Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2395,   статей на доработке: 294 отклонено статей: 880 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


Основы стратегического планирования в области национальной безопасности Японии: сравнительный анализ
Булавин Алексей Владимирович

соискатель, кафедра Государственного управления и национальной безопасности, Дипломатическая академия МИД РФ

119021, Россия, г. Москва, ул. Остоженка, 53/2, оф. 220

Bulavin Aleksei Vladimirovich

External doctoral candidate, the department of State Administration and National Security, Diplomatic Academy of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

119021, Russia, Moscow, Ostozhenka Street 53/2, office #220

kafedra.gunb@dipacademy.ru
Аникин Владимир Иванович

доктор экономических наук

профессор, кафедра Государственного управления и национальной безопасности, Дипломатическая академия МИД РФ

119021, Россия, г. Москва, ул. Остоженка, 53/2, оф. 220

Anikin Vladimir Ivanovich

Doctor of Economics

Professor, the department of State Administration and National Security, Diplomatic Academy of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

119021, Russia, Moscow, Ostozhenka Street 53/2, office #220

v.anikin2012@yandex.ru
Беляев Иван Иванович

доктор технических наук

советник Председателя Правления, АО «Россельхозбанк»

119034, Россия, г. Москва, ул. Гагаринский Пер., 3, оф. 345

Belyaev Ivan Ivanovich

Doctor of Technical Science

Advisor of Chairman of the Executive Board, “Rosselkhozbank”

119034, Russia, Moscow, Gagarinskiy Pereulok 3, office #345

ivivbe@mail.ru
Аннотация. Объектом исследования статьи выступают основы стратегического планирования в области национальной безопасности Японии в контексте сравнительного анализа существующих проблем обеспечения национальной безопасности в России. Предметом исследования являются угрозы национальной безопасности Российской Федерации на долгосрочный период, верифицированные с помощью разработанного авторами экспертно-аналитического подхода. Предмет исследования статьи отвечает научно-исследовательским и методологическим задачам, обусловленным Положением о научном совете при Совете Безопасности Российской Федерации. Статья призвана внести вклад в дальнейшее развитие теоретических положений и практических приложений сравнительного (компаративного) метода в целях определения и установления в правоприменительной практике и системе долгосрочного планирования и уточнения перечня угроз национальной безопасности. В статье представлены ключевые положения нового экспертно-аналитического подхода для проведения сравнительного анализа основ (концептуальных и доктринальных) стратегического планирования в области национальной безопасности (на примере России и Японии). Авторами представлена формализованная структура Стратегии национальной безопасности Японии и изложен подход к её декомпозиции на ключевые признаки и основные структурные элементы. Показаны положительные и отрицательные особенности данной модели. С одной стороны, простота организации стратегического планирования и базирование на вековых духовных и национальных традициях, а с другой, сильная зависимость от доктринальных религиозных и партийных установок, а также от личных качеств руководителей страны, включая высокую инерционность и слабую степень реагирования на изменения в окружающем мире. Авторами показано, что успешное определение тенденций устойчивого развития государства и общества в современных условиях геополитической нестабильности и усложнении межгосударственных отношений в полной мере зависит от достоверности и точности определения угроз национальной безопасности, а также прогнозирования стратегических рисков социально-экономического развития.
Ключевые слова: национальная безопасность, Стратегическое планирование, стратегические интересы, угроза национальной безопасности, Япония, стратегический анализ, структурный элемент, геополитика, политические институты, международная безопасность
DOI: 10.7256/2454-0658.2017.3.22884
Дата направления в редакцию: 09-05-2017

Дата публикации: 14-05-2017

Abstract.  
The object of this research is the bases of strategic planning in the area of Japan’s national security in the context of comparative analysis of the existing issues of ensuring national security in Russia. The subject of this research is the long-term threats to national security of the Russian Federation, verified through the developed by the authors expert analytical approach. The subject of the work meets the scientific and methodological task stipulated by the Position of Scientific Council under the Security Council of the Russian Federation. The article is called to make contribution into the further development of theoretical positions and practical applications of the comparative method for the purpose of determination and establishment within the law enforcement practice alongside the system of long-term planning and update of the lists of threats to national security. The authors provide a formalized structure of the National Security Strategy of Japan, as well as approach towards its decomposition onto the key signs and structural elements. The positive and negative aspects of such models are being demonstrated. On one hand, the simplicity of organization and strategic planning and basing upon the century-long spiritual and national traditions, and on the other, the strong dependence on the doctrinal religious and party ideologies, including the high persistence and weal level of reaction upon the changes in the surrounding world. The authors believe that the successful determination of trends of the sustainable development of state and society in the modern conditions of geopolitical instability and complication of the transnational relations fully depends on the accuracy and precision of identification of threats to national security, as well as forecasting of the strategic risks of socioeconomic development.
 

Keywords: geopolitics, structural element, strategic analysis, Japan, national security threat, Strategic interests, Strategic planning, National security, political institutions, international security

Введение

В современном мире 193 суверенных государства являются членами ООН. Они принадлежат мировому сообществу, одновременно – обладают сугубо индивидуальными параметрами и занимают свое особое место в нем. Эти государства уникальны по своим политическим характеристикам, находятся на разных этапах социально-экономического развития, решают специфические национальные задачи[1]. Становление новой многополярной системы миропорядка в условиях глобализации, а также наметившиеся тенденции возрождения России в качестве великой державы требуют переосмысления принципов функционирования системы обеспечения национальной безопасности с выполнением сравнительной оценки эффективности ее стратегического управления в различных странах.

Актуальность исследования определяется тем, что с началом XXI века международное сообщество занято поиском новых моделей мироустройства, стратегической стабильности и равноправного стратегического партнерства. Ведется выявление альтернативных путей, сценариев, концепций и стратегий устойчивого развития государств и их социально-политических объединений. Данный тезис подтверждается принятием Генеральной ассамблеей ООН в сентябре 2015 г. резолюции – «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 г.», которая содержит 17 целей и 169 задач. Важность постановки данной проблемы подчеркнута в Концепции внешней политики Российской федерации (2016 г.): «В этих условиях попытки навязывания другим государствам собственной шкалы ценностей чреваты ростом ксенофобии, нетерпимости и конфликтности в международных делах и в конечном итоге могут привести к хаосу и неуправляемости в международных отношениях»[29].

Объектом исследования статьи выступают основы стратегического планирования в области национальной безопасности Японии в контексте сравнительного анализа проблемы в России. Под основами стратегического планирования в области национальной безопасности понимается основной документ стратегического планирования в области национальной безопасности. Предмет исследования – угрозы национальной безопасности Российской Федерации на долгосрочный период, верифицированные с помощью разработанного Экспертно-аналитического аппарата сравнительного анализа основ (концептуальных и доктринальных оснований) стратегического планирования в области национальной безопасности России и Японии.

Цель исследования заключается в развитии теоретических положений и практических приложений сравнительного (компаративного) метода путем разработки нового экспертно-аналитического аппарата анализа и оценки основ стратегического планирования в области национальной безопасности в интересах определения и установления в правоприменительной практике и системе долгосрочного планирования верифицированного перечня угроз национальной безопасности. Предмет исследования статьи отвечает научно-исследовательским и методологическим задачам, обусловленным Положением о научном совете при Совете Безопасности Российской Федерации (см. Собр.законодательства Российской Федерации. 2016.№1.Ч II. Ст. 212).

В контексте процессов глобализации принципиальным, как представляется, является установление верифицированного перечня угроз национальной безопасности и стратегических рисков устойчивого социально-экономического развития государства. При этом зачастую используется эвристический подход – перечень угроз национальной безопасности устанавливается, как правило, экспертным путем, без должного применения научно обоснованного прогнозного аппарата. Анализ проблематики в этой области показывает, что действенных научно-методических подходов и модельных представлений прикладного характера к настоящему времени в аналитической и экспертной среде в полном объеме не сложилось.

Стратегическое планирование возникло на ранних этапах развития человеческого общества и до настоящего времени остается механизмом государственного и корпоративного управления.

Развитые и быстроразвивающиеся страны тихоокеанского Юго-Востока, прежде всего Япония, полагаются больше на сотрудничество с крупными корпорациями, в процессе которого вырабатывается согласованные стратегии. Китай, в отличие от других стран Юго-Востока, опирается на государственные аналитические мощности и в этом отношении ближе к Европе.

Стратегическое планирование на государственном и корпоративном уровнях, как правило, тесно связано с задачами обеспечения устойчивого социально-экономического развития, укрепления национальной безопасности и повышения конкурентоспособности.

В современных исследованиях можно выделить следующие модели стратегического планирования – американская и европейская (условно – «западная» модель) и азиатско-юго-восточная (условно – «восточная» модель).

«Восточная» модель стратегического планирования

«Восточная» модель стратегического планирования акцентирует два принципиально различающихся подхода – японский и китайский.

Так, в Японии приоритет отдается сотрудничеству с крупными корпорациями, в процессе которого вырабатываются согласованные основы стратегического планирования в области национальной безопасности. В КНР больше опираются на государственные аналитические мощности, что сближает их подход с «западной» моделью.

В целом ключевыми элементами при разработке и выборе стратегий являются главы государств, партийная и духовная элиты. Конкретизацию выбранной стратегии осуществляют национальные советы и правительства.

Положительными чертами данной модели являются: простота организации стратегического планирования; базирование стратегий на вековых духовных и национальных традициях.

Основные недостатки – сильная зависимость от доктринальных религиозных и партийных установок, а также от личных качеств руководителей страны; высокая инерционность, слабая степень реагирования на изменения в окружающем мире.

В частности, в Японии обеспечение устойчивого социально-экономического развития страны и укрепления национальной безопасности определяется практически полным отсутствием полезных ископаемых и уникальной культурой, что делает социальную мотивацию весьма специфической, ориентированной на крайние формы общинной психологии.

Стратегическое планирование в Японии началось в 1950 году. Уже в 1955 году был введен в действие первый пятилетний план, построенный на идеях управления качеством.

По мере превращения Японии из быстрорастущей азиатской экономики в один из центров мировой экономической мощи параметры и задачи стратегического планирования регулярно адаптировались к изменению обстановки.

Япония наряду с другими развитыми странами не избежала тенденций передачи аналитических функций стратегического планирования в независимые аналитические центры.

Первые японские аналитические центры – Институт комплексных научных исследований Номура и Институт комплексных исследований Мицубиси возникли 1970-е гг. прошлого столетия. Вместе с тем, по оценке некоторых аналитиков, в частности, видных политологов Я. Дзиро и Т. Судзуки, аналитические центры в Японии развиты недостаточно[2].

В целом система стратегического планирования формировалась под прямым воздействием США. Концепция внешней безопасности базируется на тезисе о том, что военно-политический союз с США является основным гарантом национальной безопасности. Вместе с тем особенность состоит в том, что Япония имеет планы своего развития на сотни лет, вырабатываемые под руководством Императора и Совета «мудрецов» Японии. Ведущее место в планировании внешней безопасности занимает МИД, имеющий в этой области относительную свободу действий.

К национальным особенностям Японии, определяющим формирование ее взглядов на проведение политики национальной безопасности, относится, прежде всего, закрытость японского общества, а также национальная традиция оценки окружения страны сквозь призму «японоцентричности».

Решение по достижению стратегической цели, разрабатываемое несколькими автономными группами, формулируется при лидировании одной из них, наиболее подготовленной. Этот метод получил название «увязывание корней», т.е. согласование деталей до принятия решения.

Эти национальные особенности в некоторой степени проясняют, почему концепции национальной безопасности Японии в основном отражают лишь изменения, происходящие на международной арене, и варианты наиболее рационального приспособления страны к этим изменениям, т.е., это стратегии «ситуативной рефлексии и приспособления».

Существенным условием институциональной организации Японией процессов обеспечения своей национальной безопасности являются союзнические отношения с США.

В Японии реальное руководство внешней и оборонной политикой находится в компетенции кабинета министров – общая политика обеспечения национальной безопасности вырабатывается всеми членами кабинета министров, что подтверждает существование традиции «увязывания корней» в процессе выработки ключевых государственных решений.

Среди органов исполнительной власти ведущее место в формулировании и планировании в области безопасности занимает МИД, которое наделено полномочиями по урегулированию вопросов обороны и безопасности. Военная безопасность находится в ведении Управления национальной обороны, которое не является органом на уровне кабинета министров. Кроме того, рассмотрение вопросов национальной безопасности возложено на Национальный совет безопасности, который является консультативным органом ведущих правительственных министров.

Основные этапы в развитии теории и практики укрепления национальной безопасности Японии можно сформулировать следующим образом:

- ускоренное экономическое развитие, резкое ограничение военных расходов и тесный союз с США (доктрина экономического национализма послевоенного периода);

- трансформация (начало 70-х гг.) доктрины экономического национализма в классическую доктрину национальных интересов, которая состояла из внутрисоциального (общественная безопасность), военного (национальная безопасность) и внешнеполитического (мир и стабильность во всем мире) компонентов;

- переход к реализации принципов «глобальности» и «неделимости» безопасности «свободного мира» перед лицом угрозы СССР (доктрина «комплексного обеспечения национальной безопасности» 1979-1980 годов);

- в последующем (в рамках доктрины «комплексного обеспечения национальной безопасности») была разработана Национальная доктрина Японии (использовалась до конца 80-х годов), которая, в частности, в рамках политической безопасности декларировала концепцию «трехсторонности» и формирования большого треугольника «США–Япония–Европа», который для Азии дополняется малым треугольником «США–Япония–Китай»);

- исчерпание доктрины «комплексного обеспечения национальной безопасности» (начало 90-х годов ввиду дезинтеграции СССР) характеризуется утратой целостной концепции национальной безопасности, переходом к ситуативности и субъективности определения роли Японии в мире;

- переход к доктрине реализации трех неядерных принципов: отказ от милитаризации; открытость; глобализация и взаимозависимость (концепция национальной безопасности 90-е годов), в которой миссия Японии сформулирована как «выполнение творческой роли в создании нового международного порядка» путем глобализации политики Японии;

- реализация концепции дальнейшего расширения задач Сил самообороны Японии (вторая половина 90-х годов) прежде всего за счет права Японии посылать их подразделения за пределы страны под эгидой ООН, а также формирования 9-ой среднесрочной программы строительства «базовых сил обороны» и Новых основных направлений программы национальной обороны (военная доктрина).

Таким образом, анализ концептуальных подходов к укреплению национальной безопасности Японии позволил выявить две основные тенденции в эволюции концепций национальной безопасности страны, во-первых, это тенденция повышения роли Японии в мировых процессах, во-вторых, – постепенная автономизация ее действий в рамках военно-политического союза с США.

Согласно прогнозным оценкам, внутри страны японские политическая, социальная и экономическая системы, вероятно, подвергнутся реструктурированию, чтобы соответствовать демографическому спаду, стареющей индустриальной базе и более противоречивой политической ситуации [3].

Прогнозируется реструктуризация экспортной промышленности Японии с усилением внимания к продуктам новейших технологий, продукции с добавленной стоимостью, информационным технологиям[4].

На внешнеполитическом контуре политика Японии, вероятнее всего, будет испытывать влияние политики и Китая, и США исходя из понимания того, что:

либо Япония будет стремиться к поддержанию нормальных политических отношений с Китаем в интересах наращивания объемов японских товаров на внутреннем китайском рынке;

либо Япония попытается развивать свое влияние в АТР, опираясь на укрепление национального военного потенциала;

либо Япония пойдет на сближение с Китаем по региональным вопросам в силу возможного смещения акцентов в организации обеспечения национальной безопасности в рамках военно-политического союза Япония-США.

Успешное определение тенденций устойчивого развития личности, общества и государства в условиях глобализации межгосударственных отношений в полной мере зависит от достоверности прогнозирования стратегических рисков социально-экономического развития и верификации угроз национальной безопасности[5].

Решение задачи в подобной постановке объективно требует поиска новых научно-методологических подходов к совершенствованию аналитических методов обработки неструктурированной (либо слабо структурированной) и одновременно проблемно ориентированной информации. Наряду со многими иными методами одним из самых релевантных является сравнительный (компаративный) анализ. Сравнительный анализ в определенной степени базируется на таком общенаучном методе, как аналогия. Вместе с тем в сравнительном анализе политических явлений используются и такие общенаучные методы мышления и познания, как анализ и синтез, моделирование, индукция, дедукция и др.

Экспертно-аналитический подход к стратегическому планированию

Сравнительный анализ основан на сопоставлении двух и более объектов с целью вскрытия и получения оценок, происходящих в исследуемой политической системе процессов и изменений с учетом реалий устойчивого развития государства. Таким образом, расширение спектра исследуемых политических объектов за счет включения в него номенклатуры документов стратегического планирования в области национальной безопасности дает практическую возможность получения верифицированного перечня угроз национальной безопасности на заданный горизонт планирования. Это достигается путем проведения сравнительного анализа в данной предметной области, в частности, на примере России и Японии.

Общий замысел экспертно-аналитического механизма сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности России и Японии под которым понимается набор специализированных процедур сравнительного политологического анализа в отношении контента документов стратегического планирования для целей прогнозных исследований и его информационно-аналитическая поддержка для прогнозных целей состоит [6]:

- в декомпозиции базового документа стратегического планирования в области национальной безопасности (далее – ДСП) на ключевые признаки[7] (далее – КП) и структурные элементы[8] (далее – СЭ), декомпозиция сравниваемого с базовым ДСП;

- в сопоставлении базовых КП (СЭ) с аналогичными (либо близкими к этому[9]) параметрами (КП, СЭ), идентичных зарубежным ДСП;

- в оценке качества полученных результатов сравнительного анализа ДСП;

- в синтезе оценок и формулировании частных и общих выводов сравнительного анализа ДСП.

Выявление в каждом из исследуемых ДСП в области национальной безопасности базовых параметров (КП, СЭ) осуществляется с использованием методов структурно-морфологического анализа[10] (методы лингвистического анализа текстов сравниваемых ДСП в области национальной безопасности в данной случае предусматриваются частично, имея в виду только понятийный аппарат). Декомпозиция текстов ДСП на КП и СЭ проводится согласно следующей рабочей гипотезе – допустим, что СЭ – такая структурно-смысловая единица текста, которая исходя из соображений семантики является конечной, а исходя из морфологии документа – делима; КП – такая структурно-смысловая единица текста, которая исходя из соображений семантики и морфологии документа – конечна и неделима.

Анализ содержания Стратегии национальной безопасности Японии[11] показывает, что она укрупненно структурирована следующим образом:

I. Цель

II. Фундаментальные принципы национальной безопасности

III. Среда безопасности, в которой находится Япония. Вызовы для национальной безопасности страны

1. Глобальная ситуация безопасности и вызовы.

(1) Изменение баланса сил и быстрое развитие технологических инноваций

(2) Угроза распространения оружия массового поражения и других, связанных с ним материалов

(3) Угроза международного терроризма

(4) Угроза общему глобальному достоянию человечества

(5) Вызовы безопасности человека

(6) Глобальная экономика и ее риски

2. Ситуация в сфере безопасности и вызовы в Азиатско-Тихоокеанском регионе

(1) Характеристика стратегической ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе

(2) Рост военной мощи Северной Кореи и ее провокационные действия

(3) Быстрый рост Китая и рост его активности в различных сферах и регионах

IV. Стратегические подходы Японии к обеспечению национальной безопасности

1. Усиление и расширение возможностей Японии и роли, которая она играет

(1) Наращивание дипломатических усилий с целью формирования стабильной международной обстановки

(2) Формирование всеобъемлющей оборонной архитектуры, необходимой для надежной обороны Японии

(3) Наращивание усилий по защите территориальной целостности Японии

(4) Обеспечение морской безопасности

(5) Совершенствование кибербезопасности

(6) Совершенствование мер борьбы с международным терроризмом

(7) Расширение возможностей разведывательных систем

(8) Сотрудничество в сферах оборонного оборудования и технологий

(9) Обеспечение стабильного использования космического пространства и его использование в интересах обеспечения национальной безопасности

(10) Совершенствование технологических возможностей

2. Укрепление Японо-Американского союза безопасности

(1) Дальнейшее упрочение многостороннего сотрудничества Японии и США в сфере безопасности и обороны

(2) Обеспечение стабильного присутствия американских Вооруженных сил

3. Усиление сотрудничества с японскими партнерами в сферах дипломатии и обеспечения безопасности для поддержания мира и стабильности в международном сообществе

4. Активный вклад в международные усилия по поддержанию мира и стабильности в международном сообществе

Наращивание дипломатических усилий в Организации Объединенных Наций

5. Поддержка международного сотрудничества в борьбе с международным терроризмом

6. Поддержание и развитие системы свободной внешней торговли

7. Реагирование на энергетические проблемы и проблемы окружающей среды

8. Развитие человеческих контактов

V. Совершенствование внутреннего фундамента, на котором зиждется национальная безопасность и способствование взаимопониманию как внутри страны, так и за рубежом

(1) Поддерживать и наращивать уровень военного производства и технологическую базу

(2) Форсировать развитие возможностей систем связи

(3) Укреплять социальную базу

(4) Развитие и расширение интеллектуальной базы.

В целях проведения сравнительного анализа исходными данными для декомпозиции Стратегии национальной безопасности Японии являются: вид документа стратегического планирования – стратегия; горизонт стратегического планирования – долгосрочный; уровень и формат утверждения – Правительство Японии; тип толкования понятия «обеспечение национальной безопасности» – концептуальные положения в сфере обеспечения национальной безопасности Японии предусматривают взаимосвязь и взаимозависимость задач укрепления национальной безопасности и задач обеспечения устойчивого социально-экономического развития страны.

Пример результатов выбора, обоснования и формализации КП и СЭ в рамках декомпозиции Стратегии национальной безопасности Японии[12]для КП 1 (СЭ – 1.1, 1.2., 1.3., 1.4., 1.5.) приведен в таблице 1.

Таблица 1

Декомпозиция Стратегии национальной безопасности Японии[13]

Ключе- вой признак

Структурный элемент

Условная формализация структурного элемента

Содержание исходного текста документа стратегического планирования

КП 1

I. Цель

СЭ 1.1.

Декларированы, ввиду усложнения ситуации для Японии в сфере ее безопасности, главные внешние факторы (поддержание ситуации мира и безопасности для Японии) и главный внутренний фактор (обеспечение выживаемости страны) на долгосрочную перспективу – с позиций УНБ необходимо определить свои НИ в долгосрочной перспективе, а также модель поведения в международной среде, выработать общий подход на уровне правительства в области политики безопасности, определить меры для обеспечения курса на развитие процветающего и мирного общества

1. Поддержание ситуации мира и безопасности для Японии и обеспечение выживаемости страны является основной главной обязанностью японского правительства. Так как ситуация в сфере безопасности становится все более сложной, Япония должна определить свои национальные интересы в долгосрочной перспективе, а также определить курс, которым она должна следовать в международной среде, и выработать общий подход на уровне всего правительства в области политики национальной безопасности, а также определить меры, которые необходимо предпринимать для продолжения курса на развитие процветающего и мирного общества.

СЭ 1.2.

Декларирована приверженность процессам глобализации

2. Япония вносит свой вклад в дело мира, стабильности и процветания в регионе и во всем мире. В мире, в котором продолжает развиваться процессы глобализации, Япония должна играть все более активную роль как главный глобальный игрок в рамках международного сообщества.

СЭ 1.3.

Декларировано предназначение СНБ-2013 – описание фундаментальных политик в сфере НБ

3. Базируясь на таком понимании ситуации в мире, японское правительство разработало настоящую стратегию национальной безопасности (в дальнейшем именуемую «Стратегия«) с тем, чтобы описать фундаментальные политики Японии, относящиеся к сфере национальной безопасности.

СЭ 1.4.

СНБ-2013:декларирует приверженность принципам международного сотрудничества;

описывает вызовы НБ страны с учетом развития региональной ситуации;

определяет стратегические подходы обеспечения НБ на основе рациональной дипломатической и оборонной политики для укрепления внешнего и внутреннего фундаментов обеспечения НБ на различных уровнях в многоаспектной и скоординированной манере

4. Стратегия, прежде всего, определяет мирную ориентации Японии, которой страна придерживалась до настоящего времени, и «Активную политику содействия миру», базирующуюся на принципах международного сотрудничества; она анализирует национальные интересы и определяет цели в области национальной безопасности. Далее, стратегия описывает вызовы национальной безопасности страны с учетом развития ситуации в области безопасности в регионах вокруг Японии. И наконец, стратегия описывает стратегические подходы, которые необходимо использовать для обеспечения национальной безопасности, центральными элементами которых являются дипломатическая и оборонная политики, базирующиеся на признании того что, для того, чтобы преодолеть вызовы и добиться целей, Япония должна эффективно использовать свои разнообразные источники и использовать всеобъемлющие меры и укреплять внутренний фундамент национальной безопасности, стремиться к более глубокому пониманию этого как внутри страны, так и за рубежом, а также предпринимать усилия на различных уровнях в многоаспектной и скоординированной манере.

СЭ 1.5.

Декларируется, что СНБ-2013 является сводом фундаментальных политик, связанных с НБ – космическое пространство, киберпространство, энергетика, официальная помощью на цели развития развивающихся стран, а также отмечается ведущая роль СНБ, сила политического руководства и способность правительства Японии реализовать политику НБ на более стратегическом и структурированном уровне в рамках всего правительства

5. Стратегия, как свод фундаментальных политик, относящихся к области национальной безопасности, представляет собой основополагающие принципы для политик в сферах, связанных с национальной безопасностью, включая такие сферы, как космическое пространство, киберпространство, официальная помощь на цели развития (ODA) и энергетика.

6. В соответствии со стратегией, под руководством Совета национальной безопасности, и при сильным политическом руководстве, правительство Японии будет реализовывать политику национальной безопасности таким образом, чтобы она была более стратегической и структурированной в рамках всего правительства.

Принятые сокращения: СНБ-2013 – Стратегия национальной безопасности Японии;КП – ключевой признак; СЭ – структурный элемент; ДСП – документ стратегического планирования; НБ – национальная безопасность; УНБ – угроза(ы) национальной безопасности; НИ – национальные интересы.

Укрупненный алгоритм сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности (на примере России и Японии) показан на рис.1.

Рисунок 1. Укрупненный алгоритм сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности

Заключение

Таким образом, разработанные подходы и предложенные рекомендации по внедрению в практику деятельности органов государственной власти , Совета Безопасности Российской Федерации позволят создать систему стратегического анализа и планирования национальной безопасности, прогнозную научно обоснованную методологическую базу принятия государственных и внешнеполитических решений, уточнить и расширить понятийный аппарат в области национальной безопасности при реализации комплекса мер по предупреждению и противодействию стратегическим рискам социально-экономического развития государства и угрозам национальной безопасности в политической, военной, экономической и иных сферах – при формировании оценок состояния и тенденций развития современного мира. Использование методического аппарата сравнительного анализа основ стратегического планирования в области национальной безопасности (в частности, на примере России и Японии) позволяет сформировать подходы к разработке Атласа угроз национальной безопасности Российской Федерации на долгосрочную перспективу. Такой атлас целесообразно структурировать в параметрах «стратегические национальные приоритеты – угрозы национальной безопасности». Верифицированный по угрозам национальной безопасности и актуализируемый на регулярной основе Атлас угроз национальной безопасности Российской Федерации на долгосрочную перспективу может представлять практический интерес для работы заинтересованных структур, входящих в систему обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Новые подходы в стратегическом планировании приобретают особое значение при оценке основного содержания национального стратегического приоритета по разделу «стратегическая стабильность и равноправное стратегическое партнерство» в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации (Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 г. №683), при формировании примерного перечня документов стратегического планирования на очередной период, включая организацию информационно-аналитической поддержки принятия решения при подготовке документов и докладов политическому руководству страны по оценке международного положения России.

Библиография
1.
Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации» № 172-ФЗ от 28 июня 2014 г. URL: http://base.garant.ru/70684666/(дата обращения: 28.12.2016).
2.
Федеральный закон «О безопасности» 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ. URL:http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_108546/(дата обращения: 18.12.2016).
3.
Стратегия национальной безопасности Российской Федерации (утверждена Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015г.№ 683). URL: http://base.garant.ru/71296054/(дата обращения: 18.12.2016).
4.
Стратегия национальной безопасности Японии. URL: http://www.cas.go.jp/jp/siryou/131217anzenhoshou/nss-e.pdf; http://japan.kantei.go.jp/96_abe/documents/2013/__icsFiles/afieldfile/2013/12/17/NSS.pdf(дата обращения: 25.12.2016).
5.
National Security Strategy. February 2015. Электронный ресурс. Режим доступа: www.whitehouse.gov/sites/default/files/docs/2015_national_security_strategy.pdf (дата обращения: 02.12.2015).
6.
Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года (утверждены Президентом Российской Федерации от 24 июля 2013 г. № Пр-1753). URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_178634/(дата обращения: 23.12.2016).
7.
Аникин В.И. Теория и практика управления во внешнеполитической деятельности.-М.: Наука. 1999.- 383 c.
8.
Аникин В.И., Бажанов Е.П., Баклицкий А.А., Балакин Д.А., Громыко А.А., Сурма И.В. и др. Россия и современный мир. Москва, Канон+, 2016.-512 с.
9.
Бажанов Е. П., Бажанова Н. Е. Диалог и столкновение цивилизаций. Москва, «Весь мир», 2013, - 272 с.
10.
Беляев И.И. Предпосылки к формированию комплексной системы международной информационной безопасности // Вестник Совета Безопасности Российской Федерации. – 2013, № 6 (29). – с. 38 – 43.
11.
Беляев И.И. Об Основах государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года // Материалы заседания двусторонней рабочей группы по вопросам угроз в сфере использования информационно-коммуникационных технологий и самим информационно-коммуникационным технологиям в контексте международной безопасности (в рамках Российско-Американской президентской комиссии) (Вашингтон, США). – 2013, 21 ноября. - c.72-93
12.
Жинкина И.Ю. Стратегическое мышление США // США-Канада: экономика, политика и культура. 2002. № 3. С.78-85.
13.
Кокорин А.А. Сравнительный анализ: теория, методология, методика. – Изд. 2-е, дополн. иперераб. – Издательство МГОУ, 2009 – 152 с.
14.
Старкин С.В. Аналитические институты разведывательного сообщества США во внешнеполитическом процессе. Монография / Старкин Сергей Валерьевич. Нижний Новгород, 2011. - 460 c.
15.
Глобальная безопасность в цифровую эпоху: стратагемы для России / Под ред. редакцией А.И. Смирнова. – М.: ВНИИгеосистем, 2014. – 304 с. : ил.
16.
Конституционно-правовой статус Совета Безопасности Российской Федерации. [Текст] : учеб.пособие / под общ. ред. Н. П. Патрушева. – 4-е изд., испр. и доп. – М. Издательство «Известия», 2016. – 448 с.
17.
Политический атлас современности: Опыт многомерного статистического анализа политических систем современных государств. М.: Изд-во «МГИМО–Университет», 2007. – 272 с.
18.
Global Trends main report [электронный ресурс] // Office of the Director of National Intelligence. URL: http://www.dni.gov/nic/globaltrends (дата обращения: 20.12.2016)
19.
Глобальный рейтинг интегральной мощи 100 стран. Доклад - 2012 к обсуждению. 3-е издание. М.: Международная Академия исследований будущего, Институт экономических стратегий, 2012. - 108 с.
20.
Глобальная безопасность в цифровую эпоху: стратагемы для России / Под ред. редакцией А.И. Смирнова. – М.: ВНИИгеосистем, 2014. – 304 с.
21.
Global Trends main report [электронный ресурс] // Office of the Director of National Intelligence. URL: http://www.dni.gov/nic/globaltrends (дата обращения: 20.12.2016)
22.
Мельвиль А. Ю. Государственная состоятельность и траектории режимных трансформаций // В кн.: Государственная политика и управление / Под общ.ред.: А. И. Соловьев. М.: Аспект Пресс, 2017. С. 214-233
23.
Создание системы стратегического анализа, управления и предотвращения рисков в сфере социально-экономического развития, в том числе экономической безопасности. Отчет о НИР в рамках Государственного контракта № ГК-80-ОФ/Д21 от 11.06.2016 (Головной заказчик – Министерство экономического развития Российской Федерации). М., 2016 г., Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации. Книга 1 – 272 с.
24.
Аникин В.И., Сурма И.В. Методологические основы анализа и развития сложных систем в международных отношениях (структурно-функциональный подход в формировании государственного внешнеполитического механизма). Национальная безопасность / nota bene. 2015. № 2. С. 283-296.
25.
Аникин В.И., Сурма И.В. О стратегических подходах и оценках экономической безопасности России в условиях геополитической и геоэкономической нестабильности. В сборнике: Россия: тенденции и перспективы развития.Ежегодник: материалы XV Международной научной конференции "Модернизация России: ключевые проблемы и решения". Ответственный редактор Пивоваров Ю.С.- М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН. 2015. - с.226-234
26.
Аникин В.И., Сурма И.В. Международные аспекты и стратегические оценки экономической безопасности России в условиях геополитической нестабильности. Вопросы безопасности. 2014. № 5. С. 137-174.
27.
Конституционно-правовой статус Совета Безопасности Российской Федерации. [Текст]: учеб.пособие / под общ. ред. Н. П. Патрушева. – 4-е изд., испр. и доп. – М. Издательство «Известия», 2016. – 448 с.
28.
URL: http://www.cas.go.jp/jp/siryou/131217anzenhoshou/nss-e.pdf(дата обращения: 17.12.2016)
29.
URL: http://japan.kantei.go.jp/96_abe/documents/2013/__icsFiles/afieldfile/2013/12/17/NSS.pdf(дата обращения: 15.12.2016)
30.
URL: http://kremlin.ru/acts/news/53384 (дата обращения: 13.12.2016)
References (transliterated)
1.
Federal'nyi zakon «O strategicheskom planirovanii v Rossiiskoi Federatsii» № 172-FZ ot 28 iyunya 2014 g. URL: http://base.garant.ru/70684666/(data obrashcheniya: 28.12.2016).
2.
Federal'nyi zakon «O bezopasnosti» 28 dekabrya 2010 g. № 390-FZ. URL:http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_108546/(data obrashcheniya: 18.12.2016).
3.
Strategiya natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii (utverzhdena Ukazom Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 31 dekabrya 2015g.№ 683). URL: http://base.garant.ru/71296054/(data obrashcheniya: 18.12.2016).
4.
Strategiya natsional'noi bezopasnosti Yaponii. URL: http://www.cas.go.jp/jp/siryou/131217anzenhoshou/nss-e.pdf; http://japan.kantei.go.jp/96_abe/documents/2013/__icsFiles/afieldfile/2013/12/17/NSS.pdf(data obrashcheniya: 25.12.2016).
5.
National Security Strategy. February 2015. Elektronnyi resurs. Rezhim dostupa: www.whitehouse.gov/sites/default/files/docs/2015_national_security_strategy.pdf (data obrashcheniya: 02.12.2015).
6.
Osnovy gosudarstvennoi politiki Rossiiskoi Federatsii v oblasti mezhdunarodnoi informatsionnoi bezopasnosti na period do 2020 goda (utverzhdeny Prezidentom Rossiiskoi Federatsii ot 24 iyulya 2013 g. № Pr-1753). URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_178634/(data obrashcheniya: 23.12.2016).
7.
Anikin V.I. Teoriya i praktika upravleniya vo vneshnepoliticheskoi deyatel'nosti.-M.: Nauka. 1999.- 383 c.
8.
Anikin V.I., Bazhanov E.P., Baklitskii A.A., Balakin D.A., Gromyko A.A., Surma I.V. i dr. Rossiya i sovremennyi mir. Moskva, Kanon+, 2016.-512 s.
9.
Bazhanov E. P., Bazhanova N. E. Dialog i stolknovenie tsivilizatsii. Moskva, «Ves' mir», 2013, - 272 s.
10.
Belyaev I.I. Predposylki k formirovaniyu kompleksnoi sistemy mezhdunarodnoi informatsionnoi bezopasnosti // Vestnik Soveta Bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii. – 2013, № 6 (29). – s. 38 – 43.
11.
Belyaev I.I. Ob Osnovakh gosudarstvennoi politiki Rossiiskoi Federatsii v oblasti mezhdunarodnoi informatsionnoi bezopasnosti na period do 2020 goda // Materialy zasedaniya dvustoronnei rabochei gruppy po voprosam ugroz v sfere ispol'zovaniya informatsionno-kommunikatsionnykh tekhnologii i samim informatsionno-kommunikatsionnym tekhnologiyam v kontekste mezhdunarodnoi bezopasnosti (v ramkakh Rossiisko-Amerikanskoi prezidentskoi komissii) (Vashington, SShA). – 2013, 21 noyabrya. - c.72-93
12.
Zhinkina I.Yu. Strategicheskoe myshlenie SShA // SShA-Kanada: ekonomika, politika i kul'tura. 2002. № 3. S.78-85.
13.
Kokorin A.A. Sravnitel'nyi analiz: teoriya, metodologiya, metodika. – Izd. 2-e, dopoln. ipererab. – Izdatel'stvo MGOU, 2009 – 152 s.
14.
Starkin S.V. Analiticheskie instituty razvedyvatel'nogo soobshchestva SShA vo vneshnepoliticheskom protsesse. Monografiya / Starkin Sergei Valer'evich. Nizhnii Novgorod, 2011. - 460 c.
15.
Global'naya bezopasnost' v tsifrovuyu epokhu: stratagemy dlya Rossii / Pod red. redaktsiei A.I. Smirnova. – M.: VNIIgeosistem, 2014. – 304 s. : il.
16.
Konstitutsionno-pravovoi status Soveta Bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii. [Tekst] : ucheb.posobie / pod obshch. red. N. P. Patrusheva. – 4-e izd., ispr. i dop. – M. Izdatel'stvo «Izvestiya», 2016. – 448 s.
17.
Politicheskii atlas sovremennosti: Opyt mnogomernogo statisticheskogo analiza politicheskikh sistem sovremennykh gosudarstv. M.: Izd-vo «MGIMO–Universitet», 2007. – 272 s.
18.
Global Trends main report [elektronnyi resurs] // Office of the Director of National Intelligence. URL: http://www.dni.gov/nic/globaltrends (data obrashcheniya: 20.12.2016)
19.
Global'nyi reiting integral'noi moshchi 100 stran. Doklad - 2012 k obsuzhdeniyu. 3-e izdanie. M.: Mezhdunarodnaya Akademiya issledovanii budushchego, Institut ekonomicheskikh strategii, 2012. - 108 s.
20.
Global'naya bezopasnost' v tsifrovuyu epokhu: stratagemy dlya Rossii / Pod red. redaktsiei A.I. Smirnova. – M.: VNIIgeosistem, 2014. – 304 s.
21.
Global Trends main report [elektronnyi resurs] // Office of the Director of National Intelligence. URL: http://www.dni.gov/nic/globaltrends (data obrashcheniya: 20.12.2016)
22.
Mel'vil' A. Yu. Gosudarstvennaya sostoyatel'nost' i traektorii rezhimnykh transformatsii // V kn.: Gosudarstvennaya politika i upravlenie / Pod obshch.red.: A. I. Solov'ev. M.: Aspekt Press, 2017. S. 214-233
23.
Sozdanie sistemy strategicheskogo analiza, upravleniya i predotvrashcheniya riskov v sfere sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya, v tom chisle ekonomicheskoi bezopasnosti. Otchet o NIR v ramkakh Gosudarstvennogo kontrakta № GK-80-OF/D21 ot 11.06.2016 (Golovnoi zakazchik – Ministerstvo ekonomicheskogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii). M., 2016 g., Finansovyi universitet pri Pravitel'stve Rossiiskoi Federatsii. Kniga 1 – 272 s.
24.
Anikin V.I., Surma I.V. Metodologicheskie osnovy analiza i razvitiya slozhnykh sistem v mezhdunarodnykh otnosheniyakh (strukturno-funktsional'nyi podkhod v formirovanii gosudarstvennogo vneshnepoliticheskogo mekhanizma). Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2015. № 2. S. 283-296.
25.
Anikin V.I., Surma I.V. O strategicheskikh podkhodakh i otsenkakh ekonomicheskoi bezopasnosti Rossii v usloviyakh geopoliticheskoi i geoekonomicheskoi nestabil'nosti. V sbornike: Rossiya: tendentsii i perspektivy razvitiya.Ezhegodnik: materialy XV Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii "Modernizatsiya Rossii: klyuchevye problemy i resheniya". Otvetstvennyi redaktor Pivovarov Yu.S.- M.: Institut nauchnoi informatsii po obshchestvennym naukam RAN. 2015. - s.226-234
26.
Anikin V.I., Surma I.V. Mezhdunarodnye aspekty i strategicheskie otsenki ekonomicheskoi bezopasnosti Rossii v usloviyakh geopoliticheskoi nestabil'nosti. Voprosy bezopasnosti. 2014. № 5. S. 137-174.
27.
Konstitutsionno-pravovoi status Soveta Bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii. [Tekst]: ucheb.posobie / pod obshch. red. N. P. Patrusheva. – 4-e izd., ispr. i dop. – M. Izdatel'stvo «Izvestiya», 2016. – 448 s.
28.
URL: http://www.cas.go.jp/jp/siryou/131217anzenhoshou/nss-e.pdf(data obrashcheniya: 17.12.2016)
29.
URL: http://japan.kantei.go.jp/96_abe/documents/2013/__icsFiles/afieldfile/2013/12/17/NSS.pdf(data obrashcheniya: 15.12.2016)
30.
URL: http://kremlin.ru/acts/news/53384 (data obrashcheniya: 13.12.2016)