Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2275,   статей на доработке: 284 отклонено статей: 939 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


Общественная благотворительность в центральной России во второй половине XIX - н. XX вв. и ее особенности
Кеня Ирина Алексеевна

кандидат юридических наук

доцент, Российская академия государственной службы и народного хозяйства при Президенте РФ

241035, Россия, Брянская область, г. Брянск, ул. Горького, 18

Kenya Irina Alekseevna

PhD in Law

Associate professor  of the Department of Constitutional and Municipal Law at Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation, chairman of the board of directors at Bryansk regional social charity fund N. A. Mogilevtsev Brothers.  

241035, Russia, Bryanskaya oblast', g. Bryansk, ul. Gor'kogo, 18

avanta5@rambler.ru
Аннотация. Предметом исследования является общественная благотворительность в трех губерниях Российской империи во второй половине XIX - н. XX вв. и ее особенности. Рассмотрены различные виды благотворительных обществ по вертикали: общероссийские, губернские, уездные и горизонтали: просветительские, приходские, профессиональные и др. Выявлены особенности формирования системы организованной общественной благотворительности. Приведен сравнительный анализ развития благотворительности на территории Орловской, Смоленской и Владимирской губерний. Выявлены тенденции, определены особенности развития благотворительности в губернских и уездных городах. В работе использованы методы статистического анализа, сравнительно-исторический метод, историко-правовой метод, логико-аналитический и социокультурный метод исследования Основными выводами проведенного исследования являются :- общественная благотворительность в Российской империи во второй половине XIX - н. XX вв. формировалась под патронатом царствующей семьи Романовых- формирование к н.XX в системы организованной общественной благотворительности, имевшей свою законодательную базу- появление в уездных городах отделений российских и губернских благотворительных обществ- благотворительные общества в провинции становились преемниками благотворителей- низкий уровень инициативы населения заменялся инициативой городских властей в создании благотворительных обществНовизна исследования заключается в проведенном впервые анализе появления и развития общественных благотворительных обществ на примере Владимирской, Орловской и Смоленской губернии.
Ключевые слова: благотворительность, общественные организации, особенности, благотворительные общества, тенденции благотворительности, провинциальная Россия, губерния, уездный город, благотворители, династия Романовых
DOI: 10.25136/2409-868X.2017.6.21279
Дата направления в редакцию: 06-12-2016

Дата рецензирования: 02-12-2016

Дата публикации: 16-06-2017

исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ проект "Благотворительность в провинциальной России: направления и персоналии" № 16-41-93567

Abstract. The subject of this research public charity in the Russian Empire in the second half of XIX - early XX centuries and its features. The different types of charities vertical: national, provincial, district and horizontally: educational, parish, professional and other peculiarities of forming the system of organized public charity. Comparative analysis of the development of philanthropy in the territory of Orel, Smolensk and Vladimir provinces. Trends, the features of the development of charity in provincial and district towns. The study used methods of statistical analysis, comparative-historical method, historical legal method, logical-analytical and socio-cultural method of the study the Main conclusions of the study are :public charity in Russian Empire in second half XIX - n. XX centuries. was formed under the patronage of the Royal family of the Romanovs- the formation of a by n. XX in the system of organized public charity, which had its legislative framework- the appearance in the provincial offices of the Russian cities and provincial charities- charitable society in the province became the successors to the philanthropists- low initiative of the population was replaced by the municipal authorities in the establishment of charitable societiesThe novelty of the study is the first analysis of the emergence and development of the charitable societies on the example of Vladimir, Orel and Smolensk province.

Keywords: Romanov dynasty, Benefactors, Russian Empire, Governorate, Provincial Russia, Charitable trends, Charitable organizations, Peculiarities, Public organizations, Charity

Актуальность исследования общественной благотворительности в Центральной России и историография вопроса

Благотворительность в России - состоявшееся явление в жизни российского общества, ее история насчитывает не одно столетие. Особый пик своего подъема благотворительность в России достигла во второй половине XIX - н. XX вв. Благотворительность является предметом исследования представителей различных научных направлений: историков, социологов, философов, психологов. Актуальность исторического познания развития благотворительности в дореволюционной России связано с тем, что формирование социальной политики в прошлом помогает найти ответы на вопросы современности. Обращение к проблемам социальной истории, позволяет понять деятельность не только государства, но и личностей, заложивших традиции социальной помощи, благотворительности, меценатства. Весьма значимым представляется сопоставление форм благотворительной деятельности в Центральной России на примере Владимирской, Орловской и Смоленской губернии с соответствующими формами благотворительности во всей России, исследование специфики и динамики развития благотворительной деятельности на территории этих губерний в сравнении с общероссийскими тенденциями. Интересен анализ видов региональной благотворительности с точки зрения мотивации благотворителей. К изучению благотворительной деятельности в вышеназванных регионах предлагается подойти комплексно, исходя из объективных (специфика экономического и социокультурного развития региона, его географическое положение) и субъективных факторов (мотивация благотворительной деятельности и ее эволюция).

Тема исследования российской благотворительности впервые была озвучена в первой половине XIX века и начиналась с изучения благотворительности как социальной помощи неимущим. А.Д.Стог показал эволюцию государственной помощи нуждающимся в российской истории. На рубеже в XIX - XX в. появляются работы, исследующие благотворительность в комплексе социальных проблем (труды Н.Волкова, П.Георгиевского, В.Ильинского, Е.Максимова).
Исследование истории российской благотворительности распределялись по таким параметрам: территориальные и тематические: церковная, общественная, государственная, купеческая. Так, Ершова Е.Б. занималась исследованием церковной благотворительности. Нувахов Б.Ш. историей милосердия и благотворительности в медицине. Л.А.Жукова – деятельностью женских благотворительных организаций. А.В.Скоч – меценатством и благотворительностью в отечественном образовании. В начале 90-х гг. XX в. в поле зрения отечественных исследователей попала тема истории благотворительной деятельности меценатов и предпринимателей, что было вызвано социальными изменениями в структуре общества. Социально-культурная миссия предпринимателей рассмотрена в работах М.Вронского, Н.Зарубиной, Г.Ульяновой. Необходимость многоаспектного изучения истории благотворительности в контексте идеи ее значимости для духовной культуры России была сформулирована в этот период Я.Н.Щаповым. В середине 90-х гг. XXв. Было защищено несколько десятков докторских и кандидатских диссертаций, посвященных традициям отечественной благотворительности, практике социального служения. Это исследования С.А.Батоевой, Т.Е.Покотиловой, Г.Н.Ульяновой, Л.А.Темниковой, М.В.Фирсовой и др.
В настоящее время отмечается расширение географических исследований благотворительности в России: это Москва и Санкт Петербург, совсем недавно началось исследование деятельности благотворителей в провинции (Урал, Поволжье, Сибирь, Дальний Восток). На примере Алтайского края рассмотрены вопросы благотворительной деятельности в работе И.А.Антонович и на примере Приморского края в исследовании Е.Ю.Костиной. При изучении российской благотворительности региональный аспект имеет огромное значение, т.к. позволяет представить размеры и формы благотворительной деятельности в масштабах страны, а с другой стороны выявить особенные черты, присущие экономическому и социальному развитию региона, демографические, национальные, религиозные ментальные особенности местного населения.
Вместе с тем, на сегодняшний день региональный аспект в исследовании благотворительности отражен недостаточно. Этот аспект развивается эпизодически, то есть по выбору самого исследователя. Отсутствие комплексных работ по объединению разных аспектов в изучении благотворительности свидетельствует о необходимости концепции развития благотворительности в российской провинции и прежде всего на примере губерний Центральной России.

Общественная благотворительность под патронатом императорской семьи

Одной из особенностей развития общественной благотворительности в России заключалось в том, что пример здесь подавала царская семья Романовых. Особую роль в развитии благотворительности сыграла императрица Мария Федоровна, которая возглавила созданные ей воспитательные дома, учредила несколько женских институтов в столице и провинции, положила начало бесплатному образованию женщин в России. В указе Николая II, изданном по случаю празднования столетнего юбилея Ведомства императрицы Марии Федоровны 2 мая 1897 г. говорится: «С этого Достопамятного дня в России возникло, под непосредственным покровительством их Величеств, новое учебно-благотворительное ведомство».[1] Яркий пример женской общественной благотворительности представляет благотворительное общество императрицы Марии Федоровны, деятельность которого начавшись с попечения о воспитательных домах и институтах благородных девиц, распространилась на нуждающихся всех видов: детей, стариков, калек. Помощь осуществлялась предоставлением пропитания, проживания, обучения или денежного пособия.[2]

Ведомство во второй половине XIX в. имело разветвленную по всей стране сеть различных учреждений призрения, направленных на развитие системы всесословного женского образования, призрение младенцев, опеке над подростками, призрение слепых и глухонемых, призрение престарелых, оказание медицинской помощи.

Помощь детям становится приоритетным направлением этого общества. К 1901 г. общее число всех детских приютов, принадлежавших ведомству Марии Федоровны, составило 428, из них в Москве и Петербурге 219.[3] Помимо воспитательных домов и детских приютов, Мария Федоровна много внимания уделяла развитию женского образования, особенно специальным средним учебным заведениям (Мариинские училища) для девушек из небогатых семей. Таких учреждений к концу XIX в. в Российской империи было более 70. Мария Федоровна сама подавала пример подданным, жертвуя в пользу ряда учреждений из собственных средств, оплачивала обучение учениц, лишившихся отцов, поддерживала материально вдов. Главную цель в своей благотворительной деятельности видела в следовании христианской заповеди - помочь ближнему, оказавшемуся в тяжелых жизненных условиях. Ежегодная помощь оказывалась общинам сестер милосердия, больницам, лечебницам, родильным приютам.

Благодаря стипендиям императрицы 102 человека смогли обучаться в таких престижных заведениях как: Царскосельское женское училище духовного ведомства, Александровский лицей, Училище правоведения, Гатчинский сиротский институт, гимназии и начальные училища в Петербурге и Москве. Как меценат, она поддерживала науку и культуру: выделяла пособия нуждающимся ученым, литераторам и публицистам.

Высокая нравственная репутация императрицы объединила вокруг ее личности активистов российской благотворительности. Многие филантропические учреждения стремились попасть под ее патронат. К 1916 г. под ее покровительством состояли 134 благотворительных общества и заведения по всей России. Под патронажем Ведомства функционировал целый ряд благотворительных обществ, в деятельности которых прослеживается важная для российского общества тенденция: практически во всех этих организациях главенствующее место занимали женщины. Мария Федоровна, занимаясь благотворительностью как общественной, так и частной, внесла огромный вклад в дело гуманизации общественной жизни в России.

Другим крупным благотворительным обществом стало Императорское Человеколюбивое общество, деятельность которого имела всеобъемлющий характер. Оно открывало учебно-воспитательные учреждения, богадельни, ночлежки, дома с дешевыми квартирами, народные столовые, больницы, ремесленные мастерские и пр. Если в первой половине XIX в. деятельность Общества территориально ограничивалась обеими столицами и ближайшими пригородами, то во второй половине деятельность Общества пошла по новым направлениям, среди которых были: реорганизация действовавших благотворительных заведений и открытие новых благотворительных заведений и отделений Общества. К началу 1900-х гг. Императорское Человеколюбивое общество имело свои отделения в столицах и в 25 провинциальных городах, насчитывая общее количество заведений Общества до 210.

Тенденции и особенности развития общественной благотворительности в России во второй половине XIX - н XX вв.

Статистические данные свидетельствуют о мощном развитии общественной благотворительности в России во второй половине XIX – н. XX вв.

Если за первые 60 лет XIX в. в России было основано 204 благотворительных общества, то за последние 40 лет этого же века - 8 105. 95% всех действовавших благотворительных обществ России были созданы к началу XX в. В начале XX в. «только 25 % всего бюджета русской благотворительности образуется из средств казны, земств, городов и сословных учреждений, а 75 % - из средств частной благотворительности».

Наивысший пик в развитии России пришелся на последнее десятилетие XIX – н. XX вв. В 1891-1899 гг. было создано свыше 53 % всех благотворительных обществ, возникших в стране с 40-х годов XX в. На каждые 100 тысяч населения приходилось 6 благотворительных учреждений.[4]

К 1902 году в России функционировало 11040 благотворительных учреждений (4762 благотворительных общества и 6278 благотворительных заведений).[5]

К 1900 г. только в Москве производилось больше пожертвований, чем в Париже, Берлине и Вене, вместе взятых. По самым приблизительным подсчетам в стране ежегодно раздавалось в виде милостыни не менее 27 млн. рублей. В 1909 г. благотворительность и благотворительные общества объединились во Всероссийский союз учреждений, обществ и деятелей по общественному и частному призрению, целью которого было упорядочение и объединение благотворительной деятельности по всей России.

Имевшая глубокие корни в российской истории благотворительность приобретающая в силу происходивших общественных процессов большой размах проявлялась в различных формах: милостыни, личная благотворительность представителей дворянства из сострадания или по причине популярности идеи общественного престижа, либо из стремления реализовать свои гражданские или политические амбиции, и добровольная организованная благотворительность, выразившаяся в создании массы благотворительных обществ различных типов, стремившихся реализовать свой гражданский долг.[6]

К началу XX в. в России сформировалась система организованной общественной благотворительности, которая имела свою законодательную базу. Однако это законодательство требовало совершенствования. Требовалось создание четкой организации благотворительности, так как в это время для оказания одного вида помощи имелось несколько обществ и сравнительно обильный приток средств, а для другого ее вида их или вовсе не существовало, либо средства были совершенно ничтожны. Главным источником образования имущества благотворительного общества оставались пожертвования.

Законодательство Российской империи относило к числу благотворительных обществ следующие организации: просветительно-благотворительные общества; приходские благотворительные общества (православные и иноверческие); благотворительные общества известных сословий и профессий; общества врачебно- благотворительного характера и общины сестер милосердия; благотворительные общества при больницах; участковые попечительства; благотворительные общества инородцев и иностранцев; благотворительные общества, оказывающие помощь исключительно детям; общества трезвости, чайных-столовых, дешевых и бесплатных квартир, школьных дач, ночлежных домов; общества взаимного вспоможения; общества вспоможения учащимся; вспомогательные и похоронные кассы; благотворительные общества, не преследующие какого-либо одного вида благотворительности.[7]

Для учреждения благотворительных обществ требовалось всякий раз Высочайшее соизволение, что, по свидетельству официальных источников того времени, было крайне неудобно.

Устав учреждаемой самодеятельной общественной организации составлялся первоначально самими членами учредителями и после согласования и редактирования в Министерстве внутренних дел утверждался императором или министром. В к. XIX в. были разработаны примерные уставы «Устав общественного призрения в России» (1892), «Устав попечительского общества о доме трудолюбия» (1897), «Примерный устав благотворительного общества» (1898). [8]

Характерной особенностью развития благотворительности в н. XX в. становится проведение всероссийских съездов по вопросам общественного призрения. В 1908 г. был принят устав Всероссийского союза учреждений, обществ и деятелей по общественному и частному призрению. Целью Союза являлось изучение вопросов общественного и частного призрения таких как, особенности, положение, нужды и наличие сил благотворительности в России, распространение в русском обществе правильных взглядов на благотворительность, объединение стремлений к преобразованиям в области общественного и частного призрения, в видах правильной постановки благотворительности в России, содействие образованию на местах союзов и обществ, которые стремятся к объединению и упорядочению деятельности органов общественного и частного призрения, содействие образованию благотворительных учреждений для непосредственного оказания помощи неимущим. [9] В 1910 г. состоялся I Всероссийский съезд деятелей по общественному и частному призрению. В 1914 г. прошел I съезд по общественному призрению. [10]

Тенденцией в развитии российской благотворительности стало ее распространение и рост числа благотворительных обществ во второй половине XIX в. в губернских и уездных городах России.

Общественная благотворительность в губернских городах во второй половине XIX - н. XX вв. на примере Владимирской, Орловской и Смоленской губернии

Общественная благотворительность в провинциальной России характеризовалась общими для России тенденциями и определялась конкретными политическими и экономическими условиями развития государства, а также особенностями экономическими и социокультурными развития региона.

Приведем сравнительный анализ развития благотворительности на территории Орловской, Смоленской и Владимирской губернии во 2 половине XIX в.

В Смоленской губернии к концу XIX в. было 94 благотворительных общества, в Орловской губернии - 70, во Владимирской - 79. Численность населения Владимирской губернии составила в 1897 году – 1515700 человек, население Смоленской губернии составляло 1525 300 человек, а в Орловской губернии проживало 2033 000 человек.[11] Официальная статистика свидетельствует, что в это период в России на каждые 100 тысяч населения приходилось 6 благотворительных обществ. В Смоленской губернии этот показатель соответствовал общероссийскому, во Владимирской – 5, 2, а в Орловской губернии был в два раза ниже составляя 3 благотворительных общества на 100 тысяч населения, что свидетельствовало о более низкой благотворительной активности населения.

Вполне логично, что благотворительные общества вначале возникали в губернских городах как более крупных и более развитых в политическом, экономическом и социальном плане.

В 1866 г. было открыто Орловское благотворительное общество, утвержденное министром внутренних дел П.А.Валуевым.

В 1872 г. Владимирским вице-губернатором статским советником В.А.Семеновым было основано Владимирские благотворительное общество под покровительством ее императорского величества государыни императрицы. Устав общества согласно требованиям законодательства был утвержден министром внутренних дел и в нем провозглашалась главная цель общества – попечение о бедных, нуждающихся в помощи. При обществе создается школа, которая получала регулярную государственную субсидию и пособия от губернского земства и города. В 1874 году создается при обществе школа для бедных детей, а в 1884 году ремесленная грамотная школа на 100 человек. В 1882 году вице-губернатор Василий Семенов был избран председателем Владимирского благотворительного общества.

В 1872 г. было создано Смоленское благотворительное общество с целью «доставления средств к улучшению положения бедных жителей г. Смоленска и его уезда».[12] Смоленское благотворительное общество являлось обществом, заботившимся о создании и деятельности различного типа благотворительных учреждений.

Общественная благотворительная помощь в Смоленской губернии оказывалась по следующим направлениям:

- помощь нуждающимся в медицинской помощи, пожилым и инвалидам;

- помощь нищим и безработным;

- поддержка семьи, детей и учащихся;

- общества взаимопомощи, организованные по сословному, религиозному, профессиональному признакам для поддержки своих членов;

- содействие просвещению, исправлению нравов;

- общества, имеющие целью помощь пострадавшим от войн. [13]

Особое географическое положение Смоленской губернии привело к появлению здесь римско-католического общества пособия бедным (1898), которое заботилось о материальном и нравственном состоянии исповедующих католичество без различий пола и возраста. Спектр услуг общества был широким: от снабжения пищей, одеждой, кровом, деньгами до подыскания работы или места в богадельне, приюте, школе и оказания медицинской помощи. Кроме того, общество помогало возвращаться на родину неимущим католикам и распространяло книги нравственного содержания.

На территории Орловской губернии: существовали организации, занимающиеся «общими» вопросами благотворительности и призрения (то есть ведущие комплексную работу на определенной территории); церковные благотворительные общества; организации, осуществляющие помощь инвалидам; организации, занимающиеся детской благотворительностью; учебной благотворительностью; благотворительные организации национальных меньшинств, иностранцев и беженцев; военная благотворительность и помощь в условиях военных действий. Несколько особняком стоят попечительства о домах трудолюбия и пеницитарные благотворительные учреждения, не терявшие характерный для самодержавного строя «частно-государственный» характер. [14]

Во Владимирской губернии существовали благотворительные общества, оказывающие помощь беднейшим жителям, помощь детям, медицинскую помощь, просветительские общества и общество взаимопомощи евреев.

Существовали в губерниях Центральной России общества взаимопомощи, организованные по сословному признаку: Купеческое общество Орла и Купеческое общество Смоленска, Вспомогательное общество купеческих приказчиков в Смоленске и по национальному признаку: Еврейский рабочий клуб в Смоленске, Еврейское благотворительное общество во Владимире, Общество пособия бедным евреям в г. Ельце, Французское благотворительное общество в Орле.

Более развитой оказалась система детской благотворительности. Детские приюты возникли в крупном купеческом и дворянском городе Ельце (1868)– в старинных русских городах с зажиточным купечеством в Ливнах (1896), Трубчевске (1909) и Карачеве (1913). Особенностью детского благотворительного общества в Карачеве было то, что оно являлось Карачевским отделением Романовского комитета, состоящее под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством,[15] являющимся «частно-государственным» благотворительным учреждением, созданным по высочайшему указу от 21 февраля 1913 г. «в ознаменование трехсотлетия со дня всенародного избрания на царство первого государя из Дома Романовых». Елецкие дома призрения для девочек и мальчиков также были «частно-государственными» благотворительными учреждениями, т.к. находились под патронажем Елецкого городского самоуправления. В Орле и крупных уездных городах детские приюты находились под попечением не общественных организаций, а учреждений Министерства внутренних дел и учреждений Ведомства императрицы Марии.[16]

Возникали детские благотворительные общества и в губернских городах. Так в Уставе Смоленского общества попечения о детях (1899 г.) было записано, что общество имеет целью заботу о детях, нуждающихся в попечении и защите, а также содействие физическому развитию детей и юношества. Бедных и бесприютных детей снабжали одеждой, пищей и приютом, а также медицинской помощью, устраивали для них дешевые и бесплатные столовые, детские лечебницы и летние колонии. [17]

Благотворительные общества в уездных городах Центральной России

Одной из тенденций развития благотворительности в уездных городах стало появление отделений российских и губернских благотворительных обществ. Например, в Брянске в конце XIX в. было 3 общества и 2 отделения, в Рославле - 5 отделений и 3 общества, в Карачеве 2 отделения и 4 общества. Благотворительные общества в к. XIX – н. XX вв. появились также в Мценске, Кромах (Орловская губерния), Сычевка, Дорогобуж, Вязьма (Смоленская губерния).

Первое общество в уездных городах рассматриваемых губерний было открыто в Ельце – Благотворительное общество для добывания средств к увеличению нравственного и материального состояния бедных (1867 г.), в Болхове и Кромах такие общества возникли в 1881 г. Как видно из архивных документов: отсутствие заработка и дороговизна хлеба сделали необходимым помощь бедным людям г. Болхова.[18] Помощь оказывалась выдачей пособий. Средства общества складывались из членских взносов и единовременных пожертвований как членов так и посторонних лиц деньгами или вещами.[19] Согласно отчетам Кромского благотворительного общества в 1886 году за помощью обратились 49 семей (мещане, солдаты, крестьяне). Пособие выдавалось деньгами и продуктами. Доходы общества складывались за счет проведения базаров и детских спектаклей и процентов с капитала общества.[20]

А в крупном промышленном уездном Брянске Благотворительное общество было основано только в 1894 г., о чем сообщалось в письме брянского городского головы орловскому губернатору: « 28 декабря 1894 года мною было созвано общее собрание членов брянского благотворительного общества для образования правления сего общества.».[21]

Основная цель Общества значилась в его уставе доставлять материальные средства для содержания в доме призрения малолетних детей и престарелых беднейших граждан г.Брянска. В состав Общества вошли 34 человека, а председателем правления был избран Николай Семенович Могилевцев. Через год число членов Общества увеличилось до 166 человек. В августе 1895 года на средства Общества был открыт в Брянске дом призрения детей и престарелых граждан. Наибеднейшим жителям г.Брянска выдавались пособия. Решающую роль в успешном начале деятельности общества сыграло пожертвование сделанное братьями Николаем и Павлом Могилевцевыми (10 тысяч рублей, проценты с которых шли на деятельность общества).

В 1894 году при Брянском заводе в Бежице действовало благотворительное общество по оказанию помощи бедному населению. В уставе общества его цель обозначена как оказание помощи служащим и рабочим Брянского завода и их семьям при разного рода несчастных случаях. Средства Общества складывались из членских взносов, пожертвований, как от членов общества, так и посторонних лиц и из доходов, полученных от концертов, спектаклей, литературных чтений и прочих увеселений. [22] В 1911 году это общество насчитывало 1550 человек. Почетной председательницей общества была княгиня М.К.Тенишева. С 1894 по 1910 год обществом было выдано пособий на сумму 174,5 тыс. рублей. Благотворительное общество уделяло большое внимание духовному развитию рабочих и служащих завода, что проявилось в открытии народной библиотеки и читальни, открытии детского приюта, помощи пострадавшим при стихийных бедствиях и чрезвычайных ситуациях. Так Обществом была оказана помощь пострадавшим от наводнения жителям Радицы – 700 человек. Благотворительное общество при Брянском заводе в Бежице при виде действительной нужды действовало с полной готовностью. По мере своих сил и средств идет на помощь не только местному населению, но и окрестным жителям.[23]

В селе Дятьково Брянского уезда Орловской губернии учреждено Благотворительное Общество по высочайшему разрешению Губернатора г.Орла. Об учреждении каждого благотворительного Общества Губернатор ставил в известность министра внутренних дел.[24] Одновременно аналогичные сведения представлялись и в Департамент полиции, где собирались данные об учредителях, источнике средств, наличии или отсутствии разрешения Губернатора на учреждение общества.[25]

Обществу было присвоено имя известного российского благотворителя С.И.Мальцова. Основные задачи Общества заключались в снабжении одеждой, пищей и приютом неимущих и выдаче денежных пособий, помощь бедным больным людям медицинскими пособиями. Для этого Обществу разрешалось открывать общественные столовые, чайные, строить дешевые квартиры, ночлежные дома, убежища, приюты, общежития, дома трудолюбия, больницы, устраивать народные читальни и библиотеки. В Обществе четко прослеживалось градация его членов, в зависимости от суммы ежегодных финансовых взносов. Так Почетные члены вносили не менее 100 рублей, действительные члены от 3 до 100 рублей и члены-соревнователи (сотрудники) менее 3 рублей.

Средства Общества складывались из членских взносов, доходов от капиталов и имущества, доходов от проведенных мероприятий (среди которых драматические представления, литературные чтения, публичные лекции, концерты), пожертвований членов общества и посторонних лиц. Как и все общества того периода Общество состояло в ведении Министерства внутренних дел. Брянская земская управа оказывала обществу ежегодную помощь в размере 100 рублей. Доход общества планомерно нарастал с 7776 рублей в 1901 году до 22873 рублей в 1914 г. [26]

В 1898 году было создано Карачевское благотворительное общество, при котором работал детский приют. На попечении Общества были бедные семьи. Городская и мещанская управа ежегодно выделяли Обществу 500 и 190 рублей соответственно. Орловский Губернатор А.Н. Трубников и Великий князь Михаил Александрович были почетными членами этого общества.

В 1892 году было основано Новозыбковское благотворительное общество, в компетенции которого: выдача пособий бедным, открытие школы для малоимущих, а затем классов для взрослых. При Обществе была бесплатная библиотека и рукодельная школа. В 1912 году вместо школы был открыт приют для детей, это было связано с тем, что забота о начальном образовании стала обязанностью городского и земского самоуправления.

Позже всех в 1904 г. возникло Клинцовское общество помощи бедным. При Обществе в 1906 году открывается школа, через год открыты классы для взрослых. Проводились народные чтения на религиозные, нравственные, исторические, беллетристические и географические темы. В 1913 г. при Обществе открыт приют. Городская Дума Клинцов и Суражское уездное земское Собрание назначили на содержание приюта 300 и 150 рублей соответственно.[27]

Заключение

Проанализировав развитие общественной благотворительности в Центральной России во второй половине XIX – н. XX вв. можно сделать следующие выводы:

1) Общественная благотворительность в провинциальной России во второй половине XIX – н. XX вв. развивалась довольно быстрыми темпами, достигнув пика своего развития в начале XX в., несмотря на жесткую правительственную регламентацию и полицейский надзор, которые сдерживали проявление частой инициативы в сфере благотворительности.

2) Низкий уровень инициативы населения во второй половине XIX в. заменялся инициативой городских властей в создании благотворительных обществ, к этому присоединялась роль отдельных благотворителей, владевших крупными денежными средствами, где таких не было, роль жертвователей выполняли уездные земские Собрания и Городские Думы (органы земского и городского самоуправления).

3) Возникновение различных видов благотворительных обществ напрямую было связано не только с социально-экономическими процессами, происходящими в стране, но и с военно-политической ситуацией (появление обществ помощи больным и раненным воинам, помощи беженцам);

4) Наряду с основными видами благотворительных обществ: организации, занимающиеся общей благотворительностью и организации, оказывающие помощь отдельным категориям граждан (бедным, инвалидам, детям, женщинам, национальным меньшинствам) появляются благотворительные общества, объединенные по сословному, религиозному и национальному признаку.

5) Благотворительные общества зачастую становились преемниками благотворителей: Мальцовское общество в Дятьково продолжило традиции благотворительности династии Мальцовых, а Благотворительное общество в Бежице стало продолжателем славных дел супругов Тенишевых.

Роль благотворительных обществ во второй половине XIX – н. XX вв. была достаточна велика: они привлекали внимание общественности и государства к социальным проблемам, выпадавшим из сферы деятельности государственных органов призрения. Особенности развития благотворительности в губернских и уездных городах зависели от уровня экономического и социокультурного развития, географического положения, сословной структуры города и сложившихся традиций благотворительности.

К началу XX века и в центре, и в провинции сложилась целая система самостоятельных общественных организаций, успешно занимающихся благотворительной деятельностью.

Библиография
1.
Собрание узаконений Ведомства учреждений императрицы Марии. Т.V. Царствование государя императора Николая Второго. Кн. 2. С 10 ноября 1894 по 31 декабря 1897. СПб., 1908. Т. 5. С. 610.
2.
Ульянова Г.Н. Благотворительность в Российской империи. XIX – начало XX века. М., 2005. С. 210.
3.
Ульянова Г.Н. Императрица Мария Федоровна в российской благотворительности: материнское попечение о страждущих // Императрица Мария Федоровна. Жизнь и судьба. СПб., 2006. С. 104.
4.
Батоева С.А. Развитие благотворительности в России 1861-1914 гг. Дисс... канд. ист. наук. Чита, 2006. С. 115.
5.
Благотворительность в России. Т. I XXVI. СПб, 1907.С.17.
6.
Покотилова Т.Е. Благотворительность в социальной истории дореволюционной России. Автореф. ... докт. ист. наук. Ставрополь, 1998. С. 25.
7.
ГАОО Ф. 580 ст. 1 д. 3884 Л. 2.
8.
ГАОО. Ф. 580. Ст. 1 д. 3801 Л. 7.
9.
РГИА Ф. 1075 Оп. 2 Д. 25. Л. 2.
10.
Гуларян А.Б. Принципы и подходы к классификации самодеятельных общественных организаций на территории Орловской губернии // Среднерусский вестник общественных наук. 2013. № 2. С. 210.
11.
Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1813-1913). Статистические очерки //instmat.info /node/72
12.
Устав Смоленского благотворительного общества. Смоленск, 1892. С. 2
13.
Перс Ю.И. Развитие общественной благотворительности в Смоленской губернии во второй половине XIX – начале XX веков // Научно-методический электронный журнал «Концепт». 2016. Т. 27. С. 50–56. – URL: http://e-koncept.ru/2016/56448.htm.
14.
Гуларян А.Б. Принципы и подходы к классификации самодеятельных общественных организаций на территории Орловской губернии // Среднерусский вестник общественных наук. 2013 № 2. С. 210.
15.
Памятная книжка и адрес-календарь Орловской губернии. 1915 г. Отдел II. С. 267.
16.
Гуларян А.Б. Развитие системы благотворительности в Российской империи (на примере Орловской губернии) // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки 2014. № 4. С. 17.
17.
РГИА Ф. 1287 Оп. 19 Д. 2279 Л. 6.
18.
РГИА Ф. 1287 Оп. 19 Д. 196 Л. 2.
19.
РГИА Ф. 1287 Оп. 19 Д. 196 Л. 6.
20.
РГИА Ф. 1287 Оп. 19 Д. 674. Л. 77.
21.
ГАБО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 51. Л. 18.
22.
РГИА Ф. 1287 Оп. 19 Д. 1371 Л. 8.
23.
Отчет Благотворительного Общества при Брянском заводе в Бежице Орловской губернии за 1908 г. Брянск, 1909 С. 3-4.
24.
ГАРФ. Ф. 102 3 д-во. Оп. 79. Д. 758. Л. 1-5.
25.
ГАРФ. Ф. 102 3 д-во. Оп. 79. Д. 892. Л. 1-6.
26.
Н.Л. Кочегарова Благотворители и благотворительные общества на территории Брянского края 18 – н. 20 вв. Брянск, 2013. С. 108.
27.
Отчет Клинцовского Общества пособия бедным за 1912 г. Клинцы, 1913. С. 28-35.
References (transliterated)
1.
Sobranie uzakonenii Vedomstva uchrezhdenii imperatritsy Marii. T.V. Tsarstvovanie gosudarya imperatora Nikolaya Vtorogo. Kn. 2. S 10 noyabrya 1894 po 31 dekabrya 1897. SPb., 1908. T. 5. S. 610.
2.
Ul'yanova G.N. Blagotvoritel'nost' v Rossiiskoi imperii. XIX – nachalo XX veka. M., 2005. S. 210.
3.
Ul'yanova G.N. Imperatritsa Mariya Fedorovna v rossiiskoi blagotvoritel'nosti: materinskoe popechenie o strazhdushchikh // Imperatritsa Mariya Fedorovna. Zhizn' i sud'ba. SPb., 2006. S. 104.
4.
Batoeva S.A. Razvitie blagotvoritel'nosti v Rossii 1861-1914 gg. Diss... kand. ist. nauk. Chita, 2006. S. 115.
5.
Blagotvoritel'nost' v Rossii. T. I XXVI. SPb, 1907.S.17.
6.
Pokotilova T.E. Blagotvoritel'nost' v sotsial'noi istorii dorevolyutsionnoi Rossii. Avtoref. ... dokt. ist. nauk. Stavropol', 1998. S. 25.
7.
GAOO F. 580 st. 1 d. 3884 L. 2.
8.
GAOO. F. 580. St. 1 d. 3801 L. 7.
9.
RGIA F. 1075 Op. 2 D. 25. L. 2.
10.
Gularyan A.B. Printsipy i podkhody k klassifikatsii samodeyatel'nykh obshchestvennykh organizatsii na territorii Orlovskoi gubernii // Srednerusskii vestnik obshchestvennykh nauk. 2013. № 2. S. 210.
11.
Rashin A.G. Naselenie Rossii za 100 let (1813-1913). Statisticheskie ocherki //instmat.info /node/72
12.
Ustav Smolenskogo blagotvoritel'nogo obshchestva. Smolensk, 1892. S. 2
13.
Pers Yu.I. Razvitie obshchestvennoi blagotvoritel'nosti v Smolenskoi gubernii vo vtoroi polovine XIX – nachale XX vekov // Nauchno-metodicheskii elektronnyi zhurnal «Kontsept». 2016. T. 27. S. 50–56. – URL: http://e-koncept.ru/2016/56448.htm.
14.
Gularyan A.B. Printsipy i podkhody k klassifikatsii samodeyatel'nykh obshchestvennykh organizatsii na territorii Orlovskoi gubernii // Srednerusskii vestnik obshchestvennykh nauk. 2013 № 2. S. 210.
15.
Pamyatnaya knizhka i adres-kalendar' Orlovskoi gubernii. 1915 g. Otdel II. S. 267.
16.
Gularyan A.B. Razvitie sistemy blagotvoritel'nosti v Rossiiskoi imperii (na primere Orlovskoi gubernii) // Uchenye zapiski Orlovskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Gumanitarnye i sotsial'nye nauki 2014. № 4. S. 17.
17.
RGIA F. 1287 Op. 19 D. 2279 L. 6.
18.
RGIA F. 1287 Op. 19 D. 196 L. 2.
19.
RGIA F. 1287 Op. 19 D. 196 L. 6.
20.
RGIA F. 1287 Op. 19 D. 674. L. 77.
21.
GABO. F. 2. Op. 1. D. 51. L. 18.
22.
RGIA F. 1287 Op. 19 D. 1371 L. 8.
23.
Otchet Blagotvoritel'nogo Obshchestva pri Bryanskom zavode v Bezhitse Orlovskoi gubernii za 1908 g. Bryansk, 1909 S. 3-4.
24.
GARF. F. 102 3 d-vo. Op. 79. D. 758. L. 1-5.
25.
GARF. F. 102 3 d-vo. Op. 79. D. 892. L. 1-6.
26.
N.L. Kochegarova Blagotvoriteli i blagotvoritel'nye obshchestva na territorii Bryanskogo kraya 18 – n. 20 vv. Bryansk, 2013. S. 108.
27.
Otchet Klintsovskogo Obshchestva posobiya bednym za 1912 g. Klintsy, 1913. S. 28-35.