Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2311,   статей на доработке: 286 отклонено статей: 918 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


Стандарты женской красоты: естественное и культурное.
Саввина Ольга Владимировна

кандидат философских наук

старший преподаватель, Российский университет дружбы народов (РУДН)

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 10/2

Savvina Ol'ga Vladimirovna

PhD in Philosophy

senior lecturer of the Department of Ethics at Russian University of Peoples' Friendship

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 10/2

olgaivanova05@mail.ru
Аннотация. В статье рассматриваются стандарты женской красоты, обусловленные культурными предпочтениями (например, нога «золотой лотос» китайских женщин в Средние века) и стандарты, базирующиеся на восприятии женщины как молодой и красивой – естественная красота. В исследовании раскрывается взаимоотношение двух типов стандартов, делается попытка ответа на вопрос: действительно ли культурные стандарты красоты противоречат естественным стандартам. Для ответа на этот вопрос анализируется формирование культурных стандартов женской красоты, выделяются их культурный смысл. Автор обращается к работам специалистов в области пластической хирургии и социологическим исследованиям с целью раскрыть стандарты естественной красоты, общих для людей разных культур, затем делает анализ культурных стандартов красоты, выделяет их функции и анализирует предпосылки возникновения нового стандарта (на примере основных стандартов ХХ века). В результате автор приходит к выводу, что культурные стандарты красоты не противоречат естественным, не отрицают их, а надстраиваются над ними. Вред для здоровья, на который идут женщины чтобы соответствовать стандартам, всегда остаётся незаметным, иначе принесённые красоте жертвы напрасны. В исследовании были выделены функции культурного стандарта красоты, которые объединены в три основные группы и призваны отразить: 1) происхождение человека и его социальный статус; 2) личностные качества и моральные установки; 3) миропонимание и место данного индивида в мире.
Ключевые слова: стандарты красоты, эстетика, естественная красота, культурные предпочтения, мода, телесность, культурные стандарты красоты, героиновый шик, фитнес модель, Твигги
DOI: 10.7256/2409-8744.2017.1.20508
Дата направления в редакцию: 28-09-2016

Дата публикации: 03-04-2017

Abstract. This article examines the female beauty standards substantiated by the cultural preferences (for example, “lotus feet” of Chinese women in Medieval times), as well as standards based on perception of a woman as young and beautiful – natural beauty. The author reveals the interrelation between two types of standards and attempts giving answer to the question: do the cultural standards contradict to the natural standards. For answering this question, the work analyzes the formation of cultural standards of female beauty alongside their cultural essence. The author turns to the works of experts in the field of plastic surgery and sociological research for revealing the standards of natural beauty that are common to the people of various cultures; and then, analyzes the cultural standards of beauty, their functions, and prerequisites for emergence of the new standards (based on the example of key standards of the XX century). The conclusion is made that cultural beauty standards do not contradict or deny the natural, but are built over them. Health risks that women tend to take in order to correspond with the standards, always remains unnoticeable, because otherwise, their sacrifices are in vain. The article highlights the functions of cultural beauty standards united into three main groups, which are called to reflect: 1) origin of a person and his social status; 2) personal qualities and moral orientations; 3) world perception and place of an individual in the world.

Keywords: cultural beauty standards, embodiment, fashion, cultural attitudes, natural beauty, aesthetics, beauty standards, Heroin chic, fitness model, Twiggy

Естественная красота

Стандарты женской красоты довольно сильно разняться в зависимости от культуры (места) и эпохи. Некоторые из стандартов красоты прошлого кажутся нам ужасающими, например, вытянутые металлическими кольцами шеи. Иногда кажется, что стандарты женской красоты и здоровье плохо совместимы, даже сегодня женщины порой вынуждены ходить на высоких каблуках в течение дня и серьёзно ограничивать себя питании, что не лучшим образом сказывается на опорно-двигательном аппарате и коже, густоте волос соответственно. Целью данного исследования является сравнение стандартов женской красоты, обусловленных природными, биологическими законами привлекательности и стандартов, обусловленных культурой, чтобы понять их взаимоотношение. Эта цель может быть осуществлена только через описание формирования культурных стандартов красоты.

Перед тем как рассмотреть особенности формирования культурных стандартов красоты необходимо уточнить, что же является природным, биологическим стандартом красоты и насколько он ценен в культуре.

Мифология древних цивилизаций показывает, что молодость и здоровье женщины были в цене. Прародительницы богов и людей в мифологии часто наделены красотой и отождествляются с плодородием, рождением, жизнью. В основном богини красоты были также и богинями любви. Древнеиндийская богиня Лакшми, супруга Вишну, которую исследователи относят к индуистскому пантеону, почиталась как богиня любви и красоты, имела второе имя (или ипостась) Шри, что означает процветание. Считается, что её реинкарнацией была Драупати из «Махабхараты», первая в мире красавица, жена пандавов [1]. Фрея, богиня скандинавского пантеона, также связывалась с красотой, любовью и плодородием [2]. Каннон, богиня милосердия в японской буддистской традиции всегда изображается в образе красивой и праведной женщины. Существует несколько изображений этой богини, даже с головою лошади, но во всех из них подчёркивается её красота. Каннон также называют японской мадонной [3]. К сожалению, мифология слишком запутана, боги и богини то сменяют друг друга, то отождествляются друг с другом и порой невозможно понять, какая же из богинь «заведует» красотой и каковы её «полномочия». Богиней любви и плодородия в древнем Египте считается Астарта, которой не чужда и красота, но она же выступает и как богиня-воительница, и как искусный целитель.

Одной из наиболее исследованных систем мифологических сказаний является мифология древней Греции, а также древнего Рима. Богиней любви и красоты в Греции была Афродита. Легенда об Афродите и Адонисе связывает эту богиню с периодом расцветания, тёплыми, плодородными временами года, несмотря на то, что в греческом пантеоне было место и для богини плодородия Деметры. Согласно легенде Афродита полюбила земного юношу Адониса, вместе с ним охотилась и жила не на Олимпе, а во дворце его царственного отца. Однажды, когда Афродиты не было рядом, Адонис отправился на охоту и был серьёзно ранен диким кабаном, в результате чего скончался. Владыка тёмного царства Аид сжалился над возлюбленными и на полгода отпускал Адониса к Афродите, в этот период природа пробуждалась ото сна, всё расцветало и начинало плодоносить [4]. Красота богини, таким образом, связывалась с красотой природы, её оживлением, началом нового цикла времён года. Примечательно, что Афродита рождается из морской пены, также как и Лакшми появляется при пахтанье «молочного океана» [1]. Известный психолог Роберт Джонсон трактует рождение Афродиты из морских пучин как символ того, что её власть распространяется на подсознание, самые глубинные слои нашей психики [5]. Испокон веков океан воспринимался человеком как загадочная первозданная сила; океан – извечный участник космогонических мифов, океан существовал всегда, а в ряде мифов ещё до самого мира. «Морская» природа богинь-красавиц свидетельствует об их исконности, о начале природы, тайне жизни, проявляющих себя через женскую красоту. В древних источниках подчёркивается огромная власть богинь красоты: Лакшми называется матерью мира, она – мать всему живому, Афродита же «будит в сердцах богов и смертных любовь. Благодаря этому она царит над всем миром» [4].

Мифология свидетельствует о том, что женская красота воспринимается как сила природы, способность давать жизнь; сила, управляющая самыми глубинными слоями нашей психологии, затрагивающая глубины нашей души. Древние богини, таким образом, не могли не ассоциироваться со здоровьем и молодостью женщины. Можно сделать вывод, что молодое и здоровое тело, способное дать жизнь испокон веков считалось красивым. Это свидетельствует об общих для всех культур стандартах красоты, - молодости и здоровье. Стоит заметить, что эти две характеристики свойственных не только виду Homo sapiens, в природе наиболее привлекательные особи, как правило, молоды и здоровы: «чувство красоты возникло и развивалось лишь как одна из многих жизненных оценок в эволюции животного мира при перцептивном анализе возникающих предпочтений» [6].

В тоже время существуют и более конкретные критерии женской красоты чем молодость и здоровье. Исследования показали, что тонкая талия, а точнее отношение объема талии к объёму бедер является важным критерием при оценке фигуры женщины мужчинами [7]. Кроме того, если это отношение находится в рамках от 0.67 до 0.8, то такие женщины обладают более хорошим здоровьем по сравнению с теми, чей коэффициент составляет более 0.8. Обладательницы тонкой талии и широких бёдер отличаются лучшим репродуктивным здоровьем, менее подвержены таким заболеваниям как рак, диабет по второму типу, сердечнососудистые заболевания, нерегулярный менструальный цикл и т.д. [7]. Как ни странно, но существуют даже природные стандарты красоты женского лица, общие для всех рас. Красивые лица должны обладать симметричностью, но естественной, исследования показывают, что совершенно симметричные лица, созданные при помощи компьютерной графики, расцениваются респондентами как менее красивые, чем «настоящие» лица [8]. Очень важной характеристикой является усреднённость лица, распространённые и узнаваемые черты, далее следуют детский нос и подбородок, полные губы, большие глаза, длинные ресницы и т.д. Согласно медицинским исследованиям, наиболее красивое женское лицо сосредотачивает в середине детские черты, а на периферии лица – развитые, подчёркнуто фемининные скулы, брови [9].

Культурные стандарты красоты

Таким образом, женская красота ассоциируется о хорошем здоровье её носительницы и способности производить на свет здоровое потомство. Но это касается лишь естественных стандартов красоты, продиктованных природой. Человечеству знакомо немало ухищрений вредящих здоровью женщины, но делающих её более красивой в соответствии со стандартами эпохи и/или определённой страны, общества. В Китае в Средних веках, например, ноги девочек особым образом бинтовали с целью сделать ножку маленькой и изящной – «золотым лотосом». При этом кости стопы приходилось ломать, у девушек порой развивался некроз, но без маленьких ножек найти жениха из аристократической семьи не представлялось возможным. Женщины, утратившие способность ходить из-за бинтования ног считались хрупкими и привлекательными. Получается, что культурные обычаи могут фактически полностью перечеркнуть здоровье как критерий красоты. Такое происходит только когда увечье получает культурный смысл: маленькая ножка – это «золотой лотос», изящество, признак аристократического происхождения для китайцев Средних веков.

Стандарты красоты, обусловленные культурой, всегда несут определённый смысл, информацию другим членам общества. Не зря Александр Баумгартен, которого считают автором термина «эстетика» в его современном смысле, характеризовал эту философскую науку как исследующую совершенство чувственного познания – прекрасное [10]. В XVIII веке эстетику называют «низшей гносеологией», так как созерцание красоты уже даёт нам информацию о наблюдаемом, форма сообщает о своём содержании.

Внешность человека, рассмотренная сквозь призму стандартов красоты часто говорит о: 1) происхождении человека, его знатности, его социальном статусе (как в примере с бинтованием ног); 2) его личностных качествах и моральных установках; 3) его взгляде на мир и своё место в нём. Можно сказать, что стандарт красоты предъявляет требования к человеку, относящиеся к его вышеуказанным характеристикам.

Необходимо отметить, что стандарты женской красоты, обусловленные культурой, во многом пересекаются с понятием моды. Без сомнения, наше восприятие трёх выделенных характеристик человека зависит далеко не только от его тела и в первую очередь не им обусловлено, но и тем, как он одевается, каковы его манеры, речь и т.д. В рамках статьи будет проанализировано только влияние трёх вышеуказанных характеристик на стандарты женской красоты, относящиеся к телу женщины. Её телесная красота - это часть её образа, которая не даёт полной картины, но влияет на целостный образ. Зачастую тяжело отделить стандарты красоты, предъявляемые к телу женщины от стандартов, предъявляемых к её образу, например, осанке, походке, манере держать себя. И всё-таки провести грань необходимо для лучшего понимания причин эволюции стандартов женской красоты и, с практической точки зрения, создания целостного образа женщины, релевантного современным общественным стандартам (но это уже задача работников модной индустрии, а не исследователей в области культурологии).

Каждая характеристика, например, происхождение и социальный статус, имеет определённые наиболее желаемые выражения. Маленькая ножка китайской женщины ценилась выше обычной ноги крестьянки, что и составляло стандарт красоты в Китае в Средние века. Тоже самое относится и к двум другим характеристикам женщины.

Иллюстрацией второй характеристики человека, и женщин в частности, (личностные качества и моральные установки) служит восприятие полноты человека в Средние века. Лишний вес рассматривался, в первую очередь, как душевные пороки – лень, безволие [11]. То есть желаемым было отсутствие лишнего веса, что косвенно свидетельствовало о том, что данный человек не склонен к лени и может устоять перед чревоугодием.

Следует заметить, что такое понимание внешности, когда красота тела зависит от душевных качеств, довольно распространено. Ярким примером этой идеи в литературе может служить роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея». Главный герой придаётся чувственным наслаждением, губит чужие судьбы и остаётся молодым и красивым, а вместо него стареет и меняет черты его портрет. После первой же своей жестокости, подвигнувшей молодую девушку на самоубийство, Дориан Грей замечает изменения в портрете. Юноша, изображённый на полотне, приобретает «налёт» жестокости. Не годы изменили портрет, а поступки человека. В конце романа, когда грехи и годы с портрета переходят на мертвое тело главного героя, слуги, обнаружившие его, с трудом узнают в этом страшном старике, чьё лицо изуродовано грехом, своего господина. А ведь Дориану тогда не было и сорока лет.

Третья характеристика – мировоззрение и место человека в мире, которые могут быть выражены через стандарты красоты, или проявляется в них, – наиболее сложная. Казалось бы, миропонимание и понимание своего места в мире человек выражает больше через стиль в одежде, манеру держать себя, речь и т.д. Тем не менее, стиль и манеры не могут рассматриваться отдельно от тела, которое оценивается в соответствии с определёнными стандартами красоты. Например, если женщина придерживается в одежде стиля sport luxury (спортивный роскошный), она будет смотреться гораздо привлекательнее, если её рост выше среднего и у неё нет лишнего веса. Стандарты красоты в ХХ веке, предъявляемые к женщинам, сместили внимание общества с происхождения, благосостояния и социального статуса в сторону внутреннего мира человека, его мотивов, личностных качеств, его взглядов на мир.

Итак, рассмотрим наиболее яркие стандарты красоты ХХ века и идеалы, отражением которых они являлись. Первой революцией в женском образе можно считать короткую стрижку, приобретающую всё большую популярность в годы мировых войн. Известный модельер Габриель (Коко) Шанель подстригает волосы, женщины в США и Европе носят короткие стрижки, с плакатов СССР времён коллективизации и Второй мировой войны на нас смотрят девушки с короткими стрижками или с волосами, убранными под платок, стоящие за станками, работающие на заводах. Практичный ХХ век требовал эмансипации женщин и их включения в работу на мужских должностях, освоения женщинами мужских профессий. Женщины ХХ века сами зарабатывали на жизнь и вносили вклад в семейный бюджет, они получали право голоса на выборах, они добились права на аборт – права регулировать рождаемость. Что касается последнего, то в США легализация абортов проходила через бурные протесты со стороны Римской католической церкви [12, 13]. Женщина, таким образом, преодолевает традиционные запреты, вступает в спор со структурами, поддерживающими патриархальный строй. Длинная коса всегда была явлением не практичным, и в русских деревнях гораздо более непрактичным чем в городах первой половины ХХ века с водопроводом и развитой инфраструктурой, но вряд ли какая деревенская девушка XVIII – XIX веков пожелала бы расстаться со своими волосами. Женщины начала прошлого столетия сделали выбор в пользу практичности и в ущерб их традиционной роли жён, хранительниц очага. Древние богини изображались с длинными волосами. Символы новой эпохи – известные актрисы первой половины ХХ века в странах Запада и СССР, такие как Мэри Пикфорд, Ава Гарднер, Марлен Дитрих, Одри Хепберн, Марианна Вертинская, Наталья Гурдина (Натали Вуд) и др. чаще отдают предпочтение коротким стрижкам, нежели длинным волосам.

Следующим стандартом красоты ХХ века можно назвать английскую супермодель Твигги 1960-х годов. Она была очень худа (объём груди – 81, объём талии – 56, объём бёдер – 81), с короткой стрижкой, огромными глазами и длинными ресницами. Её лицо напоминало ребёнка, а тело подростка. Эта внешность также отсылает к определённому взгляду на мир и месту человека в мире, которое он отныне занимает, или ему слудует занимать, чтобы оставаться современным, модным. Твигги – олицетворение юности, стройности, с налётом андрогинности за счёт худобы и причёски под мальчика. Твигги – подросток, сорванец, бегущий на вечеринку с друзьями, её тяжело представить в роли матери семейства, покорно ждущую мужа дома. Идеалы, которые она воплощает – это задор, способность бросить вызов, непослушание старшим, уход от авторитетов. 1960-е годы это ещё и рассвет молодёжной культуры, движения хиппи. Поколение 1960-х в странах Запада – первое поколение, не знавшее мировых войн, великой депрессии и голода. Это дети, которые устали от серьёзных физиономий своих родителей, это подростки, радостно бегущие из-под опеки старших. Детские огромные глаза и длинные ресницы Твигги, её стрижка – это черты ребенка, бегущего на детскую площадку, ничего не знающего о войне, холоде, голоде и смерти, не желающего слушать предостережения взрослых. Её тонкое тело – тело андрогинного подростка, не задумывающегося о том, за кого следует выйти замуж, как растить детей. В подростковом возрасте в современном мире мы подвергаем сомнениям и критике заветы и установки родителей, а не готовимся стать такими же, как они. Поколение Твигги – первое поколение, проделавшее подобное с опытом старших. Внешность Твигги как бы говорит: «мы не такие как вы, нам не нужны ваши нравоучения, вы устарели!». Отныне женщины ещё сильнее пытаются сохранить молодость, старость – уже менее почётна, от неё пытаются бежать, с нею начинают бороться, а не воспринимать, как должное и своевременное [14]. Стандарт красоты женского тела 1960-х годов уже не выражает социальный статус: девочка – подросток может быть выходцев из разных сословий – возможно её родители работали на фабрике в качестве чернорабочих, а может – они из аристократической семьи. Социальные различия стираются в модных стандартах и на первый план выходит восприятие мира и своего места в нём.

Следующий стандарт красоты – «героиновый шик». Худая, бледная девушка с синяками под глазами, сигаретой во рту и ярко красными губами, равнодушно смотрящая на окружающих, мир, декорации. Этот образ был очень популярен в 1990-х годах ХХ века, а также в начале XXI века. Модная индустрия вовсю раскручивала «героиновых» девушек. Воплощением этого образа стала модель Кейт Мосс, сама имевшая немало проблем с наркотиками и алкоголем. У «героинового шика» есть многое от Танатоса как в фрейдовском понимании, так и в культурном. Согласно З. Фрейду, агрессивность, не имеющая выхода во внешний мир, подавляемая, концентрируется вокруг «Сверх-Я», вызывая чувство страха, мании преследования, суицидальным мыслям [15]. Как часто мы не имеем возможности выплеснуть наше негодование, отчаяние и негативные эмоции, как часто нас посещает чувство страха и безнадёжности. Наркотики и алкоголь для многих стали бегством от мира, и «героиновый шик» рисует этот побег в красоте женщины. Мы видим на фотоснимках бледных моделей свои эмоции и страхи, их взгляд, смотрящий в никуда, уводит нас от опостылевшего мира, от правил которого мы не прочь бы и отдохнуть. «Героиновый шик» - эта капитуляция перед миром, усталость от него. В данном контексте слово «героиновый» является очень символичным, иллюстрирующим моральное разложение. Недаром в 1990-х годах наркотики стали элементом массовой культуры, а не увлечением маргинальных слоёв.

С другой стороны, в популярности худых и измождённых девушек можно обнаружить более глубокий смысл. На протяжении истории с худобой и синюшной бледнотой ассоциировалась смерть. На картинах Средних веков смерть часто изображалась в виде скелета, иногда в чёрном плаще. Выразительные и уставшие глаза девушек «героинового шика» и макияж “smoky eyes” напоминают пустые глазницы черепа-смерти, выглядывающего из-под капюшона. Смерти, как, пожалуй, и наркоману, неважен этот мир, его правила игры, его ценности. Смерть снимает «шелуху», отбрасывает второстепенное и неважное, перед лицом смерти все равны, богатый и бедный, знатный и простолюдин. Во всех ранних культурах смерть была символом перехода в другой мир, новым воплощением, новым качеством бытия. Смерть – это не исчезновение, это трансформация. Принимая стандарт «героинового шика» общество выражает своё желание измениться, уйти от современного мира постмодернизма и симулякров к подлинному бытию. Массовая культура жаждет перерождения, хочет обрести истинный смысл.

Анализируя следующий стандарт женской красоты, можно сказать, что девушки «героинового шика» действительно были «куколкой» из которой должна появиться бабочка, не отрицанием жизни, а жаждой подлинной жизни. В начале ХХI века всё большую популярность приобретает стандарт фитнес модели, стройной и подтянутой улыбающейся девушки, спортсменки. Женский бодибилдинг и фитнес постепенно набирал популярность с 1970-х годов, появившись сначала в США, и затем распространился на другие страны. Следует заметить, что вначале женский бодибилдинг вызывал очень противоречивые реакции. Ранний бодибилдинг печально знаменит употреблением анаболических стероидов, а такой допинг лишает женщину здоровья и женственности. У подобных женщин портилась кожа, начинали расти волосы на лице, не говоря уже о более серьёзных проблемах со здоровьем. К XXI в. женский фитнес и бодибилдинг претерпел большие изменения, были утверждены новые номинации, запрещено употребление стероидных и пептидных гормонов, несмотря на то, что на практике они всё ещё применяются [16]. Ключевым моментом в популяризации стандарта фитнес модели стало утверждение номинации «фитнес-бикини модели» в 2010 году. Федерация фитнеса и бодибилдинга утвердила специальные стандарты для внешности, физической подготовки, одежды – купальника, в котором выступают девушки.

Фитнес модель как стандарт женской красоты – это революция в понимании женской красоты, а если мы принимаем утверждение о том, что стандарты женской красоты являются отражением процессов, происходящих в обществе, то это серьёзное событие, которое должно быть подвергнуто философской рефлексии. Фитнес модель, это не просто девушка, а спортсменка. В спорте дух соревнований, желание бороться и побеждать, а также железная воля всегда были неотъемлемыми чертами успешного атлета. В Олимпийских играх древней Греции не было места женщинам, сейчас же женщина – спортсменка – идеал красоты. Для того, чтобы принять участие в соревнованиях номинации «фитнес-бикини модели» следует добиться низкого процента жира в организме – около 10%, что для женщин уже выходит за рамки медицинской нормы. Красота всегда требовала жертв от женщин: тугие корсеты, бинтование ног, история полна подобных примеров нарушения медицинской нормы во имя красоты. Разница лишь в том, что в предыдущие столетия красота достигалась преимущественно терпением, преодолевая боль и голод, сейчас же женщина должна активно и разумно действовать, грамотно построить свой образ жизни, чтобы достичь лучшего в своей внешности. Одно только питание современной красавицы требует приложения воли и разума: расчёт дневной нормы калорий, подбор «правильных» продуктов, расчёт макро и микро нутриентов. А помимо этого ещё тренировки, которые включают в себя силовые упражнения, кардио нагрузку и растяжку. Новый стандарт требует на порядок больше энергии, воли и разума чем предыдущие. Одним из основных качеств красавицы – спортсменки является отнюдь не женская с традиционной точки зрения черта характера – железная воля. Новый стандарт женской красоты имеет выраженный мужской характер. С медицинской точки зрения современные красавицы также «теряют женственность». Процент подкожного жира, необходимый для выступления на соревнованиях влечёт за собой остановку менструации, таким образом, красавицы на пике своей красоты не способны забеременеть. А ведь именно способность женщины давать жизнь так почиталась нашими предками. С одной стороны, это повод для тревоги, так как боязнь потерять красоту может натолкнуть женщин на мысль об отсрочке материнства или полного отказа от этой идеи. С другой стороны, существуют примеры, когда женщины приходили в прекрасную форму после рождения двух-трёх детей и выглядели значительно моложе своих бездетных сверстниц, не дружащих со спортом. Новая красавица – сильна, уверенна в себе, независима, разумна. Образ жизни, необходимый для того, чтобы соответствовать стандарту красоты требует много времени и сил, мыслительной работы.

Современный спортивный стандарт женской красоты – свидетельство дефляции качеств, в традиционном обществе признаваемых женскими – способности дарить любовь, не ожидая ничего взамен, терпения, заботы, самопожертвования. Следует заметить, что эта же тенденция проявляется во многих сферах жизни общества [17]. Традиционно мужские добродетели – мужество, сила воли, упорство в достижении цели выходят на первый план и, как никогда ранее, успешно осваиваются женщинами.

Заключение

Подводя итог, можно сказать, что стандарты женской красоты, имеющие основания в культуре далеко не всегда соответствуют стандартам красоты, диктуемым природой, сводящимся к здоровому и молодому телу. Даже наоборот, следование культурным стандартам часто влечёт за собой вред для здоровья и служит выражению культурных ценностей: демонстрации социального статуса, отражением личностных качеств, считающихся ценными в обществе, а также правильного с точки зрения общества мировоззрения и своей роли в мире и обществе. Женщины на протяжении веков готовы были жертвовать своим здоровьем чтобы считаться красивыми. Можно ли заключить, что культурные стандарты противоречат природным, отрицают их? И всё-таки нет, они надстраиваются над природными стандартами, но не противоречат им, являются их продолжением. В Китае мужчины никогда не видели обнажённых изуродованных женских ног, они наблюдали маленькие ножки в красивой обуви и воспевали в стихах этот образ. Загнутые переломанные пальцы – физическое увечье, было скрыто от глаз. Тоже самое можно сказать о спортсменках в бодибилдинге: мы видим лишь улыбающихся девушек в блестящих купальниках, от наших глаз скрыта сухая кожа, раздражительность, причиной которой является строгая диета, проблемы с фертильностью и выпадение волос от недостатка жиров в питании. Чахоточные девушки, воспетые в литературных произведениях XIX века, (такие как Франсина, одна из главных героинь «Сцены из жизни богемы» А. Мюрже, 1851), были овеяны романтическим флёром, и скорее воспринимались как ускользающая мимолётная красота, а не матери будущих детей. Они скорее были источником вдохновения для поэтов, страдающих от потери. В романах описывается бледность несчастной, её кашель, но не струпья в мокроте, повышенное потоотделение и урчание в животе – симптомы, сопровождающие чахотку. Стандарты красоты, обусловленные культурой, и, на первый взгляд противоречащие биологическим критериям привлекательности, говорящим о крепком здоровье и молодости, оставляют лишь идею танатоса, флёр загробного мира, полного тайн и обещающего раскрыть смысл жизни. Разложение, старость, проявления болезни остаются за кадром. Очень худые модели на снимках часто появляются с копной густых волос, что не возможно для среднестатистической женщины, поскольку серьёзный дефицит калорий ведёт к выпадению волос. Красивое – всегда редкое, «красота требует жертв» - широко известное изречение, идущее из Античности. Стандарт красоты никогда не будет соответствовать среднестатистической внешности. Поэтому женщины с «нормальной» внешностью идут на жертвы чтобы соответствовать стандартам: одевают высокие каблуки «шпильки», сидят на жёстких диетах, затягиваются в корсеты. Каждый новый стандарт заставляет подавляющее большинство женщин идти на жертвы, ловко скрывая дискомфорт и/или проблемы со здоровьем (иначе не получится эффекта, например, сутулость вместе с высокими каблуками выглядит ещё более непривлекательно).

Таким образом, природные, биологические стандарты женской красоты никогда не отрицаются культурными стандартами, хотя на первый взгляд может показаться, что культура противоречит естественным «маркерам» здоровья и молодости.

Библиография
1.
Индийская мифология: Энциклопедия. М.: Эксмо; СПб: Мидгард, 2005. - С.119.
2.
Скандинавская мифология: Энциклопедия. М.: Эксмо; СПб: Мидгард, 2004. - С.55.
3.
Японская мифология: Энциклопедия. М.: Эксмо; СПб: Мидгард, 2006. - С.77.
4.
Легенды и сказания Древней Греции и Древнего Рима. / под ред. Нейхардт, А.А.; Кун, Н.А.; Изд-во: М.: Правда, 1987. - С.60
5.
Джонсон Р. Она: глубинные аспекты женской психологии. URL: http://royallib.com/read/dgonson_robert/ona_glubinnie_aspekti_genskoy_psihologii.html#0 (дата обращения – 18.03.2015).
6.
Липов А.Н. Биологические истоки красоты. // Эстетика. Вчера. Сегодня, Всегда. М., 2008. №3. C.209.
7.
Singh, D. Singh D. Shape and Significance of Feminine Beauty: An Evolutionary Perspective, Sex Roles, 2011, Issue 64, pp. 723–731.
8.
Langlois, JH. Roggman, LA. Musselman, L. What is average and what is not average about attractive faces? Psychological Science, 1994, Vol. 5, no 4, pp. 214–20.
9.
Hönn, M. Göz, G. The Ideal of Facial Beauty: A Review, Journal of Orofacial Orthopedics January 2007, Vol. 68, Issue 1, pp. 6-16.
10.
Асмус В.Ф. Немецкая эстетика XVIII века. М.: Искусство, 1962. - С.3.
11.
Свендсен Л. Философия моды / Пер. с норв. А. Шипунова. М.: Прогресс_Традиция, 2007. С.112.
12.
Loveland, I. The past, present, and future of the “right” to abortion in the United States. The Liverpool Law Review, 1994, Vol. 16, no 1, pp. 174-183
13.
Саввина О.В. Причины легализации абортов в ХХ веке и современные дебаты о моральной допустимости абортов // NB: Психология и психотехника. 2014. № 3. С. 221-243. URL: http://e-notabene.ru/psp/article_12657.html (дата обращения-18.03.2015).
14.
Фролов И.Т. О жизни, смерти и бессмертии. Этюды нового (реального) гуманизма. Статья первая. // Вопросы философии. 1983. №1. URL: http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=329&Itemid=55 (дата обращения-18.03.2015).
15.
Фрейд З. Недовольство культурой. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/Freid/ned_kult.php (дата обращения-18.03.2015).
16.
Dikic N, Djurdjevic N., McNamee M.J. Doping. // Encyclopedia of Global Bioethics. Springer Science, Business Media Dordrecht, 2015.URL: http://www.springer.com/social+sciences/applied+ethics/book/978-3-319-09482-3 (дата обращения – 18.03.2015).
17.
Саввина О.В., Кругликова Е.В. Самоопределение женщины в профессии: современные противоречия.-Вестник РУДН, серия «Философия». 2014. № 2. С. 119-128.
References (transliterated)
1.
Indiiskaya mifologiya: Entsiklopediya. M.: Eksmo; SPb: Midgard, 2005. - S.119.
2.
Skandinavskaya mifologiya: Entsiklopediya. M.: Eksmo; SPb: Midgard, 2004. - S.55.
3.
Yaponskaya mifologiya: Entsiklopediya. M.: Eksmo; SPb: Midgard, 2006. - S.77.
4.
Legendy i skazaniya Drevnei Gretsii i Drevnego Rima. / pod red. Neikhardt, A.A.; Kun, N.A.; Izd-vo: M.: Pravda, 1987. - S.60
5.
Dzhonson R. Ona: glubinnye aspekty zhenskoi psikhologii. URL: http://royallib.com/read/dgonson_robert/ona_glubinnie_aspekti_genskoy_psihologii.html#0 (data obrashcheniya – 18.03.2015).
6.
Lipov A.N. Biologicheskie istoki krasoty. // Estetika. Vchera. Segodnya, Vsegda. M., 2008. №3. C.209.
7.
Singh, D. Singh D. Shape and Significance of Feminine Beauty: An Evolutionary Perspective, Sex Roles, 2011, Issue 64, pp. 723–731.
8.
Langlois, JH. Roggman, LA. Musselman, L. What is average and what is not average about attractive faces? Psychological Science, 1994, Vol. 5, no 4, pp. 214–20.
9.
Hönn, M. Göz, G. The Ideal of Facial Beauty: A Review, Journal of Orofacial Orthopedics January 2007, Vol. 68, Issue 1, pp. 6-16.
10.
Asmus V.F. Nemetskaya estetika XVIII veka. M.: Iskusstvo, 1962. - S.3.
11.
Svendsen L. Filosofiya mody / Per. s norv. A. Shipunova. M.: Progress_Traditsiya, 2007. S.112.
12.
Loveland, I. The past, present, and future of the “right” to abortion in the United States. The Liverpool Law Review, 1994, Vol. 16, no 1, pp. 174-183
13.
Savvina O.V. Prichiny legalizatsii abortov v KhKh veke i sovremennye debaty o moral'noi dopustimosti abortov // NB: Psikhologiya i psikhotekhnika. 2014. № 3. S. 221-243. URL: http://e-notabene.ru/psp/article_12657.html (data obrashcheniya-18.03.2015).
14.
Frolov I.T. O zhizni, smerti i bessmertii. Etyudy novogo (real'nogo) gumanizma. Stat'ya pervaya. // Voprosy filosofii. 1983. №1. URL: http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=329&Itemid=55 (data obrashcheniya-18.03.2015).
15.
Freid Z. Nedovol'stvo kul'turoi. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/Freid/ned_kult.php (data obrashcheniya-18.03.2015).
16.
Dikic N, Djurdjevic N., McNamee M.J. Doping. // Encyclopedia of Global Bioethics. Springer Science, Business Media Dordrecht, 2015.URL: http://www.springer.com/social+sciences/applied+ethics/book/978-3-319-09482-3 (data obrashcheniya – 18.03.2015).
17.
Savvina O.V., Kruglikova E.V. Samoopredelenie zhenshchiny v professii: sovremennye protivorechiya.-Vestnik RUDN, seriya «Filosofiya». 2014. № 2. S. 119-128.