Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2004,   статей на доработке: 336 отклонено статей: 786 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Проблема методологии исследования групповых политических ценностей.
Тумысов Илья Александрович

аспирант кафедры социологии и психологии политики, факультет политологии, Московский Государственный Университет им. М. В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, д. 27, корпус 4, Факультет политологии

Tumysov Ilya Aleksandrovich

Post-graduate student, the department of Sociology and Psychology of Politics, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, d. 27, korpus 4, Fakul'tet politologii

tumysov@gmail.com

Аннотация.

Основной целью данной работы является, с одной стороны, освещение проблематики, связанной с исследованием политических ценностей, а с другой — предоставление информации о существующих способах изучения политических ценностей. Таким образом, ознакомившись с работой, читатель сможет не только тщательно подойти к процессу выбора цели своего исследования политических ценностей, но и подобрать подходящий набор качественных и количественных методов для их изучения.Таким образом, в статье ведется речь о политических ценностях как предмете изучения политических и социальных наук. В то же время предметом самой статьи будет являться, очевидно, то, какие виды и наборы методов ученые могут применять при исследовании политических ценностей. Вклад автора в развитие социально-политического знания заключается в предложении оптимального набора инструментов, достаточного для осуществления полноценного качественно-количественного исследования политических ценностей социальной группы любого размера. Особым вкладом автора в исследование темы является определение основных целей при изучении политических ценностей и наиболее соответствующих им типов методов.

Ключевые слова: политические ценности, методология исследования ценностей, качественные методы, количественные методы, набор политических ценностей, классификация политических ценностей, иерархия политических ценностей, национальная политическая культура, социология политики, политология

DOI:

10.7256/2454-0668.2018.3.22211

Дата направления в редакцию:

05-03-2017


Дата рецензирования:

06-03-2017


Дата публикации:

25-07-2018


Abstract.

The author meticulously examines such aspects of the subject as the difficulties of empirical research of political values, dependence of research methods and their combination choice on the goals of the research and the probable goals themselves, specifics of qualitative and quantitative methods in terms of scientific axiological endeavors, the main political values classifications used in scientific literature. The work demonstrates the logic of the proposed approach on the example of a real empirical research, which concerns the study of the hierarchy of political values of such social group as modern students. To answer the question of optimal research method of group political values the author uses the traditional method of the scientific sources analysis. Author’s contribution to the study of the issue lies in identifying the main goals and the most adequate types of political values research methods. The scientific novelty of the study is in determining the number of difficulties encountered by scientists dealing with value issues. Readers will be able to not only choose the aim of their group political values research, but also select an optimal set of qualitative and quantitative methods for their study.

Keywords:

hierarchy of political values, classification of political values, a set of political values, quantitative methods, qualitative methods, methodology of value study, political values, national political culture, political sociology, political science

Введение.

Политические ценности, являются, пожалуй, одним из примеров латентных факторов, от которых зависит порядок и стабильность политической системы. Существующие в национальной политической культуре политические ценности детерминируют социальные процессы на макроуровне, и эти тектонические изменения сложно поддаются фиксации. Обыденное сознание вряд ли способно уловить взаимосвязь между, скажем, определенными политическими ценностями и специфическим политическим поведением социальной группы или общности. Однако современные политические и социальные науки предлагают подходы и методики для изучения как самих политических ценностей, присущих индивиду и группе, так и их возможного влияния на иные политические феномены, свойственные последним.

Трудности эмпирического исследования политических ценностей.

Тем не менее, несмотря на ряд дисциплинарных и междисциплинарных парадигм, «изучение представителями социальных наук ценностей и их роли в детерминации социальной реальности человека всегда отличалось большой сложностью» [1, с. 16]. Эта проблема существует сразу по нескольким основным причинам, которые действуют комплексно:

1. Ценностная сфера сама по себе является многогранной и сложно устроенной. Ей как предмету исследования свойственна высокая степени вариативности и разнообразия. А попытки внести определенную степень призванной стать общепринятой упорядоченности ведут к проблеме дифференциации подходов. И здесь необходимо сказать о следующей причине.

2. Наличие разных подходов к исследованию ценностной проблематики связано с тем, что ни один них даже близко не является достаточным для получения ответов на широкий круг аксиологических вопросов: «ни одна из … методик по отдельности не позволяет дать целостную характеристику уровня ее развития [ценностно-смысловой сферы личности]» [11, с. 95]. Каждый подход рассматривает ценности под своим специфическим углом, дает ответы лишь на часть вопросов.

3. Однако, даже совокупность этих подходов «на практике представляет собой достаточно сложную задачу, поскольку многие из них имеют различные и трудно совместимые теоретико-методологические основания» [11, с. 95]. Таким образом, сочетание разных подходов при исследовании ценностей, к сожалению, также не является совместно исчерпывающим при изучении ценностной проблематики личности и группы.

4. Еще одна причина сложности изучения ценностей состоит в том, что сами ценности как идеальные конструкты, присущие социуму, разнятся от культуры к культуре и даже от одной социальной группы к другой. То есть речь идет даже не о том, что у разных социальных групп или крупных общностей различаются иерархии ценностей, а о том, что номинальные наборы ценностей не пересекаются в некоторых местах либо некоторые ценности имеют совершенно разное смысловое наполнение. Более того, та или иная ценность у респондентов может приобретать новое смысловое содержание в зависимости от изменения внешних обстоятельств жизни или от определенного субъективного опыта.

5. Несмотря на непрерывно улучшающиеся возможности проведения прикладных исследований, «эмпирические данные в данном плане добываются с особыми трудностями» [1, с. 16]. Респонденты, являющиеся обычными людьми, не уделяют особого внимания подобным вопросам в повседневной жизни и просто не могут всесторонне раскрыть их вербально. Другие сложности получения информации о ценностях от респондента могут быть связаны с тем, что зачастую ценности проявляют себя только тогда, когда активизируется конкретная потребность, до этого они находятся как бы в латентном состоянии. Например, ценность свободы слова может значительно увеличиться в случае ее запрета и т.д.

Понятие «политические ценности».

Когда мы говорим об изучении политических ценностей, то все вышеназванные аспекты также являются актуальными. Определение понятия «политические ценности» выходит за рамки данной статьи. Поэтому мы поясним лишь, что будем говорить о них как о «политических убеждениях и целях индивидуума или общества, отражающих в их сознании устойчивую положительную значимость тех или иных смыслов, принципов и явлений и являющихся ориентирами в мире политики» [7, с. 56]. Можно заметить, что в рамках этого подхода ценности понимаются и как конструкты, идеалы общественного сознания, и как ценностные ориентации личности. Такой двойственный подход позволяет исследователю увеличить степень глубины понимания этого сложного и многомерного предмета.

Цели аксиологического исследования.

В целом, автор выражает уверенность в том, что выбор методологии исследования ценностей вообще и, в частности, ценностей политических в большей степени зависит от целей и задач, которые ставит перед собой ученый. Уже исходя из них можно строить различные комбинации конкретных методов в определенном порядке. Важным моментом также является характеристика исследуемого объекта. Исследуется несколько социальных групп или только одна, насколько она гомогенна, что лучше всего спросить в анкете или гайд-интервью, чтобы затем максимально выгодно с точки зрения исследования сегментировать эту группу — ответы на все эти вопросы будут иметь большое влияние не только на дизайн эмпирического исследования, но и на подбор его теоретико-методологических оснований.

Если перечислить основные цели исследования политических ценностей общности, группы, то можно назвать следующие:

— простое построение номинального набора ценностей социальной общности;

— выявление превалирующей ценностной направленности;

— распределение ценностей общности, группы по блокам, кластерам, доменам;

— определение значимости одних и тех же ценностей членов группы для себя лично и для страны, народа;

— иерархизация ценностей социальной общности, группы (по степени важности, по степени актуальности);

— сравнение наборов ценностей разных социальных общностей, групп или их сегментов (номинальное, по рангам);

— исследование взаимовлияния, корреляции политических ценностей и иных феноменов, демонстрируемых объектом (политическое поведение, установки).

Зависимость выбора методов от цели исследования.

Вышеуказанное перечисление возможных целей исследования политических ценностей не случайно. В данном случае цели выстроены таким образом, что при их достижении от первой к последней исследователю пришлось бы все в большей степени использовать количественные методы наряду/вместо качественных.

Вообще, если рассматривать методы исследования политических ценностей социальных групп и общностей как часть эмпирических методов социальных наук, то очевидно, наиболее широким будет их деление на качественные и количественные.

Качественные методы необходимы для решения более простых и общих задач: выявления номинального набора ценностей социальной группы, выявления доминирующих ценностных ориентаций и т.п. Однако, качественные методы отлично подходят как предварительный этап перед проведением количественного исследования. С помощью качественных методов происходит своеобразное определение границ исследуемого поля, явно обнаруживаются основные политические ценности. Данный вариант исследования соответствует дескриптивному этапу исследования по В. А. Ядову [10, с. 104-106].

Если исследование было проведено грамотно, ученый получает богатый материал, набор смыслов и образов, анализируя которые можно построить номинальный список политических ценностей, присущих именно изучаемому объекту. Такой список будет понятен респондентам при его использовании на количественном этапе, он не нуждается в адаптации, как некоторые зарубежные методики, например, классический тест М. Рокича (так, например, в российской культурологической адаптации теста Рокича ценность «спасение души », заменена на ценность «счастье других », что, очевидно, не отражает изначального смысла).

Исследователи обладают широким набором качественных методик для изучения ценностей. Все они хорошо знакомы политологам. Среди них традиционный этнографический анализ, проективные техники, глубинное интервью, фокусированное интервью и др. Пожалуй, первенство среди качественных методов с точки зрения их использования как предварительного этапа перед количественным исследованием ценностей вообще, в том числе и политических, принадлежит проективным методикам. Представляя собой сравнительно лаконичные и простые задания, они успешно наводят респондентов на нужные интервьюеру размышления, содержащие много информации на заданную тематику. Проективные задания и «проективные вопросы — хороший способ выявить общую направленность интересов, мотивов деятельности, ценностные ориентации» [10, с. 246] исследуемой общности.

В то же время отсутствие большого, как в интервью, количества вопросов (а часто их вообще один-два) в совокупности с необходимостью выполнить задание в требуемом объеме (скажем, написать не меньше страницы текста), позволяет сфокусировать внимание респондента на интересующем нас предмете. Например, вопрос проективной методики может быть следующим: «Пожалуйста, максимально развернуто закончите фразу "Для меня важно, чтобы моя страна через 20 лет стала... и избавилась от... "». Респондент включается в потоковое состояние рефлексии на ценностную тематику и письменно фиксирует свои мысли.

Для того чтобы построить номинальный набор ценностей, необходимо обработать полученные результаты. Если респондентам давалось текстовое проективное задание, то обработка результатов будет представлять собой традиционный анализ текста, контент-анализ. Исследователь фиксирует в ответах респондентов смыслы, которые могут быть соотнесены с теми или иными политическими ценностями. На данном этапе нужно снова работать с научной литературой, чтобы соотносить предложенные респондентами смыслы с конкретными политическими ценностями. Так, например, политический психолог И. В. Богдан использует метод незаконченного предложения «Идеальное государство — это... » для «выявления актуальных ценностей в сознании населения» [2, с. 25] РФ. После этапа сбора необходимой информации Богдан и его коллеги «экспертным методом определяли политические ценности» [2, с. 26].

Тем не менее, всегда стоит помнить о том, что общее число политических ценностей не так уж и велико. Значительным количеством отличаются именно установки, а не ценности [Бем А., цит. по 7, с. 57-58] Таким образом, список политических ценностей, который исследователь формирует по результатам качественного исследования, вряд ли будет содержать больше нескольких десятков. Возможно объединение близких по смыслу политических ценностей, если это позволяет контекст. Так, например, ценность «свобода слова » может «влиться» в «свободу личности » и «права человека »; могут объединиться «законность » и «порядок »; а «власть большинства » может объединиться с «демократией ».

Еще одним важным моментом является то, какой субъективный смысл респонденты вкладывают в те или иные ценности. Так, при проведении количественного исследования было бы ошибочно полагать, что можно полностью обойтись без качественного этапа. Для полноценного понимания предмета исследования ученый должен провести сколько-нибудь глубинную качественную работу с объектом. Например, Селезнева использует в своем исследовании политических ценностей разных поколений т.н. ассоциативное тестирование . Метод заключается в двухэтапном задании, согласно которому респонденту сначала нужно проранжировать несколько наименований политических ценностей, написанных на отдельных карточках; затем респондент должен «описать ассоциации, которые у них возникают в связи с первыми тремя наиболее важными понятиями» [6, с. 25].

Таким образом, качественное исследование помогает определить основные политические ценности в том виде, в котором они встречаются в сознании субъекта. При этом оно может быть как этапом эмпирики, так и полностью составлять ее.

Все эти комбинации зависят уже от субъективного решения исследователя, и он должен руководствоваться здравым смыслом и стремлением к научной объективности при принятии решений о расширении или сокращении итогового списка ценностей. При чрезмерном его расширении есть риск получить слишком громоздкую и негибкую модель, которую будет сложно использовать в дальнейшем. Также, если далее предполагается количественное исследование, респонденты могут просто-напросто сознательно или неосознанно саботировать ответственное заполнение социологической анкеты. Если же политических ценностей в наборе окажется относительно мало, то модель может потерять свои описательные и прогностические свойства.

Более сложные задачи, связанные с изучением политических ценностей, необходимо, на наш взгляд, решать с помощью количественных методов. Качественные методы, как уже говорилось выше, будут полезны в формате предварительного этапа. Также они могут подвергаться количественной обработке. Можно посчитать процент частоты упоминания той или иной ценности в данных, полученных во время проективного этапа или провести частотный анализ данных, полученных при обработке интервью (при условии достаточного количества респондентов и правильности формирования выборочной совокупности).

Количественные исследования ценностей подразумевают, что политические ценности, несмотря на свою немногочисленность, существуют не разрозненно, а в виде системы. Эта система уникальна для каждого человека, но индивидуальные системы могут иметь большие сходства, как и любые другие естественные характеристики людей. Таким образом, политические ценности характеризуются «иерархической упорядоченностью» [6, с. 22], а, следовательно, могут быть измерены с помощью статистических методов разной степени сложности.

Основные классификации политических ценностей.

Также специфика исследования политических ценностей состоит в их классификации. Она осуществляется на разных основаниях. Так, наиболее известной, даже классической, можно считать классификацию общечеловеческих ценностей социального психолога М. Рокича, который делил их на терминальные (ценности- цели) и инструментальные (ценности- средства) [13]. Терминальные ценности постулируют достижение какой-либо цели как благо для индивида или общества. Терминальные ценности, таким образом, представляют собой такие будущие состояния, которые стоят того, чтобы к ним стремиться. Инструментальные ценности состоят в определенном поведении или способе существования как таковом. Они постулируют определенный образ жизни и действий как нечто предпочтительное и желаемое с индивидуальной или общественной точек зрения само по себе.

Однако если говорить о политических ценностях, то в силу их многогранности очень сложно однозначно отнести каждую конкретную ценность исключительно к терминальным или инструментальным. Скорее, все зависит от социально-политического контекста, в котором рассматривается данный вопрос. Если общество относительно стабильно, а экономика развивается, то такую ценность, как, например, «порядок », можно отнести к инструментальным. Если же общество пребывает в состоянии кризиса и социальной аномии, то «порядок » становится уже терминальной ценностью.

Современный политолог и социолог Р. Инглхарт предлагает деление политических ценностей на материалистические и постматериалистические [12]. Согласно Инглхарту, обществам, ориентированным на материалистические ценности, свойственны актуализированные потребности более низкого ранга в традиционном понимании гуманистического направления («безопасность » и т.д.) [4]. Те же общества, которые ориентированы на постматериалистические ценности, в целом, удовлетворили базовые потребности и стремятся к удовлетворению потребностей более высокого ранга.

Привычным для российских исследователей ценностей является деление общечеловеческих и политических ценностей на более присущиеРоссии и на привнесенные с Запада. Отечественные ученые и философы под разными углами делят ценностные массивы напополам, пытаясь предложить наиболее объемлющую дихотомию «наши — не наши». Кроме того, устойчивую позицию занимают нейтральные ценности, наличие которых понимается исследователями как положительное явление для любой политической системы, вне зависимости от специфики.

Так, Н. И. Лапин предлагает деление ценностей на три культурных типа: традиционные (например, традиция , жертвенность , своевольность ), общечеловеческие (напр., порядок , благополучие , нравственность ) и современные (они же модернистские или либеральные (напр., свобода , независимость ) [3, с. 28-29].

В. С. Степин придерживается примерно такого же деления, указывая, что Россия в ходе своей истории испытала «несколько крупных, догоняющих модернизаций, ряд прививок западного опыта на тело традиционного общества» [9, с. 305-306]. То есть «западные» ценности не являются естественным продуктом российского общества, хоть и существуют в российской культуре. При этом часть из них не приживается и продолжает существовать в зачаточном состоянии (вряд ли можно говорить о полном и безоговорочном их отсутствии). Другая же часть во взаимосвязи с традиционными ценностями образует гибридные образования, которые уже в свою очередь начинают детерминировать дальнейшее общественное развитие: «Российская самобытность во многом определяется этим симбиозом двух различных культур и соответствующим им образом жизни» [9, с. 306].

А. В. Селезнева также предлагает относить политические ценности к категориям «традиционные» и «заимствованные» [8]. Таким образом, все политические ценности снова выступают как принадлежащие к одной из двух групп, расположенных на разных полюсах, находящихся в некоем противостоянии.

А. В. Винарский и А. С. Ходонов в своем исследовании рассматривают две совокупности политических ценностей: т.н. комплекс либеральных ценностей и комплекс этатистских ценностей. К ведущим ценностям либерального комплекса они относят ценности личности , свободы , изменения , инновации . Ведущие ценности этатистского комплекса, согласно исследователям, — это ценности защищенности , общности , порядка , стабильности , согласия , общей (разделяемой ) культуры [1, с. 114].

На наш взгляд, актуальной задачей является также способ иерархизации набора политических ценностей исследуемого объекта и ее последующего толкования. Согласно В. А. Ядову, «один из общенаучных принципов требует выявления устойчивости, инвариантности в многообразных связях и изменениях» [10, с. 55]. Социолог, в частности, приводит в пример выявление в исследовании структуры мотивов трудовой деятельности некоторого устойчивого мотивационного «ядра» и своего рода «периферии» мотивационной структуры.

Большинство социологов, проводящих количественные исследования ценностей, описывают обнаруженные ими иерархии ценностей похожим образом. Рассмотрим это на примере иерархии общечеловеческих ценностей, предложенной Н. И. Лапиным.

Так, Лапин представляет следующую структуру-иерархию ценностей россиян по результатам масштабного мониторинга: в наборах ценностей прослеживается существование двух иерархически расположенных слоев [3]. Первый слой — верхний — это интегрирующее ядро, которое консолидирует наибольшую часть населения. Ядро наиболее устойчиво, его иногда называют ценностными скрепами российского общества (например, ценности «семья » и «порядок »). Состав интегрирующего ядра может меняться за счет интегрирующего резерва — нижнего слоя, который охватывает меньшую часть населения и который в динамике общественного развития может как подниматься выше в интегрирующее ядро, так и опускаться ниже в дифференцирующий кластер. Визуально можно представить интегрирующий резерв как пласт, находящийся уровнем ниже интегрирующего ядра, или как слой, опоясывающий его.

Если говорить о дифференцирующем кластере, то он также включает в себя еще два иерархически расположенных слоя ценностей: оппонирующий дифференциал и конфликтогенную периферию. Ценности оппонирующего дифференциала имеют явно меньшую поддержку населения. Наиболее поддерживаемые из них могут перемещаться выше в интегрирующий резерв. Можно визуально представить себе оппонирующий дифференциал на ступеньку ниже, чем интегрирующий резерв, но как тесно связанный с ним, готовый обмениваться ценностями. И последний слой — это конфликтогенная периферия, своеобразный антипод интегрирующего ядра или анти-ядро. Это устойчивая в социокультурном времени и пространстве современной России компонента. Ее образуют традиционалистская «своевольность » (вседозволенность как псевдосвобода) и «общечеловеческая властность ».

Более простые варианты иерархизации представляют собой деление проранжированных политических ценностей на блоки в зависимости от ранга (напр., первые 10, вторые 10 и последние 10 ценностей). Иерархизация не может быть целью сама по себе. Получившаяся иерархия ценностей нуждается в соответствующей интерпретации со стороны исследователя.

Еще одна сложность — это верная постановка задачи исследования с точки зрения того, в каком контексте респонденты будут рассматривать ценности. Это также и проблема правильного позиционирования вопросов в анкете. Так, респондент может рассматривать политические ценности для себя лично либо для страны и общества в целом. Также существует второй уровень деления, на котором респондент рассматривает ценности для себя или для «среднестатистического жителя», «обычного жителя России», «простого гражданина» и т.д. Рассматривая политические ценности для системы, респондент может думать как о России, так и о «любом государстве». Здесь важно правильно спозиционировать каждый вопрос и письменную инструкцию в анкете, а также устный инструктаж, если таковой проводится. Не лишним будет визуально выделить, в каком контексте задается вопрос, например: «Пожалуйста, оцените, насколько важен для России порядок по семибалльной шкале, где...» или «Пожалуйста, проранжируйте по степени важности лично для вас как для гражданина РФ следующие ценности: свобода слова, забота о гражданах, равенство...»

Проблемным является вопрос о мнении аполитичных людей насчет политических ценностей. Мы настаиваем на наличии даже у самых далеких от политики людей взглядов и установок относительно политического устройства и соответствующих явлений в стране. Поэтому они однозначно наряду с другими гражданами являются носителями политического сознания и уникальных ценностных наборов.

Мы намеренно не приводим информацию о методике формирования выборки, так как данный вопрос никак не связан со спецификой рассматриваемой в статье темы. Формирование выборки зависит от задач исследования и проводится по известным политологам и социологам статистическим правилам, основные из которых состоят в том, что выборка должна максимально точно отражать свойства генеральной совокупности, а доверительная вероятность при расчете объема выборки должна быть достаточно высокой.

Пример использования конкретных методик в рамках эмпирического исследования политических ценностей.

Рассмотрим конкретное использование набора методик по изучению политических ценностей. В 2014 г. нами было проведено исследование, целью которого было построение и интерпретация иерархии политических ценностей представителей современной российской студенческой молодежи, а также поиск оптимального способа сегментации объекта для понимания степени его разнородности по признаку приверженности определенным политическим ценностям. То есть объект исследования представлял собой социальную группу, гомогенную по признаку «принадлежность к российскому студенчеству в момент исследования ».

Исследование состояло из двух этапов: качественного и количественного. Первый этап позволил нам определить основные политические ценности в том виде, в котором они встречаются в сознании объекта (далее нам не нужно было сравнивать или встраивать иерархию политических ценностей студентов в общую иерархию политических ценностей россиян, и поэтому качественный этап позволил выявить номинальный набор именно тех ценностей, которые присущи именно интересующей нас социальной группе). Второй этап подтвердил исследовательскую гипотезу и дал точные статистические данные для построения упорядоченного списка политических ценностей от незначимых к наиболее значимым.

Мы использовали проективную технику и метод фокусированного интервью на качественном этапе исследования. Использовалась методика конструирования, состоящая всего из одного задания, которое предлагалось респондентам: развернуто продолжить высказывание «Я бы хотел, чтобы Россия в социально-политическом и социально-экономическом плане через 30 лет стала...». Этот метод позволил качественно рассмотреть смыслы и категории относительно сферы политики, которыми мыслит студенчество.

Метод фокусированного интервью также позволил взглянуть на общую картину исследуемого предмета Полученные в ходе него данные не подвергались количественной обработке. Фокусированное интервью служило своеобразным связующим мостиком между качественным и количественным этапами. Наряду с проективной методикой оно помогло исследователю расширить семантическое и идейное поле, в котором он работал над поиском и обоснованием концептов исследования, связанных с ценностями.

При анализе данных, полученных благодаря качественному этапу, был сформирован список из 50 политических ценностей. Позже он был редуцирован сначала до 38, а затем — до 30 политических ценностей (авторитетность, безопасность, демократия, державность, забота о людях, идеология, международные связи, мир, модернизация, национальная идея, независимость, патернализм, патриотизм, плюрализм во мнениях и во власти, порядок, права человека, правовое государство, преемственность политической власти, преемственность политической культуры, равенство, развитие, свобода, свобода слова, сила, справедливость, стабильность, терпение, традиции, увеличение народонаселения, экономическое благополучие ).

Далее следовал количественный этап исследования. Данные на нем собирались с помощью социологического опроса. Социологический опрос традиционно используется в общественных науках и является «незаменимым приемом получения информации о субъективном мире людей» [10, с. 228].

При проведении качественного этапа исследования к моменту создания основного инструмента — а именно социологической анкеты — были даны определения ценностей. В итоге в основной части анкеты были указаны 30 политических ценностей с определением для каждой из них. Таким способом мы попытались привести восприятие ценностей в анкете к общему знаменателю, сделать его максимально похожим для каждого респондента. В анкете также содержалось специальное предупреждение с просьбой абстрагироваться от связанных с указанными ценностями клише, лозунгов и проч.

Было принято решение определять значимость каждой ценности по отдельности, используя шкалу Терстоуна, состоящую из семи ячеек. Крайняя левая ячейка (1-я) соответствовала нулевой значимости ценности, а крайняя правая (7-я) — наибольшей значимости . Средняя ячейка (4-я) обозначала среднюю значимость . Респонденту предлагалось поочередно отметить для каждой политической ценности соответствующую ее «весу» ячейку.

Каждой политической ценности в итоге соответствовал коэффициент ее важности, который теоретически мог колебаться от 1,00 (все респонденты отметили ценность как совершенно не важную) до 7,00 (все отметили как наиболее важную). На деле самый большой коэффициент для политической ценности оказался равным 6,54 из 7,00. Коэффициент 3,11 из 7,00 оказался наименьшим. Остальные 28 политических ценностей получили коэффициенты в промежутке от 3,11 до 6,54.

После такого ранжирования можно было отнести первый десяток политических ценностей с наибольшим коэффициентом к ценностям-«лидерам» политического сознания изучаемой группы. Вторая десятка была обозначена как ценности умеренной степени важности . А третья десятка представляла собой ценности наименьшей важности или ценности-аутсайдеры . Также автором была предпринята попытка определить вектор ценностных ориентаций по признаку «традиционные-заимствованные-нейтральные ».

В анкете помимо традиционных вопросов т.н. паспортички, которые сами по себе позволяют хорошо сегментировать выборку и строить гипотезы о свойствах аналогичных сегментов генеральной совокупности, содержались сегментационные вопросы . Они были включены специально, так как мы хотели проверить гипотезу о том, что в относительно гомогенной по своему составу социальной группе «студенчество» можно будет выделить подгруппы на основе приверженности разным политическим ценностям. Так что основанием для обнаружения сегментов с разными ценностными иерархиями служило не только деление студентов по полу, месту проживания, возрасту, но и, например, по электоральным предпочтениям и проч. Благодаря этому действительно было однозначно зафиксировано существование в рамках изучаемой социальной группы сегментов, иерархии политических ценностей которых значительно различаются. Максимальная обнаруженная нами разница в рангах одной и той же политической ценности у разных сегментов составляла 18 пунктов. То есть люди из одного сегмента в среднем обозначали значимость одной из политических ценностей на 18 рангов из 30 выше, чем люди из другого сегмента. Учитывая возможность такого серьезного разброса даже внутри одной социальной группы, становится более понятным тезис о параллельном существовании как бы «"нескольких Россий" со своими укладами, ценностями, привычками, у каждой из [которых] свои мечты и свои надежды» [5].

Заключение.

Примерно в середине XX века в исследованиях политических ценностей произошел переход от метафизических описательных моделей к более формальным моделям с измеримыми показателями, которые можно оценивать в статике и динамике.

Современная политическая научная литература уже не ставит под сомнение вопрос о том, существует ли в индивидуальном сознании и в разных социальных общностях определенная иерархия политических ценностей. Ценности действительно можно ранжировать. Люди осознают, что их политические ценности значимы, однако, в повседневности не видят прямой связи между своими ценностными наборами и их воздействием на окружающий мир.

Несмотря на то, что до сих пор невозможно получить абсолютно универсальное и объемлющее знание о том, как политические ценности детерминируют поведение большого количества людей, политологам и представителям других общественных наук все же удается проливать свет на те или иные аспекты этого сложного проблемного поля.

Ученые обладают арсеналом качественных и количественных методов, которые при умелом обращении позволяют дать довольно подробный ответ на конкретную исследовательскую задачу, связанную с изучением политических ценностей. При решении же подобных задач, на наш взгляд, оптимальным является комбинирование обоих типов методов.

Так, качественные методы лучше всего подойдут для:

– общего ознакомления с объектом и предметом исследования;

– описания их общих свойств и характеристик;

– выявления основных категориальных единиц, связанных идей и смыслов;

– определения проблематики в целом;

– подготовки оснований для количественного исследования;

– иных задач, не требующих (чаще всего) математической обработки данных.

По мнению автора, конкретный перечень используемых для исследования ценностей методов всегда зависит, в первую очередь, от цели исследования. Однако с уверенностью можно утверждать, что хорошо зарекомендовали себя такие качественные методы как проективные техники и фокусированное интервью. Они позволяют решить все вышеназванные задачи в контексте исследования политических ценностей.

Если говорить о количественных исследованиях, то они подойдут для более сложных задач по изучению политических ценностей, как то:

– точное измерение «степени силы» каждой ценности по отдельности и относительно других ценностей;

– построение иерархии (ранжирование) ценностей;

– выявление и сравнительный анализ сегментов с разными иерархиями ценностей в рамках изучаемой общности;

– измерение степени ущерба от гипотетической потери ценности вследствие кризисной ситуации и проч.;

– влияние разделяемых политических ценностей на другие феномены (политическое поведение и проч.);

– других задач, требующих математической обработки данных.

Одним из наиболее удобных инструментов для сбора количественных данных является социологический опрос. Статистическая обработка результатов социологического опроса позволяет успешно выполнить перечисленные выше задачи.

Таким образом, совместное применение качественных и количественных методов в разных комбинациях в зависимости от контекста и цели исследования позволяет ответить на конкретные и точные вопросы в рамках изучения политических ценностей.

Библиография
1.
Базовые ценности россиян: Социальные установки. Жизненные стратегии. Символы. Мифы / Отв. ред. Рябов А. В., Курбангалеева Е. Ш. — М.: Дом интеллектуальной книги. 2003 — 448 с.
2.
Богдан И. В. Политические ценности в современной России: когнитивные, эмоциональные и поведенческие аспекты // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2014. №3 (35) С.24-34.
3.
Лапин Н. И. Функционально-ориентирующие кластеры базовых ценностей населения России и ее регионов // Социологические исследования. 1993. №1. С. 28-36.
4.
Маслоу А. Мотивация и личность. — 3-е изд. — СПб.: Питер, 2011. — 352 с.
5.
О чем мечтают россияне: идеал и реальность / Под ред. М. К. Горшкова, Р. Крумма, Н. Е. Тихоновой. — М.: Весь мир, 2013. — 400 с.
6.
Селезнева А. В. Политико-психологический анализ политических ценностей современных российских граждан: поколенческий срез // Вестник Томского государственного университета. — 2011. — №3 (15). — С. 22-33.
7.
Селезнева А. В. Политико-психологический подход к исследованию политических ценностей // Вестник Томского Государственного Университета. — 2011. — №345. — С. 56-60.
8.
Селезнева А. В., Шестопал Е. Б. Человеческий капитал российских политических элит. Политико-психологический анализ. М.: РОССПЭН, 2012. 344 с.
9.
Степин В. С. Цивилизация и культура. — СПб: СПбГУП, 2011. — 408 с. — (Классика гуманитарной мысли; Вып. 3).
10.
Ядов В. А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности. — М.: Добросвет, 2000. — 596 с.
11.
Яницкий М. С., Серый А. В. Основные методологические подходы к изучению ценностно-смысловой сферы личности // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. 2012. №19-1. С.82-97.
12.
Inglehart R. Modernization and Postmodernization. Cultural, Economic and Political Change in 43 Societies. Princeton, Princeton Univ. Press, 1997.
13.
Rokeach M. The Nature of Human Values. NY: Free Press. 1973. 438 p
References (transliterated)
1.
Bazovye tsennosti rossiyan: Sotsial'nye ustanovki. Zhiznennye strategii. Simvoly. Mify / Otv. red. Ryabov A. V., Kurbangaleeva E. Sh. — M.: Dom intellektual'noi knigi. 2003 — 448 s.
2.
Bogdan I. V. Politicheskie tsennosti v sovremennoi Rossii: kognitivnye, emotsional'nye i povedencheskie aspekty // Kontury global'nykh transformatsii: politika, ekonomika, pravo. 2014. №3 (35) S.24-34.
3.
Lapin N. I. Funktsional'no-orientiruyushchie klastery bazovykh tsennostei naseleniya Rossii i ee regionov // Sotsiologicheskie issledovaniya. 1993. №1. S. 28-36.
4.
Maslou A. Motivatsiya i lichnost'. — 3-e izd. — SPb.: Piter, 2011. — 352 s.
5.
O chem mechtayut rossiyane: ideal i real'nost' / Pod red. M. K. Gorshkova, R. Krumma, N. E. Tikhonovoi. — M.: Ves' mir, 2013. — 400 s.
6.
Selezneva A. V. Politiko-psikhologicheskii analiz politicheskikh tsennostei sovremennykh rossiiskikh grazhdan: pokolencheskii srez // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. — 2011. — №3 (15). — S. 22-33.
7.
Selezneva A. V. Politiko-psikhologicheskii podkhod k issledovaniyu politicheskikh tsennostei // Vestnik Tomskogo Gosudarstvennogo Universiteta. — 2011. — №345. — S. 56-60.
8.
Selezneva A. V., Shestopal E. B. Chelovecheskii kapital rossiiskikh politicheskikh elit. Politiko-psikhologicheskii analiz. M.: ROSSPEN, 2012. 344 s.
9.
Stepin V. S. Tsivilizatsiya i kul'tura. — SPb: SPbGUP, 2011. — 408 s. — (Klassika gumanitarnoi mysli; Vyp. 3).
10.
Yadov V. A. Strategiya sotsiologicheskogo issledovaniya. Opisanie, ob''yasnenie, ponimanie sotsial'noi real'nosti. — M.: Dobrosvet, 2000. — 596 s.
11.
Yanitskii M. S., Seryi A. V. Osnovnye metodologicheskie podkhody k izucheniyu tsennostno-smyslovoi sfery lichnosti // Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta kul'tury i iskusstv. 2012. №19-1. S.82-97.
12.
Inglehart R. Modernization and Postmodernization. Cultural, Economic and Political Change in 43 Societies. Princeton, Princeton Univ. Press, 1997.
13.
Rokeach M. The Nature of Human Values. NY: Free Press. 1973. 438 p