Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2129,   статей на доработке: 280 отклонено статей: 924 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Реформа иностранных колоний 1871 г. глазами отечественных историков: историография проблемы
Хегай Валерия Валерьевна

аспирант, кафедра истории Отечества и культуры, Саратовский государственный технический университет им. Ю.А. Гагарина

410054, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Политехническая, 77, корп. 1

Khegai Valeriia

Post-graduate student, the department of Russian History and Culture, Saratov State Technical University named after Y. A. Gagarin

410054, Russia, Saratov, Politechnicheskaya Street 77, building #1

khegay.valery@gmail.com
Аннотация. Предметом исследования являются оценочные характеристики реформы иностранных колоний в Российской империи 1871 г., приведенные в русскоязычных исследованиях дореволюционного, советского и постсоветского периодов. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как обращение к проблеме реформы 1871 г. самих законотворцев, исследователей антинемецкой волны во главе с А.А. Велицыным и выходцев из колонистской среды и их первая реакция на вводившиеся изменения; анализируются особенности постановки и рассмотрения вопроса историками «Покровской школы», «достижения» и «потери» марксистского подхода; дается оценка современным исследованиям. Особое внимание уделено дискуссиям авторов друг с другом, а также факторам, предопределившим позиции исследователей в спорных вопросах. Отдельного рассмотрения удостаивается эпизод закрытия Саратовской Конторы в исследовательской литературе. Основными методами данного исследования стали историко-генетический, сравнительно-исторический, типологический и историко-системный. Анализ сложившихся в историографии точек зрения был бы невозможен без использования принципа объективности. Научная новизна данного исследования заключается в том, что впервые подвергаются всестороннему научному анализу взгляды отечественных историков различных исторических периодов, представителей различных социальных кругов и научных направлений в отношении реформы 4 июня 1871 г. Основным выводом проведенного исследования является тот факт, что изучение истории российских немцев, как правило, являлось отражением национальной политики Российского государства по отношению к данной группе населения страны. Высказываемые исследователями мнения зависели также от национальной принадлежности автора и его социального происхождения. Автором сделан вывод об актуальности данной проблемы для будущих изысканий в силу его слабой изученности.
Ключевые слова: российские немцы, немецкие колонисты, русская историография, поздняя Российская империя, Великие реформы, система местного управления, национальная политика, история национальных меньшинств, политический статус колонистов, Саратовская Контора
DOI: 10.7256/2409-868X.2017.3.22077
Дата направления в редакцию: 22-02-2017

Дата рецензирования: 26-02-2017

Дата публикации: 13-04-2017

Abstract. The subject of this research is the evaluation characteristics of the reform of foreign colonies of 1871 of the Russian Federation, which are provided in the Russian language research of pre-revolutionary, Soviet, and post-Soviet periods. The author thoroughly examines such aspects of the topic as reference of the lawmakers, researchers of the anti-German wave, and descendants of the colonist environment to the problem of the reform of 1871 and the reaction upon the introduced changes. Special attention is given to the discussion between the authors, as well as factors that predetermines the position of the scholars in controversial questions. Particular examination is dedicated to the episode of closing the Saratov bureau of foreign colonists in the scientific literature. The scientific novelty of this work lies in the facts that for the first time the points of view of the Russian historians of various historical periods and representatives of different social circles and scientific disciplines with regards to the reform of June 4, 1871 are subjected to comprehensive academic analysis. The main conclusion consists in the thesis that the study of the history of Russian Germans was usually a reflection of national policy of the Russian State pertaining to this group of population. Expressed by the researchers opinions also depended on the national affiliation of the author and his social origin. This topic is insignificantly studied, thus remains relevant for the further research.

Keywords: history of national minorities , national politics, local authorities, Great Reforms, Russian Empire of late period, Russian historiography, German colonists, Russian Germans, colonists' political status, Saratov bureau of foreign colonists

С момента издания закона 4 июня 1871 г. об изменении статуса иностранных колонистов и системы управления колониями прошло почти полтора столетия, однако в отечественной историографии до сих пор не появилось комплексного исследования данной проблемы с привлечением необходимого корпуса исторических источников и современной методологии. Данный факт вызывает удивление, т.к. реформа 1871 г. является важной вехой в истории российских немцев и неотъемлемой частью «Великих реформ» Александра II, которым в отечественной историографии традиционно уделяется большое внимание. Также данная реформа представляет собой отдельный эпизод истории национальной политики Российского государства периода поздней империи, обладающей непреходящей актуальностью для современного исследователя.

Реформа 1871 г. до сих пор удостаивалась лишь фрагментарного рассмотрения в работах российских историков.

Первым, кто заговорил о подготовке реформы, был бывший начальник Саратовской Конторы иностранных поселенцев Александр Августович Клаус. В «Наших колониях» (1869) он обосновывает необходимость проведения реформы, полностью поддерживая и развивая позицию правительства в данном вопросе. А. А. Клаус был непосредственно причастен к разработке текста закона 1871 г. Работа секретарем специальной комиссии предопределила то, что высказанное в «Наших колониях» мнение полностью соответствовало взглядам правительства на рассматриваемую проблему.

С точки зрения автора, немецкие колонисты могли послужить наглядным примером для нового устройства русского крестьянства и должны были искать «более тесного слития с общим государственным строем», чему разрабатываемая реформа и должна была поспособствовать [1, с. 2].

Совершенно иного взгляда придерживался Александр Александрович Велицын (Палтов). Изложение сути реформы 1871 года в его исследовании «Немцы в России» было подчинено цели антинемецкой пропаганды: «Первоначально эклоатированье носило чисто физический характер, колонисты безжалостно пользовались трудом русских людей», а в результате реформ «немцы очень живо забрали в свои руки земства Новоузенского и Камышинского уездов, и через них, путем неправильных оценок и обложений, стали давить крестьянское население»[2, с. 275].

А.А. Велицын безосновательно полагал, что главная цель реформы – уравнение колонистов с русским крестьянством – не была достигнута, и колонисты продолжали пользоваться рядом привилегий в ущерб русскому населению. Усиление эмиграционного потока среди немцев после отмены привилегий, с его точки зрения, явилось проявлением низкого морального облика колонистов. Решение о ликвидации Конторы оценивается им отрицательно, так как она, по мнению автора, выступала сдерживающим фактором, а с ее ликвидацией в среде колонистов взыграли «дурные инстинкты», и «хозяйство колоний быстро пришло в упадок» [2, с. 255–256].

Сборник статей А. А. Велицына и начатая им активная антинемецкая кампания вызвали сильную реакцию у авторов-выходцев из колонистской или близкой к ней среды: это были пасторы (Г. Бератц, И. Эрбес и пр.) и светские лица (Г. Писаревский, Я. Дитц и пр.).

И. Эрбес не соглашался с А. А. Велицыным в том, что реформа не полностью ликвидировала все принадлежавшие колонистам привилегии. Эмиграция в Америку, по его мнению, была не проявлением «дурных инстинктов», а последствием непродуманности реформ, в результате которых было уничтожено хозяйственное единство колоний. При этом автор проводит не совсем корректные параллели с ликвидацией конторы 1782–1796 гг. и не учитывает сложившуюся в период реформ экономическую ситуацию в стране и стоявшие перед государством задачи. Однако данная статья содержит ценные сведения о реакции колонистов на нововведения, в частности, описывает инициативу бывших колонистов (лета 1871 года) по созданию единого экономического управления их селениями [3, с. 16–19].

Особенно болезненным стал вопрос о благотворном влиянии Конторы на колонии. «Контора, - спорил с А. А. Велицыным Готтлиб Бератц, - зараженная уродливыми пороками и слабостями чиновничества того времени, была подобна артерии, нездоровая кровь которой в экономическом, социальном и духовном смысле отравляла жизнь немецких колоний» [4, с. 119]. О произволе «корыстных чиновников» писал и Готтлиб Бауер, считая, что это привело к деградации колонистов в экономическом и духовном развитии [5, с. 5].

Я. Дитц высказывал еще более критические замечания в адрес Конторы. В «Истории поволжских немцев-колонистов» он, полемизируя с А.А. Велицыным, писал, что дальше внешнего благосостояния «попечительное начальство не шло», и «с введением у них самоуправления колонисты оказались в обнаженном виде и обнаружили на теле своем массу изъянов и болезненных язв», оставленных прежним руководством [6, с. 204]. Автор считал, что «лишь с подчинением колонистов в 1871 г. общему положению о крестьянах и упразднением их попечительского управления началось, хотя и медленное, развитие колоний и их обитателей» [6, с. 143].

Другие издания рубежа столетий и начала XX в. были посвящены начальному этапу колонизации, интерес к которому возник в связи с 150–летним юбилеем манифеста Екатерины II [см. 7, 8, 9, 10 и др.]. Период «Великих реформ» в данных работах практически не исследуется.

После революционных событий 1917 г. стали заново переписываться старые эпизоды истории с точки зрения классовой борьбы. В это время выходят статьи П. Зиннера, а также исследования Д. Шмидта и Э. Гросса[11]. В них реформа 1871 г. рассматривается лишь в связи с критикой царского режима, проводившего «свирепую обрусительную политику» в политической и культурной (языковой и образовательной) сферах жизни колонистов. Реформы 1860–70­-х гг. удостаиваются следующей характеристики: «Правящая реакционная камарилья проводила «буржуазные реформы» лишь постольку, поскольку это не вредило абсолютизму и эксплуататорским классам»; она «проводила обширную национал-колониальную завоевательную политику и национальную политику угнетения в интересах торговой и промышленной буржуазии» [13, с. 262–263]. Подобный гипертрофированный экономический детерминизм и желание свести суть событий к классовым противоречиям исказили и упростили сущность рассматриваемой проблемы. Зачастую данные исследования содержали большое количество фактических ошибок (к примеру, П. Зиннер утверждает, что в 1866 г. Контора была лишена участия в деле управления, за исключением школьных и церковных дел, когда на самом деле это случилось в 1871 г.; также он пишет, что за колонистами сохранялось название «поселян-собственников», хотя последнее только появилось в результате реформы 1871 г.) [12, с. 6].

После начала Великой Отечественной войны немецкая тематика перестала разрабатываться в советской историографии. Возобновление исследований относится ко второй половине 1980-х – началу 1990-х гг.. С этого момента появилось множество фундаментальных исследований (И. Плеве, А. Германа, О. Лиценбергер и др.), посвященных различным эпизодам истории российских немцев. Однако реформа 1871 г. в этих и ряде других изданий не нашла своего отражения.

В 1990-е гг. прошло несколько крупных региональных и международных конференций (в г. Анапе, Москве и Саратове), на которых отчасти затрагивались вопросы правового статуса колонистов и управления колониями [см. 14, 15, 16, 17 и др.]. Но детального рассмотрения реформы 1871 г. в те годы не осуществлялось.

Уже в новом тысячелетии появилась монография В. Деннингхауса «Революция, реформа и война», в которой, опираясь на архивную источниковую базу, автор продемонстрировал, что спустя три десятилетия после реформы 1871 г. немецкое и русское население находилось в равном положении, и никаких привилегий, о которых писал А. А. Велицын, у немецкого населения не осталось. В. Деннингхаус, вслед за источниками, констатирует ухудшение земельного положения поселян-собственников в начале XX в. по сравнению с 1871 г., однако в качестве главной причины, в отличие от советских исследователей покровской школы (П. Зиннера и Д. Шмидта), приводит не последствия классовых противоречий, а демографические показатели – в частности, сильный прирост населения за указанный период, приведший к аграрному перенаселению [18, с. 16].

Тезис о том, что реформа управления 1871 г. привела к массовой эмиграции немцев не находит подтверждения у автора, он пишет, что данный процесс начался лишь в 1874 г. с первыми рекрутскими наборами по новому закону о воинской повинности [18, с. 117]. Вместе с тем, несмотря на несомненные достоинства данного полновесного исследования, непосредственно вопрос о изменениях в системе управления немецкими колониями остается вне его хронологических рамок.

Таким образом, проблема реформирования системы управления колониями в 1860–1870-х гг. не нашла полноценного раскрытия в работах отечественных исследователей. Их взгляды и оценки, в основном, определялись их национальной принадлежностью и социальным происхождением, а сама реформа рассматривалась обзорно, и вектор ее критики был напрямую связан с конкретной политической обстановкой в стране. Специальные обращения к этой теме носили тенденциозный характер, исследователи не ставили своей задачей объективно осветить поднимаемые вопросы и не использовали имеющийся у них доступ к материалам источников. В таких условиях закон 4 июня 1871 г. не мог найти объективного освещения в исследовательской литературе и сохранил свою актуальность для будущих научных изысканий.

Библиография
1.
Клаус А.А. Наши колонии: Опыты и материалы по истории и статистике иностранной колонизации в России. Вып. 1. СПб: Типография В.В. Нусвальта, 1869. 516 с.
2.
Велицын А.А. Немцы в России: Очерки исторического развития и настоящего положения немецких колоний на юге и востоке России. СПб.: Типография «Общественная польза», 1893. 288 с.
3.
Erbes J. Ein hinterlassenes Testament unserer Kolonistenräte die der Aufhebung des deutschen Kontors im Jahre 1871. Deutsche Volkszeitung (Saratow), 1909, Nr. 32, 33. // Deutsche Post aus dem Osten 12 (1940), Nr. 3. S. 16-19.
4.
Beratz G. Die deutschen Kolonisten an der unteren Wolga in ihrer Entstehung u. ersten Entwicklung. Saratow: Druck v. H. Schellhorn u. Co, 1915. 323 S.
5.
Bauer G. Geschichte der deutschen Ansiedler an der Wolga: seit ihrer Einwanderung nach Rußland bis zur Einführung der allgemeinen Wehrpflicht (1766 - 1874) / bearb. von Gottlieb Bauer. 2. Aufl. Saratow: Buchdruckerei "Energie", 1908. 182 S.
6.
Дитц Я.Е. История поволжских немцев-колонистов / Под науч. ред доц. И.Р. Плеве. 3-е изд. М.: Готика, 2000. 496 с.
7.
Писаревский Г.Г. Из истории иностранной колонизации в России в ХVIII веке. М.: 1909. 340 с.
8.
Keller C. Materialien zur Geschichte der deutschen Kolonien an der Wolga // Jahrbuch des Landwirts. 1914. Jg. 2. S. 184–198.
9.
Файдель А. Как заселялись немецкие колонии. Из воспоминаний колониста // Саратовский листок. 1914. № 151.
10.
Дитц Я. К 150-летнему юбилею немецких колоний. 1764–1914 // Саратовский листок. 1914. № 140.
11.
Гросс Э. Автономная Социалистическая Советская Республика немцев Поволжья. Покровск: Издание "Немгосиздата", 1926. 125 с.
12.
Зиннер П. Немцы Нижнего Поволжья. Исторический очерк. Выдающиеся деятели из колоний Поволжья. Саратов: 1925. 20 с.
13.
Schmidt D. Studien über die Geschichte der Wolgadeutschen. Teil 1. Seite der Einwanderung bis zum imperialistischen Weltkrieg. Pokrowsk: Zentralvölker Verlag der Union der soz. Räte, 1930. 385 S.
14.
Шадт А. Правовой статус немецких колонистов в России XVIII-XIX вв. (состояние вопроса и постановка проблемы) // Немцы России: социально-экономическое и духовное развитие (1871–1941 гг.). М.: ЗАО «МДЦ Холдинг», 2002. С. 15–29.
15.
Плеве И.Р. Эмиграция немцев из Поволжья во второй половине XIX века (начальный этап) // Немцы России: социально-экономическое и духовное развитие (1871–1941 гг.). М.: ЗАО «МДЦ Холдинг», 2002. С. 421–429.
16.
Бобылева С.И. «Немецкий вопрос» в оценке российского общественного мнения второй половины XIX века // Ключевые проблемы истории российских немцев. М.: ЗАО «МСНК-пресс», 2004. С. 47–57.
17.
Малиновский Л.В. Заокеанская миграция российских немцев// Ключевые проблемы истории российских немцев. М.: ЗАО «МСНК-пресс», 2004. С. 66–73.
18.
Деннингхаус В. Революция, реформа и война. Немцы Поволжья в период заката Российской империи. Саратов: «Наука», 2008. 248 с.
References (transliterated)
1.
Klaus A.A. Nashi kolonii: Opyty i materialy po istorii i statistike inostrannoi kolonizatsii v Rossii. Vyp. 1. SPb: Tipografiya V.V. Nusval'ta, 1869. 516 s.
2.
Velitsyn A.A. Nemtsy v Rossii: Ocherki istoricheskogo razvitiya i nastoyashchego polozheniya nemetskikh kolonii na yuge i vostoke Rossii. SPb.: Tipografiya «Obshchestvennaya pol'za», 1893. 288 s.
3.
Erbes J. Ein hinterlassenes Testament unserer Kolonistenräte die der Aufhebung des deutschen Kontors im Jahre 1871. Deutsche Volkszeitung (Saratow), 1909, Nr. 32, 33. // Deutsche Post aus dem Osten 12 (1940), Nr. 3. S. 16-19.
4.
Beratz G. Die deutschen Kolonisten an der unteren Wolga in ihrer Entstehung u. ersten Entwicklung. Saratow: Druck v. H. Schellhorn u. Co, 1915. 323 S.
5.
Bauer G. Geschichte der deutschen Ansiedler an der Wolga: seit ihrer Einwanderung nach Rußland bis zur Einführung der allgemeinen Wehrpflicht (1766 - 1874) / bearb. von Gottlieb Bauer. 2. Aufl. Saratow: Buchdruckerei "Energie", 1908. 182 S.
6.
Ditts Ya.E. Istoriya povolzhskikh nemtsev-kolonistov / Pod nauch. red dots. I.R. Pleve. 3-e izd. M.: Gotika, 2000. 496 s.
7.
Pisarevskii G.G. Iz istorii inostrannoi kolonizatsii v Rossii v KhVIII veke. M.: 1909. 340 s.
8.
Keller C. Materialien zur Geschichte der deutschen Kolonien an der Wolga // Jahrbuch des Landwirts. 1914. Jg. 2. S. 184–198.
9.
Faidel' A. Kak zaselyalis' nemetskie kolonii. Iz vospominanii kolonista // Saratovskii listok. 1914. № 151.
10.
Ditts Ya. K 150-letnemu yubileyu nemetskikh kolonii. 1764–1914 // Saratovskii listok. 1914. № 140.
11.
Gross E. Avtonomnaya Sotsialisticheskaya Sovetskaya Respublika nemtsev Povolzh'ya. Pokrovsk: Izdanie "Nemgosizdata", 1926. 125 s.
12.
Zinner P. Nemtsy Nizhnego Povolzh'ya. Istoricheskii ocherk. Vydayushchiesya deyateli iz kolonii Povolzh'ya. Saratov: 1925. 20 s.
13.
Schmidt D. Studien über die Geschichte der Wolgadeutschen. Teil 1. Seite der Einwanderung bis zum imperialistischen Weltkrieg. Pokrowsk: Zentralvölker Verlag der Union der soz. Räte, 1930. 385 S.
14.
Shadt A. Pravovoi status nemetskikh kolonistov v Rossii XVIII-XIX vv. (sostoyanie voprosa i postanovka problemy) // Nemtsy Rossii: sotsial'no-ekonomicheskoe i dukhovnoe razvitie (1871–1941 gg.). M.: ZAO «MDTs Kholding», 2002. S. 15–29.
15.
Pleve I.R. Emigratsiya nemtsev iz Povolzh'ya vo vtoroi polovine XIX veka (nachal'nyi etap) // Nemtsy Rossii: sotsial'no-ekonomicheskoe i dukhovnoe razvitie (1871–1941 gg.). M.: ZAO «MDTs Kholding», 2002. S. 421–429.
16.
Bobyleva S.I. «Nemetskii vopros» v otsenke rossiiskogo obshchestvennogo mneniya vtoroi poloviny XIX veka // Klyuchevye problemy istorii rossiiskikh nemtsev. M.: ZAO «MSNK-press», 2004. S. 47–57.
17.
Malinovskii L.V. Zaokeanskaya migratsiya rossiiskikh nemtsev// Klyuchevye problemy istorii rossiiskikh nemtsev. M.: ZAO «MSNK-press», 2004. S. 66–73.
18.
Denningkhaus V. Revolyutsiya, reforma i voina. Nemtsy Povolzh'ya v period zakata Rossiiskoi imperii. Saratov: «Nauka», 2008. 248 s.