Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1869,   статей на доработке: 317 отклонено статей: 768 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Рефлексия как форма проявления субъектности сознания
Цветкова Марина Витальевна

аспирант, кафедра истории и теории политики, факультет политологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27/4

Tsvetkova Marina

PhD student, Department of Theory and History of Political Science, Moscow State University

119991, Lomonosovskii Prospekt, 27/4, Moscow, Russia
futurumi@gmail.com

futurumi@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является рефлексия как форма субъектности сознания.Субъектностьсознания как категория расширенного понятия управления имеет фундаментальное значение направленности и полноты взаимодействия прежде всего внутренних миров (сознаний) субъектов.Следовательно, субъектность есть способность модификации (перестройки) внутреннего мира познаваемого, это способность создавать себе подобных в способности конструирования собственной модели внешнего мира, т.е. создавать иную субъектность не меньше собственной. Автор показывает, что сознание обладает субъектностью, как способностью рефлексивного воздействия сознания одного субъекта на сознание другого субъекта. По существу, основное содержание рефлексивного механизма состоит в управлении осознанием управляемого субъекта личного выбора решения на основе создания у него такого образа ситуации, в которой управляемый субъект осознанно принимает решение в пользу управляющего субъекта.Такое взаимодействие субъектов рассматривается как управление внутренним миром другого субъекта и является субъектностью. Впервые показана преобразующая функция рефлексии сознания , раскрывающая субъектность сознания, которая может проявляется расширением субъектности сознания через реструктуризацию рефлексии сознаний других субъектов и, следовательно, реструктуризацию целеполагания предметной деятельности вторичных субъектов взаимодействия.Понимание рефлексивных аспектов субъектности сознания расширит возможности научного понимания феномена сознания и позволит обществу осуществить научно-обоснованный выбор системообразующих субъектов, обладающих субъектностью развития.

Ключевые слова: субъектность сознания, управление рефлексией, способность сознания, внутренний мир субъекта, рефлексия сознания, рефлексивное управление, субъектность, рефлексия, сознание, управление

DOI:

10.7256/2454-0722.2018.2.21440

Дата направления в редакцию:

26-12-2016


Дата рецензирования:

17-12-2016


Дата публикации:

18-06-2018


Субъектность и управление

Произошедшие изменения социально-политических условий привели к формированию «человеческого измерения» - уникальной особенности управления обществом, заключающейся в том, что появился управленческий ресурс качественно нового типа: внутренний мир субъекта управления [15, c. 23-29].

Следствием этого произошло переосмысление субъектных отношений и выработке новых моделей субъектного управления, использующих принципиально иные механизмы

М. Хаузер заключает, что в ситуациях  ответственного  выбора    наряду с принципом рациональности действует дополнительный неосознаваемый субъектом рефлексивный механизм ментального выбора [13, c.367-374]

Рефлексивный субъект стремится создавать такую модель управления, при которой управляющее действие  определяется не только реакцией субъекта на воздействие внешней среды, а также состоянием внутреннего мира субъекта.

По существу, основное содержание рефлексивного механизма состоит в управлении осознанием управляемого субъекта личного выбора решения на основе создания у него такого образа ситуации, в разрешении которой управляемый субъект осознанно принимает решение в пользу управляющего субъекта.

Такое взаимодействие субъектов рассматривается как управление внутренним миром другого субъекта и является субъектностью.

Субъектность как категория расширенного понятия управления имеет фундаментальное значение направленности и полноты взаимодействия прежде всего внутренних миров (сознаний) субъектов.

Следовательно, субъектность – это особой вид активности, посредством которой субъект воспроизводит свой внутренний мир во внешнем субъектном мире.

 Проблема субъектности  в психологии имеет свою специфику, раскрываемую через принцип, согласно которому внешние причины действуют лишь опосредованно через внутренние образы. При этом в фокусе оказались проблемы рефлексии сознания, выступающей в роли регулятора деятельности сознания субъекта.

Деятельность сознания субъекта образует собственную внутреннюю структуру(образ) субъектной реальности, и главное, порождают собственные внутренние субъекты и события этой структуры(образы) – онтологию субъектной реальности. Уже в этой, порожденной им внутренней онтологии (субъектных объектах и событиях) субъект и строит свое поведение, и относительно этой онтологии, он развивает внутренний мир (образы реальности), позволяющий ему  управлять этой деятельностью, чтобы затем опять, уже на новых витках познания, формировать новые онтологии реальности [1, c.143-189]

Следовательно, субъектность  есть  способность модификации (перестройки) внутреннего мира познаваемого, это способность создавать себе подобных в способности конструирования собственной модели внешнего мира, т.е. создавать иную субъектность не меньше собственной. 

Субъектность объекта познания служит основанием для формирования оценки желательности восприятия субъектом именно данного объекта познания, его внутреннего мира. 

Поэтому познание субъектности является основой познания внутреннего мира субъектов внешней среды.

Субъектность становится важнейшим компонентом познания и сама субъектность становится объектом познания

Субъектность сознания

Все больше и больше признается, что сознание не принадлежит нашему внутреннему миру, а само является его основой и сущностью. Сознание вездесуще, или нелокально,  и из него проистекают все проявления, предметы и явления, т.е. обладает субъектностью.

Открытия квантовой физики неопровержимо подтвердили, основываясь на многочисленных опытах, что самый вероятный субъективный элемент — сознание наблюдателя — сильно влияет на явления, которые происходят на квантовом уровне. Сознание наблюдателя влияет на результаты экспериментов и изменяет поведение частиц;  сознание наблюдателя превращается в сознание управляющего, потому что, наблюдая за явлениями, оно одновременно с этим и создаёт их, т.е проявляет субъектность.

«Так как способ, которым мы измеряем субатомную частицу, определяет, какими свойствами будет обладать эта частица, то, можно сказать, что сознательное решение влияет на эту частицу. Однако если сознательное решение влияет на эту частицу, то это должно означать, что каждая частица обладает определённым сознанием. Так как наше сознание может влиять на сознание частицы, это означает, что наше сознание обладает субъектностью». [4, 188-215]

Категория  субъектности сознания выражает особое внутреннее действие сознания, осуществляющего включение (внедрение) системообразующих конструктивов сознания одного субъекта в сознание другого субъекта.

Включение  одной объектности в другую означает  воспроизведение в другой существенных, характерных черт  включаемой объектности: в данном случае — это признак действенности, активной причинности сознания включаемого субъекта по отношению к чему-либо, происходящему в нем самом, в других субъектах, в объектной  действительности.

Это действие может  не осознаваться ведомым сознанием, а если осознается, то  не всегда  обретает субъектность   в образах и заключенных в них содержаниях  управляемого субъекта. Это действие является по сути  содержательной формой репрезентации сознания одного субъекта другому субъекту, выступающая как действие преобразования отношений к воспринимаемому миру. В этом действии непосредственно выявляется причинность одного по отношению к другому, его субъектность как созидательство.[11, c.17-30]

 Субъектное включение  – это еще и воспринятие  другого как неслучайность (закономерность) и, следовательно, включение одного сознания в другое это значит придать другому свойства субъектности сознания управляющего, т.е. в большей степени считать целеполагание управляемого как продолжение целевой функции субъектности управляющего.

Таким образом, управляющая субъектность сознания, является не столько образом(модель) модификации внешнего мира , сколько она выступает как продолжение сознания управляющего  субъекта в сознании другого субъекта.

 В соответствии с теорией рефлексии сознания это может быть в

случае, если уровень рефлексии управляемого субъекта ниже допустимого(0 рефлексия, т.е управляемый субъект есть объект), либо при уровне рефлексии не меньше уровня управляющего субъекта и области их субъектности разные и , следовательно, став объектом для управляющего субъекта в сфере деятельности управляющего, управляемый субъект увеличивает свою субъектность в своей области субъектности.

Отсюда следует, что субъектность управляемого сознания  может быть гораздо полнее субъектности управляющего сознания и что полной представленности субъектности сознания одного субъекта в сознании другого присущ рефлексивный характер.

Рефлексия, как проявление  субъектности сознания

Для субъектности сознания особенно существенно, что именно в рефлексии субъект формирует и изменяет свои цели и поведение (мотивы деятельности, отношения, воздействия и других видов активности). При этом субъект осознает (частично) мотивы, последствия совершаемых им действий и т.д.  Преобразующая роль  рефлексии сознания по отношению к внешнему субъекту выдвигается на первый план.

 Понятия субъектности и рефлексии находятся в определенном соотношении, которое формируется по принципу дополняемости. Субъектность конкретизируется через рефлексию, которая раскрывает содержание сознания, ее место и роль в субъективной реальности сознания.

Как форма познания, рефлексия обладает не только критическим, но и эвристическим принципом. Поскольку своим предметом рефлексия избирает осознание сознания, то она превращается в источник новых образов(моделей) о сознании.

Вот почему, на наш взгляд, рефлексию можно рассматривать как деятельность сознания, которая раскрывает внутреннее строение и специфику самого сознания (внутреннего мира) субъекта.

Проблема взаимосвязи рефлексии и сознания, которая наметилась в рамках кантовской философии, приобретает в феноменологии Э.Гуссерля первостепенную значимость: рефлексия, с его точки зрения, единственно возможный метод феноменологического исследования сознания.[5, 667]

«...Мышление как рефлексия означает горизонт, мышление как рефлексия рефлексии означает орудие истолкования    трактовки  бытия сущего».

Из принципиальной возможности опровержения рефлексивного образа (модели) познаваемого (по К.Попперу) как критерия познания вытекает, что критическая рефлексия — основной механизм субъектности внутреннего мира.[12, c.384]

Рефлексия — имманентное свойство сознания. Благодаря рефлексии поток сознания обретает структуру и формы, субъектную устойчивость.

 Механизм саморегуляции психологических процессов построен на иерархическом разделении управляющих функций внутри одного субъекта: когда субъект выступает для самого себя как (“я-исполнитель”), т.е. объектом управления, и, когда субъект выступает для самого себя как (“я-контролер”), т.е. субъектом управления. Подобный механизм психологии саморегуляции поведения (действия) субъекта по своей сути является рефлексивным [14,c.470-479].

Для принятия рефлексии сознания субъекта как системообразующего конструктива субъектности  сознания особенно существенно, что именно в рефлексии сознания субъект формирует и корректирует свои вектора (цели деятельности, поведения, познания).

При этом через рефлексию сознания субъект осознает мотивы своего поведения, последствия совершаемых поступков и результат поступков взаимодействующих с ним субъектов.

Таким образом, конструктивная роль рефлексии сознания субъекта в его субъектности с другими субъектами взаимодействия  выдвигается на передний план.

Классическая рефлексия понималась как сознательное наблюдение и анализ собственной мысли, как способность субъекта описывать содержание собственной сферы субъективного.

В современных теориях рефлексия рассматривается как способность сознания субъекта  строить модели(образы) себя, других субъектов, образы их отношений,  модели(образы) осознания оценок этих моделей, оценок выбора субъектных отношений, т.е. способность создания внутреннего мира как модели внешнего мира (включая самого субъекта) и, следовательно, образов и оценок будущего состояния субъектной системы.

Таким образом, рефлексия сознания субъекта нами понимается как способность субъекта не только осознания (элемент внутреннего мира) себя, но осознания себя как активного субъекта трансляции своего внутреннего мира во внешний для расширения своей субъектности и преобоазования реальности согласно идеала своего внутреннего мира [15,c.23-29].

Под рефлексивным управлением понимают создание в сознании  управляемого конструктивной  стратегии поведения путем передачи ему логически создаваемых образов ситуации, с учетом которой управляемый субъект сознательно формирует как бы "свое" решение, необходимое управляющему субъекту. По существу, основное содержание рефлексивного управления состоит в управлении осознанием личного выбора управляемого субъекта на основе создания у него такого образа ситуаций, в разрешении которых партнер повышает свой ролевый (внутренний) статус,  принимая решение в пользу управляющего.

Основная цель рефлексивного управления состоит в том, чтобы из объекта сформировать субъекта в определенной области деятельности с рефлексией адекватной  рефлексии управляющего субъекта и создать у него новое видение целеполагания субъектных отношений с управляющим субъектом, чтобы он сам осознанно осуществил выбор решения необходимый управляющему.

В этом смысле рефлексия есть форма проявления субъектности сознания

Развитие субъектности сознания

Рефлексия выступает как способность сознания субъекта к осознанию себя в качестве субъекта преобразующего «объективную реальность», являющуюся предметом субъект-субъектных отношений.[9, c.496]

Понятие рекурсивной рефлексии субъекта позволило выделить из проблем сознания проблему самопрезентации сознания в расширении пространства субъектности конкретного субъекта, социальной группы, общества в целом.

Это дало возможность расширить понятие рефлексии сознания, включив в него представление о том, как субъект осознает (оценивает) свои намерения и намерения других, свою оценку этих намерений и самое главное оценку возможности сопряжения этих намерений.

По сути основное содержание рефлексии сознания субъектов состоит в осознании субъектом личного выбора контакта (выбора отношений) с другим субъектом  на основе рефлексивного типа выбирающего субъекта.

Таким образом, расширение субъектности сознания происходит через присоединение субъекта однотипной рефлексии или модификацию структуры рефлексии сознания другого субъекта с иным типом рефлексии.

В данном случае речь идет не просто об отображении внутреннего мира субъекта в сознании воспринимающего, а о рефлексивном управлении сознания одного субъекта внутренними процессами и действиями сознания другого субъекта[7, c.68-92].

Таким образом, рефлексия, как рефлексивное поглощение, может быть негативной и деструктивной связью(т.к. она изменяет субъектность поглощаемого сознания).  Чтобы стать положительным механизмом в развитии субъектности управляющего сознания, рефлексия должна обладать  процедурой, порождающей возможности для объединения рефлектируемой и рефлектирующей деятельности взаимодействующих субъектов в рамках субъектной кооперации

Сложная структура этого рефлексивного процесса, которая содержит в себе воображаемое прохождение возможностей, рефлексивную игру сознания субъекта с самим собой и с сознанием других субъектов с целью формирования необходимой субъектной ситуации и своего места в ней, завершается формированием окончательного образа необходимой ситуации и его воплощением.

В таком подходе рефлексию можно понимать как способность сознания анализировать и реконструировать структуру выражения собственной или чужой мысли, затем объективировать их соответственно  целям [7,c.32-51].

Следовательно, рефлексии сознания субъекта свойственна преобразующая функция, увеличивающая степень субъектности сознания, которая может проявится порождающей функцией, т.е. функцией расширения субъектности сознания через реструктуризацию структуры рефлексии сознаний других субъектов и, следовательно, реструктуризацию целеполагания своей деятельности[6, c.426].

Таким образом, мы получим целостный механизм, обеспечивающий развитие управляющей субъектности и/или создание новых организованностей субъектных деятельностей, изменяя структуры (типы) рефлексии взаимодействующих субъектов.

Теперь суть рефлексивности сознания уже не в том, что та или иная рефлексия сознания становится «вне себя» для познания своего сознания, а в том, что рефлексия сознания развивает субъектную деятельность самого сознания, создавая все более сложные объединенные структуры многомерного сознания, основанные на принципе рефлексивного поглощения.[10, c.108]

Рефлексия включается в число главных смыслов субъектности сознания [16, c.51].

 Выводы

В силу того, что рефлексивные системы, в отличие от сознательно построенного рассуждения, не связаны непосредственно ни с логическим, ни с лингвистическим анализом, их можно трактовать как некую степень субъектности сознания.

Именно через рефлексивные процессы сознание субъекта выявляет в самом субъекте и во взаимодействующих с ним субъектах объективные закономерности субъектных отношений и управляет ими, т.е. проявляет субъектность.

Впервые показана преобразующая функция рефлексии сознания, раскрывающая субъектность сознания, которая может проявляется  расширением субъектности сознания через реструктуризацию рефлексии сознаний других субъектов и, следовательно, реструктуризацию целеполагания предметной деятельности вторичных субъектов взаимодействия.

Разные структуры рефлексии сознания могут приводить либо к созидательной субъектности сознания, либо  к субъектному напряжению, что, конечно же, деструктивно.

Следовательно, понимание рефлексивных аспектов субъектности сознания: во-первых, расширит возможности научного понимания феномена сознания и, во-вторых, позволит обществу осуществить научно-обоснованный выбор субъектов управления, обладающих субъектностью  развития.

Следующей важной проблемой в развитии субъектности сознания по нашему мнению, станет проблема управления структурой рефлексии сознания субъекта.

Библиография
1.
Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. СПб.: Питер, 2001. С. 288.
2.
Анисимов О.С. Рефлексия и методология. М.: [Б.и.], 2007. С. 56.
3.
Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Собр. соч.: в 6 т. М.: Педагогика, 1983. Т. 3. С. 368.
4.
Госвами А. Самосознающая вселенная. Как сознание создает материальный мир Изд-во: Открытый мир. М., 2008. С. 247.
5.
Гуссерль Э., Логические исследования. Картезианские размышления. Мн.: «Харвест». М.: «АСТ», 2000. 752 с.
6.
Карпов А.В. Психология рефлексивных механизмов деятельности / А.В. Карпов. М.: Институт психологии РАН, 2004. 424 с.
7.
Кулюткин Ю.Н. Рефлексивная регуляция мыслительных действий // Психологические исследования интеллектуальной деятельности / Под ред. О.К.Тихомирова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979. С. 67.
8.
Лефевр В.А. Алгебра совести / Пер. с англ. М., Когито-Центр, 2003. С. 426.
9.
Лефевр В.А. Рефлексия / Пер. с англ. М.: Когито-центр, 2003. С. 496.
10.
Лефевр В.А. Формула человека. Контуры фундаментальной психологии. М.: Когито-Центр, 2013. С. 108.
11.
Петровский В.А. Принцип отраженной субъектности в психологическом исследовании личности. Вопросы психологии / Ред. А.М. Матюшкин, А.В. Брушлинский. 1985. № 4. С. 17-30.
12.
Поппер К. Объективное знание. Эволюционный подход / Пер. с англ. Д.Г. Лахути. М.: Эдиториал УРСС, 2002. С. 384.
13.
Хаузер М.Д. Мораль и разум: Как природа создавала наше универсальное чувство добра и зла / Марк Д. Хаузер. М.: Дрофа, 2008. 639 с.
14.
Цветкова М.В. Рефлексивные механизмы партийных отношений // «Политика и общество», РАН институт социально-политических исследований. 2014. № 4(112). С. 470-479.
15.
Цветкова М.В. Вопросы рефлексивного выбора субъектов социальной политики // Социодинамика. 2016. № 3. С. 23-29. DOI: 10.7256/2409-7144.2016.3.17879. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_17879.html.
16.
Шаров А.С. Жизненный кризис в развитии личности. Омск: Изд-во Ом. гос. пед ун-та, 2005. С. 166.
Чалдини Р. Психология влияния. СПб.: Питер, 2001. – 288 с.
References (transliterated)
1.
Anan'ev B.G. Chelovek kak predmet poznaniya. SPb.: Piter, 2001. S. 288.
2.
Anisimov O.S. Refleksiya i metodologiya. M.: [B.i.], 2007. S. 56.
3.
Vygotskii L.S. Istoriya razvitiya vysshikh psikhicheskikh funktsii // Sobr. soch.: v 6 t. M.: Pedagogika, 1983. T. 3. S. 368.
4.
Gosvami A. Samosoznayushchaya vselennaya. Kak soznanie sozdaet material'nyi mir Izd-vo: Otkrytyi mir. M., 2008. S. 247.
5.
Gusserl' E., Logicheskie issledovaniya. Kartezianskie razmyshleniya. Mn.: «Kharvest». M.: «AST», 2000. 752 s.
6.
Karpov A.V. Psikhologiya refleksivnykh mekhanizmov deyatel'nosti / A.V. Karpov. M.: Institut psikhologii RAN, 2004. 424 s.
7.
Kulyutkin Yu.N. Refleksivnaya regulyatsiya myslitel'nykh deistvii // Psikhologicheskie issledovaniya intellektual'noi deyatel'nosti / Pod red. O.K.Tikhomirova. M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 1979. S. 67.
8.
Lefevr V.A. Algebra sovesti / Per. s angl. M., Kogito-Tsentr, 2003. S. 426.
9.
Lefevr V.A. Refleksiya / Per. s angl. M.: Kogito-tsentr, 2003. S. 496.
10.
Lefevr V.A. Formula cheloveka. Kontury fundamental'noi psikhologii. M.: Kogito-Tsentr, 2013. S. 108.
11.
Petrovskii V.A. Printsip otrazhennoi sub''ektnosti v psikhologicheskom issledovanii lichnosti. Voprosy psikhologii / Red. A.M. Matyushkin, A.V. Brushlinskii. 1985. № 4. S. 17-30.
12.
Popper K. Ob''ektivnoe znanie. Evolyutsionnyi podkhod / Per. s angl. D.G. Lakhuti. M.: Editorial URSS, 2002. S. 384.
13.
Khauzer M.D. Moral' i razum: Kak priroda sozdavala nashe universal'noe chuvstvo dobra i zla / Mark D. Khauzer. M.: Drofa, 2008. 639 s.
14.
Tsvetkova M.V. Refleksivnye mekhanizmy partiinykh otnoshenii // «Politika i obshchestvo», RAN institut sotsial'no-politicheskikh issledovanii. 2014. № 4(112). S. 470-479.
15.
Tsvetkova M.V. Voprosy refleksivnogo vybora sub''ektov sotsial'noi politiki // Sotsiodinamika. 2016. № 3. S. 23-29. DOI: 10.7256/2409-7144.2016.3.17879. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_17879.html.
16.
Sharov A.S. Zhiznennyi krizis v razvitii lichnosti. Omsk: Izd-vo Om. gos. ped un-ta, 2005. S. 166.
Chaldini R. Psikhologiya vliyaniya. SPb.: Piter, 2001. – 288 s.