнённым группам компетенций. Например, с точки зрения профессиональных уголовно-процессуальных компетенций не существует существенных различий между дознавателем и следователем, моторизованные дорожно-патрульная и патрульно-постовая службы также имеют существенные сходства и на основе компетентностного подхода могут быть объединены в единую патрульную службу. «Обслуживающие» общую территорию «зональные» участковые уполномоченные, сотрудники подразделений по делам несовершеннолетних, уголовного розыска и других территориально-линейных служб при общих целях и объектах деятельности имеют пересекающиеся компетенции. Кроме того, компетенции «зональных» сотрудников дублируются «линейными». Оптимизация компетенций в сетевой модели предполагает исключение их дублирования и пересечения. Полицейский должен быть универсальным солдатом на своём участке фронта правопорядка. Уникальный полицейский – это набор компетенций, которыми он овладел и использует на практике. С позиции сетевого подхода ведущим организационным принципом построения органов правоохраны в будущем должен будет стать компетентностно-коммуникативный, т.е. умение вступать во взаимодействия с различными людьми и техническими системами из различных функциональных социальных подсистем на основе используемых компетенций.

При компетентностном подходе труд сотрудника оплачивается не фиксированным, а индивидуально-дифференцированным уровнем результативности: денежно-временным соотношением затрат и экономической эффективности труда. Наиболее удобным соотношением при этом является стоимость часовой ставки. Уровень денежного довольствия полицейского должен зависеть от его компетентности: чем большую гибкость и эффективность применения своих компетенций он демонстрирует в системе служебных отношений (индивидуальным вкладом в коллективный результат), тем выше должна быть его заработная плата. Полицейский, овладевший большим или более сложным по отношению к другим полицейским набором компетенций, должен получать денежное довольстве по более высокой часовой ставке оплаты труда. В материальном стимулировании именно этого индивидуального вклада раскрывается использование надёжных соревновательных психологических инструментов формирования необходимой мотивации у личностно-ориентированных лиц среднего возраста. Сетевой подход к управлению персоналом предполагает почасовой учёт рабочего времени и распределение оплаты по индивидуальному результату.

Повседневная служба штатных подразделений правоохранительных органов традиционно организуется, как правило, в рамках вертикально-субординационных отношений. Оперативный уровень повседневного управления подразделениями также может быть усовершенствован с позиции сетевого подхода. Прежде всего, это механизмы территориальной ротации сотрудников в рамках одного крупного населённого пункта или соседних муниципальных образований (в которых проживает или проходит службу сотрудник). Такая ротация направлена на разрыв порочных связей, расширение правоохранительного кругозора и коммуникативной компетентности сотрудников. Механизмы расширения социального контроля за счёт ротации участников правоохранительных сетей - один из надёжных механизмов профилактики устойчивого коррупционного поведения среди сотрудников правоохранительных органов .

Правоохранительные сети, интегрированные на основе объектов информации, а не на основе отношений субординации, способны к гибкому и мобильному реагированию на отклонения оперативной обстановки без жёсткой привязки к административно-территориальному устройству. Отсутствие строго определённого ежедневного рабочего места (участка местности) позволит горизонтально оперативно перераспределять сотрудников между территориями с различным уровнем напряжения криминальной обстановки. Преступные сети не руководствуются в своей деятельности административно-территориальными границами.

Профессиональные правоохранительные сети должны реагировать на события, критически отклоняющиеся от повседневной обстановки (для событий должны быть выработаны критерии) или использоваться для потенциально возможного отклонения. Ситуативные сети будут пусть и не ежедневного применения, но точно «боевого» дежурства. Частота их развёртывания будет зависеть от отклонения оперативной обстановки от «нормальной». При этом модель «нормальной» оперативной обстановки будет разной для различных территорий страны, разной для городской и сельской местности, различной от времени суток и сезона. С учётом принципов конспирации следует разделять профессиональные правоохранительные сети на административные и уголовные. Критериями для включения правоохранительного органа и его конкретного сотрудника в административную или уголовную профессиональную сеть предлагаются конкретные виды профессиональных компетенций и правомочность применения отдельных мер государственного принуждения - физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

Существенную ценность для управления оперативной обстановкой получит информационная среда правоохранительной сети, если в неё будут включены данные, получаемые от общегражданских (например, кадастровых) и специальных аэромобильных комплексов (АМК), перешедших из МВД в Росгвардию. Насущная потребность больших городов - внедрение на сетевых принципах визуального воздушного патрулирования с применением беспилотных летательных аппаратов. Графическое изображение от АМК должны загружаться в единую правоохранительную среду и использоваться всеми государственными и муниципальными органами, обслуживающими территорию мониторинга АМК. В этом раскрывается экономический механизм оптимального расходования бюджетных средств государства. На возмездной основе некоторые такие данные можно передавать для использования в коммерческих целях. В настоящее время различные государственные ведомства развивают собственные АМК, не объединяя при этом ресурсы информации.

Для участников правоохранительных сетей будет неприменимо понятие «территория оперативного обслуживания», т.к. такая территория будет там, где участник сети с Глонасс-устройством фактически находится в момент отклоняющегося события. Границы зоны задействования сотрудника будут определяться не условным квадратом карты, а программируемым алгоритмом и координатором сети исходя из всех параметров оперативной обстановки (наличия иных участников и их ценности для сети - удаленности, компетентности, ресурсной обеспеченности, иных критериев). При сетевом подходе состояние оперативной обстановки будет результатом согласованных коллективных действий сотрудников различных правоохранительных органов и алгоритмов, анализирующих расположение сотрудников в пространстве и их профессиональную ценность для ситуативной сети при оперативном реагировании на конкретный вид отклонения (происшествия).

Помимо передачи экстренных текстовых и геоинформационных сообщений (сигналов типа «сбор» или «на помощь»), устройство должно графически транслировать текущую и значимую для заданной местности правоохранительную информацию (как минимум – фотоизображения) с возможностями обращения к истории сообщений и обратной интерактивной связью (для сообщений типа «получено», «прочитано», «информация верифицирована», «информация ложна», «больше информации на данную тему» и т.п.). Устройство должно иметь камеру и микрофон, передавать цифровые данные координаторам сети и в единую правоохранительную среду. Участник правоохранительной сети должен иметь инструмент круглосуточной передачи значимой информации без бюрократических проволочек: без личного обращения в дежурную часть, без написания письменного документа, без длительных процедур регистрации информации и принятия управленческого решения по ней. Например, участник сети может добавить в общую информационную среду своё наблюдение об окружающей действительности, временно непроверенную и не требующую экстренного реагирования, не влекущую юридических последствий потенциально значимую информацию. При этом функциональная роль, степень активности участия в сетевой правоохранительной деятельности, а также режим времени службы и отдыха должны быть гибко урегулированы нормативным актом (предмет отдельного комплексного исследования, в данной статье в качестве задачи не рассматривался).

Информация в аналитический сегмент профессиональной сети должна передаваться мгновенно и без административных барьеров - в режиме онлайн и также оперативно анализироваться. В механизме обратной интерактивной связи участников правоохранительной сети при помощи мобильного телекоммуникационного Глонасс-устройства и информационных технологий раскрывается перспективная форма и полезные практические методы анализа оперативной обстановки на определённой территории в режиме реального времени. Проведение криминального анализа в режиме онлайн – это насущная потребность правоохранительной деятельности, возникшая вследствие бурного роста информационно-телекоммуникационных технологий, мобильности и свободы быстрого беспрепятственного передвижения населения. По причинам конфиденциального характера содержание практических методов онлайн-анализа оперативной обстановки здесь не раскрывается.

Теоретические основы сетевого управления оперативной обстановкой

Таким образом, объектом сетевого управления является не «управляемая система», а сами элементы и закономерности коммуникации между ними (близость, сила, направленность, количество связей, ранг ценности элемента и др.). Целью сетевого управления оперативной обстановкой является не устранение события-отклонения, не «стабилизация оперативной обстановки» (к примеру, невозможно воскресить убитого, а розыск похищенного автоматически не восстановит оперативную обстановку в её прежнем состоянии). Идеальная оперативная обстановка недостижима. Целью сетевого управления оперативной обстановкой будет сбор информации и организация оптимального (по критериям) реагирования на частную правоохранительную ситуацию в рамках моделируемой многокритериальной информационной модели конкретной оперативной обстановки.

Правоохранительная сеть должна вырабатывать индивидуальные управленческие решения профессиональных задач максимально автономно, без централизованного руководства. Индивидуальные решения через Глонасс-устройство докладываются координатору сети, обобщаются в выводе, на основе которого принимается административно-управленческое решение о дальнейших согласованных действиях. За счёт сокращения времени сбора и краткосрочной продолжительности функционального применения профессиональные сети могут собираться значительно часто, быстро и также стремительно самостоятельно прекращать свою деятельность (при отсутствии дополнительных указаний координатора – даже не дожидаясь достижения результата). Критерием эффективности применения профессиональной правоохранительной сети должен быть объём информации (количество частных выводов) об оперативной обстановке, который каждый участник сети вносит в единую информационно-правоохранительную среду.

Практические механизмы внедрения профессионально-сетевого подхода на оперативном уровне управления правоохранительной деятельности

На практике механизм развёртывания профессиональной правоохранительной сети должен выглядеть следующим образом: при наступлении критичного для оперативной обстановки события на определённой территории (к примеру, резонансное преступление, групповое правонарушение, чрезвычайное обстоятельство) информация-ориентировка должна незамедлительно распространяться между участниками правоохранительной сети посредством телекоммуникационных каналов связи (для оказания практической помощи или подкрепления, для участия в розыске, для наведения справок и опросов, для фото- и видео-фиксации следов и показаний, первоначального сбора доказательств и других функций, не требующих специальных компетенций или лабораторных условий). Важно подчеркнуть, что при таком подходе находящиеся в заданном районе или поблизости сотрудники правоохранительных органов при осложнении окружающей оперативной обстановки приносят общественную пользу, находясь на повседневном «дежурстве» (в рамках служебных отношений, упорядоченных нормами права) вне зависимости от времени суток, времени отдыха или несения службы, своего служебного статуса и профессиональной функции. Каждое Глонасс-устройство позиционируется на виртуальной геоинформационной основе, при помощи которой диспетчер (оперативный дежурный) руководит подвижными нарядами, назначает координатора (например, представителя органа оперативного управления или одного из сотрудников СОГ) либо самостоятельно координирует действия профессиональной сети. Таким образом, штатная СОГ входит в кооперацию с нештатной профессиональной правоохранительной сетью. С учётом оперативности распределения задания (ориентировки) участники профессиональной сети могут оказаться полезными и совершить значимое для правоохранительной службы дело внезапно или даже случайно оказавшись рядом с местом события.

С учётом разграничения уровня доступа к информации между различными категориями участников, в профессиональную ситуативную сеть «первичного реагирования» можно включать физически пригодных к выполнению отдельных заданий ветеранов органов внутренних дел. Лояльных к полиции представителей населения можно интегрировать в правоохранительные сети не только командно-приказной системой «народных дружинников», а ещё и при помощи коммуникационных приложений на обычных мобильных устройствах для отправки фото- и видеофиксаций правонарушений (типа «Народный инспектор», «Помощник Москвы», «Spot»). Участие населения в программах полицейской лояльности необходимо материально стимулировать.

Удовлетворять личную заинтересованность сотрудников правоохранительной сети при выполнении задания из «полицейского мессенджера» можно методом игры (представив выполнение заданий в виде своеобразного квеста, англ. quest – приключенческая игра). Участнику необходимо выполнять задания координаторов правоохранительных сетей для набора профессиональных баллов. Баллы конвертируются в денежный эквивалент (премию) исходя из экономической пользы совершённого действия в интересах сетевого расследования. Таким образом, можно создать механизм легального материального стимулирования частных потребностей человека и его семьи, исключить необходимость нелегальных «подработок» полицейских в служебное и неслужебное время. К тому же, такой подход к стимулированию труда поощряет развитие профессионально-личностного интереса и компетентности. К примеру, при организации крупномасштабного мероприятия по плану охраны порядка организуется ситуативно-ролевая сеть из N1 сотрудников и открывается N2 количество «свободных вакансий» для иных участников сети, которые будут легендированно присутствовать на мероприятии со своими частными целями. «Свободные» участники сети могут приносить пользу, внося значимую информацию в единую информационно-правоохранительную среду, совершая значимые действия по заданию координатора. Координировать подобные сети только при помощи радиостанций, даже скрытого ношения, затруднительно.

Каждый участник профессиональной правоохранительной сети при нештатном задействовании (без инструктажа) должен осознавать характер и степень рисков личной профессиональной защищённости и действовать с соблюдением мер личной безопасности исходя из собственной вооружённости, экипированности и компетентности. Участников таких профессиональных сетей необходимо вооружать огнестрельным оружием или оружием самообороны, экипировать средствами пассивной и активной защиты постоянного ношения и домашнего хранения. Применительно к участникам таких сетей должны соблюдаться принципы конспирации, им должны обеспечиваться гарантии личной профессиональной безопасности в связи с исполнением не общественных, а профессиональных обязанностей. Их профессиональный риск должен быть нормативно урегулирован и соответствующим образом оплачиваться. Экстренное задействование участника профессиональной правоохранительной сети является для него исполнением служебных обязанностей.

Патрульный экипаж или традиционная дежурная СОГ, прибывая к месту происшествия, критически (по критериям) отклоняющего оперативную обстановку от «нормальной», должны знать о присутствии в заданном радиусе участников профессиональной правоохранительной сети, которые круглосуточно могут и обязаны оказать им содействие. В то же время, при подаче сигнала тревоги с телекоммуникационного устройства такой сигнал, минуя координатора, для оказания подмоги должен быть незамедлительно передан всем близлежащим участникам правоохранительной сети. Реализация такого подхода позволит обратить против злоумышленников используемый ими фактор неожиданности и повысить площадь охвата правоохранительного реагирования. Так же, как злодей при поддержке окружающей и криминальной среды выходит на «охоту» за своей жертвой, «полицейская» сеть должна действовать конспиративно, наступательно и неожиданно для злоумышленников.

Использование сетевого подхода позволит оптимизировать транспортные расходы и сократить снижающие эффективность отвлечения патрульных экипажей и СОГ при реагировании на незначительные по степени (рангу) и не экстренные события, которые можно решить без срочного привлечения штатно-дежурных сотрудников. Такой подход позволит проводить широкомасштабное полицейско-сетевое рейдирование заданных участков местности в экстренных случаях, когда ресурс штатных патрульных экипажей не позволяет создать необходимую по плотности сеть. Кроме того, решая транспортную задачу скорейшего правоохранительного реагирования, можно с уверенностью сказать, что некоторые функции патрульного экипажа или СОГ участниками правоохранительной сети могут быть решены быстрее: первичная оперативная проверка (уточнение) сообщения, оказание первой помощи, охрана места происшествия, установление примет и направления укрытия подозреваемого, при удачном стечении обстоятельств - задержание подозреваемого.

Сетевой принцип управления позволит мгновенно наращивать «полицейскую» группировку сил с оптимальными (по затратам) средствами, необходимыми и достаточными для текущего реагирования на отклонение оперативной обстановки (оружием и экипировкой постоянного ношения и домашнего хранения) без временных затрат на условный сбор, экипировку и вооружение. В период самоорганизации сети по реагированию на отклонение (характеризующийся сбором и накоплением информации), у координатора имеется возможность выработки (уточнения), доведения до сведения участников сети своего управленческого решения.

Дальнейшее управление оперативной обстановкой, как и любое действие в кибернетической системе, можно автоматизировать и роботизировать. На этапах сбора от участников профессиональной правоохранительной сети информации об оперативной обстановке, на этапе накопления, изучения и анализа информации, человеку могут помочь алгоритмы её обработки. Представление объективизированной информации поможет дополнить субъективную руководящую роль человека в управлении дежурными СУМН и СОГ, снизить фактор энтропии (применение в дорожной обстановке беспилотных и автопилотных автомобильных технологий – ярчайшая аналогия). Таким образом, можно существенно сократить нагрузку на дежурные части и помочь оперативному дежурному оптимально перераспределять дежурные силы полиции, повысить скорость скоординированной правоохранительной реакции. Практические методы управления оперативной обстановкой в режиме реального времени представляют собой перспективное направление ведомственных исследований и здесь не рассматриваются по причинам конфиденциального характера.

Заключительные положения и предложения

Состояние криминальной оперативной обстановки зависит не только от усилий правоохранительных органов, но и от действий иных органов государственной власти, местного самоуправления, предприятий различных форм собственности, представителей общественности. В ряде стран при чрезвычайных ситуациях природного характера наиболее активную помощь местным властям оказывают общественные благотворительные и религиозные организации (Армия спасения и т.п.). В интересах общества на сетевых принципах управления под общим координирующим руководством должны быть объединены многочисленные дежурно-диспетчерские и социальные службы: спасательные, коммунальные, метеорологические, транспортные, коммерческо-медицинские, частно-охранные, религиозные объединения и пр. Наиболее близким по характеру выполняемых задач отечественным координирующим антикризисным центром сегодня является служба «112».

При недостатке ресурсов государственных сил и средств реагирования на чрезвычайные обстоятельства в общественно значимых целях именно территориально организованные и приближенные к населению координирующие органы должны задействовать негосударственные резервы ресурсов сил и средств. Полиция и иные правоохранительные органы в интересах общества также должны совершать действия, не входящие в их основные функции. Например, не только оказывать содействие в бесперебойной работе аварийно-спасательных служб, но и непосредственно принимать участие в ликвидации чрезвычайных ситуации природного и техногенного характера, оказывать любую экстренно необходимую помощь людям, находящимся в беспомощном состоянии. Территориально приближенных к населению полицейских нужно дополнительно обучать некоторым спасательным квалификациям.

Дежурная функция полиции должна быть дополнена круглосуточной телефонной «горячей линией» помощи самим полицейским – интеллектуально-правовой, информационно-справочной и научно-технической службой поддержки принятия индивидуальных управленческих решений. Это должен быть круглосуточный федеральный call-центр, обрабатывать устные заявки в котором должны либо опытные универсальные специалисты юридического профиля высшей квалификации, либо операторы банка данных готовых практических ситуаций – кейсов. Технически реализовать данную технологию можно через уже упоминавшееся мобильное Глонасс-устройство. Специалисты такой линии при необходимости должны оказывать и эмоциональную поддержку полицейским. Наличие такой «горячей линии» – актуальная потребность современной коммуникативной полицейской правоохранительной деятельности.

Пространственно-временная организация дежурной и повседневной службы полиции в будущем должна быть более эластичной к местной криминальной обстановке по географическому и временному параметрам реагирования. Для этого служба в определенных пределах должна быть децентрализована, отвязана от традиционного административно-территориального деления и нормальной 40-часовой продолжительности рабочей недели (преступные сети не орудуют в режиме «8/5 ч/д»).

Пространственно-временная организация полиции должна выйти за рамки устойчивой ежедневной политико-правовой связи с конкретными территориальными органами судебной, государственной власти и муниципального самоуправления, что расширит возможности контроля деятельности полиции. Для этого, например, для повседневного руководства полицией можно создать оперативные зоны, полицейские округа и территориальные департаменты полиции (по географическим границам, границам рек, по транспортным артериям, по группам муниципальных образований, но не по границам субъектов РФ). Для дежурного управления полицией можно усовершенствовать механизмы администрирования правоохранительных сил и средств в рамках единой межведомственной профессионально-сетевой геолокации.

Внедрение сетевой модели деятельности избавит правоохранительную систему от дискуссии по поводу организации муниципальной полиции (милиции), т.к. определяемые при этом задачи (децентрализация полиции, разграничение компетенции охраны общественного порядка между уровнями государственной власти и органами самоуправления) будут достигаться не созданием параллельных конкурирующих правоохранительных структур, а исключением дублирования и пересечения компетенций различных подразделений федеральной полиции. На основе разграничения уровня доступа к правоохранительной информации технически возможно регламентированное подключение к специальным сетевым коммуникациям и сетевой информационно-правоохранительной среде любых государственных органов и органов местного самоуправления без создания дополнительных органов правоохраны. Координатором временной ситуативной сети для охраны порядка разового события муниципального уровня может назначаться должностное лицо органа местного самоуправления. К профессиональным правоохранительным сетям могут быть подключены и частные охранные предприятия, выполняющие объектовые задачи. Сетевой подход к правоохранительной деятельности потребует отказа от чрезмерного регламентирования законодательством о государственной тайне информации об оперативной обстановке.

Эффективность управления обеспечивается различными методами и средствами. Важную роль при этом играют социальные эксперименты и прикладные исследования, они помогают раскрыть общественные процессы во всей их сложности и многообразии, позволяют оценить эффективность той или иной системы управления. Практическое внедрение описанной модели сетевой правоохранительной деятельности позволит её субъектам при выполнении своих функций опираясь на генеральные цели общества достигать истинных социально-значимых результатов.

Выводы

Резюмируя, можно заключить следующее: служба в полиции – это особая государственная служба, при реализации которой не всегда представляется возможным соблюсти баланс личных прав стража правопорядка и общественного интереса. Служба в полиции связана с рисками личной профессиональной безопасности, изменчивым графиком службы и ненормированной продолжительностью служебного дня, выходом за пределы нормальной 40-часовой продолжительности трудовой недели (что фактически признается соответствующими ведомственными приказами, но на деле должным образом компенсируется не в полном объёме). Зачастую территориально-распределённая структура полиции является ближайшим (иногда - единственным) для человека органом, способным оказать помощь. Исходя из цели полиции – защиты интересов личности, общества и государства – вытекает её гуманитарная обязанность приходить на помощь каждому, кто нуждается в помощи, независимо от наличия противоправной угрозы – в рамках имеющихся ресурсов сил и средств приходить на помощь каждому, оказывать любые посильные житейские услуги. В таком подходе проявляется коммунальная функция местной полиции, присущая развитым гражданским обществам. Отечественной модели присущи высокая медийная активность при низкой роли полиции в жизни общества и дистанцирование от реальных проблем и потребностей членов общества в связи с негативными впечатлениями по поводу преступности и правонарушительства.

Монопольное положение гражданской полиции в правоохранительной сфере общества (применение мер государственного принуждения) не позволяет замещать подобные трудовые функции иными компетентными органами и организациями (эффективность перераспределения традиционно полицейских функций военизированным формированиям нами не исследовалась). Именно поэтому деморализующее воздействие на психологию личности служителя правопорядка оказывают попытки сблизить подходы в регулировании трудовых функций сотрудников полиции с иными работниками, даже иными служащими государственной (в т.ч. правоохранительной) службы. Служба сотрудников полиции в рамках индивидуальных компетенций должна быть дифференцирована на безрисковую и профессионально-рисковую (при чрезвычайных обстоятельствах и при борьбе с критично отклоняющейся преступностью) с соответствующей существенной дифференциацией денежного довольствия. Рискующие в реальной борьбе с преступностью своими жизнями и здоровьем сотрудники должны стать элитой полиции, их материальное положение должно оказывать стимулирующее воздействие на них самих и на «скамейку запасных» – новобранцев, потенциальных кандидатов, допрофессионально ориентированную молодежь. «Кабинетными» сотрудниками должны становиться лишь талантливые руководители со значительным практическим опытом службы или сотрудники «предпенсионного» состава.

Описанные в статье авторские предложения могут находиться за рамками традиционного отечественного понимания принципов пространственно-временной организации дежурной службы полиции. Поэтому, на данном историческом этапе, в очередной раз подтверждая, что в организации правоохранительной деятельности колоссальную роль выполняют коллективные и согласованные с ними индивидуальные духовно-нравственные ценности общественного служения (вплотную соприкасающиеся с практикой социального обслуживания), не претендуя на скорую апробацию и внедрение предложенной модели в отечественную социальную практику, представляется допустимым привлечение внимания специалистов и развитие дискуссии по поводу форм и методов возможной в будущем межведомственной сетевой правоохранительной деятельности. Авторские предложения были направлены преимущественно на подтверждение актуальности теории сетевой правоохранительной деятельности и описание практических механизмов управления ею. Трансформация вертикально-субординационных механизмов правоохранительной деятельности в горизонтально-сетевые должна быть дополнительно проработана на стратегическом и тактическом уровнях системы управления, должны быть разработаны механизмы переходного процесса, который обеспечил бы бесконфликтную эволюцию правоохранительной системы к новому для неё формату функционирования. Такой переход должен быть согласован с генеральными целями социально-экономической системы.

Библиография
1.
Титаев К. Такая Россия: полиция занимается ерундой // Информационный ресурс сети Интернет «Такие дела». Доступ [свободный] по URL: https://takiedela.ru/2017/05/takaya-rossiya-pravookhraniteli/ (дата обращения 18.05.2017).
2.
Андреев Н.А., Коробов В.Б. Стратегическое управление в правоохранительной сфере: учебное пособие / Н.А. Андреев, В.Б. Коробов. - М.: Академия управления МВД России, 2010. - С. 84.
3.
Миндагулов А.Х. Научные основы управления в сфере профилактики преступлений. Дисс. ... докт. юрид. наук. М., 1990. - С. 189.
4.
Клушин О.З. Оперативная обстановка: понятие, анализ, прогноз : учебное пособие. – М.: Академия управления МВД России, 2010. – 256 с.
5.
Ипакян А.П. Оперативная обстановка: методологические вопросы моделирования : учебное пособие. – М.: Академия МВД СССР, 1982. – 87 с.
6.
Диагностика работы правоохранительных органов РФ и выполнения ими полицейской функции / Правоохранительная деятельность в России: структура, функционирование, пути реформирования: часть первая, главы 1, 2, 3 (коллектив авторов). – СПб: Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, 2012. – 146 с.
7.
Меньших В.В., Самороковский А.Ф., Горлов В.В. Сетевая модель действий органов внутренних дел при чрезвычайных обстоятельствах криминального характера (на примере массовых беспорядков) // Труды Академии управления МВД России. – 2013. – № 4. – С. 54–59.
8.
Самороковский А.Ф. Общие подходы к моделированию действий подразделений ОВД для различных видов чрезвычайных обстоятельств // Вестник Воронежского института МВД России. – 2014. – № 2. – С.182-190.
9.
Направления совершенствования деятельности дежурных частей ОВД: материалы всероссийского круглого стола (27 мая 2016 г.). – Казань: Казанский юридический институт МВД России, 2016. – 47 с.
10.
Овсянников В.С. Дежурные части территориальных органов МВД России как основной субъект реагирования на изменения в оперативной обстановке // Юристъ – правоведъ. 2016. – № 4 (77). – С. 125-130.
11.
Ходжаева Е. Такая Россия: полиция тонет в бумагах // Информационный ресурс сети Интернет «Такие дела». Доступ [свободный] по URL: https://takiedela.ru/2017/05/takaya-rossiya-polizia/ (дата обращения 18.05.2017).
References (transliterated)
1.
Titaev K. Takaya Rossiya: politsiya zanimaetsya erundoi // Informatsionnyi resurs seti Internet «Takie dela». Dostup [svobodnyi] po URL: https://takiedela.ru/2017/05/takaya-rossiya-pravookhraniteli/ (data obrashcheniya 18.05.2017).
2.
Andreev N.A., Korobov V.B. Strategicheskoe upravlenie v pravookhranitel'noi sfere: uchebnoe posobie / N.A. Andreev, V.B. Korobov. - M.: Akademiya upravleniya MVD Rossii, 2010. - S. 84.
3.
Mindagulov A.Kh. Nauchnye osnovy upravleniya v sfere profilaktiki prestuplenii. Diss. ... dokt. yurid. nauk. M., 1990. - S. 189.
4.
Klushin O.Z. Operativnaya obstanovka: ponyatie, analiz, prognoz : uchebnoe posobie. – M.: Akademiya upravleniya MVD Rossii, 2010. – 256 s.
5.
Ipakyan A.P. Operativnaya obstanovka: metodologicheskie voprosy modelirovaniya : uchebnoe posobie. – M.: Akademiya MVD SSSR, 1982. – 87 s.
6.
Diagnostika raboty pravookhranitel'nykh organov RF i vypolneniya imi politseiskoi funktsii / Pravookhranitel'naya deyatel'nost' v Rossii: struktura, funktsionirovanie, puti reformirovaniya: chast' pervaya, glavy 1, 2, 3 (kollektiv avtorov). – SPb: Institut problem pravoprimeneniya pri Evropeiskom universitete v Sankt-Peterburge, 2012. – 146 s.
7.
Men'shikh V.V., Samorokovskii A.F., Gorlov V.V. Setevaya model' deistvii organov vnutrennikh del pri chrezvychainykh obstoyatel'stvakh kriminal'nogo kharaktera (na primere massovykh besporyadkov) // Trudy Akademii upravleniya MVD Rossii. – 2013. – № 4. – S. 54–59.
8.
Samorokovskii A.F. Obshchie podkhody k modelirovaniyu deistvii podrazdelenii OVD dlya razlichnykh vidov chrezvychainykh obstoyatel'stv // Vestnik Voronezhskogo instituta MVD Rossii. – 2014. – № 2. – S.182-190.
9.
Napravleniya sovershenstvovaniya deyatel'nosti dezhurnykh chastei OVD: materialy vserossiiskogo kruglogo stola (27 maya 2016 g.). – Kazan': Kazanskii yuridicheskii institut MVD Rossii, 2016. – 47 s.
10.
Ovsyannikov V.S. Dezhurnye chasti territorial'nykh organov MVD Rossii kak osnovnoi sub''ekt reagirovaniya na izmeneniya v operativnoi obstanovke // Yurist'' – pravoved''. 2016. – № 4 (77). – S. 125-130.
11.
Khodzhaeva E. Takaya Rossiya: politsiya tonet v bumagakh // Informatsionnyi resurs seti Internet «Takie dela». Dostup [svobodnyi] po URL: https://takiedela.ru/2017/05/takaya-rossiya-polizia/ (data obrashcheniya 18.05.2017).