Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2004,   статей на доработке: 336 отклонено статей: 786 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Финансово-экономическое неравновесие: причина и специфика проявления
Чувелева Елена Анатольевна

кандидат технических наук

доцент, кафедра менеджмента и маркетинга, Новокузнецкий филиал (институт) Кемеровского государственного университета

654041, Россия, Кемеровская область, г. Новокузнецк, ул. Циолковского, 23

Chuveleva Elena Anatol'evna

PhD in Technical Science

Docent, the department of Management and Marketing, Novokuznetsk Branch (Institute) of Kemerovo State University

654041, Russia, Kemerovskaya oblast', g. Novokuznetsk, ul. Tsiolkovskogo, 23

ChuvelevaEA@yandex.ru

Аннотация.

Рассмотрены проблемы развития национальной экономики, развивающейся на основе воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций в рискогенной среде. Реализован позитивный подход к анализу, основанный на первоочередном формировании представления об идеальном (модельном) состоянии экономики как динамической системы, задающим вектор разработки решений по её системосохраняющей модернизации, с дальнейшим выявлением значимой причины недостижения этого состояния. Такой причиной является рискогенность развития экономики на основе воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций. С использованием абстрактно-логического и эвристического методов показано, что значимым условием экономического равновесия в его неоклассической трактовке является обеспеченность реального сектора экономики собственными финансовыми ресурсами. На основе сравнения и эволюционного синтеза понятий устойчивости и равновесия сформирована дефиниция финансово-экономического равновесия в макроэкономике. Раскрыт характер негативного влияния на финансово-экономическое равновесие потребительских и спекулятивных слияний и поглощений нефинансовых корпораций. На этой основе доказана актуальность развития национального хозяйственного механизма в направлении придания ему способности стимулировать воспроизводство продуктивно мотивированных и эффективных проектов корпоративной интеграции.

Ключевые слова: национальная экономика, финансово-экономическое равновесие, слияния и поглощения, воспроизводство, рискогенность, фактическое неравновесие, системосохраняющая модернизация, спекулятивные мотивации, потребительские мотивации, продуктивные мотивации

УДК:

330.36.011

DOI:

10.7256/2454-0668.2018.3.23050

Дата направления в редакцию:

18-05-2017


Дата рецензирования:

23-05-2017


Дата публикации:

25-07-2018


Abstract.

 
 
This article examines the development issues of national economy, advancing on the basis of reproduction of the mergers and acquisitions of non-financial corporations in risk-generating environment. The author implements a positive approach towards the analysis premised on the priority formation of representation on the ideal (model) economic climate as a dynamic system that determines the vector of solution development on its system-preserving modernization with subsequent identification of a significant cause the impeded the achievements of this condition. Such cause lies in a risk-generating nature of economic development on the basis of reproduction of the mergers and acquisitions of non-financial corporations.  Using the abstract-logical and heuristic methods, the author demonstrates that the important condition of economic equilibrium in its neoclassical interpretation consists in ensuring the real sector of the economy by means of the own financial resources. Based on the comparison and evolutionary synthesis of the concepts of sustainability and balance, the author formulates the definition of the financial and economic equilibrium in macroeconomics. The nature of adverse effect upon the financial and economic equilibrium of the consumer and speculative mergers and acquisitions of non-financial corporations is revealed. It allows proving the relevance of the development of national economic mechanism towards imparting the ability to stimulate the reproduction of the productively motivated and effective projects of corporate integration.
 
 

Keywords:

speculative motivation, system-preserving modernization, factual imbalance, risk-generating nature, reproduction, mergers and acquisitions, economic and financial equilibrium, national economy, consumer motivation, productive motivation

Понятие финансово-экономического равновесия

Кризисные явления в экономике свидетельствуют о необходимости осмысления задачи системосохраняющей модернизации экономики, теоретического и методического обеспечения её решения. Названная задача сформулирована профессором Г.Б. Клейнером в качестве ценностного приоритета системной парадигмы экономической науки, признаваемой им платформой нового осмысления экономической действительности и проектирования системных решений по модернизации экономики [1], то есть по проектированию будущего, а значит обеспечению реализации прогностической функции экономической теории.

Реализация системной методологии возможна в порядке «от позитивной ситуации к проблеме». Отсутствие целостного, признанного наукой понимания о желаемой (целевой) модели динамического состояния экономики приводит к формированию различных предложений по модернизации экономической действительности, не сведенных в некую единую модель системосохраняющей модернизации национальной экономики (макроэкономики). Подход «от позитивного» предполагает первоочередное определение (уточнение) идеального (целевого, модельного) динамического состояния макроэкономики для последующего выявления проблем его достижения с целью разработки решений по системосохраняющей модернизации экономической действительности. Под системосохраняющей модернизаций макроэкономики понимаем разработку и внедрение решений, обеспечивающих оздоровление имеющих место кризисных явлений, не предполагающих изменения основ рыночной организации экономики, включая частную собственность, корпоративную форму организации бизнесов, существование рынка корпоративного контроля и финансовых посредников и др.

Системная методология позволяет реализовать такой подход («от позитивного») и предлагает для определения идеального (модельного) состояния экономических систем использовать такую их характеристику как устойчивость. Понимание о процессе движения стоимости в экономике как о её кровеносной системе позволяет утвердиться в необходимости определения сущности понятия динамической финансово-экономической устойчивости макроэкономики.

Анализ множества дефиниций устойчивости экономических систем и частных характеристик систем, отражающих их устойчивость, позволил уточнить значение для макроэкономики способности элементов системы осуществлять воспроизводство собственных финансовых ресурсов. В этом случае экономика обретает способность:

адаптироваться к возмущающим воздействиям различного происхождения на основе обновления основного капитала, человеческого капитала работников и продукта без подрыва воспроизводственных процессов (системная надежность как частная характеристика устойчивых систем);

противостоять возмущающим воздействиям без утраты полезной функции поддержания воспроизводственных процессов и обеспечения прав занятых трудом граждан и их семей на достойный уровень и качество жизни (упругость экономики как системы);

не допускать роста долговой составляющей в системе движения стоимости и поддерживать уровень долговой нагрузки на экономику, соответствующий приоритету фирм проектировать рациональную структуру капитала и приоритету домашних хозяйств в области определения структуры формируемых для различных нужд финансовых ресурсов (экономическая надёжность);

не допускать конфликта интересов между формирующими экономику элементами, каждый из которых способен получать приемлемую доходность, исключающую необходимость агрессивной экономии с нанесением вреда производству, работникам, бизнесу в целом (корпорации), эмоционально-психологическому и физическому здоровью граждан (сбалансированность как форма реализации устойчивости);

увеличивать объем, улучшать качество, потребительскую ценность и стоимость создаваемых благ в соответствие с потребностями внутренних и внешних рынков (финансово-экономический рост).

Изложенное, финансово-экономическую устойчивость макроэкономики позволяет трактовать как её подвижное равновесное относительно финансового рынка состояние, которое:

выражается способностью микроэлементов сохранять подвижное равновесное положение на рынках, динамической согласованностью пропорций реализуемых ими процессов воспроизводства материальных благ (продукта), основного, человеческого капитала работников и собственных финансовых ресурсов, способностью формировать рациональную структуру капитала и предупреждать на этой основе контрпродуктивный рост долговой составляющей в структуре процесса кругооборота стоимости;

обеспечивается финансовой прочностью элементов системы, существованием в системе финансовых сбережений и, соответственно, возможностью реализации взаимовыгодных режимов её взаимодействия с финансовыми рынками для противодействия регрессивной деформации структуры и характеристик развития системы, обеспечения её способностей к продуктивной адаптации к возмущающим воздействиям без критичных деформаций и деградаций пропорций и темпов сбалансированного финансово-экономического роста.

Казалось бы, достигнутое понимание финансово-экономической устойчивости исчерпывает проблематику определения модельного состояния макроэкономики как задающего вектор её системосохраняющей модернизации. Однако, это не так. Дело в том, что теория систем общесистемным отражением устойчивости признает целостность систем, то есть связность, взаимную обусловленность, последовательность урегулированных на этапе проектирования системы операций её элементов и связей (отношений) между ними. Подобные «настройки» возможны в проектируемых технических системах или в модели плановой административно регулируемой экономики советского типа. В рыночной экономике связующими элементы экономической системы являются торгово-экономические и иные экономические и финансовые отношения. Речь идет о системе финансово-экономических отношений (системе движения стоимости), регулируемых рыночными силами самоорганизации с лимитированным регулирующим вмешательством государства. Следуя логике системной методологии, целостность макроэкономики как системы, выражаемая отсутствием просроченных или неисполненных финансовых обязательств, устаревших, но используемых основных фондов, банкротств предприятий не отмирающих отраслей и др., отражает финансово-экономическую устойчивость макроэкономики. Однако, прямого регулирования (настройки) финансово-экономических отношений в экономике рыночная модель её организации не предполагает, что свидетельствует об ограниченности системной методологии без её теоретического дополнения (развития). Такое дополнение формируется неоклассической теорией экономического равновесия, которая, по мнению профессора О.С. Сухарева, ввела в экономическую науку «базовый методологический каркас, от которого, в конечном счёте, в дальнейшем отталкиваются все научные школы экономических наук» [2, c.28].

В мейнстриме экономическое равновесие обеспечивается силами рыночной самоорганизации экономических агентов, состоящих в экономических отношениях, обеспечивающих настройку предложения и спроса, согласование ценовых пропорций обмена. Точнее, в мейнстриме речь идет о способности фирм оптимизировать производственную функцию для максимизации прибыли, а значит, о способности фирм осуществлять воспроизводство собственных финансовых ресурсов, в том числе с использованием ресурсов финансовых рынков (ссудного капитала), то есть взаимовыгодно взаимодействовать с финансовыми посредниками. Также речь идет о достаточности доходов домашних хозяйств, способных максимизировать их полезность, то есть не только потреблять необходимый продукт для простого воспроизводства человеческого капитала, но и иметь возможность развиваться и приобретать блага сверх минимально необходимой потребности, формировать финансовые сбережения, одновременно участвуя на этой основе в формировании банковской ликвидности и платежеспособного спроса. Неоклассическая теория макроэкономического равновесия поддается уточнению, может развиваться от её статичной и «товаро-обменной» основы. Способность элементов макроэкономики обеспечивать воспроизводство собственных финансовых ресурсов и формировать финансовые сбережения при одновременном обновлении капитала (основного капитала, человеческого капитала работников) и продукта признаем условием экономического равновесия. Обеспеченность элементов макроэкономики собственными финансовыми ресурсами формирует их привлекательность для финансовых посредников, стремящихся к получению доходности, в том числе на основе осуществления взаимовыгодных взаимодействий с субъектами реального сектора. В связи с изложенным можно говорить о финансово-экономическом равновесии в макроэкономике и общем финансово-экономическом равновесии, обеспеченным способностью всех элементов финансово-экономической системы производить приемлемую доходность без формирования конфликта интересов и дополнять друг друга в режиме осуществления выгодных сторонам по различным причинам финансово-экономических взаимодействий. Другими словами отражением финансово-экономического равновесия в макроэкономике является эквивалентность сбалансированного состояния её нефинансового базиса и целостного процесса воспроизводства финансово-экономических отношений её формирующих элементов с полным исполнением обязательств (кругооборота стоимости), срощенного взаимными интересами и взаимовыгодными режимами взаимодействия с финансовыми рынками. Изложенным, мы подошли к выводу, что динамическая финансово-экономическая устойчивость рыночной экономики и подвижное финансово-экономическое равновесие в экономике понятия эквивалентные и различаются лишь в связи с различными их создавшими теориями – системная парадигма (устойчивость) и мейнстрим (равновесие).

Установлено, что национальная экономика при существовании частной собственности и рынка корпоративного контроля развивается на основе воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций [3]. Эти саморегулируемые процессы участвуют в формировании экономической динамики, задают тренды развития макроэкономики. При ориентации покупателей в сделках слияний и поглощений на достижение стабильности создаваемого интегрированного бизнеса, на извлечение долгосрочных синергетических эффектов от совместного осуществления деятельности группой экономически взаимозависимых (инкорпорированных) обществ процессы воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций способны оказывать положительное воздействие на финансово-экономическое состояние макроэкономики. Экономическое содержание встроенного в процессы воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций механизма повышения финансово-экономического равновесия формируется результирующей активизацией воспроизводства инвестиционной деятельности в экономике (с результирующей оптимизацией производственной функции и продвижением экономики к состоянию эффективного экономического равновесия), достижимостью синергетического эффекта взаимодействия экономики и социума и способностью экономики к прогрессивной адаптации к различным возмущающим воздействиям без подрыва воспроизводственных процессов и с поддержанием нормального уровня долговой составляющей в структуре кругооборота стоимости, результирующим формированием взаимовыгодных режимов взаимодействия экономики и финансовых рынков.

Однако, процессы воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций протекают в рискогенной среде, проявляющейся по поводу многофакторной неопределенности результата реализации интеграционного проекта. На проекты слияний и поглощений влияет множество рисков, включая неуправляемые и трудноуправляемые силами корпоративного риск-менеджмента и возобновляемые [4]. Негативное проявление рискогенности среды протекания саморегулируемых процессов воспроизводства слияний и поглощений выражается смещениями мотиваций покупателей (новых собственников целевых компаний) в сферу потребительского и спекулятивного использования целевых компаний.

Проблема спекулятивного поведения экономических агентов была известна классикам и понятна современным ученым. В современных научных публикациях неоднократно отмечалось о негативном воздействии финансовых и промышленных спекуляций на состояние экономических систем. Однако вопрос о характере общесистемного негативного проявления смещений мотиваций покупателей промышленных объектов в спекулятивную сферу специально не рассматривается. Он нуждается в уточнении и специальном рассмотрении. Необходимо выявить характер воздействия названного, спродуцированного рискогенностью воспроизводства слияний и поглощений, явления на финансово-экономическое равновесие в макроэкономике. На этой основе нужно оценить критичность или допустимость для экономики рискогенности саморегулируемого воспроизводства слияний и поглощений. Требуется сформировать емкую доказательную базу необходимости модернизации экономической системы в направлении придания ей способности компенсировать, нивелировать, устранять полностью или частично эту рискогенность, придавая процессам развития экономики исключительно прогрессивный характер или согласиться с допустимостью рискогенности, отказавшись от теоретического проектирования решений по её системосохраняющей модернизации на основе частичного или полного устранения обозначенной проблемы.

Рискогенность воспроизводства корпоративных слияний и поглощений как причина подрыва равновесных пропорций в экономике

Недостижение финансовых целей продуктивно мотивированных слияний и поглощений нефинансовых корпораций вследствие рискогенности отражает проблему недостижения проектами корпоративной интеграции запаса финансовой прочности. Способствующие формированию запаса финансовой прочности проекта слияния/поглощения меры корпоративного планирования, управления, мониторинга проекта и др. в условиях влияния неуправляемых или трудноуправляемых силами корпоративного риск-менеджмента рисков недостаточны. Это обуславливает последующие разукрупнения, а также реализацию стратегий корпоративных покупателей по восполнению финансовых утрат от недостижения финансового результата интеграции, включающих различные мероприятия по выводу капитала из целевых бизнесов и их последующей продаже, ликвидации (консервации). Следовательно, в общесистемном контексте недостижимость финансовых целей корпоративной интеграции продуцирует количественные изменения в экономической системе. Постепенные количественные изменения в системе через разрушение ее элементов и изменения внешних условий принято признавать факторами нарушения ее равновесия.

В случае разукрупнения по причине недостижения проектом корпоративной интеграции финансовой прочности, финансовые потери покупателя можно трактовать как распыление (утрату) капитала. В сложившихся условиях, связанных инертностью финансовых рынков относительно потребностей корпоративных аутсайдеров, финансовые сбережения нефинансовых экономических агентов (потенциальных покупателей в проектах слияний и поглощений) можно признавать формирующими запас финансовой прочности экономики. Положительную динамику саморегулируемого процесса воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций, в том числе с вовлечением в интеграционные проекты в качестве целевых компаний нынешних аутсайдеров, можно признавать тенденцией, отражающей саморегулируемый характер реализации финансами распределительной функции с положительным воздействием на состояние экономики. Напротив, распыление капитала вследствие недостижения интеграционными проектами финансовой прочности следует признавать отражающим тенденцию снижения запаса финансовой прочности экономической системы в целом. Другими словами, в случае недостижения проектами слияний и поглощений финансовой прочности, финансовые ресурсы, изначально предназначенные для реального инвестирования в развитие целевых компаний и интегрированного бизнеса в целом утрачивают способность реализовывать свою полезную функцию и «возвращаются» к собственнику через реализацию различных стратегий, включая разукрупнения и иные формы осуществления промышленных спекуляций.

Кроме того, «недостаточность» средств, возмещаемых покупателями в сделках слияний и поглощений на основе спекулятивного использования целевых компаний, может их мотивировать к реализации различных нелегитимных схем взаимодействия с кредиторами, включая умышленные банкротства подконтрольных обществ. Это не только подрывает устойчивость банковской системы, но и отражает проблему не продуктивного использования финансового капитала, проблему подрыва финансовой прочности системы и разрушения механизмов вовлечения финансовых сбережений, аккумулированных субъектами финансовых рынков (запаса финансовой прочности), в финансирование функционирования и развития экономики. Это явление отражает негативное влияние рискогенности саморегулируемого воспроизводства слияний и поглощений на способность системы двигаться в области равновесных параметров, в немалой степени зависящей от сбалансированности экономики и финансовых рынков.

Резюмировать изложенное можно тезисом о том, что рискогенность способствует утрате национальной экономической системой запаса финансовой прочности, вследствие отсутствия механизма вовлечения существующего частного финансового капитала в оздоровление состояния экономики на основе саморегулируемого постоянно наблюдаемого процесса воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций. В результате подрывается способность системы поддерживать состояние подвижного экономического равновесия, обеспеченного финансовой прочностью, существованием в экономике запаса финансовой прочности и (или) привлекательностью её элементов для субъектов финансовых рынков.

Значимым условием формирования равновесных пропорций в национальной экономической системе является обновление отечественного предложения. На качество реализуемой экономическими элементами системы производственной функции, их эффективность, их способность максимизировать прибыль, то есть производить чистый доход, являющийся носителем финансовых отношений и важным источником финансирования обновления основного капитала влияет цена как конкретная форма выражения финансово-экономических отношений в экономике. Именно через цену рынок оценивает результативность (эффективность) деятельности хозяйствующих субъектов (качество их производственной функции) и «определяет» размер их материального вознаграждения. Поддержание равновесных пропорций в экономике возможно при условии способности нефинансовых автономных и интегрированных корпораций воспроизводить цены (ценообразование как составляющая финансово-экономических отношений, как условие целостности процесса кругооборота стоимости).

Цена считается стимулом экономии расходов для создания чистого дохода как носителя финансово-экономических отношений. Однако, в таком понимании роли цены как формы выражения финансово-экономических отношений речь идет об экономии, обеспечиваемой повышением эффективности бизнес-процессов, качеством реализуемой хозяйствующими субъектами производственной функции. Экономию как фактор создания чистого дохода для воспроизводства финансово-экономических отношений следует отождествлять с понятием «бережливое производство». Это понятие формирует основополагающую концепцию для реализации системного подхода к конкурентоспособности производства, ориентированную на устранение непроизводительных потерь (от перепроизводства, от простоев в связи с поломками, авариями, неэффективной системы сбыта, от непроизводительных схем перемещения работников, продукции и др., от излишних запасов, от брака, от нереализованного творческого потенциала работников и др.) [5]. Рассматривая проекты корпоративной интеграции, можно говорить о достижении ими финансовой прочности или синергетического эффекта от повышения качества факторов производства и связанной с этим экономии на расходах на оплату труда (вследствие роста производительности), на ремонт и обслуживание производственных фондов, на оплату текущих расходов (энергопотребление, материалоёмкость и др.) и т.д. Подтверждением является известное из теории финансов о том, что фактором возобновления финансовых отношений (в настоящей работе – финансово-экономических отношений) является воспроизводство цены через направление части чистого дохода на расширенное воспроизводство израсходованных средств производства, на восполнение необходимого продукта. Речь идет о формировании предложения, о необходимости стимулирования которого говорят современные учёные. В цене сфокусированы финансово-экономические отношения по поводу производства (формирование предложения), потребления (формирование спроса) и накопления (обновление факторов производства). Цена отражает не только затраты на производство продукции, но и её потребительские свойства (полезность), представляя собой в этой связи денежное выражение потребительской стоимости. Сам факт существования чистого дохода (способности экономических агентов его производить) и его использование на расширенное воспроизводство элементов стоимости (расходов на осуществление производственного процесса и выпуск) обеспечивает воспроизводство цены, её новое качество и уровень, а, следовательно, новое качество выражаемых ею финансово-экономических отношений, новое качество равновесных пропорций в экономике, способной формировать требуемое предложение, а также целостность процесса кругооборота стоимости (процесса возобновления финансово-экономических отношений в экономике). Всё сказанное свидетельствует о необходимости качественного обновления факторов производства, обновления предложения и поддержания на этой основе равновесных экономических пропорций, результирующей гармонизации процессов кругооборота стоимости, обеспечения его эквивалентности нефинансовому базису национальной экономики, потребностям его развития. В условиях неспособности нефинансовых аутсайдеров осуществлять воспроизводство собственных финансовых ресурсов и их непривлекательности для субъектов финансовых рынков, обновление предложения возможно на основе создания благоприятных условий для саморегулируемого воспроизводства продуктивно мотивированных и эффективных слияний и поглощений, в том числе с вовлечением в эти процессы в качестве целевых компаний нефинансовых корпоративных аутсайдеров.

Смещение мотивов собственников капитала в «потребительскую» и спекулятивную сферу и совершение соответствующих сделок с высокой нормой прибыли способствует ухудшению национального инвестиционного климата. По свидетельству А.А. Журавлева, в либерально-рыночной модели хозяйствования норма длительности оборота вложений (короткие и длинные вложения) определяется с учетом как реальных, так и спекулятивных инвестиций. Это порождает увеличение затрат на реализацию производственных инвестиционных проектов за счет существенного роста упущенной прибыли в результате более длительного отвлечения финансовых ресурсов в более долгий оборот, чем в среднем по национальной экономике. В результате, многие значимые для общества и экономики производственные инвестиционные проекты становятся не выгодными для инвесторов и не осуществляются [6], эффективность реализуемых проектов снижается, тогда как, именно их эффективность является условием воспроизводства инвестиционной деятельности [7]. Этим объясняется отмечаемое специалистами моральное и физическое устаревание производственных фондов России, депрессия в производительных секторах российской экономики и т.д. В случае готовности собственника к реальным инвестициям, в выше описанной ситуации, растут риски реализации соответствующих инвестиционных проектов, обусловленные возможным (в условиях увеличения спекулятивного сектора экономики) изменением требований к норме прибыли на инвестированный на длительную перспективу капитал. Результирующее снижение инвестиционной активности предприятий следует отождествлять со снижением способности системы развиваться в порядке, предполагающем качественное обновление её экономических элементов (в том числе, улучшение их финансово-экономического состояния), обеспечивать движение в области равновесных характеристик.

Ухудшение финансово-экономического состояния экономических элементов системы сопровождается уменьшением размеров собственного капитала. В тоже время известно, что увеличение его удельного веса в структуре капитала предприятия может способствовать повышению эффективности инвестиционной деятельности [7]. Старение производственных активов продуцирует снижение амортизационного фонда предприятий. Кроме того, при ухудшении финансово-экономического состояния, амортизационный фонд может использоваться не по целевому назначению. Ухудшение финансово-экономического состояния также накладывает ограничения на способности предприятия привлекать к работе наиболее квалифицированные кадры, качество корпоративного человеческого капитала как одного из основных инвестиционных ресурсов [8] может снижаться с результирующим негативным влиянием на перспективы успешного функционирования бизнеса. Депрессия в производительном секторе корпоративной экономики нарастает, о чём свидетельствуют данные Росстата о росте в России числа убыточных предприятий. Депрессивные предприятия характеризуются, как правило, весьма низкой инвестиционной привлекательностью, блокирующей перспективы привлечения средств внешних кредиторов и инвесторов. Их кредитоспособность не достаточна для привлечения заемных средств на выгодных условиях. Изложенное с другой стороны отражает проблематичность обновления отечественного предложения в условиях рискогенности саморегулируемого воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций, проблематику формирования благоприятных условий для саморегулируемого движения экономики в равновесной области.

Рискогенность воспроизводства корпоративных слияний и поглощений как причина разбалансированности национальной экономики

Фактором финансово-экономического равновесия является качество взаимоотношений срощенных в ней подсистем (производственно-экономическая, финансовая, социальная) и элементов (экономические и социальные), выражаемых согласованным качественным обновлением экономических и социальных элементов системы (целевых компаний и человеческого капитала их работников), характеризуемым отсутствием конфликта интересов между элементами системы и не связанным с деградацией некоторых из них. Однако, рискогенность саморегулируемого воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций порождает проблему. Она связана с тем, что продуцируемые рискогенностью стратегии спекулятивного использования целевых компания наносят ущерб экономическим и социальным элементам экономической системы. В случае недостижения проектом корпоративной интеграции финансовой прочности она может, тем не менее, сформировать финансовый результат – сформировать запас финансовой прочности, составляющий ресурс для обеспечения процесса воспроизводства слияний и поглощений как средства адаптации экономики и её элементов к возмущениям различного свойства. Однако, в ситуации рискогенности стратегии достижения финансового результата корпоративной интеграции могут носить негативный характер, отражающий формирование конфликта интересов формирующих систему элементов, свидетельствующий о нагнетании разбалансированности системы. Потребительски и спекулятивно мотивированные собственники могут:

осуществлять массовые сокращения работников, в том числе агрессивные, с нарушением правовых практик. В результате подрываются основы обеспечения безопасности производства, формируются не приемлемые для здоровья условия труда и др.[9]. Агрессивные сокращения работников могут быть не связанными с консервацией убыточных подразделений и ориентированы, как правило, на улучшение финансового результата. Такие улучшения, выражаемые повышением уровня доходности бизнеса, не соответствуют требованиям сбалансированности состояний финансовых, производственно-экономических и социальных элементов системы;

осуществлять корпоративные выделения. Выделяемые подразделения пополняют сектор малых и средних предприятий, выживание которых, в существующих кризисных и связанных с конкуренцией с иными крупными структурами, весьма проблематично. Таким образом, в процессе интеграции в рискогенных условиях увеличивается депрессивный сектор экономики;

прибегать к консервациям подразделений и дочерних обществ целевой компании. Сложность механизма управления крупным бизнесом и незаинтересованность в развитии таких подразделений (обществ) может подвигать собственника к простым их ликвидациям. Собственники могут игнорировать возможность их продажи. Таким образом, уничтожается производственно-экономический базис создания добавленной стоимости, занятости трудоспособного населения.

Результирующую разбалансированность экономики отражает формирование в ней диспропорций.

В секторе, формируемом эффективными интегрированными корпорациями (сектор 1), формируется запас финансовой прочности экономической системы. Можно констатировать финансово-экономическую устойчивость развития сегмента, формируемого эффективными интегрированными корпорациями. Именно об этом секторе говорят учёные, признающие продуктивную роль корпоративной интеграции в развитии национальной экономики.

В секторе, формируемом не достигшими финансовой прочности интегрированными корпорациями (сектор 2) формируется подсектор, не утрачивающий запаса финансовой прочности или его приобретающий (увеличивающий) в результате потребительского или спекулятивного использования отдельных подразделений целевых компаний. Процесс его формирования имеет контрпродуктивный для соответствующих (зависимых, выводимых) сегментов экономики характер, не связанный с качественным обновлением целевых компаний, способствующий их частичной или полной деградации.

Третий сектор формируется изначально созданными в качестве автономных, преимущественно малых и средних, предприятий. Он пополняется обществами, формируемыми на основе корпоративных выделений неэффективных или непрофильных подразделений. Такие предприятия страдают от множества имеющих место в экономике проблем.

Систему формируют и социальные элементы, в настоящем исследовании занятые на предприятиях и иные трудоспособные граждане. Под финансовой прочностью социальных элементов понимается достаточность трудовых доходов граждан для обеспечения достойного уровня и качества их жизни, под запасом финансовой прочности понимаются финансовые сбережения, которые трудоспособные граждане могут формировать. Финансово-экономическая устойчивость социальных элементов экономической системы, являющаяся значимым условием обеспечения достойного уровня и качества жизни и условием экономического равновесия, является предметом специальных экономико-социологических исследований, выходящих за рамки настоящей работы. Однако, уже здесь можно сказать, что процессы воспроизводства потребительских и спекулятивных слияний и поглощений способны порождать негативные для граждан проблемы. За внешне выглядящей эффективной интеграцией (сектор «1») могут скрываться стратегии агрессивного использования трудовых ресурсов. Они выражаются массовыми сокращениями в целях приращения финансового результата, которые могут не сопровождаться мероприятиями работодателя по адаптации высвобождаемых работников к новым для них условиям. Массовые сокращения могут способствовать повышению опасности производства и снижению гигиеничности труда и др. Теряющие работу граждане испытывают серьезные затруднения в трудоустройстве. Процессы расширенного воспроизводства рабочей силы, входящие в сферу долгосрочных интересов собственников приобретают дисперсный характер [9]. В секторе «2» изложенное имеет особо агрессивную форму проявления, а в секторе «3», формируемом в преобладающем объеме депрессивными предприятиями, реализуемость надежд трудоспособных граждан на достойный уровень и качество жизни можно признавать призрачными.

Резюмируя можем говорить о том, что приоритеты экономических (формируемые на основе слияний и поглощений интегрированные корпорации) и социальных (работники и иные трудоспособные граждане) элементов национальной экономической системы должны быть сбалансированы. Критерием сбалансированности является отсутствие конфликта интересов между названными элементами системы. Однако, явления, о которых выше изложено и которые порождаются рискогенностью саморегулируемого процесса воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций, отражает формирование в экономике названных конфликтов. Существование этих конфликтов отражает неспособность макроэкономики осуществлять движение в области равновесных экономических пропорций, её финансово-экономическое неравновесие, наличие проблемы фискальной поляризации экономики, которая может проявляться в форме разрывов в единой системе кругооборота стоимости в экономике.

Рискогенность воспроизводства корпоративных слияний и поглощений как причина снижения экономической надежности системы

Связанными с процессами воспроизводства слияний и поглощений нефинансовых корпораций проблемами, порождающими снижение надёжности национальной экономической системы являются: неспособность прямо или косвенно связанных с интегрированными корпорациями автономных предприятий обеспечивать свою финансово-экономическую устойчивость; спекулятивные и потребительские настроения покупателей в сделках слияний и поглощений.

Для выделяемых в процессе интеграции и изначально созданных в качестве автономных компаний характерна проблема роста зависимости от заемного капитала. Однако, необходимо различать выделения в форме продаж бизнесов, ставших непрофильными в результате поглощения новой компании, и выделения, сопровождающие потребительские и спекулятивные стратегии собственников. Формируемые во втором случае общества часто не способны исполнять финансовые обязательства, что отражает проблему разрушения целостности процесса кругооборота стоимости в экономике как отражения финансово-экономического неравновесия.

Недобропорядочные намерения собственников по спекулятивному использованию активов, связанные с выводом собственного капитала и активизацией использования заемных средств, также имеют самое непосредственное отношение к проблеме снижения надёжности экономики. Проблема потребительского и спекулятивного использования собственниками активов контролируемых, инкорпорированных в интегрированных корпорациях, хозяйственных обществ связана с организацией умышленных дефолтов контролируемых обществ по долговым обязательствам перед кредиторами, что наносит ущерб последним и возвращается в систему фактором повышения ставок кредитования, ужесточения требований банков к корпоративным заемщикам и т.д.

Задача искоренения потребительских и спекулятивных практик использования активов целевых в сделках слияний и поглощений компаний имеет стратегическое значение. В условиях неготовности российских банков участвовать в оздоровлении неудовлетворительного финансово-экономического состояния аутсайдеров развития, в качестве альтернативного источника их антикризисного финансирования можно рассматривать финансовые сбережения нефинансовых экономических агентов. Актуальна задача нивелирования рискогенности среды протекания саморегулируемого процесса воспроизводства слияний и поглощений, что станет фактором стимулирования воспроизводства как правило продуктивно мотивированных интеграционных проектов. Существование в национальной экономической системе механизма стимулирования продуктивных намерений покупателей по отношению к приобретаемым производственно-экономическим (нефинансовым) активам может стать фактором нормализации долговой нагрузки на экономику и общество.

Рискогенность воспроизводства корпоративных слияний и поглощений как причина подрыва адаптационных способностей экономики

Теоретическое обобщение всего изложенного в предыдущих параграфах позволяет резюмировать, что очевидное смещение приоритетов собственников капитала в «потребительскую» и спекулятивную сферу свидетельствуют о недостаточных адаптационных способностях макроэкономики развиваться через воспроизводство продуктивных (эффективных) слияний и поглощений, о регрессивном характере её адаптации к воздействиям различных возмущений с результирующим подрывом перспектив приращения устойчивости, о неспособности национальной экономики в условиях существующего хозяйственного механизма поддерживать цепной механизм воспроизводства инвестиционной деятельности в производительном секторе экономики.

В результате реализации имеющих место мотивов потребительского и спекулятивного использования активов целевых компаний капитал концентрируется и может обращаться в дальнейшем спекулятивной сфере (включая сектор осуществления финансовых спекуляций), а также в немногочисленных конъюнктурно привлекательных отраслях, инвестирование в которых обеспечивает высокую норму прибыли. Капиталоемкие производства, формирующие значительный по своим размерам сегмент производительного сектора российской экономики, требующие капитальных вложений в результате становятся не достаточно конкурентоспособными, с трудом выживают или консервируются, в лучшем случае поглощаются готовым рисковать и заинтересованным в приобретении нового бизнеса инвестором. Следовательно, обозначенная ведущими учеными в начале XXI века задача стимулирования вовлечения накопленного крупными собственниками капитала в оздоровление и (или) развитие национальной производственной инфраструктуры к настоящему времени не решена.

Выводы

Таким образом, проблемой повышения финансово-экономического равновесия является имеющее место смещение мотиваций собственников (покупателей в сделках слияний и поглощений нефинансовых корпораций) в сферу потребительского и спекулятивного использования активов целевых компаний. Задача модернизации хозяйственного механизма для стимулирования развития экономики на основе саморегулируемого воспроизводства исключительно продуктивных (эффективных) слияний и поглощений является актуальной. Концепция модернизации национального хозяйственного механизма как совокупности организационных структур и инструментов управления, должна включать, в том числе, идею разработки и внедрения системы и инструмента устранения причины смещения мотиваций собственников капитала в сферу потребительского и спекулятивного использования активов целевых компаний. Таковой причиной является высокая рискогенность осуществления слияний и поглощений, ориентированных на достижение долгосрочных синергетических эффектов. Необходима разработка системы и инструмента компенсации рискогенности развития экономики на основе саморегулируемого воспроизводства продуктивно мотивированных слияний и поглощений как детерминанты повышения прогрессивных для экономической системы её адаптационных способностей, как условия обеспечения способности экономики развиваться с сохранением присутствия в области равновесных параметров, как условия повышения финансово-экономического равновесия.

Библиография
1.
Клейнер Г.Б. Системная экономика как платформа развития современной экономической теории // Вопросы экономики. 2013. №6. С.4-28.
2.
Сухарев О.С. Методологические перспективы экономической науки: «мэйнстрим» и «эволюционизм» // Вестник ЮРГТУ (НПИ). 2015. №3. С.24-39.
3.
Чувелева Е.А., Затепякин О.А. Воспроизводственная природа корпоративных слияний и поглощений в нефинансовом секторе экономики // Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2016. №1(33). С.172-201.
4.
Чувелева Е.А., Затепякин О.А. Рискогенный характер природы корпоративных слияний и поглощений // Вестник Томского государственного университета. Экономика. 2015. №4 (32). С.17-40.
5.
Лукин А.С., Авдеев С.Ю. Методические основы применения концепции бережливого производства для повышения эффективности хозяйствующих субъектов // Экономические науки. 2011. №3(76). С.82-85.
6.
Журавлев А.А. Взаимодействие денежно-финансовых потоков и реального воспроизводственного процесса в ходе осуществления инвестиционных проектов // Экономические системы. 2009. №1. С.71-78.
7.
Золотарева Е.Л., Михилев А.В., Бабенко Р.В., Минашвили К.К. Оценка факторов и условий воспроизводства инвестиционной деятельности сельскохозяйственных организаций // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. 2012. №9. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/otsenka-faktorov-i-usloviy-vosproizvodstva-investitsionnoy-deyatelnosti-selskohozyaystvennyh-organizatsiy (дата обращения 28.01.2016)
8.
Клюшин В.В., Баулина О.А. Модель оптимизации движения инвестиционных ресурсов в условиях нестабильности внешней среды. Волгоград: Волгоградский государственный архитектурно-строительный университет, 2015. URL: http://www.vgasu.ru/publishing/on-line/ (дата обращения 26.01.2016)
9.
Урбан О.А. Социальный механизм институциональной трансформации хозяйства в монопрофильном регионе: монография. Новокузнецк: НФИ КемГУ, 2013. 372 с.
References (transliterated)
1.
Kleiner G.B. Sistemnaya ekonomika kak platforma razvitiya sovremennoi ekonomicheskoi teorii // Voprosy ekonomiki. 2013. №6. S.4-28.
2.
Sukharev O.S. Metodologicheskie perspektivy ekonomicheskoi nauki: «meinstrim» i «evolyutsionizm» // Vestnik YuRGTU (NPI). 2015. №3. S.24-39.
3.
Chuveleva E.A., Zatepyakin O.A. Vosproizvodstvennaya priroda korporativnykh sliyanii i pogloshchenii v nefinansovom sektore ekonomiki // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika. 2016. №1(33). S.172-201.
4.
Chuveleva E.A., Zatepyakin O.A. Riskogennyi kharakter prirody korporativnykh sliyanii i pogloshchenii // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Ekonomika. 2015. №4 (32). S.17-40.
5.
Lukin A.S., Avdeev S.Yu. Metodicheskie osnovy primeneniya kontseptsii berezhlivogo proizvodstva dlya povysheniya effektivnosti khozyaistvuyushchikh sub''ektov // Ekonomicheskie nauki. 2011. №3(76). S.82-85.
6.
Zhuravlev A.A. Vzaimodeistvie denezhno-finansovykh potokov i real'nogo vosproizvodstvennogo protsessa v khode osushchestvleniya investitsionnykh proektov // Ekonomicheskie sistemy. 2009. №1. S.71-78.
7.
Zolotareva E.L., Mikhilev A.V., Babenko R.V., Minashvili K.K. Otsenka faktorov i uslovii vosproizvodstva investitsionnoi deyatel'nosti sel'skokhozyaistvennykh organizatsii // Vestnik Kurskoi gosudarstvennoi sel'skokhozyaistvennoi akademii. 2012. №9. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/otsenka-faktorov-i-usloviy-vosproizvodstva-investitsionnoy-deyatelnosti-selskohozyaystvennyh-organizatsiy (data obrashcheniya 28.01.2016)
8.
Klyushin V.V., Baulina O.A. Model' optimizatsii dvizheniya investitsionnykh resursov v usloviyakh nestabil'nosti vneshnei sredy. Volgograd: Volgogradskii gosudarstvennyi arkhitekturno-stroitel'nyi universitet, 2015. URL: http://www.vgasu.ru/publishing/on-line/ (data obrashcheniya 26.01.2016)
9.
Urban O.A. Sotsial'nyi mekhanizm institutsional'noi transformatsii khozyaistva v monoprofil'nom regione: monografiya. Novokuznetsk: NFI KemGU, 2013. 372 s.