Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2302,   статей на доработке: 294 отклонено статей: 906 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


Глобально-космическая революция в науке
Урсул Аркадий Дмитриевич

доктор философских наук

профессор, директор Центра, академик, Академия наук Молдавии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские горы, 1, стр. 51

Ursul Arkadii Dmitrievich

Doctor of Philosophy

Head of the Center, Scholar at theof the Academy of Sciences of Moldova; Professor, Moscow State Univeristy

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory 1, building #51

ursul-ad@mail.ru
Урсул Татьяна Альбертовна

доктор философских наук

профессор, кафедра социальных наук и технологий, Национальный исследовательский технологический университет "МИСиС"

119991, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 4

Ursul Tat'yana Al'bertovna

Doctor of Philosophy

Ursul Tatyana AlbertovnaHead of Department of Social Sciences and technologies, professor, National University of Science and Technology MIS&S

119180, Russia, Moscow, ul. Bol'shaya Yakimanka, d.26, kv.174

ursult@mail.ru
Аннотация. В статье, отталкиваясь от развиваемой концепции антропогеокосмиза и космоглобалистики, авторы аргументируют точку зрения о начале развёртывания более широкого процесса – глобально-космической научной революции. Этот процесс начинает развёртываться на базе интеграции глобальных и космических исследований, постепенно захватывая всё большее научное пространство. Показано также, что в последнее время в науке под действием глобальных факторов и процессов происходит совершенно новая глобальная революция, которая существенно отличается от предыдущих, уже выявленных ранее, даже тем, что термин «глобальный» здесь используется как в качественно-содержательном, так и в пространственно-географическом и пространственно-космологическом значениях. Рассматриваются два встречных вектора движения в познании феномена глобальности: одно из космоса к видению глобальных характеристик и целостности человечества и планеты, а другое - с самой планеты, из локальных мест проживания людей в направлении к глобальным границам и далее – во внеземные просторы. Используются необходимые для раскрытия темы статьи общенаучные подходы и методы исследования: комплексно-междисциплинарный, эволюционно-исторический и системно-глобальный подходы, методы концептуального моделирования, проектирования и исследования будущего, в особенности футурологический подход, ориентирующий на исследовательское и целевое прогнозирование динамики изучаемых объектов. Для обоснования универсальности глобально-космической революции, наука в целом разделяется на две новые группы (кластера): земные и космические науки, которые по своей численности неравноправны. Существующие классификации наук можно дополнить этим дихотомическим делением, на которое указал ещё В.И. Вернадский. Авторы полагают, что со второй половины прошлого века и с начала нынешнего темпорально-линейное «революционное движение» науки в целом не прекращается, но всё больше уступает место имеющему общенаучно-интегративную природу «мультиреволюционному взрыву». Это не только междисциплинарное объединение глобальной и космических революций в единое целое в науке, но и иные проявления поли- и междисциплинарности в составе и содержании научных революций. Суть этого комплексно-интегративного научного феномена заключается в появлении почти в один и тот же исторический период не одной «очередной» научной революции, а одновременно по историческим масштабам времени целого их «куста» или комплекса. К глобально-космической революции в науке добавляются информационно-кибернетическая революция, экологическая революция, темпоральная революция (прежде всего процесс футуризации) и ряд других универсально-глобальных революций в науке, создающих когнитивную основу становления будущей сферы разума – ноосферы, идею которой в нашей стране предложил и развил В.И. Вернадский.
Ключевые слова: космоглобалистика, космизация, глобальные феномены, глобальные исследования, глобально-космическая революция, глобалистика, антропогеокосмизм, космические исследования, космонавтика, научные революции
DOI: 10.7256/2409-8728.2017.2.21876
Дата направления в редакцию: 03-02-2017

Дата публикации: 21-02-2017

Abstract. Basing on the evolutionary concept of anthropogeocosmism and cosmo-globalistics, the authors argue the point of view about the beginning of spread of the more extensive process – the global cosmic scientific revolution. This process begins to evolve on the basis of integration of the global and cosmic research, gradually capturing the broader scientific space. It is also demonstrated that over the recent time, under the influence of global factors and processes, the science faces a completely new global revolution, which substantially differ from the previously determined, even because the term “global” is applied in qualitative-conceptual, as well as spatial-geographic and spatial-cosmological meanings. The authors examine two opposing vectors of movement in cognizing the phenomenon of globality: one from the cosmos towards the vision of global characteristics and integrity of the mankind and planet; and the other – from the planet itself, local places of people’s places of residencies towards the global boundaries, and further – to outer space. For substantiation of universality of the global-cosmic revolution, science as a whole is divided into the two new groups (cluster): earthly and cosmic sciences, which in their number are inequitable. This dichotomic division, pointed by V. I. Vernadsky, can complement the existing classification of sciences. The authors believe that since the end of the previous century and beginning of the current century, the temporal-linear “revolutionary movement” of science does not end in general, but rather yields to the “multi-revolutionary approach” of general integrative nature. This is not just the interdisciplinary unification n of the global and cosmic revolutions into one whole, but also other manifestations of poly- and interdisciplinary in composition and content of the scientific revolutions. The essence of such complex-integrative scientific phenomenon consists in emergence of an entire complex of revolutions, rather than just “another” scientific revolution. The global cosmic revolution is joined by information cybernetic revolution, ecological revolution, temporal revolution (primarily the process of futurization), as well as a number of other universally global revolutions in science that create a cognitive foundation for the establishment of noosphere, the idea of which in our country was proposed by V. I. Vernadsky.

Keywords: astronautics, cosmic studies, cosmic globalistics, cosmization, global phenomena, global studies, global and cosmic revolution, globalistics, nthropogeocosmism, scientific revolution

Глобальная проблематика всё больше выдвигается в авангард научно-образовательного процесса и становится неотъемлемой составляющей современной научной картины мира и мировоззрения. Идёт интенсивный процесс глобализации науки и образования, вызывая глобально-революционные трансформации и в других сферах деятельности. В настоящее время развёртывается принципиально новая «глобальная революция» во многих областях человеческой деятельности, в том числе и в науке [1].

Но ещё до глобальной революции развернулась «космическая революция» в науке. Во второй половине XX века эта революция была вызвана появлением практической космонавтики и последующим её влиянием на различные дисциплины. Космическая революции в науке тем самым в какой-то период времени предшествовала глобальной революции, хотя и тесно с ней связана. Сейчас космическая революция в науке продолжается, но она уже носит совместный «астрономо-астронавтический» характер, причём одновременно, как будет показано, сопрягается с глобальной революцией.

Проблема связи изучения глобальных и космических процессов уже была поднята в одной из статей в журнале, посвящённой становлению космоглобалистики [2]. Но фактически там речь шла о формировании лишь нового междисциплинарного раздела или направления глобалистики при взаимодействии с исследованиями космоса. О том, что становление космоглобалистики является началом революционного процесса в науке в целом речь не шла. Хотя в той или иной науке (дисциплине, направлении) имеют место такого рода кардинальные трансформации (иногда они именуются мини- либо локальными революциями), например, о революции в астрономии говорили ещё в прошлом веке.

В настоящей статье исследовательское поле обсуждаемой проблемы авторами существенно расширилось и авторы уже претендуют на то, чтобы в какой-то мере аргументировать точку зрения о начале развёртывания более широкого процесса – кардинальных глобально-космических трансформациях в науке в целом. Причем такой процесс будет развиваться именно на стыке глобальных и космических исследований, постепенно захватывая всё более обширное научное пространство. Более того, в отличие от уже опубликованных ранее работ, в статье проводится точка зрения о развёртывании новой предполагаемой авторами поли- и междисциплинарной научной революции, которую представляется уместным именовать глобально-космической революцией, причём не только в науке.

Уместно также обратить внимание, что постановка рассматриваемой здесь проблемы в значительной степени была стимулирована развиваемой авторами концепцией антропогеокосмизма [2]. Антропогеокосмизм (социогеокосмизм) представляется важной мировоззренческой и концептуально-методологической когнитивной и деятельностной установкой, исходящей из того, что в обозримой перспективе основной целью космической деятельности является использование её для решения глобальных и других земных проблем и развёртывания устойчивого развития прежде всего в биосфере.

Генезис глобальных и космических исследований

Начало становления как глобальных, так и космических исследований, независимо от конкретного их наименования, следует датировать не с возникновения глобалистики со второй половины прошлого века и не с первых полётов в космос. В своём теоретическом осмыслении они развернулись в начале прошлого века в научных трудах К.Э. Циолковского и В.И. Вернадского.

При анализе научного наследия В.И. Вернадского и К.Э.Циолковского мы сталкиваемся с тем непреложным фактом, что открываем все новые стороны, идеи, концепции, которые ранее либо не были поняты, либо не привлекали внимание исследователей. В этом смысле можно сказать, что наследие этих учёных неисчерпаемо. И одна из причин этой неисчерпаемости наследия этих ученых, которые завершили свое творчество ещё в первой половине XX века, заключается в факторе обновления мышления, выдвижении новых проблем, сквозь призму которых мы осознаём актуальность их трудов.

О философских взглядах Циолковского можно вести речь не только в связи с освоением космоса, хотя это последнее привлекает внимание прежде всего: ведь именно эти взгляды и сыграли роль ариадниной нити в лабиринте поиска средства выхода в космос [3, Л. 5–6]. В одной из своих работ ученый писал о том, что в молодости он увлекался лишь точными науками, избегая всякой неопределенности и "философии" [4, С.26]. Впрочем, это высказывание он сам же опровергает, говоря о том, что он отверг попытки отдаться какой-то отрасли частных наук, ибо ему не хотелось сужать горизонт своих поисков, поскольку влекло к целому, хотелось найти дорогу жизни, истинный путь [5, л. 5]. Вот почему можно говорить не просто о философских взглядах Циолковского, но и о создании им оригинальной философской системы к концу его жизни, которую он назвал "космической философией". Именно такое название фигурирует в ряде его работ, хранящихся в Архиве РАН и написанных им в 1933-1935 гг. [6-8].

Надо особо подчеркнуть, что К.Э. Циолковский своё «космическое творчество» начал с того, что создал определенную философскую концепцию освоения космоса. Он задумался о возможности обитания человека в иной окружающей среде, чем условия нашей планеты, которую он называл свободным пространством. Ученый размышлял не только о возможности, но и о причинах массового выхода людей в космос, называя среди них спасение от земных катастроф, от перенаселения, создание лучших условий существования, отсутствие заразных бактерий, лучшую энергообеспеченность за счет солнечней радиации и ряд других. Из сказанного ясно, что именно планетарно-экологические мотивы сыграли существенную роль в изобретении К.Э. Циолковским ракетных средств достижения космических пространств (и здесь его мысли шли параллельно той же логике рассуждений, что и у Н.Ф. Федорова [9, С. 28.].

Среди пионеров ракетной техники и космонавтики именно К.Э.Циолковский уделял наибольшее внимание принципиальным философским проблемам освоения космоса человеком. Среди вопросов философско-социологического плана, которые были поставлены и в определенной степени развиты K.Э.Циолковским, назовем следующие: выявление и обсуждение причин и целей освоения космоса, необходимость космической точки зрения на человеческую деятельность и роль цивилизаций, вообще разумных существ во Вселенной, показ необходимости организации и раз­вития производства вне Земли и преобразование Солнечной сис­темы, неизбежность космического расселения человечества в будущем и возможности в связи с этим его бессмертия и ряд других идей.

Хотя творчество K.Э. Циолковского имело космическую устремлённость [10], тем не менее, он занимался и «земными», и в какой-то степени глобальными проблемами, хотя эта область его работ менее известна научной общественности и оценивается далеко неоднозначно [11]. Важно, однако, то, что, обратив внимание на трудность жизни человечества на Земле, он вначале решил, что в космосе человечество будет не только более эффективно развиваться, но именно там оно обретёт своё социальное бессмертие в качестве уникального вида живых существ, наделённых разумом, заселив обширные внеземные пространства.

Пионером разработки глобальной проблематики не только в России является В.И. Вернадский. Проанализировав тексты лекций, которые он читал еще в начале XX столетия, будучи профессором Московского университета, мы обнаружили, что уже тогда учёный выделял глобальное направление науки [12]. Еще в 1902-1903 годах, но особенно в 30-ые годы того же века, стал изучаться ряд глобальных процессов в работах (и даже читаться в лекциях) В.И. Вернадского, бывшего тогда заведующим кафедрой минералогии и профессором Московского университета.

В.И. Вернадский полагал, что уже в XX в. человек расселился по всей поверхности планеты и человечество стало единым целым [13, С. 240]. Во многих местах своей книги «Научная мысль как планетное явление» ученый приводит факты и тенденции, которые обсуждают и современные ученые, свидетельствующие о стремлении человечества к своему единству и целостности. Фактически здесь исследуется процесс глобализации, причем В.И. Вернадский его результат несколько предвосхитил.

Он использовал термин «общепланетный» как синоним глобального. Научные идеи ученого в глобальном ракурсе, ранее фактически незамеченные, только сейчас начинают раскрываться и будут все полнее осознаваться в ходе дальнейшей глобализации науки и развертывания глобальных процессов. В.И. Вернадский сейчас видится в качестве великого мыслителя глобальной эпохи, которая в перспективе становится также эпохой ноосферы [14].

В настоящее время, продолжая изучать глобальную проблематику, начатую ученым, идет становление глобального мышления как нового способа освоения окружающего мира, имеющего свои особенности, на ряде из которых мы далее остановимся. Глобальный и даже космический характер мышления в самом широком смысле издавна был присущ именно философии, отдельные черты которого ныне конкретизируются и развиваются в глобальных и космических исследованиях. Не без философской рефлексии в ходе формирования глобального мышления появился такой мировоззренческий феномен как глобализм, оказывающий существенное, даже определяющее влияние на глобальные исследования. Глобализм в широком смысле – это одна из новых основ миропонимания в век глобализации. Глобализм как «глобальный» вариант системного подхода представляет миропонимание, выражающее способность мыслить понятиями глобального масштаба, акцентирующее внимание на осознании мира как общепланетарного целого, а человечества – как единого мирового сообщества.

Глобализм как системно-общепланетарное мировоззрение, с одной стороны, существенно расширяет пространство-время социальных и социоприродных взаимодействий до объема биосферы. Но, с другой стороны, это расширение наталкивается на планетарные (биосферные) ограничения, которые ставят объективный предел дальнейшему расширению социальных и социоприродных процессов и предполагает их «сжатие» и обретение целостности в границах биосферы (если не считать возможность дальнейшей космической экспансии, что пока сопряжено с огромными трудностями). Причем довольно часто в литературе по глобальным исследованиям пространственные, временные и другие ограничения со стороны природных факторов даже не упоминаются, и акцент делается на «расширительных» тенденциях. Это и ограничения темпорального характера, связанные с пространственными пределами, очень часто ставящие временной финал развитию тех или иных процессов на Земле, в том числе и существованию человечества [15].

Понятия «глобальные исследования» и «глобалистика» близки, но не далеко не тождественны. Термин «global studies», или «глобальные исследования», распространен за рубежом. С нашей точки зрения, это более широкое понятие, которое представляет собой мульти- и междисциплинарное направление современной науки, изучающее глобальные феномены во всем их многообразии. Хотя, в первую очередь речь идет об обществе, о социальных и социоприродных глобальных процессах.

«Глобальный мир» глобальных исследований не тождествен целостному взгляду на мир и на место в нем человека, который издавна развивает философия. И именно предельно широкий взгляд на мир и составляет неоспоримое преимущество философии перед другими науками, которые в этом смысле на определенном этапе развития «отпочковываются» от нее, позволяет ей до сих пор порождать новые научные направления и отрасли знания. Причем этот генезис научного знания «из философии» характерен не только для далекого прошлого, на что чаще всего обращают внимание, но и для настоящего времени, о чем свидетельствует в каком-то смысле появление и развитие глобальных исследований, да и ряда других научных направлений.

Науки земные и космические

Здесь мы предложем несколько иную, чем уже имеющиеся классификацию наук, разделив их на две новые группы (кластера): земные и космические науки. Существующие классификации наук можно дополнить этим достаточно простым дихотомическим делением, на которое указал ещё В.И. Вернадский. Он выделял два значения того понятия, которое сейчас трактуется как «глобальность». Прежде всего, это понятие применимо для наук, объекты которых и, следовательно, «законы – охватывают всю реальность – как нашу планету и ее биосферу, так и космические просторы, – это науки, объекты которых отвечают основным, общим явлениям реальности. Другой тип связан с явлениями, которые свойственны и характерны для нашей Земли.

В этом последнем случае можно теоретически допускать два случая научных объектов, научно изучаемых: общепланетные явления и индивидуальные, чисто земного явления.

Сейчас нельзя, однако, с достоверностью и с достаточной степенью уверенности всегда различать эти два случая. Это дело будущего» [13, С. 145].

Здесь ученый, вероятно, одним из первых обратил внимание на науки, которые изучают различные объекты на нашей планете, и науки, которые исследуют всё мироздание в аспекте его всеобщих законов и характеристик. Но на это деление наук внимание обычно не обращали, исходя из иных оснований классификации научных дисциплин.

Продолжая и несколько изменяя предложенную Вернадским классификацию наук и логику рассуждений, мы предлагаем выделить в науке в целом две взаимодополняющих группы (кластера) научных исследований – «земные науки» и «космические науки», которые по своей численности неравноправны. Понятно, что «земные науки» изучают только или в основном земные феномены (объекты), а космические - преимущественно объекты (процессы и системы) внеземного происхождения и местоположения. Поскольку Земля и космос взаимосвязаны, то при таком дихотомическом делении научных исследований мы, абстрагируясь, в каком-то смысле разрываем эту взаимосвязь, но только для того, чтобы взглянуть на науку в целом в несколько ином ракурсе, а в дальнейшем эту связь будем восстанавливать на примере более конкретных исследовательских направлений и областей.

Предложенное «земно-космическое разделение» науки в целом в какой-то степени «по умолчанию» используется в различных типах классификации наук, хотя такое деление не всегда осознается и, тем более, открыто не афишируется. Предполагаем, что оно может бть полезно в связи с усилением внимания к каждому из этих выделенных кластеров и поиском их взаимосвязей. К космической группе наук (или, как мы предпочитаем употреблять это наименование - «космическим исследованиям» в широком смысле), относятся все науки, изучающие космос, а к наукам земным – все остальные научные исследования. Космические исследования сейчас связываются в основном с развитием космонавтики, между тем в широком смысле их можно понимать как изучение космоса всеми возможными средствами и отраслями наук, т.е. с учётом выше предложенной дихотомии, всеми науками, которые не входят в «земные науки».

Нужно пояснить отличие предлагаемых здесь «земных наук» от наук о Земле, название которых уже почти общепринято в ныне существующих классификациях научных дисциплин. В науки о Земле входят география, геология, литология, геофизика, геохимия, гидрология, палеонтология, метеорология, океанология, климатология, геодезия, картография, геоэкология и т.д., причём большинство их них именуются более пространно в редакционном плане. Понятно, что уже сложившиеся науки о Земле входят в группу «земных наук». Но науки о Земле и «земные науки» - это не одно и тоже, поскольку они выделены в различных классификациях наук.

Фактически большинство ныне существующих наук входят в «земные науки», в том числе, например, почти все социально-гуманитарные, общественные науки (хотя и в науках о Земле они частично представлены, скажем, через географию либо другие научные дисциплины наук о Земле, такая же ситуация с техническими науками). Мы взяли для примера социально-гуманитарные науки, поскольку человек и общество, несмотря на периодические выходы людей за пределы планеты, всё же видятся в качестве биосферно-планетарных феноменов. Но ситуация будет меняться по мере более массового выхода человека за пределы планеты и, тем более, если будут обнаружены внеземные цивилизации.

Надо сказать, что точки зрения о том, что социально-гуманитарные науки являются науками о Земле, наряду с другими, придерживался Вернадский, когда в книге «Научная мысль как планетное явление» рассматривал «строение двух областей человеческого ума: наук, общих для всей реальности (физика, астрономия, химия, математика), и наук о Земле (науки биологические, геологические и гуманитарные)» [13, С. 145]. Из этого следует, что эти две группы наук в существенной степени определяют и два различных смысла понятия «глобальное», в его земном и универсальном значениях, о чём дальше ещё пойдёт речь.

Далее, следуя мыслям Вернадского об «общепланетных явлениях и индивидуальных земных явлениях», рассмотрим место «глобального» в земных и космических науках. В настоящее время термин «глобальный» даже в пространственных измерениях имеет несколько употребимых значений: 1) (от лат. Globus, шар) — охватывающий весь земной шар, планету в целом как космический объект; 2) (от фр. Global, всеобщий, взятый в целом) — распространяющийся на Вселенную, на все мироздание в целом. Понятие "глобальный" в этом широком (по сути, вселенском смысле) смысле не относится только к исследованиям глобальных процессов, какие изучаются в глобалистике, делающей акцент на изучении глобализации, глобальных проблем и других общепланетарных процессов на нашем земном шаре. Здесь термин "глобальный" уже выходит за пределы своего "планетарного" значения и переходит в науки о космосе, в астрономию и космические исследования. По сути, это те науки, о которых Вернадский писал, что их законы охватывают как нашу планету и ее биосферу, так и космические просторы.

Существует и довольно часто употребляемое значение термина «глобальное(ый)», особенно вне глобалистики, которое выражает некую содержательную всеобщность (универсальность), как характеристику определённого множества объектов. Это универсальная черта, характеризующая некую совокупность исследуемых феноменов, например, в плане обсуждаемой темы - всех так называемых глобальных научных революций. Ведь в философской литературе самые общие и фундаментальные научные революции считаются глобальными. Но здесь имеется в виду появление и распространение наиболее общих и радикальных трансформаций содержания научного познания, связанное с появлением новой научной картины мира, новых фундаментальных идей, понятий и методов, характеризующих всю науку в целом в конкретный период времени. Можно сказать, что это своего рода содержательно-холистическое видение глобального, это то, что характеризует исследуемый объект как целое, и эта его черта присуща всем его элементам, составляющим целое. Причём это холистическое видение глобального оказывается адекватным даже для самого большого фрагмента Вселенной, именуемого «тёмной энергией», который был обнаружен около двух десятилетий тому назад.

Итак, мы видим, что термин «глобальное» имеет несколько значений, причём здесь приведены далеко не все используемые в современной науке, а лишь наиболее используемые. Заметим также, что часто особенно в средствах массовой информации, термин «глобальное» используется неадекватно, нередко в рекламных целях. Но не только в СМИ, но и в официальных организациях и ведомствах, например, когда транснациональное образование в своё время в Минобрнауки получило название глобального образования.

Вместе с тем, понятно, что нельзя отождествлять земное и глобальное, это последнее видится как предел (или границы), к которому стремятся некоторые земные социальные и социоприродные процессы. Или в качестве глобальных можно представлять уже существующие процессы, имеющие общепланетарную целостность, в основном природного характера и происхождения. Но земное «глобальное» может перейти в иное «глобальное», имеющее уже космическое происхождение и местоположение, когда и наша планета рассматривается как часть всего существующего мироздания.

Глобальные значения в контексте понятия «научная революция»

В последние десятилетия в науке под действием глобальных факторов и процессов происходит совершенно новая глобальная революция, которая существенно отличается от предыдущих, уже выявленных ранее, хотя бы даже тем, что термин «глобальная», присоединяемый к понятию «научная революция», видится не только в содержательном ракурсе. Глобальное движение, связывающее человечество и планету, действительно имеет ещё и иное глобальное содержание, поскольку термин «глобальный» здесь используется как в качественно-содержательном, так и в пространственно-географическом и пространственно-космологическом значениях.

Итак, периоды развития науки, когда создаются принципиально новые научные теории, кардинально меняются вся научная картина мира, создаются новые научные представления, оценки, несовместимые со старыми, появляются новые подходы, методы, материальные возможности и способы научного исследования, считаются научными революциями. До сих пор выделялись в основном четыре следующие друг за другом «глобальные революции» (хотя есть и иные классификации) в науке: становление классического естествознания, формирование дисциплинарной организации науки, появление неклассического естествознания и, наконец, так называемой постнеклассической науки, которая характерна и для настоящего времени. Здесь значение термина «глобальный» чисто содержательное, в том смысле, что оно распространяется, пусть и не сразу, а постепенно, но на всю науку в целом, независимо от того, какой объект она изучает.

Эпитет «глобальная» при термине «революция» здесь отражает качественно-содержательные характеристики только самой науки соответствующего периода, а вовсе не исследуемых ею глобальных процессов в общепланетарном либо универсально-космическом «измерении». Поэтому связанное с глобальными исследованиями понятие «глобальная революция в науке» обретает иной, чем это предполагалось ранее, смысл, сравнимый в какой-то степени с более ранним процессом космической революции в науке. «Глобальное» здесь отображает не столько внутренние характеристики самой науки, сколько важную особенность исследуемых ею объектов, действительно имеющих глобальное измерение.

Базовыми понятиями глобального направления науки являются глобальные феномены, под которыми понимаются общепланетарные системы и процессы, существующие и развертывающиеся на Земле, в числе которых такие процессы как глобальные природные процессы, а также социальные и социоприродные - глобализация, глобальные проблемы, устойчивое развитие, ноосферогенез и др.

Мульти- и междисциплинарное направление современной науки, изучающее закономерности глобальных процессов и глобального развития во всей их совокупности и взаимосвязях мы считаем глобальными исследованиями. Глобалистика же представляет собой «концентрированное ядро» глобальных исследований, которое являет собой и формирующуюся научную дисциплину, и междисциплинарно-интегративное научное направление, акцентирующее внимание на изучении глобальных процессов, систем, проблем в их взаимодействии с человечеством. Глобалистика – это система научного знания, изучающая глобальные процессы и системы, выявляющая их законы и тенденции развития в отношении к развитию общества, а также комплекс практических действий по обеспечению выживания человечества и сохранения биосферы, которые уже были осознаны и рекомендованы в её теоретической части.

В настоящее время в кластер глобальных исследований можно включить глобалистику как «ядро» этих исследований в её различных междисциплинарных направлениях, ряд глобальных направлений современной науки (глобальная экономика, глобальная экология, глобальная социология, глобальная история и т.д.), глобальный эволюционизм и другие, включая еще до конца не выявленные глобальные феномены во многих областях науки, использующие термин «глобальный» в самых различных, а не только в упомянутых выше его значениях.

Часть научных дисциплин, включаясь в междисциплинарные взаимодействия с глобальными факторами и процессами в науке, начинает «примыкать» к глобалистике, другая же часть получает лишь глобальную приставку к уже имеющейся дисциплине, когда она приступает к исследованию своего предмета в глобальном ракурсе. Какой-то серьёзной причины за этим феноменом обозначения мы не видим, полагая, что это часто зависит от того, кто первым из исследователей даст то или иное наименование. Дальше этот процесс уже идет чаще всего «по инерции», увеличивая число согласившихся с первоначальным названием сторонников. В глобалистике продолжают появляться новые её междисциплинарные подразделы, или исследовательские направления, которые множатся едва ли не каждый год либо даже чаще.

Авторы этой статьи оказались причастными к введению таких наименований новых направлений глобалистики как эволюционная глобалистика и таким темпоральным её разделам как палеоглобалистика, футуроглобалистика, нооглобалистика [1,12]. А также к таким направлениям глобалистики как космоглобалистика, информационная глобалистика, правовая глобалистика, образовательная глобалистика и другим, наименования которых пока не были оспорены другими учеными. Хотя в принципе могут быть даны и какие-то альтернативные наименования, если научному сообществу по тем или иным, но достаточно аргументированным основаниям и веским причинам не покажется адекватным уже присвоенное наименование.

Это глобальное расширение имеет пока неопределенные границы, но ясно, что нельзя в глобалистику «втиснуть» всю науку пусть даже на «волне» все усиливающейся её глобализации. Глобальные исследования выходят за пределы глобалистики, в принципе затрагивая если не все, то очень многие науки (заранее, исключая лишь те, которые имеют принципиально локальный или региональный характер). Глобалистика в какой-то степени может разделить судьбу космонавтики, которая в результате практического освоения космоса существенно расширилась, но, вместе с тем, породила достаточно много отраслей науки с «космической приставкой» – космическая физика, космическая физика, космическая биология и медицина и т.д., что представляется процессом космизации науки.

Мы полагаем, что не только глобальные процессы порождают глобальные проблемы, но и свойство глобальности» возникает в ходе своего рода «глобосистемогенеза» как превращения локальных процессов в региональные, а впоследствии и в глобальные системы и процессы, в том числе и в глобальные кризисы и проблемы как комплекс острейших противоречий, угрожающих существованию человечеству и жизни на планете.

Космические исследования: процессы космизации и освоения космоса

Космические исследования (в упомянутом выше узком смысле) находятся в авангарде современной научно-технологической революции, представляя собой комплекс научной и технико-технологической деятельности, ориентированный на изучение и освоение космоса (и Земли из космоса), получение научной информации с помощью космических летательных аппаратов в интересах фундаментальной и прикладной науки. Хотя космические аппараты были запущены в космос лишь во второй половине прошлого века, но всё же сама идея исследований космоса с помощью ракетно-космической техники берёт свое начало от К.Э. Циолковского. Причем с тех его работ, которые были выполнены примерно в те же годы, что и работы В.И. Вернадского в глобальном направлении науки.

Разумеется, у того и другого учёного были работы, которые сейчас можно было бы отнести и к глобальным, и к космическим исследованиям, но основной акцент их научной деятельности всё же был разным. Видимо, такое независимое, но «одновременное» активное внимание двух российских учёных к глобальной и космической проблематике свидетельствует не просто об их опережающем видении магистральных трендов развития мировой науки. Речь идёт и об опережающем видении будущего человечества, возможностей и перспектив, путей и средств выживания и дальнейшего существования цивилизации в глобально-космическом мире.

Если представить в общем виде взаимодействие общества и космоса, то можно увидеть два направления: влияние космоса на «проживающее» на Земле человечество и начавшееся воздействие последнего на внеземные пространства и объекты. Тем самым можно увидеть два встречных вектора движения в познании феномена глобальности: одно из космоса к видению глобальных характеристик и целостности человечества и планеты, а другое - с самой планеты, из локальных мест проживания людей в направлении к глобальным границам и далее – во внеземные просторы.

Одно направление этого воздействия, а именно: влияние космоса на человечество существовало с тех пор как это последнее начало формироваться. Однако это было «бессознательное», стихийное использование энергии Солнца и иных факторов космоса, воздействующих на нашу планету. И до сих пор это влияние весьма существенно: на использовании радиации нашего светила основано растениеводство, земледелие – единственная отрасль общественного производства, где энергия не тратится, а накапливается.

Процесс воздействия космических факторов на сознательную человеческую деятельность на Земле и использование информации о космосе, получил наименование «космизации». Этот процесс «вторжения» космоса в деятельность людей существенно ускорился и развил новые формы благодаря практической космонавтике.

Уже мало кто считает, что космонавтика – это только какая-то отдельная научная дисциплина и большинство специалистов в области космических исследований и ракетно-космической техники поддерживают известное определение понятия «космонавтика», данное академиками В.П. Глушко и Б.В. Раушенбахом. Космонавтика, согласно этому определению – «совокупность отраслей науки и техники, обеспечивающих освоение космоса и внеземных объектов для нужд человечества с использованием разного рода космических летательных аппаратов» [16, С. 258].

Кроме отраслей науки и техники, в космонавтику включают и ряд отраслей производства, занимающихся выпуском космических средств, прежде всего летательных аппаратов. Сюда добавляют и колоссальную организационно-управленческую деятельность, связанную с осуществлением космических программ. Короче говоря, космонавтика трактуется как особый вид социальной деятельности, зародившейся вначале в науке (теоретическая космонавтика) захватившей затем технику и производство, и ряд других областей деятельности людей. И это тем более справедливо, что и наука и техника, не говоря уже о производстве, ныне трактуется с позиций «деятельностного» подхода как особые виды деятельности.

Космонавтика, выходя за пределы науки и захватывая постепенно все большее число областей деятельности людей, не находится в этом смысле в каком-то особом, привилегированном положении. Расширение сферы деятельности за пределы породившей ее науки, все более тесная интеграция ее с техникой и производством, другими сферами общественной практики – его характерная черта многих направлений, возникших в ходе научно-технической революции.

С оговорками, касающимися специфики космонавтики, можно было бы сказать, что космонавтика – это не только область науки, а уже широкая сфера социальной деятельности, обеспечивающая освоение космоса и его объектов (в том числе и прежде всего – нашей планеты) для нужд человечества, благодаря использованию космических летательных аппаратов и других средств. Такое определение понятия космонавтики, как видим, по своему существу не отличается от определения В.Д. Глушко и Б.В. Раушенбаха, но дается в «деятельностном» ракурсе и это представляется нам методологически плодотворным, особенно учитывая дальнейшее расширение сфер космической деятельности людей.

Космизация человеческой деятельности подготовила другое направление взаимодействия общества и космоса – влияние человечества на космос, освоение космоса. В настоящее время это второе направление взаимодействия общества космоса является ведущим и перспективы его развития расширяются с каждым космическим запуском.

Появление практической космонавтики подготовило и развило качественно новый этап космизации науки, использование ранее недоступных космических процессов и факторов в деятельности людей на Земле. Достижения и потребности космонавтики, в свою очередь, ставят целый ряд новых проблем повышенной сложности перед множеством областей науки, техники и технологии, решение которых ведет к более широкому и глубокому проникновению в космические пространства, позволяет еще эффективнее использовать внеземные объекты, процессы и факторы в производстве, во всём народном хозяйстве. Благодаря освоению космоса процесс космизации, обретая всеобъемлющий характер, превращается в целостную систему вторжения космоса в социальную деятельность и движения к нему (социализация внеземных пространств и объектов).

В какой-то степени по пути космизации и глобализации пойдут многие отрасли научного знания, одновременно попадая под влияние уже не только космического, но и глобального «аттракторов» приращения научного знания. Уже очень скоро мы столкнемся с тем, что привычные – традиционные отрасли науки получат «глобальную» приставку к своему наименованию, как это уже случилось ранее с «космической приставкой» под влиянием космических исследований, развития астрономии и космонавтики.

И здесь важно обратить внимание на то, что со второй половины прошлого века и начала нынешнего темпорально-линейное «революционное движение» науки отнюдь не прекращается, но всё больше уступает место некоторому имеющему интегративную природу «мультиреволюционному взрыву». Это не только междисциплинарное объединение глобальной и космических революций в единое целое системное целое в науке, но и другие проявления поли- и междисциплинарности в содержании и структуре научных революций. Можно также считать, что идёт речь о существенном усилении общенаучно-интегративных тенденций и интенсивном проявлении их на уровне универсальных (глобальных) научных революций [17].

Суть этого комплексно-интегративного научного феномена заключается в появлении почти в один и тот же исторический период не одной «очередной» научной революции, а одновременно по историческим масштабам времени целого их «куста» или комплекса (кластера). Представляется, что формирующиеся относительно автономно «научные революции» постепенно объединяются в системно-интегративное целое, которое уместно именовать «ноосферной революцией в науке», ведущей к становлению следующей за постнеклассической – ноосферной науке в будущей сфере разума.

В ходе этого «интегративно-революционного» процесса к глобально-космической революции в науке добавляется информационно-кибернетическая революция, экологическая революция, темпоральная революция (процесс футуризации науки [18]) и ряд других универсально-глобальных революций в науке, которые создают когнитивную основу становления будущей сферы разума – ноосферы, идею которой в нашей стране предложил и развил В.И. Вернадский, вкладывая в это понятие не только социальное и геологическое, но и шире - глобально-космическое содержание.

Глобальные проблемы в космической перспективе

Глобалистика как формирующаяся научная дисциплина и вместе с тем междисциплинарно-интегративное направление научного поиска изучает глобальные процессы и системы, включая все многообразие явлений, присущих обществу в его общемировом, планетарном качестве целостности и взаимодействии с окружающей природой планеты и космоса. Глобалистика не может изолироваться от космических проблем хотя бы даже в силу природно-пространственной связи планеты с внеземным ее окружением, а тем более, – в силу начавшегося освоения внепланетарных пространств. Причем особую роль эта связь имеет для биосферы как «единственной области планеты, закономерно связанной с космическими просторами» [19, С. 425].

Формирование одной из главных его областей глобальных исследований – глобалистики в России обычно датируется с конца 1960-х – начала 1970-х годов. Именно это время характеризуется углубленным изучением трёх глобальных проблем современности – проблемы войны и мира, освоения космоса и охраны окружающей среды [20, С.214; 21, С.21; 22, С.48]. Это связано с тем, что, как минимум, эти глобальные проблемы уже исследовались и осознавались с середины прошлого века, но они изучались независимо друг от друга, хотя их общечеловеческий и планетарный статус был очевиден. И если для осмысления проблемы войны и мира были свои известные всем причины и обстоятельства, то для изучения проблемы освоения космоса – это был запуск Советским Союзом первого спутника и первого человека в космос.

И все же космонавтика появилась вначале как одна из глобальных проблем и до сих пор в существенной степени остаётся такой, поскольку космическое хозяйство создавалось и существовало только на планете. Но даже тогда, когда появилась возможность выхода за пределы планеты, глобальные основы и характеристики проблемы освоения космоса сохранились. В своем «проблемном» выражении освоение космоса удовлетворяет всем признакам глобальности, поскольку потребность в освоении космоса объективно присуща всем странам и народам, всему человечеству в целом.

С этой точки зрения, очевидно, что доступный для человеческой деятельности космос должен быть и, по сути, является достоянием всех землян. Это в определенной мере уже закреплено в Договоре о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 г. и других актах и нормах международного космического права.

Глобальные проблемы – это проблемы развития человечества (концентрирующие в основном негативные эффекты этого развития), обнаружившие свой планетарный и общечеловеческий характер в основном в прошлом веке, хотя аналогичные проблемы имели место и ранее в глобальной истории человечества. Глобальные проблемы выступают в качестве одной из форм глобального развития, требующей для своего решения «реверса» направления их дальнейшего эволюционного продолжения для обеспечения дальнейшего существования и устойчивого развития цивилизации.

Глобальные проблемы получили свое наименование, на наш взгляд, не совсем удачно, поскольку объективно они представляют социальные и социоприродные противоречия, а не просто теоретические или практические вопросы. По сути, само наименование «глобальные проблемы» было дано потому, что они касаются всего человечества, а поскольку оно обитает только на нашей планете (исключая эпизодические космические полеты), то показалось, что термин «глобальные» может оказаться вполне приемлемым. Глобальное в таком случае отождествляется с общечеловеческим и вместе с тем общепланетарным, а значит, глобальные проблемы — это проблемы всего человечества в целом. Именно в этом общечеловеческом смысле многие глобальные проблемы на планетарном периоде развития человечества не удастся разрешить и они выйдут за пределы планеты, обретая уже иную –глобально-космическую, а в дальнейшем и космическую форму своего существования.

Поскольку ряд глобальных проблем окажутся вынесенными в космос, они не исчезнут, выражая общечеловеческие потребности, например, в освоении разного рода ресурсов и создания приемлемых для людей экологических условий). И это, не говоря уже о взаимоотношениях человека и общества, социума и цивилизации, многие из которых оказываются вечными и универсальными в том смысле, что ряд из них будут проявляться в космосе также, как и на Земле. Эти инвариантные общечеловеческие проблемы еще предстоит выявить, но ясно, что они не характерны только для существования и развития человечества на нашей планете. Некоторые из глобальных проблем могут навсегда остаться связанными с Землей, ели они вызваны только спецификой данной нам планеты. Но большинство из них, специфических уже не для планеты, а человечества в самом их общем виде, видимо, «перенесутся» в космос и, тем самым, формально перестанут быть глобальными в земном их понимании.

Но и в более широком смысле термина «глобальные проблемы» как общечеловеческие проблемы останутся и за пределами Зеемли. И можно представить, что наши далекие потомки, уже давно живущие в космосе, будут удивляться, почему их «космические проблемы» когда-то именовались только глобальными проблемами. Более адекватное наименование — общечеловеческие проблемы, а наименование «глобальные проблемы» окажется временно-земным. Не только глобальные проблемы, но и другие глобальные феномены целесообразно рассмотреть и с позиций их возможного продолжения вне планеты, что может иметь аналоги в космосе и не ограничиться лишь своим земным вариантом. И для решения такого рода проблем окажется уместным предлагаемое выше разделение наук на земные и космические.

В принципе, когда развернётся широкий выход в космос, глобализация в том виде как мы её сейчас представляем, вполне возможно, завершится. Однако произойдёт это не скоро, во всяком случае, не через десятки лет и не в этом столетии. Сейчас глобализацию мы в основном видим как процесс интегративного обретения целостности человечества, более существенного единства и универсально-общечеловеческих характеристик. Но при освоении космоса исчезают природные границы и пределы земного шара и для пространственного развертывания дальнейшего цивилизационного процесса появляются новые возможности и пути внеземной эволюции во многих направлениях.

Вряд ли стоит видеть внеземное развитие (и обживание космоса) как равноправное во всех направлениях и измерениях. Мыслимы некоторые преимущественные направления космической деятельности — освоение Луны и Марса, а также создание искусственных космических станций. А в более отдаленной – уже космологической перспективе — освоение экзопланет, тем более, что уже обнаружены кандидаты — планеты земной группы для возможного освоения и поселения землян.

Но и на этом возможное космическое расширение и продолжение глобальных исследований не исчерпывается. В отличие от глобализации, формирующей взаимосвязанный целостный глобальный мир, космическое расселение окажется для человечества процессом «рассеяния по космосу», утерей былой «добытой» глобализацией целостности и, возможно, даже дальнейшего автономного развития разных космических цивилизаций земного происхождения (которые могут именоваться локально-космическими цивилизациями). Однако это не означает, что не будет процессов, в какой-то мере аналогичных глобализации, — это процессы освоения Луны - селенизация, освоения Марса - аресизация и т.п.

Опыт изучения и реализации глобального расселения и последующей глобализации может пригодиться и для освоения экзопланет в далеком будущем и других процессов космического расселения. Предполагаемые процессы расселения и «глобализации» на иных космических объектах ставят вопрос о более широком видении этого процесса, предполагающего более продолжительное развертывание данного глобального процесса в других формах или же рассмотрения более общего, связанного с ним. Ведь внеземные процессы «глобализации» (которые, следуя Вернадскому, уместно назвать уже процессами планетизации) на иных небесных телах будут начинаться с заселения конкретной планеты (или иного космического объекта) и поэтому, учитывая такие возможности, также имеет смысл более досконально выявить закономерности глобального расселения предков современного человека по всей территории Земли из Африки.

Для этих исследований важно вывить потенциальных кандидатов на возможное переселение человечества с Земли, если человечество выживет на нашей планете и такая необходимость появится в будущем. Такую цель, конечно, не ставит современная планетология как комплекс наук, изучающих планеты, их спутники, а также нашу звездную систему в целом, внесолнечные планеты и другие планетные системы во Вселенной. Но не исключено, что в этом направлении, используя данные планетологии, будет развиваться и «экзопланетная глобалистика» во всяком случае, если экзопланетарные процессы окажутся в расширенном за счёт космоса предметном поле глобальных исследований.

Однако речь в перспективе пойдет не только о поисках жизни на экзопланетах и возможности, как предполагал К.Э. Циолковский (а сейчас эту идею активно популяризируют Стивен Хокинг и Илон Маск), переселения на другие подходящие небесные тела с целью продления существования и эволюции человечества. Возможно, также, что одним из направлений космических и глобальных исследований, используя «глобальную методологию», окажется проблема поиска внеземных цивилизаций и связи с ними [2].

Вместо заключения

В начале XX века К.Э.Циолковский выдвинул идею бессмертия человечества, реализовать которую он предполагал благодаря освоению космоса. Это была первая концепция космического выживания и непрерывного, неопределенно долгого развития цивилизации, получившая в дальнейшем разработку в концепции и стратегии устойчивого развития.

Однако космический вариант устойчивого развития, теоретически вполне возможный в отдаленном будущем, кажется не столь актуальным с позиций решения глобальных проблем и предполагаемого развёртывания глобальных процессов. Именно эти последние в значительной мере, во всяком случае в большей степени, как сейчас представляется, чем космические факторы, определяют вероятность выживания человечества. Разрабатываемая и в какой-то мере реализуемая сейчас во всем мире стратегия устойчивого развития акцентирует внимание именно на земных проблемах выживания и, по сути дела, проблемы освоения космоса отодвигает на периферию глобального развития [23].

Благодаря космонавтике, развивающейся в мирном направлении, происходит более полное познание и рациональное освоение природы Земли, «добыча» и «опредмечивание» научной информации о космосе, вовлечение в производство условий и процессов околоземного пространства для блага человека на Земле. Тем самым возникают более тесные взаимосвязи между обществом, планетой и космосом, постепенно формируется социоприродная система «человечество – Земля – Вселенная» [24], развитие которой идет в устойчивом направлении развития. На современном этапе освоения космоса приоритетным оказывается использование космических средств для мирного научно-технического и социально-экономического прогресса на планете. Именно эта концепция, о которой выше уже упоминалось, показывает, что в фокусе совокупной космической деятельности должен быть человек и человечество, его мирное и устойчивое развитие на Земле, получила название «антропогеокосмизма» или «социогеокосмизма» [24].

Из этой концепции следует, что еще длительное время центром новой формирующейся экосистемы, состоящей из Земли и все расширяющихся областей осваимого космоса, будет наша планета в силу того, что на ней «проживает» человечество. Однако в сравнительно отдаленной исторической перспективе появятся наряду с Землей и другие центры космической деятельности – как искусственные сооружения, так и поселения людей на естественных небесных телах, пригодных для этого (Луна. Марс, спутники планет Юпитеровой группы т.п.). Но и при наличии этих новых центров Земля еще длительное время будет доминирующей геокосмической базой, направляющей и вместе с тем «притягивающей» космическую деятельность человеческой цивилизации.

Геоцентрическое видение устойчивого развития, которого до сих пор придерживается ряд учёных, оказывается бесперспективным, поскольку стало понятным, что обеспечение эффективного решения глобальных проблем и всеобщей безопасности невозможно без средств космонавтики. Космос вторгается в решение проблем устойчивого развития и в особенности обеспечения геокосмической и глобальной безопасности [2].. В последние годы выяснилось, что астероидно-кометная опасность - это вполне реальная угроза гибели цивилизации, вероятность которой вполне сопоставима по степени риска с ядерной или экологической опасностью [25].

Концепцию устойчивого развития необходимо органически соединить с концепцией антропогеокосмизма и только в этой системной целостности можно видеть дальнейшую стратегию выживания цивилизации в глобально-космическом направлении. Перспективы освоения космоса связаны с решением всех других глобальных проблем и, в свою очередь, развитие космонавтики дает возможность расширения некоторых из них за пределы планеты, становления их уже не просто глобальными, а глобально-космическими процессами. Вот почему на этом пути возникает новое интегративное направление исследований - космоглобалистика, которая и является той основой и своего рода «зародышем», из которого будет развёртываться глобально-космическая революция в науке [26-28]. Будучи новым направлениям исследований, оно представляет большой интерес для социально-философского анализа космонавтики, и, по сути дела, доказывает методологическую плодотворность концепции «социогеокосмизма», как одного из современных вариантов антропокосмического мировоззрения.

На наш взгляд, среди многочисленных философских проблем освоения космоса именно глобальные проблемы (и процессы) и должны быть центром притяжения, прежде всего потому, что они имманентно связаны с дальнейшей судьбой цивилизации, впервые возникшей на планете Земля. Взаимодействие Земли и Вселенной в этом направлении глобально-космических исследований предстает в качестве основного предметного поля междисциплинарного поиска, ориентирующегося на выживание и дальнейшую безопасную эволюцию человечества.

Формирование на базе космоглобалистики новой глобально-космической научной революции вполне вероятно, поскольку такой процесс соответствует мегатрендам дальнейшего развития науки, отражающей и предвосхищающей геокосмическую устойчивую эволюцию цивилизации. Такой вывод становится ещё более обоснованным в контексте глобально-космического разделения научных исследований, охватывающего всю науку в целом, что позволяет прогнозировать развёртывание междисциплинарной глобально-космической революции в современной, а особенно в будущей науке.

Библиография
1.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобалистика и глобальные исследования. Глобальная революция в науке. Саарбрюкен: Диктус, 2014. 468 с.
2.
Урсул А.Д. Космоглобалистика: взаимосвязь глобальных и космических процессов // Философская мысль. 2013. № 4. С. 149 – 210.
3.
Циолковский К.Э. Этика или естественные основы нравственности // Архив РАН. № 555, оп. I, д. 372.
4.
Циолковский К.Э. Черты из моей жизни // К.Э.Циолковский. М., 1939.
5.
Циолковский К.Э. Из предисловия к моим трудам // Архив РАН, ф. 555, оп. I, д. 557.
6.
Циолковский К.Э. Порядок космической философии и его выводы (1933 г.) // Архив РАН, ф. № 555, оп. I, д. 504.
7.
Циолковский К.Э. Конспект космической философии (1935 г // Архив РАН, ф. № 555, оп. I, д. 534.
8.
Циолковский К.Э. Космическая философия (1935 г.). // Архив РАН, ф. № 555, д. 535.
9.
Федоров Н.Ф. Сочинения. М.: Мысль. 1982. 711 с.
10.
Урсул А.Д. Освоение космоса (Философско-методологические и социологические проблемы). М.: Мысль. 1967. 278 с.
11.
Казютинский В.В. Циолковский К.Э. // Глобалистика: Энциклопедия / Гл.ред. И. И. Мазур, А. Н. Чумаков; М.: Радуга, 2003. 1328 с.
12.
Ильин И. В., Урсул А. Д. Глобальные исследования и эволюционный подход. М.: Изд-во Московского университета. 2013. 568 с.
13.
Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука.1991. 271 с.
14.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. В.И. Вернадский и глобально-ноосферные исследования // Социодинамика. 2013. № 3. С. 318-365. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.383. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_383.html
15.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Грядущее человечества: гибель или бессмертие? // Социодинамика 2013. № 3. С.138-199. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.478. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_383.html
16.
Глушко В.П., Раушенбах Б.В. Космонавтика // Большая Советская Энциклопедия. Т. 13. М.: Советская энциклопедия. 1973. 608 с.
17.
Урсул А.Д. Философия и интегративно-общенаучные процессы. М.: Наука. 1981. 368 с.
18.
Урсул А.Д. Вектор футуризации: поворот к исследованию будущего // Философия и культура. 2015. № 12. С.1767-1776. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.12.15703
19.
Вернадский В.И. Размышления натуралиста: В 2-х кн. Кн. 2. Научная мысль как планетное явление. М.: Наука, 1977. 191 с. .
20.
Костин А.И. Формирование глобалистики // Глобалистика. Энциклопедия. М.: Радуга. 2003. С.214-215.
21.
Костин А.И. Экополитология и глобалистика. М.: Аспект Пресс, 2005, 418 с.
22.
Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира. 2-ое перераб. доп. изд. М.: Проспект. 2013. 416 с.
23.
Ursul A.D. Space exploration in sustainable development strategy // Actual рroblems of aviation and aerospace systems: processes, models, experiment. vol. 21. № 1 (42). 2016. Р. 206-210.
24.
Урсул А.Д. Человечество, Земля, Вселенная. Философские проблемы космонавтики. М.: Мысль. 1977. 264 с.
25.
Астероидно-кометная опасность: вчера, сегодня, завтра / Под ред. Шустова Б. М., Рыхловой Л. В. М.: ФИЗМАТЛИТ, 2010. 384 с.
26.
Урсул А.Д., Дронов А.И. Глобальные проблемы и освоение космоса (к формированию космической глобалистики) // Глобальные проблемы социального развития (филocoфcкo-методологические аспекты). Кишинев: Штиинца. 1986. С. 5-42.
27.
Урсул А.Д. Космическая глобалистика в ракурсе информационной гипотезы освоения мира // Глобалистика как область научных исследований и сфера преподавания / Под ред. И.И. Абылгазиева, И.В. Ильина. Вып. 5. М.: МАКСПресс, 2011. С. 43-62.
28.
Ilyin I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global Studies. Textbook. Saarbrücken: Lambert Academic Pablishing, 2016. 288 р.
References (transliterated)
1.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Globalistika i global'nye issledovaniya. Global'naya revolyutsiya v nauke. Saarbryuken: Diktus, 2014. 468 s.
2.
Ursul A.D. Kosmoglobalistika: vzaimosvyaz' global'nykh i kosmicheskikh protsessov // Filosofskaya mysl'. 2013. № 4. S. 149 – 210.
3.
Tsiolkovskii K.E. Etika ili estestvennye osnovy nravstvennosti // Arkhiv RAN. № 555, op. I, d. 372.
4.
Tsiolkovskii K.E. Cherty iz moei zhizni // K.E.Tsiolkovskii. M., 1939.
5.
Tsiolkovskii K.E. Iz predisloviya k moim trudam // Arkhiv RAN, f. 555, op. I, d. 557.
6.
Tsiolkovskii K.E. Poryadok kosmicheskoi filosofii i ego vyvody (1933 g.) // Arkhiv RAN, f. № 555, op. I, d. 504.
7.
Tsiolkovskii K.E. Konspekt kosmicheskoi filosofii (1935 g // Arkhiv RAN, f. № 555, op. I, d. 534.
8.
Tsiolkovskii K.E. Kosmicheskaya filosofiya (1935 g.). // Arkhiv RAN, f. № 555, d. 535.
9.
Fedorov N.F. Sochineniya. M.: Mysl'. 1982. 711 s.
10.
Ursul A.D. Osvoenie kosmosa (Filosofsko-metodologicheskie i sotsiologicheskie problemy). M.: Mysl'. 1967. 278 s.
11.
Kazyutinskii V.V. Tsiolkovskii K.E. // Globalistika: Entsiklopediya / Gl.red. I. I. Mazur, A. N. Chumakov; M.: Raduga, 2003. 1328 s.
12.
Il'in I. V., Ursul A. D. Global'nye issledovaniya i evolyutsionnyi podkhod. M.: Izd-vo Moskovskogo universiteta. 2013. 568 s.
13.
Vernadskii V.I. Nauchnaya mysl' kak planetnoe yavlenie. M.: Nauka.1991. 271 s.
14.
Ursul A.D., Ursul T.A. V.I. Vernadskii i global'no-noosfernye issledovaniya // Sotsiodinamika. 2013. № 3. S. 318-365. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.383. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_383.html
15.
Ursul A.D., Ursul T.A. Gryadushchee chelovechestva: gibel' ili bessmertie? // Sotsiodinamika 2013. № 3. S.138-199. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.478. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_383.html
16.
Glushko V.P., Raushenbakh B.V. Kosmonavtika // Bol'shaya Sovetskaya Entsiklopediya. T. 13. M.: Sovetskaya entsiklopediya. 1973. 608 s.
17.
Ursul A.D. Filosofiya i integrativno-obshchenauchnye protsessy. M.: Nauka. 1981. 368 s.
18.
Ursul A.D. Vektor futurizatsii: povorot k issledovaniyu budushchego // Filosofiya i kul'tura. 2015. № 12. S.1767-1776. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.12.15703
19.
Vernadskii V.I. Razmyshleniya naturalista: V 2-kh kn. Kn. 2. Nauchnaya mysl' kak planetnoe yavlenie. M.: Nauka, 1977. 191 s. .
20.
Kostin A.I. Formirovanie globalistiki // Globalistika. Entsiklopediya. M.: Raduga. 2003. S.214-215.
21.
Kostin A.I. Ekopolitologiya i globalistika. M.: Aspekt Press, 2005, 418 s.
22.
Chumakov A.N. Globalizatsiya. Kontury tselostnogo mira. 2-oe pererab. dop. izd. M.: Prospekt. 2013. 416 s.
23.
Ursul A.D. Space exploration in sustainable development strategy // Actual rroblems of aviation and aerospace systems: processes, models, experiment. vol. 21. № 1 (42). 2016. R. 206-210.
24.
Ursul A.D. Chelovechestvo, Zemlya, Vselennaya. Filosofskie problemy kosmonavtiki. M.: Mysl'. 1977. 264 s.
25.
Asteroidno-kometnaya opasnost': vchera, segodnya, zavtra / Pod red. Shustova B. M., Rykhlovoi L. V. M.: FIZMATLIT, 2010. 384 s.
26.
Ursul A.D., Dronov A.I. Global'nye problemy i osvoenie kosmosa (k formirovaniyu kosmicheskoi globalistiki) // Global'nye problemy sotsial'nogo razvitiya (filocofcko-metodologicheskie aspekty). Kishinev: Shtiintsa. 1986. S. 5-42.
27.
Ursul A.D. Kosmicheskaya globalistika v rakurse informatsionnoi gipotezy osvoeniya mira // Globalistika kak oblast' nauchnykh issledovanii i sfera prepodavaniya / Pod red. I.I. Abylgazieva, I.V. Il'ina. Vyp. 5. M.: MAKSPress, 2011. S. 43-62.
28.
Ilyin I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global Studies. Textbook. Saarbrücken: Lambert Academic Pablishing, 2016. 288 r.