Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2160,   статей на доработке: 281 отклонено статей: 942 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Противодействие полицейскими силами Нидерландов детской порнографии, распространяемой в сети Интернет: международные стандарты и зарубежный опыт
Кобец Петр Николаевич

доктор юридических наук

главный научный сотрудник, Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России (ФГКУ «ВНИИ МВД России»)

117546, Россия, г. Москва, ул. Медынская, 5, корп. 4

Kobets Petr Nikolaevich

Doctor of Law

Senior Research Fellow at the All-Russian Research Institute of the Ministry of Internal Affairs

117546, Russia, Moscow, ul. Medynskaya, 5, building 4, 129

pkobets37@rambler.ru
Аннотация. Предметом исследования послужил анализ зарубежного опыта, относительно выработки единых подходов к формированию механизма противодействия детской порнографии в сети Интернет. Автор подробно останавливается на проблеме анализа природы детской порнографии, причин ее порождающих, в целях противодействия данного феномена. Помимо этого, в статье исследуется голландское законодательство, организационная структура полицейских подразделений, разделение труда между подразделениями полиции, а также те проблемы, с которыми сталкиваются правоохранительные органы Нидерландов в процессе ведения активной борьбы с детской порнографией в кибернетическом пространстве. Методологию исследования составляют общенаучные способы познания и специальные юридические методы: формально-юридический; сравнительно-правовой; анализ; синтез; логический метод; метод юридического моделирования и прогнозирования. Автор приходит к выводу, что полицейские силы, представляющие различные страны, должны сотрудничать в большей мере, чем они делают в настоящее время, чтобы противодействовать преступности в сети Интернет с максимальной эффективностью. Новизна исследования состоит в том, что оно развивает и уточняет теорию современных информационных технологий и их влияние на преступность. На примере использования информационных технологий, автором показаны последствия, которые приводят к распространению детской порнографии.
Ключевые слова: право Европейского Союза, полиция Нидерландов, информационная безопасность, средства массовой информации, информационные технологии, детская порнография, предупреждение преступности, профилактика, киберпреступность, киберпространство
DOI: 10.7256/2409-7810.2017.1.21673
Дата направления в редакцию: 13-01-2017

Дата рецензирования: 20-01-2017

Дата публикации: 25-03-2017

Abstract. The subject of the study was the analysis of foreign experience, regarding developing common approaches to the formation mechanism of combating child pornography on the Internet. The author dwells on the problem of analysis of the nature of child pornography, its causes, in order to counter this phenomenon. In addition, the article examines Dutch law, the organizational structure of police units, the division of labor between the police and the problems faced by law enforcement agencies of the Netherlands in the process of conducting an active struggle against child pornography in cyberspace. The methodology of the study consists of General scientific methods of cognition and special legal methods: formal-legal, comparative-legal analysis; analysis; synthesis; logical method; method of legal modeling, and forecasting. The author comes to the conclusion that the police forces of different countries should cooperate to a greater extent than they do currently to counteract crime on the Internet with maximum efficiency. The novelty of the research is that it develops and refines the theory of modern information technologies and their impact on crime. For example, the use of information technology, the author shows the consequences that lead to distribution of child pornography.

Keywords: child pornography, information technologies, mass media, information security, the Dutch police, law of the European Union, crime prevention, prevention, cybercrime, cyberspace

Население земного шара пользуется Интернетом во благо по многим причинам - с целью самообразования, для поддержания контактов с друзьями, находящимися за рубежом и еще по многим причинам. Среди пользователей сети Интернет есть и такие, которые совершают неправомерные поступки и преступления, к примеру, мошенничество при помощи Интернета, преступления в сфере информационных технологий (то, чем занимаются хакеры) и распространение детской порнографической продукции. Поэтому полицейским подразделениям всего мира тоже приходится присутствовать в кибернетическом пространстве. Поэтому неспроста в отечественной юридической литературе вопросам деятельности полиции по профилактики правонарушений в зарубежных государствах уделяется большое внимание [1].

В глазах голландского общества самой серьезной проблемой в кибернетическом пространстве в настоящее время является распространение детской порнографии. Несмотря на то, что мошенничество при помощи Интернета и вирусы также причисляются к серьезным проблемам, однако, голландское общество в первую очередь ожидает от правоохранительных органов, что они сосредоточатся на борьбе против педофилов, торгующих детской порнографией и распространяющих ее. Поэтому, нидерландские полицейские рассматривают детскую порнографию как проблему номер один в правоохранительной работе в Интернете.

Такой приоритет этой проблемы в Нидерландском обществе основывается не на статистике. К слову сказать, в Интернете не существует какой-либо зловещей статистики по детской порнографии. Но средства массовой информации время от времени знакомят граждан с некоторыми данными. В Нидерландах распространение детской порнографии причисляется к проблеме номер один не столько из-за статистических данных о совершенных преступлениях или из-за людей, которые знают или просто думают, что этот вид преступления совершается чаще других, сколько из-за того, что люди испытывают очень сильное отвращение к нему. В то же время они знают, что Интернет делает ознакомление с такими изображениями более доступным, чем, скажем, ранее [2].    

Для того, чтобы понять, как в Нидерландах в действительности относятся к подобным преступлениям, следует принять во внимание два примечательных в этом смысле дела: Dutroux в Бельгии и Ulrich в Нидерландах [3, с. 1]. Начиная с августа 1992г., в Бельгии были зарегистрированы пропажи девочек. В течение трех долгих лет расследования полиция была не в состоянии пролить свет на эти преступления, несмотря на то, что она в течение всего этого времени и по разным поводам допрашивала преступника. 6 декабря 1995г. Марк Дютруа (Marc Dutroux), педофил, был арестован за похищение по меньшей мере двух девочек [4].  Вскоре после его ареста стало ясно, что он был ключевой фигурой в банде педофилов, которая похищала девочек и держала их в заложниках в течение определенного срока, пока их можно было насиловать. Это дело повергло бельгийское общество в шок, и в ходе проведения расследования многие люди приходили в ярость от того огромного количества ошибок, которое допускала бельгийская полиция, например, когда не использовала все возможности, чтобы обмениваться информацией с другими департаментами полиции. Действия полиции были подвергнуты критике и за то, что при обыске в домах, принадлежащих Дютруа, она не смогла найти тайную комнату, в которых двух девочек содержали в качестве заложниц. Полиция обнаружила их тела позже. Девочки могли бы остаться в живых, найди полицейские эту комнату в ходе проводимого обыска (Комиссия по делу Дютруа, 1997) [5, с. 25].  Дело Дютруа потрясло в не меньшей степени и граждан Нидерландов. Во-первых, это, безусловно, было связано с тем, что Бельгия находится по соседству, а во-вторых, в ходе расследования дела неоднократно было заявлено, что банда Дютруа может иметь тесные контакты с педофилами из Нидерландов [6, с. 1507].

Подобно законодательству других западных стран, законодательство Нидерландов особо оговаривает запрет на детскую порнографию. Ныне действующая ст. 240b раздела XIV Уголовного кодекса Голландии «Преступления против общественной нравственности», запрещает владение изображениями - или любыми устройствами, содержащими такие изображения, - на которых показан любого вида половой акт с лицом, не достигшим 16 лет. Статья 240b также запрещает хранение, передачу, производство, ввоз в страну, вывоз из страны и показ этих изображений, независимо от того, каким является изображение - на бумаге или цифровым [7, с. 354].    

В 1998 г. Верховный суд вынес решение о том, что в соответствии с формулировкой ст. 240b любое владение таким материалом запрещено: даже если человек владеет только одним воспроизведенным изображением, независимо от намерения, связанного с его распространением. Следовательно, любое лицо в Нидерландах, владеющее только одной порнографической фотографией ребенка, независимо от того, на бумаге оно или на диске, нарушает закон [8, с.87].    

Невзирая на данное решение Верховного суда, голландская полиция не ставит своей целью арест каждого педофила, который владеет единственной фотографией (или единственным изображением). Прежде всего, они занимаются ключевыми фигурами в сети педофилов, занимающихся распространением или даже торговлей детской порнографией.

По мнению некоторых нидерландских юристов, ст. 240b не запрещает псевдофотографии. Псевдофотографии - это цифровые увеличенные или обработанные изображения с намерением создать впечатление детской порнографии. К примеру, кто-то может использовать компьютерную программу, чтобы скомбинировать изображение обнаженного ребенка и обнаженного взрослого. Поэтому такие картинки не обязательно показывают фактический половой акт; они представляют собой фантазию изготовителя. В данном случае закон распространяется на картинки с изображением «полового акта». Следует допустить, что псевдофотографии фактически не представляют «настоящего» полового акта. В таком случае владение подобным материалом не наказуемо. С другой стороны, можно допустить, что даже псевдофотографии могут представлять (идею) полового акта и в этом случае такая картинка противоречит духу закона [9, с. 59].

Если первый вариант и его аргументация будут преобладать в залах судебных заседаний, то полиции придется доказывать, что изображение, уличающее преступника в совершении преступления, не сделано или не обработано при помощи цифровой программы. Это, безусловно, будет создавать трудности для полицейской         системы.

Голландская полицейская организация разделена на 26 департаментов: 25 региональных и Национальное управление полицейской службы - Korps Landelijke Politie Diensten - KLPD (в Соединенном Королевстве 51 полицейское подразделение) [10, с. 28]. Размер региональных департаментов зависит от таких факторов, как численность населения, уровень преступности и степень урбанизации. Как правило, региональный департамент подразделяется на районные, а те в свою очередь - на низовые подразделения. В каждом полицейском департаменте есть специальные подразделения регионального уровня, такие как следственные отделы, отделы по делам несовершеннолетних, полиция нравов, технические службы и справочно-информационные службы, в которых содержится информация о преступниках («info-desk»). Большинство департаментов имеет в каждом районе небольшие следственные отделы. Обычно в низовых подразделениях отсутствуют специализированные отделы.

Каждому региональному департаменту предоставлена относительная свобода в выполнении обязанностей и определении приоритетов деятельности. Хотя существует доминирующее направление в философии обеспечения правопорядка, которую лучше всего охарактеризовать как «поддержание правопорядка с участием граждан общества» [11]. Поэтому в низовых подразделениях работают полицейские двух категорий. Работа большей части одних связана с обеспечением правопорядка на улицах, а именно: патрулированием, реагирование на срочные вызовы, обычной работой по предупреждению преступности и несложной следственной работой. Другая часть полицейских занимается исключительно охраной правопорядка с привлечением к ней граждан. Их задача заключается в установлении социальных связей в местных общинах, а в процессе патрулирования - обеспечением правопорядка и разбирательством мелких конфликтных ситуаций, таких, как драки, разрешение внутрисемейных конфликтов, предупреждение и пресечение случаев загрязнения окружающей среды, а также работа с психически неуравновешенными людьми.

Безусловно, все 25 региональных подразделений сотрудничают между собой при выполнении своей повседневной работы. С целью поддержания такого сотрудничества в некоторых областях, таких, как, например, расследование тяжких преступлений и дактилоскопии были созданы подразделениях. В настоящее время работе 25 региональных полицейских департаментов помогают семь Бюро цифровых исследований (BDE).

Национальная служба полиции (KLPD) (National Police Service Agency) отвечает за такие направления работы, как контроль над дорожным движением на крупных автомагистралях (дорожная полиция) и надзор за движением судов на основных водных маршрутах (водная полиция). Кроме того, KLPD отвечает за работу некоторых специальных подразделений, например, Национальной службы уголовной разведки (the National Criminal Intelligence Service), Группы по реагированию в чрезвычайной ситуации (the Disaster Identification Team) и Службы информационной технологии (the Information Technology Service). Следует упомянуть и то, что национальное подразделение полиции, осуществляющее надзор в Интернете, входит в состав KLPD, который был переименован в Отдел по расследованию преступлений, совершенных с применением цифровых технологий (Unit for Digital Investigation) (UDR).

Наконец, существует несколько служб, которые выполняют полицейские функции, но не входят в состав 26 полицейских департаментов. Одна из них - Национальный судебно-медицинский институт (National Forensic Institute) (NFI), который подчиняется непосредственно Министерству юстиции [12].  По просьбе полиции, Министерства юстиции или судов NFI проводит химические, токсикологические, физио-биологические и технологические исследования. Кроме того, NFI осуществляет разработку новых способов и приемов исследования, включая приемы получения информации от организаторов преступлений, ведения контроля за работой появляющихся в Интернете групп, выяснения личности людей, действующих в Интернете и проч.

 В соответствии с распространенной среди полицейских точкой зрения, борьба с преступностью в цифровом пространстве должна быть организована на трех уровнях [13]. Рядовой состав - это первый уровень. Полицейские этого уровня должны знать, что цифровое оборудование, такое как компьютер, электронный органайзер или мобильный телефон, может содержать улики, и что следует делать или, что гораздо важнее, не следует делать, когда они находят такое оборудование. Кроме того, они должны знать, кто им может помочь, когда у них возникают трудности. Также, на первом уровне они должны выступать в качестве «полуэкспертов» (недипломированных специалистов): полицейские, в чьи обязанности входит оказание помощи другим, в том числе выявление и удержание компьютерной информации после совершения преступления - цифрового или традиционного. На втором уровне - служащие Бюро цифровых исследований (BDE). Они должны помочь полицейским департаментам в расследовании более сложных преступлений, совершенных с использованием цифровых устройств. Третий уровень - это государственные эксперты: специальные подразделения KLPD (Национального управления полицейской службы), которые разрабатывают тактику деятельности полиции в цифровом мире, и ученые NFI (Национального судебно-медицинского института), которые заняты разработкой новых методов исследования вещественных доказательств.

В настоящее время эта трехуровневая модель - просто модель, но не реальность. В частности, первые два уровня не функционируют так, как должны, в соответствии с концепцией модели. Среднестатистический полицейский не знает столько, сколько надо было бы, о цифровых реалиях современной полицейской работы. Кроме того, только в некоторых из 125 полицейских подразделений Нидерландов работают недипломированные специалисты, которые могут оказать помощь полицейскому в его работе [14]. Как результат, полицейские служащие из Бюро цифровых исследований (BDE) заняты выполнением относительно таких простых видов работы, как, например, извлечением данных из конфискованных электронных органайзеров или копированием данных с твердых дисков.

Несмотря на официально заявленную свободу полицейских департаментов на установление собственных приоритетов в работе, борьба с детской порнографией в Интернете фактически ведется на государственном уровне. Национальный отдел по расследованию преступлений, совершенных с применением цифровых технологий (UDR), возглавляет борьбу против детской порнографии в кибернетическом пространстве. При этом полиция старается избегать параллелизма в работе, который может возникнуть в случае, если расследование преступлений будет проводиться BDE или полицейскими департаментами.  В Интернете не видно с первого взгляда, в чьей юрисдикции находится педофил, совершивший преступление, и поэтому поиск преступника могут начать одновременно несколько подразделений.

В Соединенном Королевстве вопросами борьбы с детской порнографией целенаправленно занимаются специальные подразделения, которые курируют три основных полицейских подразделения, и поскольку их три, им трудно не начать работать над одним и тем же делом [15, с. 25]. Создание национального детективного подразделения, специализирующегося на  киберпреступности, станет достойным вкладом в международное сотрудничество, и подобные подразделения из других стан и международные службы, такие, как, к примеру, Интерпол, будут знать, к кому они могут обратиться, если им потребуется установить контакт с голландской полицией

В Нидерландах UDR - единственное подразделение полиции, осуществляющее надзор в Интернете на регулярной основе. Так, до сих пор базовой стратегией UDR   можно считать отслеживание половых преступников в ходе проведения контрольных проверок подозрительных групп, вращающихся в Интернете. После того как полицейский из UDR с успехом отследит какого-нибудь педофила и узнает его домашний адрес, досье на последнего передается в соответствующий департамент полиции. После этого департамент полиции принимает решение о возбуждении уголовного дела. Если же будет принято решение о продолжении работы, то следователи могут просить о содействии «свое» межведомственное подразделение Бюро цифровых исследований (BDE) и государственный Отдел по расследованию преступлений, совершенных с применением цифровых технологий (UDR).  

Борьба с детской порнографией в киберпространстве требует знания особенностей расследования преступлений против общественной нравственности и наличия опыта детективной работы в области применения цифровых технологий. Для этого детективы из Отдела по расследованию преступлений, совершенных с применение цифровых технологий, занимающиеся Интернетом, объединили свои усилия с детективами из отдела нравов регионального управления полиции. Полицейские из отдела нравов участвовали в работе (UDR) на условиях частичной занятости, поскольку в планы Отдела по расследованию преступлений, связанных с применением цифровых технологий, не входило «взращивание» сотрудников, специализирующихся исключительно на детской порнографии в Интернете. Это не позволяло Интернет - детективам работать с такого рода материалами слишком долго, поскольку их следующим проектом может быть мошенничество или хулиганство в Интернете. Данная стратегия подразумевает также и то, что опыт детективной работы в сфере цифровых технологий будет распространяться в полицейской организации, в том смысле, что детективы из отдела нравов принесут свои знания в свой департамент.

В процессе борьбы с детской порнографией в киберпространстве полиция сталкивается с многими трудностями. Безусловно, полиции приходится решать в том числе и проблемы, не связанные с Интернетом, определяя, кто изображен на картинке - ребенок или взрослый, и можно ли считать изображение ребенка порнографическим, с объективной и в то же время субъективной точки зрения [16, с. 54]. Проблемы, имеющие отношение к Интернету, можно разделить на три группы: отсутствие знаний, препятствия для сотрудничества заинтересованных сторон и трудности при ведении уголовного расследования.

Начнем с того, что средний полицейский не владеет цифровой детективной работой. Например, во многих случаях полицейские не в состоянии найти электронные улики, которые имеются в такой аппаратуре, как компьютеры, цифровые органайзеры, мобильные телефоны и СD-ромы, но это еще на все. Если же они находят улики, то часто не знают, как обращаться с оборудованием, чтобы оставить его неприкосновенным. Полиция осознает, что она существенно отстает, поэтому было принято решение о проведении дополнительной учебы для полицейских во всех подразделениях. Полицейские, прослушавшие такие курсы, могут впоследствии стать внутриведомственными «недипломированными специалистами», которых сейчас так не хватает.

Не только рядовые полицейские имеют слабое представление о работе полицейского в цифровом мире. Та же история и с персоналом Бюро цифровых исследований (BDE) и отделом Интернета при Национальном управлении полицейской службы (KLPD). Безусловно, они информированы много лучше о технических аспектах, нежели рядовые полицейские. Тем не менее, если говорить о необходимости борьбы с детской порнографией в Интернете, то они знают очень мало о таких криминологических аспектах, как банды педофилов в киберпространстве и сплетение подобных банд с публичными сетями в «реальном» мире.

Во-вторых, полиции приходится иметь дело с препятствиями при установлении сотрудничества. Преступность в кибернетическом пространстве - явление относительно новое, и полиция должна принимать какие-то меры. Поскольку Интернет лишен региональных или национальных границ и, следовательно, не попадает под существующие модели сотрудничества между заинтересованными, прежде всего, правоохранительными службами, полицейским приходится устанавливать новые связи - между полицейскими департаментами и полицией и другими организациями.

Борьба с детской порнографией в Интернете требует государственного подхода, поэтому голландская полиция разделена на 25 региональных департаментов с относительной свободой в установлении приоритетов. Национальный отдел по расследованию (UDR) занимает лидирующее место и передает досье в соответствующие департаменты. Чтобы поощрять департаменты к продолжению работы, сотрудники UDR должны поддерживать хорошие отношения с сотрудниками департамента.

Когда полицейские выслеживают педофила, для раскрытия личности подозреваемого им потребуется помощь по крайней мере одного сервис-провайдера Интернета.  Даже при отсутствии открытого сопротивления со стороны провайдеров можно предположить, что не все они в одинаковой степени стремятся сотрудничать с полицией. Следовательно, необходимы такт и дипломатические способности, позволяющие установить и, что самое главное, поддерживать эффективные рабочие отношения.

Борьба с киберпреступностью обязывает полицию к сотрудничеству с иностранными департаментами - и гораздо более частому, чем раньше. Полицейским приходится интенсифицировать отношения с коллегами из-за рубежа - часто трудновыполнимая задача. К еще одной проблеме международного контекста можно отнести и формальные процедуры, отнимающие массу времени. Ко времени прибытия полиции на место преступления или проведения обыска улики могут быть уничтожены. Эта сторона международного сотрудничества может также потребовать внимания законодателей разных стран.

Несмотря на то, что неунифицированное законодательство накладывает отпечаток на многие попытки, предпринимаемые правоохранительными органами, в целом же, к числу наиболее важных аспектов можно отнести то, что сотрудники правоохранительных органов различных стран проявляют желание поддерживать контакты, обмениваться информацией и объединять усилия. Поэтому те полицейские и службы, у которых накоплен опыт работы в этой области, должны испытывать желание поделиться им. Такое сотрудничество полезно не только с точки зрения распространения информации, но и предупреждения конфликтов, которые могут возникнуть в ходе проведения расследования, между службами с различной юрисдикцией.

В-третьих, полиция сталкивается с трудностями при проведении расследования. Поиск запрещенных законом картинок в колонках объявлений не требует специальной полицейской подготовки или тактики. Но следующим шагом обычно бывает применение тайной стратегии. Например, сотрудники ФБР присоединяются к чату, представляясь подростками, которым нет 16 лет, – такова стратегия отслеживания педофилов, пытающихся заманить в свою ловушку детей через Интернет. Пока известно, что полицейские Нидерландов не разворачивали работу по использованию тайной тактики в Интернете, предполагающей проникновение в сеть педофилов или обманные маневры с перспективными покупателями незаконных фото- и видеоматериалов порнографического содержания. И дело не в том, что они против тайных операций в киберсети, скорее наоборот. Проблема же заключается в отсутствии подобного опыта работы у голландских полицейских. Кроме того, в 2000 г. вступил в силу закон, регулирующий специальные полномочия полиции, в том числе те, которые имеют отношение к проведению тайных операций.

После того, как полиция обнаруживает незаконные изображения в колонке объявлений и сохраняет нужные улики, главной проблемой становится идентификация преступника [17, с. 26]. Очень легко найти там детскую порнографию, но трудно найти людей, стоящих за ней. Проблема в том, что люди общаются по Интернету анонимно, а главное - гораздо более активно, чем в реальном мире. Как было сказано выше, в вопросе идентификации человека в Интернете полиция зависит от информации, получаемой через Интернет - провайдера. Большинство провайдеров искренне желают помочь полиции в борьбе с детской порнографии, и, тем не менее, полиция сожалеет о том, что права и обязанности провайдеров до сих пор не регулируются законом. Полиция считает неприятным и зачастую обременительным зависеть от доброго расположения к себе со стороны провайдеров и от успеха переговоров с ними. А закон находится в стадии подготовки.

Еще одной немаловажной проблемой, с которой приходится постоянно сталкиваться полиции, можно считать размеры коллекций, которыми владеют некоторые преступники, совершающие половые преступления. Поиск информации и тщательное ее изучение наряду со значимостью этого процесса могут оказаться процессом длительным и трудоемким.  В памяти компьютера педофила могут быть тысячи, а иногда - десятки тысяч изображений. Следователю предстоит каждый раз оценивать каждое, чтобы понять, имеет ли оно отношение к детской порнографии и известно ли уже оно полиции. Поэтому расследование подобных преступлений занимает много времени.

До сих пор полиции Нидерландов не приходилось иметь проблем с расшифровкой таких данных. Это, по всей видимости, связано с тем, что они ограничивают свою работу ознакомлением с колонкой объявлений. Полиция может встретить большее число зашифрованных изображений, если начнет поиск доказательств в тех материалах, которые циркулируют между членами кружка педофилов.

Для голландской полиции киберпространство - это пока еще новая область, в которой ей приходится функционировать. В борьбе с детской порнографией, распространяемой при помощи Интернета, ей приходится сталкиваться с двумя большими проблемами. Во-первых, полицейские слабо представляют себе цифровые стороны современной полицейской работы, включая технологическую сторону этой проблемы (например, как найти улики), а также социологические и криминологические характеристики виртуальных сообществ. Поэтому полицейским необходимо повышать образовательный уровень на всех ступенях полицейской организации.

Во-вторых, полиции необходимо установить новые как формальные, так и неформальные отношения сотрудничества на государственном и международном уровне. Заинтересованные стороны должны познакомиться друг с другом и установить стабильные отношения, способствующие повышению эффективности поддержания правопорядка в киберпространстве. Для этого каждое государство должно усовершенствовать законодательство своей страны с учетом современных требований. Однако, наиболее мощным средством борьбы с детской порнографией при помощи Интернета является действенное общение и сотрудничество между людьми, объединившими свои силы против этого преступления.

Библиография
1.
Куракин А.В., Костенников М.В., Мышляев Н.П. Правовое регулирование деятельности полиции по профилактики правонарушений в зарубежных государствах // Полицейская деятельность. 2015. № 1. C. 24-34. DOI: 10.7256/2222-1964.2015.1.14255.
2.
Полиция Нидерландов возьмет на вооружение Microsoft HoloLens [электронный ресурс]: http://www.ixbt.com/news/2016/12/09/policija-niderlandov-sledom-za-orlami-vozmet-na-vooruzhenie-microsoft-hololens.html. Последнее посещение 27.12.2016
3.
Redactioneel: Denken al seen terrorist // Het Tijdschrift voor de Politie. 2006. Nr. 11. С. 1.
4.
Марк Дютру (Позор Бельгии) [электронный ресурс]: http://killer.hut.ru/galeng11.htm. Последнее посещение 23.12.2016
5.
Шюмер Д. Похитители детей. М.: «Крон-ПРЕСС», 1998. С. 25.
6.
Кислухин В.А. Правотворчество в сфере противодействия торговле людьми в Нидерландах и роль полиции в этом процессе // LEX RUSSICA. 2009. № 6. С. 1507.
7.
Уголовный Кодекс Голландии / Науч. ред. докт. юрид. наук, заслуженный деятель науки РФ, проф. Б.В. Волженкин, пер. с англ. И.В. Мироновой. 2-е изд. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. С. 354.
8.
Право Европейского Союза / Отв. ред. С.Ю. Кашкин. М., 2008. С. 21.
9.
Потемкина О.Ю. ЕС: Конституционный тупик или продолжение реформы? // Современная Европа. 2008. № 3. С. 59.
10.
Кислухин В.А., Багдай Е.В. Полиция Нидерландов в системе европейской безопасности в рамках Лиссабонского договора. Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. Вып. № 1(12) / 2010. С. 28.
11.
Голландия – страна велосипедов и добрых полицейских [электронный ресурс]: https://republic.ru/russia/gollandiya_strana_ velosipedov _i_dobryh_policeyskih-463743. xhtml. Последнее посещение 29.12.2016
12.
самых профессиональных полицейских структур разных стран мира [электронный ресурс]: http://uainfo.org/blognews/1459166432-10-samyh-professionalnyh-politseyskih-struktur-raznyh-stran.html. Последнее посещение 12.12.2016
13.
Полиция Нидерландов использует дополненную реальность для раскрытия преступлений [электронный ресурс]: http://tutitam.com/iz-zhizni/policiya-niderlandov-ispolzuet-dopolnennuyu-realnost-dlya-raskrytiya-prestupleniy. Последнее посещение 5.12.2016
14.
Как устроена полиция в Голландии и Польше [электронный ресурс]: http://publicverdict.ru/topics/library/8634.html. Последнее посещение 3.12.2016
15.
Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community, signed at Lisbon, 13 December 2007 // Official Journal of the European Union. Vol. 50. English Edition. – 2007. 17 December. Последнее посещение 15.11.2016
16.
Захарова Н.В. ЕС: от Лиссабонской стратегии к Лиссабонской программе // Современная Европа. 2008. № 4. С. 64.
17.
Бородин К.В. Объекты и субъекты правового регулирования борьбы с распространением вредной информации в сети Интернет // Информационное право. 2016. № 2. С. 26.
References (transliterated)
1.
Kurakin A.V., Kostennikov M.V., Myshlyaev N.P. Pravovoe regulirovanie deyatel'nosti politsii po profilaktiki pravonarushenii v zarubezhnykh gosudarstvakh // Politseiskaya deyatel'nost'. 2015. № 1. C. 24-34. DOI: 10.7256/2222-1964.2015.1.14255.
2.
Politsiya Niderlandov voz'met na vooruzhenie Microsoft HoloLens [elektronnyi resurs]: http://www.ixbt.com/news/2016/12/09/policija-niderlandov-sledom-za-orlami-vozmet-na-vooruzhenie-microsoft-hololens.html. Poslednee poseshchenie 27.12.2016
3.
Redactioneel: Denken al seen terrorist // Het Tijdschrift voor de Politie. 2006. Nr. 11. S. 1.
4.
Mark Dyutru (Pozor Bel'gii) [elektronnyi resurs]: http://killer.hut.ru/galeng11.htm. Poslednee poseshchenie 23.12.2016
5.
Shyumer D. Pokhititeli detei. M.: «Kron-PRESS», 1998. S. 25.
6.
Kislukhin V.A. Pravotvorchestvo v sfere protivodeistviya torgovle lyud'mi v Niderlandakh i rol' politsii v etom protsesse // LEX RUSSICA. 2009. № 6. S. 1507.
7.
Ugolovnyi Kodeks Gollandii / Nauch. red. dokt. yurid. nauk, zasluzhennyi deyatel' nauki RF, prof. B.V. Volzhenkin, per. s angl. I.V. Mironovoi. 2-e izd. SPb.: Izdatel'stvo «Yuridicheskii tsentr Press», 2001. S. 354.
8.
Pravo Evropeiskogo Soyuza / Otv. red. S.Yu. Kashkin. M., 2008. S. 21.
9.
Potemkina O.Yu. ES: Konstitutsionnyi tupik ili prodolzhenie reformy? // Sovremennaya Evropa. 2008. № 3. S. 59.
10.
Kislukhin V.A., Bagdai E.V. Politsiya Niderlandov v sisteme evropeiskoi bezopasnosti v ramkakh Lissabonskogo dogovora. Yuridicheskaya nauka i praktika: Vestnik Nizhegorodskoi akademii MVD Rossii. Vyp. № 1(12) / 2010. S. 28.
11.
Gollandiya – strana velosipedov i dobrykh politseiskikh [elektronnyi resurs]: https://republic.ru/russia/gollandiya_strana_ velosipedov _i_dobryh_policeyskih-463743. xhtml. Poslednee poseshchenie 29.12.2016
12.
samykh professional'nykh politseiskikh struktur raznykh stran mira [elektronnyi resurs]: http://uainfo.org/blognews/1459166432-10-samyh-professionalnyh-politseyskih-struktur-raznyh-stran.html. Poslednee poseshchenie 12.12.2016
13.
Politsiya Niderlandov ispol'zuet dopolnennuyu real'nost' dlya raskrytiya prestuplenii [elektronnyi resurs]: http://tutitam.com/iz-zhizni/policiya-niderlandov-ispolzuet-dopolnennuyu-realnost-dlya-raskrytiya-prestupleniy. Poslednee poseshchenie 5.12.2016
14.
Kak ustroena politsiya v Gollandii i Pol'she [elektronnyi resurs]: http://publicverdict.ru/topics/library/8634.html. Poslednee poseshchenie 3.12.2016
15.
Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community, signed at Lisbon, 13 December 2007 // Official Journal of the European Union. Vol. 50. English Edition. – 2007. 17 December. Poslednee poseshchenie 15.11.2016
16.
Zakharova N.V. ES: ot Lissabonskoi strategii k Lissabonskoi programme // Sovremennaya Evropa. 2008. № 4. S. 64.
17.
Borodin K.V. Ob''ekty i sub''ekty pravovogo regulirovaniya bor'by s rasprostraneniem vrednoi informatsii v seti Internet // Informatsionnoe pravo. 2016. № 2. S. 26.