Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2160,   статей на доработке: 281 отклонено статей: 942 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Признаки гражданского правоотношения с множественностью лиц
Грибиниченко Лидия Олеговна

аспирант, Пермский государственный национальный исследовательский университет

614990, Россия, Пермский край, г. Пермь, ул. Букирева, 15

Gribinichenko Lidiia

Post-graduate student, the department Entrepreneurial Law, Civil and Arbitration Procedure, Perm State National Research University

614990, Russia, Perm, Bukireva Street 15

gribinichenkol@mail.ru
Аннотация. Статья посвящена анализу ключевых признаков гражданского правоотношения с множественностью лиц, позволяющих отграничить его от смежных правовых явлений. Целью автора является построение целостного, комплексного представления об изучаемом виде правоотношения, основанного на объединении субъектного, объектного и содержательного подхода с приматом последнего. Исследуется характер зависимости связи, возникающей между третьим лицом и одним сообладателем, от связи, существующей между третьим лицом и другим сообладателем. Решается проблема соотношения категорий «множественность лиц» и «сообладание гражданскими правами и/или обязанностями», рассматриваются широкий и узкий подходы к определению гражданского правоотношения с множественностью лиц. Выявляется круг правовых явлений, относящихся к гражданскому правоотношению, осложненному сообладанием правами и/или обязанностями. В качестве методологической основы для проведения исследования взята теория правоотношения как системы В.Н. Протасова. Научная новизна заключается в том, что гражданское правоотношение, осложненное сообладанием, рассматривается автором как единое, сложное правоотношение, представляющее собой систему, складывающуюся из двух взаимосвязанных и взаимообусловленных типов правоотношений – внутреннего и внешнего. Обосновывается, что конститутивным признаком является не множественность лиц, а наличие внутренних правоотношений между сообладателями (правоотношений по сообладанию). Впервые проводится классификация правоотношений по сообладанию гражданскими правами и/или обязанностями. По результатам проведенного исследования автором выделены следующие признаки гражданского правоотношения с множественностью лиц: сложный характер, системность, несовпадение количества его сторон и участников, сообладание гражданскими правами и/или обязанностями, удвоение его объекта.
Ключевые слова: Гражданское правоотношение, множественность лиц, сообладание правами, удвоение объекта, теория правоотношений, сложный характер, система, субсидиарное обязательство, долевое обязательство, наличие внутренних правоотношений
DOI: 10.7256/2454-0706.2017.4.22665
Дата направления в редакцию: 12-04-2017

Дата рецензирования: 13-04-2017

Дата публикации: 18-04-2017

Abstract. This article is dedicated to the analysis of key signs of civil relations with the plurality of persons, which allow delimitation from the adjacent legal phenomena. The author’s goal consists in formation of an integral and comprehensive perception about the aforementioned type of legal relations that is based on unification of the subject, object, and conceptual approach with primacy of the latter. The work examines the nature of the dependence of connection that emerges between the third party and one co-owner from connection existing between the third party and other co-owner. The author resolves the question of correlation between the categories of “plurality of persons” and “co-ownership of civil rights and/or responsibilities”, as well as reviews the broad and restricted approaches towards the definition of civil legal relations with the plurality of persons. The circle of legal phenomena that pertain to civil legal relations, complicated by the co-ownership of rights and/or responsibilities, has been determined. The scientific novelty lies in the thesis that the civil legal relations complicated by co-ownership is considered as a unified, complex legal relations, which represents a system that is formed by the two interconnected and mutually conditioned types of legal relations – internal and external. It is substantiated that the constitutive sign consists in the plurality of persons, while the presence of internal legal relations is between the co-owners (legal relations on co-ownership). The author is first to provide classification of the legal relations on co-ownership of civil rights and/or responsibilities. The following signs of civil legal relations with the plurality of persons are highlighted: complex character, systematicity, inconsistency of the number of parties and participants, co-ownership of civil rights and/or responsibilities, duplication of the object.  

Keywords: system, complex nature, theory of legal relations, duplication of the object, joint ownership of rights, plurality of persons, Civil legal relations, subsidiary obligation, shared obligation, existence of internal legal relations

Правоотношения является одной из базовых категорий теории права, наиболее теоретически разработанной правовой формой общественных отношений. В юридической науке фактически исчерпывающим образом изучены подходы к определению понятия данной категории и ее правовая сущность. Но вместе с тем, такая его разновидность как гражданское правоотношение, осложненное сообладанием правами и обязанностями, - малоизученное правовое явление.

Проблематика сообладания гражданскими правами и/или обязанностями является актуальной как в абсолютных, так и в относительных правоотношениях. Она имеет не только теоретическое, но и огромное практическое значение. В настоящее время гражданские правоотношения, осложненные множественностью лиц, получают все большее распространение на практике. Обусловлено это тем, что данная правовая конструкция обладает большими преимуществами. В частности, она позволяет аккумулировать значительные финансовые ресурсы сообладателей в целях достижения общего результата, снизить их имущественные риски и риски противоположной стороны.

Гражданское правоотношение, осложненное сообладанием, в научной литературе традиционно именуют как гражданское правоотношение с множественностью лиц. Представляется, что выбор именно такого понятия для обозначения рассматриваемого правового феномена является не совсем корректным, поскольку в данном случае учеными делается акцент на количественной характеристики субъектного состава данного явления, в то время, как конститутивным признаком, позволяющим отграничить изучаемый правовой феномен от иных, смежных с ним феноменов, является его сущность, содержание. По нашему мнению, понятие множественности лиц не тождественно понятию сообладания гражданскими правами и/или обязанностями.

Не всегда множественность лиц порождает феномен сообладания гражданскими правами и/или обязанностями.

Обратимся к семантике указанных терминов. В Толковом словаре дано следующее определение множественности: «Существующий во множестве, проявляющийся во множестве форм, видов» [1]. Лингвистическое значение термина «сообладание» состоит в следующем: предлог «со» служит «для обозначения существительных и прилагательных, обозначающих совместность, взаимную связь, объединенное участие в чем-нибудь вместе с кем-чем-нибудь», слово «обладание» означает «фактическое пользование чем-нибудь, наличие чего-нибудь у кого-чего-нибудь» [2, с. 327]. Применительно к рассматриваемому случаю множественность лиц означает интенсификацию субъектной стороны правоотношения. Отметим, что данное понятие не отхватывает собой сущность, содержание связей, складывающихся между сообладателями. С учетом проведенного лингвистического анализа нам представляется наиболее корректным использовать для обозначения внутренних отношений между лицами, образующими ту или иную сторону внешнего правоотношения, термин «сообладание».

Итак, в рамках настоящей работы понятия «множественность лиц» и «сообладание гражданскими правами и/или обязанностями» будут рассматриваться как термины, обозначающие разные явления, которые выступают в качестве самостоятельных признаков гражданского правоотношения, осложненного сообладанием правами и/или обязанностями. Вместе с тем, ввиду сложившейся в науке гражданского права практики употребления понятия «гражданское правоотношение с множественностью лиц» для обозначения изучаемого вида правоотношения термины «гражданское правоотношение с множественностью лиц», «гражданское правоотношение, осложненное множественностью лиц» и «гражданское правоотношение, осложненное сообладанием правами и/или обязанностями» будут использоваться автором как синонимы.

Следует отметить, что правоотношения с множественностью лиц долгое время не изучались, и лишь в последнее время учеными предпринимаются попытки создать целостную обобщенную концепцию рассматриваемого вида гражданско-правовых отношений.

В отечественной доктрине явление множественности лиц исследуется применительно к отдельным видам гражданских правоотношений. Лишь небольшое количество ученых акцентирует свое внимание на вопросах множественности лиц не в рамках вещных и обязательственных правоотношениях, а в рамках всей отрасли гражданского права. Такая фрагментарность научных исследований данной проблематики обусловлена фрагментарностью правового регулирования. На сегодняшний день в действующем законодательстве отсутствуют общие положения о сообладании гражданскими правами и/или обязанностями.

В цивилистической доктрине нет единого подхода к определению гражданского правоотношения, осложненного сообладанием правами и/или обязанностями. Более того, практически все ученые, которые занимались изучением данной проблематики, наполняют рассматриваемое понятие разным содержанием. С учетом анализа имеющихся в научной литературе взглядов условно можно выделить два подхода к определению гражданского правоотношения, осложненного сообладанием: широкий и узкий. В широком смысле к гражданским правоотношениям с множественностью лиц относятся все гражданские правоотношения, в которых участвуют более двух лиц. С точки зрения представителей данного подхода как гражданские правоотношения с множественностью лиц следует квалифицировать любые абсолютные правоотношения, солидарные, долевые, субсидиарные и многосторонние обязательства, правоотношения с участием третьих лиц, корпоративные правоотношения, за исключением корпоративных правоотношений в организациях, имеющих одного учредителя (участника), правоотношения, содержание которых составляют исключительные права на топологию, секрет производства, наименование места происхождения товара, фирменное наименование и иные гражданские правоотношения, где количество участников более двух. Сторонники узкого понимания гражданского правоотношения с множественностью лиц относят к таковым правоотношения, одна или несколько сторон которых образованы двумя или более лицами. Собственно гражданское правоотношение с множественностью лиц в узком смысле, как раз, и есть гражданское правоотношение, осложненное сообладанием правами и/или обязанностями. Следует отметить, что большинство ученых, занимающихся исследованием проблематики сообладания гражданскими правами и/или обязанностями, используют термин «гражданское правоотношение с множественностью лиц» в узком смысле. Вместе с тем, и среди сторонников узкого подхода отсутствует единство по вопросу определению понятия и сущности изучаемого явления. В частности, С.Н. Ермолаев относит к исследуемым правоотношениям правоотношения общей собственности, вещные правоотношения, связанные с принадлежностью одного ограниченного вещного права двум или нескольким лицам, общецелевые, долевые и солидарные обязательства, долевое и солидарное соавторство (сообладание), гражданские правоотношения, связанные с принадлежностью неимущественного права одновременно нескольким лицам [3, с. 55].

В качестве правоотношений, осложненных множественностью лиц, К.А. Сердюков рассматривает правоотношения обшей долевой и совместной собственности, иные вещные правоотношения, управомоченные стороны которых образованы несколькими лицами, солидарные обязательства, правоотношения раздельного (делимого) и нераздельного (неделимого) соавторства и соисполнительства. Вместе с тем, ученым необоснованно исключаются долевые и субсидиарные обязательства[4, с. 42-80].

На наш взгляд, и субсидиарные, и долевые обязательства представляют собой гражданские правоотношения, осложненные сообладанием правами и/или обязанностями. В субсидиарном обязательстве есть как минимум два должника, к которым кредитор может предъявить требования об исполнении обязательства. Помимо этого, между основным и дополнительном должником существуют внутренние взаимосвязи. Следует согласиться с М.В. Кротовым, который указывает, что субсидиарное обязательство фактически устанавливает очередность исполнения обязательства [5, с. 626].

Таким образом, субсидиарное обязательство представляет собой единое обязательство, в котором на каждого из должников возложена обязанность претерпевать неблагоприятные последствия в порядке очередности, установленной законом или договором.

Неоднозначно решен вопрос и об отнесении долевого обязательства к обязательствам со множественностью лиц. Ряд авторов считает, что долевое обязательство не является обязательством с множественностью лиц, а представляет собой совокупность самостоятельных однородных гражданских правоотношений. При этом ученые, придерживающиеся данной позиции, подчеркивают, что процесс исполнения долевого обязательства ничем не отличается от процесса исполнения обычного обязательства. Так, В.С. Толстой указывает, что «процесс исполнения обязательств, вытекающих из долевых договоров, не имеет никаких особенностей в отличие от процесса исполнения обычных обязательств» [6, с. 184].

Но с такой позицией вряд ли можно согласиться. Действительно, при буквальном толковании нормы ст. 321 ГК РФ следует вывод о том, что внутренние связи между долевыми должниками/долевыми кредиторами отсутствуют, содолжники не отвечают друг за друга, а сокредиторы не вправе требовать от должников исполнения сверх своей доли. Вместе с тем, исполнение долевым должником части общей обязанности не прекращает долевое обязательство в целом, и неисполнение одним или несколькими содолжниками своих частей обязательства может повлечь неблагоприятные последствие для других содолжников, надлежащим образом исполнивших свои обязанности. Как справедливо отмечает Б.Э. Кензеев, «зависимость долевого содолжника может быть установлена практически в любом долевом обязательстве, и такая уязвимость положения содолжника сближает долевые обязательства более с солидарными обязательствами, чем с обычными обязательствами с участием одного кредитора и одного должника»[7, с. 116].

Гражданское правоотношение с множественностью лиц представляет собой сложную систему, состоящую из двух типов правоотношений: внешних и внутренних. О необходимости выделения внутренних правоотношений в рамках гражданского правоотношения с множественностью лиц высказывались многие отечественные цивилисты. Так, А.В. Егоров указывает на «наличие особых правоотношений между участниками долевой собственности, в которых защита должна осуществляться по самостоятельным правилам »[8, с. 21]. Р.П. Мананкова отмечает, что «участники общей долевой собственности состоят в юридической связи как между собой ("внутреннее" правоотношение), так и с третьими лицами, носителями пассивной юридической обязанности ("внешние" правоотношения)»[9, с. 13].

Дадим характеристику гражданскому правоотношению с множественностью лиц, а потом, исходя из выделенных признаков, сформулируем его определение.

Один из самых главных признаков гражданских правоотношений с множественностью лиц – это сложный многоступенчатый характер, который выражается в том, что гражданское правоотношение с множественностью лиц представляет собой единое сложное правоотношение, в котором несколько управомоченных субъектов находятся в отношениях друг с другом и обязанным лицом и/или несколько обязанных субъектов состоят в отношениях между собой и с управомоченным лицом. Участие в гражданском правоотношении нескольких лиц на какой-либо из его сторон неизбежно порождает отношения между названными лицами. Таким образом, помимо внешней стороны гражданских правоотношений, осложненных множественностью лиц, необходимо выделять их внутреннюю сторону. Так при общей собственности «формируются и отношения между сособственниками (по поводу владения, пользования и распоряжения общим имуществом, содержания имущества и пр.)» [10, с. 796].

Итак, гражданское правоотношение, осложненное множественностью лиц, представляет собой систему отношений, т.е. неразрывное целое. Внутреннее правоотношение не может существовать самостоятельно и независимо от внешнего правоотношения. Ряд цивилистов считают, что отношения между сообладателями и их отношения с третьими лицами не характеризуются единством. В частности, К.А. Сердюков указывает на то, что «осложненное множественностью лиц гражданское правоотношение ошибочно интерпретировать как единое сложное правоотношение»[4, с. 35]. Вместе с тем, с таким подходом сложно согласиться. Во-первых, внутренние отношения возникают/прекращаются по общему правилу в силу образования/прекращения внешних и не могут существовать независимо от внешних. Во-вторых, каждый из субъектов внутренних правоотношений на стадии защиты нарушенного общего права может действовать самостоятельно в интересах остальных сообладателей. Система предполагает единство своих элементов. В-третьих, К.А. Сердюков, обозначая в своем диссертационным исследовании, что при изучении гражданского правоотношения с множественностью лиц, придерживается системного подхода, разработанного В.Н. Протасовым [11, с. 26-34], не учитывает то обстоятельство, что В.Н. Протасовым допускается возможность существования сложных правоотношений. Так, по мнению В.Н. Протасова, «целостным, единым может быть правоотношение со множеством субъектов и структурных связей»[11, с. 137]. В качестве критериев для разграничения единого сложного правоотношения и нескольких однородных, но самостоятельных правоотношений, ученый предлагает следующие: основания возникновения, нормативную основу, объекты деятельности и объекты интересов субъектов, целевое назначение правоотношений, степень взаимосвязи правоотношений между собой [11, с. 137].

Внешнее правоотношение, являющееся элементом гражданского правоотношения с множественностью лиц, порождают те же юридические факты, что и соответствующее обычное гражданское правоотношение. Внутреннее правоотношение может возникнуть как в силу закона, так и в силу договора. При этом обязательным элементом юридического состава, его порождающего, является всегда внешнее правоотношение. Правовое регулирование внешнего правоотношения идентично правовому регулированию индивидуального правоотношения, внутренние правоотношения (правоотношения по сообладанию) урегулированы недостаточным образом, за исключением правоотношений общей собственности. Правовая природа внутренних правоотношений частично определяется правовой природой внешних, правоотношения по собладанию могут носить абсолютно-относительный характер, если это вещно-правовые или исключительные правоотношения, или сугубо относительный характер, если это обязательственные правоотношения. Объект внешнего правоотношения принадлежит всем лицам, образующим конкретную сторону, сообща, во внутренних правоотношениях правомочия сообладателей в отношении объекта ограничены принадлежащей им долей. Назначение внутренних правоотношений обслуживать внешнее правоотношение, внутренние правоотношения служат предпосылкой для реализации субъектом внешнего правоотношения своих полномочий. Внешние и внутренние правоотношения взаимосвязаны. Правоотношения по сообладанию не может возникнуть вне рамок внешнего правоотношения. Возникновение, изменение и прекращение внешнего правоотношения влечет возникновение, изменение и прекращение внутреннего правоотношения. Вместе с тем, не всегда с прекращением внешнего правоотношения прекращается внутреннее. Так, например, в случае погашения одним из солидарных должников своего долга перед кредитором, внешнее обязательство солидарных должников перед данным кредитором прекращается, однако у должника, полностью исполнившего обязательство, возникает право регрессного требования по отношению к оставшимся должникам, т.е. в данном случае внутренние правоотношения между должниками сохраняются. Вместе с тем, данный пример не противоречит выводу, сделанному автором, а является лишь частным случаем взаимосвязи внутреннего и внешнего правоотношения. Правоотношения между солидарными должниками не могут возникнуть за пределами внешнего правоотношения, они всегда будут порождением внешнего правоотношения. Таким образом, гражданскому правоотношению с множественностью лиц присущи все признаки сложного правоотношения, выделенные В.Н. Протасовым.

Все вышесказанное позволяет нам сделать вывод о том, что гражданское правоотношение с множественностью лиц, является единым, сложном, динамическим правоотношением, представляющим собой многоуровневую систему, элементами которой являются внешнее и внутренние правоотношения. При этом правоотношение по сообладанию представляет собой относительно автономный элемент, подсистему, обладающую внутренней структурой, которая сама по себе нуждается в системном исследовании и теоретическом обосновании.

В.Н. Протасов пишет, что правоотношение может быть сложным «со стороны (а) состава, (б) структуры или (в) динамики» [11, c. 136]. Гражданское правоотношение с множественностью лиц является сложным и по составу, и по структуре, и по динамике.

На наш взгляд, система гражданского правоотношения, осложненнего сообладанием гражданскими правами и/или обязанностями, включает в себя:

- внешнее правоотношение;

- внутренние правоотношения (правоотношения по сообладанию), которые в свою очередь подразделяются на материальные правоотношения, объектом которых выступает доли в объекте внешнего правоотношения, правоотношения сообладателей по формированию общей воли субъекта внешнего правоотношения, ими образованного, правоотношения по защите гражданских прав одного сообладателя, нарушенные действиями другого.

Возможна и иная классификация внутренних правоотношений (применительно к правоотношениям общей собственности), в качестве критерия которой выступает правовая природа. Итак, в зависимости от правовой природы внутренние правоотношения подразделяются на:

- абсолютные правоотношения (правоотношения, опосредующие отношения принадлежности части предмета внешнего правоотношения определенным сообладателям);

- относительные правоотношения (правоотношения, возникающие между сообладателями по поводу реализации общего права и/или исполнения общей обязанности).

Таким образом, гражданское правоотношение с множественностью лиц предполагает многообразие связей, существующих как между третьим лицом (третьими лицами) и сообладателями, так и между лицами, образующими одну сторону в гражданском правоотношении.

Внутренние правоотношения могут возникнуть либо одновременно с внешним, либо на определенном этапе существования внешнего правоотношения.

Отсюда вытекает важный вопрос о характере зависимости связи, возникающей между третьим лицом и одним сообладателем, от связи, существующей между третьим лицом и другим сообладателем. Применительно к обязательствам, осложненным множественностью лиц, данная проблема законодательно урегулирована.

Так, например, в соответствии со ст. 325 ГК РФ исполнение солидарной обязанности полностью одним из должников освобождает остальных должников от исполнения кредитору, т.е. при прекращении связи между кредитором и одним из солидарных должников прекращаются правовые связи других содолжников с указанным кредитором. Вместе с тем, внутренние правоотношения между содолжниками не прекращаются. Так, солидарный должник, исполнивший обязательство полностью приобретает право регрессного требования к оставшимся должникам. В случае неуплаты одним из солидарных должников причитающегося должнику, исполнившему обязанность, неуплаченное распределяется в равных долях между всеми солидарными должниками.

По-иному проявляются связи между внешним и внутренними правоотношениями в долевых обязательствах. Исполнение одним из долевых должников возложенной на него обязанности/ принятие одним из долевых кредиторов причитающейся ему части исполненного не прекращает внешнего правоотношения. Внешнее правоотношение будет считаться прекращенным только тогда, когда каждый из долевых сообладателей исполнит свое обязательство/ примет исполнение обязательства в размере, определенной их долей. При этом, если внешнее правоотношение по каким-либо основаниям прекратится, то прекратится и внутреннее правоотношение.

Обратимся теперь к такому институту вещного права как институт общей собственности. И между долевыми, и между солидарными сособственниками, безусловно, существуют внутренние взаимосвязи. Реализация общего права зависит от действий сособственников, во внешних же правоотношениях сособственники выступают как единый субъект. Взаимосвязи одного из сособственников с третьим лицом всегда будут затрагивать права и законные интересы других сособственников.

Аналогичные утверждения являются применимыми и к взаимоотношениям, возникающим между соавторами, независимо от того, представляет ли собой результат интеллектуальной деятельности неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение, а также к правоотношениям между сообладателями исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности.

В связи с вышеизложенным особо актуальной является проблема разграничения единого, сложного гражданского правоотношения с множественностью лиц и совокупности однородных гражданских правоотношений. К последним, например, относятся правоотношения, возникающие по поводу использования наименования места происхождения товара в случае, когда исключительное право на его использование предоставлено нескольким лицам.

Различия заключаются в следующем. В гражданских правоотношениях, осложненных сообладанием правами и/или обязанностями, каждый из сообладателей имеет право лишь на долю в предмете внешнего правоотношения, при реализации общего права и/или общей обязанности сообладатель не самостоятелен, его права и /или обязанности взаимостеснены правами и/или обязанностями других сообладателей.

В то время, как в простой совокупности однородных гражданских правоотношениях их субъекты по общему правилу имеют самостоятельное право на весь объект и обладают относительной независимостью при осуществлении общего права и/или исполнении общей обязанности.

Ряд авторов, занимающихся исследованием гражданского правоотношения с множественностью лиц, в частности С.Н. Ермолаев, в качестве основного признака данных правоотношений выделяет признак «взаимовлияния сообладателей гражданских прав и обязанностей вплоть до их взаимостеснения» [3, с. 8]. Так, С.Н. Ермолаев указывает, что признак взаимостеснения «заключается во взаимостеснении прав сообладателей гражданских прав (обязанностей) правами друг друга» [3, с. 49]. Вместе с тем, признак «взаимостеснения» или «связности» есть нечто иное, как корреспондирующие субъективным гражданским правам юридические обязанности сообладателей – обязанность воздержаться от действий, нарушающих права других сообладателей, и обязанность согласовывать действия по реализации общего права или исполнению общей обязанности с другими сообладателями. О последней обязанности косвенно говорит и К.А. Сердюков, указывая, что «содержание отношений сообладателей гражданских прав и обязанностей образовано … также необходимостью в предусмотренных законом или договором случаях согласовывать собственные действия по осуществлению общего права или исполнению обязанности с другими сообладателями этого права или этой обязанности»[4, с. 106]. Указанная необходимость и есть юридическая обязанность сообладателей. Таким образом, представляется, что нет необходимости в выделении «связанности гражданских прав сообладателей», «взаимостеснения гражданских прав сообладателей» в качестве конститутивного признака гражданского правоотношения с множественностью лиц, поскольку, во-первых, данный признак относится исключительно к внутреннему правоотношению (правоотношению по сообладанию гражданскими правами и обязанностями), а во-вторых, признак «связанность», «взаимостеснение» не характеризует каких-либо новых правовых связей, а охватывает собой правовые связи между субъективными правами и корреспондирующими им юридическими обязанностями.

Еще одно важное отличие заключается в том, что сообладателям в правоотношениях с множественностью лиц принадлежит общее право на предмет, в то время как для простой совокупности однородных правоотношений характерна множественность прав на предмет.

Помимо этого, множественность прав не предполагает существование внутренних связей между обладателями таких прав. Каждый из обладателей осуществляет право и/или исполняет обязанности по своему усмотрению, независимо от других сообладателей. При это право каждого из сообладателей пользуется самостоятельной защитой.

Возникновение гражданского правоотношения с множественностью лиц обусловлено либо совместным характером деятельности определенных лиц либо однородностью их правового положения.

Представляется, что гражданское правоотношение, осложненное сообладанием, характеризуется тремя группами признаков:

- Множественность лиц (характеризует субъектную сторону изучаемого правоотношения и выражается в несовпадении количества его сторон и участников).

- Сообладание гражданскими правами и обязанностями (характеристика содержания правоотношения) является ключевым признаком, позволяющим разграничить гражданское правоотношение с множественностью лиц от иных смежных правовых явлений. Сообладание гражданскими правами и обязанностями характеризуется наличием единого предмета и множественностью связей, возникающих между сообладателями.

- Удвоение объекта гражданского правоотношения с множественностью лиц (признак характеризующий объект гражданского правоотношения с множественностью лиц).

Вышеперечисленные признаки в совокупности позволяют разграничить гражданское правоотношение, осложненное сообладанием, от смежных правовых явлений.

Таким образом, гражданское правоотношение с множественностью лиц – это единое, сложное правоотношение, представляющее собой систему, складывающуюся из двух типов правоотношений – внешнего и внутреннего, и характеризующееся сообладанием субъективными гражданскими правами и/или юридическими обязанностями; несовпадением количества его сторон и участников, а также удвоением его объекта.

Библиография
1.
Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений // Словари и энциклопедии на Академике. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ogegova/108534/множественность (Дата обращения: 04.01.2016).
2.
Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. М.: Гос. ин-т "Сов. энцикл."; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935-1940. Т. 4.
3.
Ермолаев С.Н. Множественность лиц в гражданском праве: дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2014. 186 с.
4.
Сердюков К.А. Правоотношения с множественностью лиц в российском гражданском праве: дис. ... кандидата юрид. наук. Краснодар, 2011.170 c.
5.
Гражданское право: учеб.: в 3 т. / под ред. Сергеева А. П., Толстого Ю. К. М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. Т. 1. 776 с.
6.
Толстой В.С. Исполнение обязательств. М., 1973. 208 c.
7.
Кензеев Б.Э. Исполнение обязательств с множественностью лиц: дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2011. 167 c.
8.
Егоров А.В. Общая долевая собственность: механизм защиты прав сособственников // Вестник гражданского процесса. 2012. № 4. С. 4-41.
9.
Мананкова Р.П. Правоотношение общей долевой собственности граждан по советскому законодательству. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1977. 214 с.
10.
Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерациии, части первой / под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011. 1326 с.
11.
Протасов В.Н. Правоотношение как система. М.: Юридическая литература, 1991. 143 с.
References (transliterated)
1.
Ozhegov S. I., Shvedova N. Yu. Tolkovyi slovar' russkogo yazyka: 80 000 slov i frazeologicheskikh vyrazhenii // Slovari i entsiklopedii na Akademike. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ogegova/108534/mnozhestvennost' (Data obrashcheniya: 04.01.2016).
2.
Tolkovyi slovar' russkogo yazyka / Pod red. D.N. Ushakova. M.: Gos. in-t "Sov. entsikl."; OGIZ; Gos. izd-vo inostr. i nats. slov., 1935-1940. T. 4.
3.
Ermolaev S.N. Mnozhestvennost' lits v grazhdanskom prave: dis. … kand. yurid. nauk. Krasnodar, 2014. 186 s.
4.
Serdyukov K.A. Pravootnosheniya s mnozhestvennost'yu lits v rossiiskom grazhdanskom prave: dis. ... kandidata yurid. nauk. Krasnodar, 2011.170 c.
5.
Grazhdanskoe pravo: ucheb.: v 3 t. / pod red. Sergeeva A. P., Tolstogo Yu. K. M. : TK Velbi, Izd-vo Prospekt, 2005. T. 1. 776 s.
6.
Tolstoi V.S. Ispolnenie obyazatel'stv. M., 1973. 208 c.
7.
Kenzeev B.E. Ispolnenie obyazatel'stv s mnozhestvennost'yu lits: dis. … kand. yurid. nauk. Volgograd, 2011. 167 c.
8.
Egorov A.V. Obshchaya dolevaya sobstvennost': mekhanizm zashchity prav sosobstvennikov // Vestnik grazhdanskogo protsessa. 2012. № 4. S. 4-41.
9.
Manankova R.P. Pravootnoshenie obshchei dolevoi sobstvennosti grazhdan po sovetskomu zakonodatel'stvu. Tomsk: Izd-vo Tomskogo un-ta, 1977. 214 s.
10.
Postateinyi kommentarii k Grazhdanskomu kodeksu Rossiiskoi Federatsiii, chasti pervoi / pod red. P.V. Krasheninnikova. M.: Statut, 2011. 1326 s.
11.
Protasov V.N. Pravootnoshenie kak sistema. M.: Yuridicheskaya literatura, 1991. 143 s.