Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2318,   статей на доработке: 291 отклонено статей: 918 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


Использование шакало-псовых бастардов в криминалистической одорологии: история, теория и практика
Сулимов Клим Тимофеевич

кандидат биологических наук

ведущий научный сотрудник, ФГБНИУ "Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева"

129366, Россия, г. Москва, ул. Космонавтов, 2, оф. 201

Sulimov Klim Timofeevich

PhD in Biology

Senior Research Fellow at the Institute for Cultural and Natural Heritage named after D. Likhachev 

129366, Russia, Moscow, ul. Kosmonavtov, 2, of. 201

ktsulimov@bk.ru
Ибрагимова Олеся Анатольевна

аспирант, отдел культурного ландшафта и традиционного природопользования, ФГБНИУ "Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева"

129366, Россия, г. Москва, ул. Космонавтов, 2, оф. 201

Ibragimova Olesya Anatol'evna

Postgraguate at the Department of Cultural Landscape and Conventional Environmental Management of the Institute for Cultural and Natural Heritage named after D. Likhachev 

129366, Russia, Moscow, ul. Kosmonavtov, 2, of. 201

1kern@bk.ru
Аннотация. Объект исследования - история кримодорологической экспертизы в аспекте научного аппарата, терминологии, используемого оборудования, крупнейших баз, сформировавшихся направлений использования, традиций в отборе собак с особыми ольфакторными качествами. Предмет исследования - перспективы использования бастардов лайки оленегонной и шакала европейского как в следственных действиях, так и при организации службы безопасности на транспорте, в связи с особой острочутостью, размерами и способностью к широкому поиску, мобильностью данных гибридов, способностью различать запаховые следы - "горячие" и "остывшие", взятые из естественным (или специальным) образом законсервированных запаховых проб. Исследование базируется на методах системного описания химической специфики запаховых следов, в том числе механизма угасания, сбора, консервации, обнаружения собаками-детекторами. Анализируются прецеденты следственной практики, причины рассогласованности межведомственного взаимодействия в части реализации возможностей кинологической экспертизы. Предлагаются апробированные методики подготовки и применения собак-детекторов запаха. Обоснована необходимость сохранения, воспроизводства и распространения в кинологических службах России генофонда бастардов лайки аборигенной оленегонной и шакала европейского. Предложены способы сбора и сохранения запаховых проб, описана специфика ролей и методика взаимодействия оператора и собаки-детектора в процессе кинологической экспертизы.
Ключевые слова: криминалистика, запаховые следы, кинология, шакало-псовые бастарды, лайка оленегонная, шакал европейский, собака-детектор, дрессировка, диагностические признаки запахов, тактика исследований
УДК: 343.983.7
DOI: 10.7256/2409-7810.2017.1.20466
Дата направления в редакцию: 25-09-2016

Дата публикации: 25-03-2017

Abstract. In the detection and investigation of non-obvious crimes, criminologists are short of information about the identity of the perpetrators. The olfactory traces at the scene investigative personal data about participants of the event more than any other the next person.The article highlights the history of the national forensic odorologii, one of which is the formation of the participants co-author K.T.Sulimov was from 1966 to 1998., Discusses the arguments and perspectives in the gene pool of hybrids (bastards) Laika reindeer herding and European jackal.The name of the method gave Yuriy Lekanov, served as the chief forensic department of the Russian Federation Prosecutor's Office, the investigative method to introduce the practice.Article provides reliable evidence-based methods of preparation and use of dog odor detectors to identify the individual on the olfactory trail.

Keywords: training dogs, detector dog, European jackal, laika reindeer herding, shack-canids bastards, cynology, olfactory marks, criminalistics, diagnostic features odors, research strategy

Понятийные слова и выражения

Понятие "Криминалистическая одорология", сокращённо "кримодорология" впервые использовано в 1952 году Б. Фуфыгиным . Латинским "odor" (запах) в соединении с греческим "логос" определяют науку о запахе, а определение "криминалистическая" указывает на отношение научной отрасли к раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений. Латинское "olfactus" - обоняние, заимствованное из иностранной литературы, образует такие понятия, как "ольфакторный" (далее О), синоним "одорологический". "О раздражитель", "О анализ" имеет качественное значение, а "ольфактометрический анализ" количественное. Имеются также и производные понятия - например, "О поведение". От греческого "osme" (запах), происходят названия животных с острым обонянием – макросматические виды или виды "макросматики", а со слабым, виды "микросматики". Те и другие сокращённо именуются "макросматы" и "микросматы". Приведем принятые в статье сокращения: СД - собака-детектор (запаха), СЗИ - следовой запах индивидуума, ЗСИ - запаховый след индивидуума, СИЗ - следы индивидуального запаха, ИЗС - индивидуальный запах следообразователя, ИЗ - индивидуальный запах, СРС - служебно-розыскная собака, ЗКИ - запаховый комплекс индивидуума, ИК - индивидуальный комплекс, ПЖС - потожировые следы, ВВ - взрывчатые вещества, ГСМ - горюче-смазочные материалы, ЛВЖ - легковоспламеняющиеся жидкости, ЗС - запаховые следы, СПС - служебно-поисковая собака, СП - сигнальное поведение, ССП - стереотипное сигнальное повеление, ДАВС - дистанционный анализ воздушной среды, ЭКЦ - экспертно криминалистический центр, ОКД - общий курс дрессировки, ОШ - обыкновенный шакал, ШПБ - шакало-псовый бастард.

Запах, обонятельное ощущение, в кримодорологии чаще служит понятием пахнущих веществ в их газовой фазе. Неизменный комплекс таких веществ, выделяемый живым организмом, является его индивидуальным запахом (ИЗ), а запаховые вещества, определяющие вид, возраст пол, другие групповые категории как внутреннего, так и наружного происхождения, в том числе изменяемые во времени, совокупно с неизменной частью запаха, образуют запах индивида (ЗИ) и их следует различать. Индивидуум в своих запаховых следах оставляет, как правило, весь свой запаховый комплекс ЗИ. Изменяемая часть запахового комплекса индивидуума ЗИ, определяющая его возраст, другие эндогенные и экзогенные наложения, отражая временные состояния и связи со средой пребывания, входящие в ЗИ, несут розыскную и следственную информацию о субъекте, представляя поле деятельности как розыску, так и следствию. Вещества ЗИ (человека и животных), входящие в их запаховые следы индивида (ЗСИ), распознаваемые служебно-розыскными собаками (СРС) и лабораторными собаками-детекторами запаха (СД) делятся на три основные фракции:

а) "кислую" - из предельно-насыщенных жирных кислот (кислых липидов), конечных продуктов белково-липидного метаболизма, несущую кодовый набор веществ, определяющих запаховый комплекс индивида (ЗКИ); данная фракция наиболее устойчива во внешней среде против дальнейшего окисления и распада;

б) "нейтральную";

в) "щелочную".

Последние две фракции, неустойчивые против окисления и распада, отражают все временные изменения в составе веществ ЗИ, происходящие как внутри организма, так и в запаховых следах, образуемых им во внешней среде.

Вещества индивидуального комплекса (ИК) непрерывно выделяются кожей человека в экскретах потовых и сальных желёз. При контактах и взаимодействуя с предметами, на них человек оставляет свои потожировые следы (ПЖС). Человек "метит" ими свои одежду, обувь, вещную обстановку места происшествия, на которых ПЖС достаточно долго остаются во внешней среде, а при специальной консервации предметов-следоносителей сохраняются многие годы.

При взаимодействии индивида с предметами на них и без его потожировой субстанции остаются запаховые следы (ЗСИ) с входящим в их состав ИЗ, образуя следы "чистого" индивидуального запаха (СИЗ), как, например, в свежих пятнах его крови, поте и моче. Высохшие пятна (кроме крови) теряют ИЗ.

Обоняние обычного человека не дифференцирует СИЗ. Это доступно лишь макросматам, различающим СИЗ своих сородичей, а также хищники и других видов. Собака как ярко выраженный макросмат различает также и конкретные СЗИ, задаваемые ей искусственно человеком для поиска /выбора, а также в смеси с другими СЗИ, в том числе и с неспецифичными её обонянию, например, запахом наркотиков, ВВ, ГСМ и пр. [1-6].

Судебно-одорологическая экспертиза, идентифицируя лиц по их ЗСИ (собранным) на месте события, вещественных доказательствах, проверяя их причастность к происшествию, использует специально подготовленных СД. Других более пригодных к этой работе макросматов в природе ещё не найдено, хотя в эксперименте В.И. Крутова [7] показала, что и лабораторные крысы могут различать ИЗ человека, а в ЭКЦ МВД РФ З.Ю. Панфилова демонстрировала самку енотовидной собаки (Nyctereutes procyonoides) успешно ею подготовленную и использованную в судебно-одорологической экспертизе. Однако особенности других макросматов не дают им на равных конкурировать с собакой (Canis familiaris), как и с её гибридами, сочетающими острое обоняние диких видов (рода Canis) с лояльностью к человеку домашнего животного. По определению, не годится для этого и приборная техника, поскольку запах - чисто биологическое явление, ИЗ состоит из тысяч неустановленных веществ, идентифицировать которые с помощью техники не представляется возможным. Попытки в так называемой "одорографии", явившейся не более чем вульгарной эклектикой, использовать газожидкостную хроматографию оставили по себе негативную память. Известно, что "горячие" ЗСИ, "остывая" (окисляясь и испаряясь) во внешней среде, со временем меняют свой состав. Динамику этих изменений, с учётом воздействия на них внешних факторов, можно исследовать для определения времени их образования на месте события, используя природу собаки предпочитать в свободном выборе менее изменённые, то есть более свежие следы [8, 9].

Жирные кислоты ИК, взаимодействуя с окислами металлов, образуют на металлических поверхностях так называемые "солевые следы" конкретного металла, долго сохраняющие ИК жирных кислот следообразователя, поскольку соли испарению не подвержены. Воздействуя на "солевые следы" 1% раствором лимонной кислоты, из них восстанавливают жирные кислоты, то есть индивидуальный запах следообразователя (ИЗС).

"Чистыми" носителями этих кислот (кислых липидов), как и других веществ ИК, являются пот и кровь. Излившись и высыхая, пот концентрирует на следоносителе свой ИК, а кровь, консервируя его в высохшей плазме, сохраняет десятки лет, проявляя при размачивании свои идентифицирующие свойства.

Особенностью СЗИ является их делимость, а также сохранение в околопороговых для СД концентрациях и широком градиенте температур своих идентифицирующих свойств, что свидетельствует об особой идентификационной надёжности данного показателя.

Однако ИК, при его сорбции и десорбции, качественно меняется, поэтому, несмотря на то, что СД "довольствуется" и его фрагментами, возможность опознания индивида по убывающим компонентам его СЗИ имеет вполне объяснимый предел.

Специалисты кримодорологии бывшего ВНИИ МВД СССР совместно с сотрудниками ИЭМЭЖ АН СССР и ВНИИ СЭ МЮ установили, что в комплексе высших алифатических кислот, являющихся носителями запаха индивида и его пола, СД различают в абсолютных концентрациях 10 в степени -16 мг/мл раствора каждой при разнице в количественном содержании 3,3%.

Изомеры, представляя сотые доли процента в крови и поте, также участвуют в кодировании запаха индивидуума.

Первичные ЗСИ, образуясь из первичных источников (пот и кровь), "растекаясь" по одежде и обуви, создают вторичные источники ЗСИ. В контактах с предметами они продолжают переходить и на них, образуя третьестепенные источники вторичных ЗСИ, само название которых говорит о снижении значимости их в процессе отождествления, ибо состав у них меняется не только количественно, но и качественно.

Вещества, выделяемые организмом с потом в следовых количествах концентрируются благодаря их опережающему испарению воды. Попадая при контакте человека практически любой частью тела на следоносители, они достаточно долго на нём сохраняются в неизменном составе. Поэтому весьма надёжными источниками ЗСИ человека, оставляемого им в следах, будут его одежда и обувь, если он пробыл в них, хотя бы сутки.

Животные метят следы своей жизнедеятельности ИК веществ, содержащихся в экскрете специализированных желёз, выделяемых также с мочой и фекалиями.

Основополагающим постулатом идентификации по СЗИ служит представление о том, что основная часть веществ ЗИ, непрерывно выделяемая организмом, генетически обусловлена и не меняется с его возрастом. Переменные признаки даёт другая его часть, меняющаяся во времени, что и улавливает обоняние собаки-детектора.

Постоянные категории ИЗ отражают пол и вид, а меняющиеся, находящиеся в долгосрочной или оперативной зависимости от внутренних и внешних факторов, определяют возраст, функциональные состояния, связанные с физиологией и патологией, питанием, местожительством, профессией и даже местом временного пребывания.

В отличие от устойчивой к распаду и окислению кислой фракции ЗИ, его нейтральная и щелочная фракции под воздействием метеоусловий быстро изменяют первичный состав веществ. Запаховые изменения в следах фигурантов позволяют служебно-розыскным собакам (СРС) отличать их "остывшие" следы от "горячих". Падение в следовой цепи ЗСИ концентрации веществ, распавшихся от их окисления и возрастание первичных "неокисленных" веществ ЗИ с их общей концентрацией, позволяет СРС, преследуя фигуранта, определять прямое и обратное направление его ЗСИ.

Используя естественное предпочтение собаки неполному и распавшемуся составу ЗСИ его полный и менее изменённый состав, судебно-одорологическая экспертиза с помощью СД устанавливала (в эксперименте) время образования ЗСИ на предметах-следоносителях с точностью до получаса, хотя для СД это не может быть пределом возможного.

Собака - детектор запаха (СД) и её оператор

Наиболее удачный вид СД и СПС представляют шакало-псовые бастарды (ШПБ), полученные во ВНИИ МВД СССР более 40 лет назад. Однако данный генофонд больше знают за рубежом, о чём свидетельствует то, что первый ШПБ, подготовленный за пределами ПАО «Шереметьево» к поиску ВВ, находится не в Российском кинологическом Центре, а в США.

В настоящий момент традиция подготовки данных собак к розыскной и спасательной работе развивается на базе частной компании «Вежливая собака», воспитавшей за последние 2-3 года на пробу трёх щенков ШПБ, вырастив из них непревзойденных мастеров своего дела. Однако данный факт не дает еще устойчивой тенденции к их внедрению в следственную (а также в работе спасательных служб) практику нашей страны.

ШПБ исторически выведены на основе метисов оленегонных лаек, успешно апробированных в поиске гашиша и опия-сырца, в СССР и пореформенной России 1990-х гг. использовались в судебно-одорологической экспертизе, обязанной им своим становлением [10 и др.].

Благодаря непревзойденным обонянию, ориентировочной реакции и психофизическим данным в преодолении труднейших препятствий, ШПБ в кинологическом мониторинге ПАО «Аэрофлот» стали первыми из пород, традиционно используемых в поиске ВВ [11, 12 и др.].

Своими врождёнными качествами ШПБ обязаны обыкновенному шакалу, оленегонной и охотничьим лайкам, а также отобранному для скрещивания гладкошёрстному фокстерьеру старого промыслового типа. К содержанию ШПБ были разработаны наружные клетки постоянного пребывания на открытом воздухе, с решётчатым полом и накопителем-ферментатором отходов. Клетки имеют уникальную конструкцию, защищенную патентом, и повысили до ранее небывалого уровня гигиену содержания животных, упразднили регулярную времязатратную уборку клеток [13].

Благодаря наследственности лаек Заполярья, ШПБ как ни одна заводская порода собак, переносит морозы, а при их 25% кровности по шакалу адаптируется и к экстремальной жаре субтропиков. На испытаниях по поиску ВВ в Арабских Эмиратах, при +450С в тени и +600С на разогретом полуденным солнцем песке, в новой для них обстановке работы на авто-фурах с мелким рогатым скотом, ШПБ нашли все закладки тротила, тогда как в то же время ни собаки "малинуа", ни другие традиционные породы, закупленные для поиска ВВ и наркотических веществ, содержащиеся при этом в ангаре с кондиционерами, не показали в августовский зной даже функционального рабочего состояния, если не считать проявления овчарками некоторого интереса к баранам и козам, но не к поиску ВВ.

К общему удивлению, например, мелкий рогатый скот, встреченный ШПБ впервые, абсолютно не отвлекал их от поиска тротила, запах которого в любых условиях стал, благодаря соответствующей подготовке с помощью кинологов, для них ведущим.

В то же время, центральные СМИ без тени сомнения сообщают, что в кинологическом Центре ГУВД Москвы эта, как никогда актуальная, служба СПС, заменяет традиционного спаниеля ещё более декоративной породой Корги, удобной к ношению на руках и способной только гулять по ухоженному газону, но более внушительной по закупочной цене. Если России дорог уникальный генофонд ШПБ, выведенный для замены паллиативных и малопродуктивных пород, следует отказаться от продолжения дилетантского подхода к подбору данных пород для поиска и обнаружения ВВ, наркотиков, пострадавших в руинах людей, потерявшихся в лесу, а также для использования в судебно-одорологической экспертизе. Период таких «апробаций» закончился в прошлом веке не в пользу узкоспециализированных пород, применявшихся в несвойственных им направлениях.

Чтобы не стать свидетелями гибели уникальных ШПБ, пригодных к использованию во всех гуманитарных направлениях, память о которых будет сопровождаться упрёками тех, от кого зависело их сохранение и воспроизводство, следует немедленно квалифицированно возобновить воспроизводство ШПБ, форсировать их внедрение в практику, не откладывая это до лучших времён, которые, возможно, при таком отношении к делу уже не наступят.

Незаметно за восторгами от успехов ШПБ возраст производителей генофонда, методика воспроизводства которого отработана за 40 лет практики до совершенства, подошёл к критическому и мы можем потерять результаты труда как современных работников, так и тех, кто в лихие 90-е спасал столь же малочисленный генофонд предшественников ШПБ от неминуемой гибели. Полагать, что в настоящее время можно «начать всё сначала», - значит признаваться в собственной некомпетентности.

Лишь по редкому стечению обстоятельств, в том числе благодаря пониманию руководством ПАО «Аэрофлот» необходимости привлечения к защите от угроз терроризма не только техники, но и собак, ШПБ получили в 2000 – 2010-е гг. небывалое до этого применение, превзойдя по рабочим качествам все ожидания и найдя признание у оппонентов кинологической службы (теперь активно используясь для детекции террористической угрозы на транспорте).

Но, обретя в Международном аэропорту "Шереметьево" своё второе дыхание и подлинное призвание, ШПБ, при таком отношении к их воспроизводству и популяризации, которое в данный момент имеет место, собаки могут быть потеряны для будущего, плачевно закончить своё существование именно в момент возрастания угрозы терроризма, прежде всего на авиатранспорте.

Обратимся к истории и практике использования собак-детекторов. СД нельзя рассматривать субъектом судебного процесса, куда её, названную ошибочно "собакой-криминалистом", стараются не допускать поборники традиционной криминалистики. Негативен тот факт, что не хотят признавать самого эксперта субъектом судебно-одорологической экспертизы, при этом СД выступает лишь его "инструментом", а также, наряду с запахом, предметом и объектом исследования.

Все функции, осуществляемые СД в судебно-одорологической экспертизе, сама собака реализовывать не может. Нужна специализация собак и контроль достоверности работы каждой из них со стороны человека.

Предъявляемый СД на старте "запаховый портрет" лица в виде образца его ИЗ, для выборки в сравнительном ряду его ЗСИ, мозг СД сравнивает с пробами запахов места события и образцами ЗС нейтральных лиц. В процессе их сравнения, занимающего сотые доли секунды, СД выбирает испытуемый запах из множества запахов-статистов по его сходству с образцом, предъявленным ей на старте, либо отложенным в её памяти иным способом.

Выбор, фиксируемый в этограмме и видеозаписью (первичных документах судебно-одорологической экспертизы), СД оповещает стереотипным сигнальным поведением (ССП), вырабатываемым у СД специальным обучением.

Актами ССП СД и служебно-поисковой собаки (СПС) об обнаружении искомых запахов, служат: лай, посадка и движение носом к источнику запаха, так называемый "назальный жест".

В естественных условиях, идя по следу, собака согревает и увлажняет своим дыханием не только "остывшие" ЗСИ, но и "горячие", а при потере запаха лапой удаляет на месте следа слой субстрата, утративший запах, добираясь до того уровня, где он ещё сохранился.

Некоторые СД при задержке лакомства, "причитающегося" им за работу, "усиливают" ССП, ставя на выбранный объект лапы, царапают его, берут в зубы.

Подобная "самодеятельность" отчасти допустима для собак, тренированных на поиск наркотиков, а также в поисково-спасательной службе, но не для СПС ВВ и не для лабораторных СД.

Однако в любом самопроизвольном СП СД или СПС угадывается возможность выработки новых элементов СП для других, непредвиденных случаев.

При околопороговой концентрации испытуемого запаха, ССП СД может принимать незавершённые формы в виде едва заметных приостановок у искомого объекта, что помощник эксперта регистрирует видеозаписью, а эксперт отмечает в этограмме.

Если видеозапись добавит "вопрошающий взгляд" СД, вскинутый на оператора, то "взбрёх" несостоявшегося лая, и её язык, быстро облизнувший нос, могут заметить кинолог и эксперт, сосредоточившие внимание: один на собаке, а другой на исследуемом объекте.

Поскольку не каждая СД остановится у испытуемого объекта при крайне слабой для неё концентрации запаха и не побежит дальше, то эти едва уловимые реакции, как и слабый звук несостоявшегося лая, могут быть элементами её незавершённого ССП. Их учитывают и для его "завершения" в повторном пуске у СД повышают нервный тонус, а у испытуемого объекта усиление десорбции запаха. И, наконец, используют резерв более "острочутых" СД.

Из всего вышесказанного понятно, как не просто с максимальной отдачей использовать в судебно-одорологической экспертизе обоняние СД.

Кинолог-оператор, находясь в центре круга выборочного ряда, постоянно помнит об эксперте, наблюдающем за СД, стараясь не заслонять собой её работу, обеспечивая эксперту обзор сравнительного ряда и максимальный контроль всех нюансов СП СД.

Диагностика и идентификация личности по пробам фиксированных следов запаха человека (становление судебно-одорологической экспертизы, её отличие от

Как правило, в раскрытии и расследовании неочевидных преступлений криминалисты испытывают дефицит сведений о личности неустановленного преступника. Следы, сохраняющие о нём розыскную и следственную информацию, которую тот, как и любой человек, не может проконтролировать, имеют для криминалиста непреходящее значение.

Из четырёх видов следов: запаховых, дактилоскопических, генотипических и фоноскопических, в установлении личности человек наименее способен проконтролировать и уничтожать свои ЗС, что "за него делают" внешние факторы, но даже и те, прежде чем "свести" запаховые следы на нет, "оставляют" в них информацию о времени их образования. Поэтому в запаховых следах на месте события розыскных личностных данных об участниках происшествия больше, чем в любых других следах человека.

Их использование обеспечивает уже сама СД, предпочитая в свободном выборе первичные ЗСИ и, как уже упоминалось, чистые, смешанным, свежие, старым, вне зависимости от их концентрации.

Идентификационный анализ ЗСИ и других вещественных доказательств по их запаху, проводят в лаборатории судебно-одорологической экспертизы, первоначально называвшейся лабораторией криминалистической одорологии.

Лаборатория кримодорологии, созданная в НИИ МООП РСФСР в середине 1960-х годов для внедрения тогда "очень нового направления в криминалистике" представляла собой простой кабинет следователя, совершенно неприспособленный к применению в нём каких-либо собак [14 – 16 и др.].

"Новое направление" разрабатывал под руководством проф. А.И. Винберга авторский коллектив юристов, инженеров и других специалистов в составе: В.В. Безрукова, Г.М. Майорова, Р.М. Тодорова, другие сотрудники школы КГБ, а также старший научный сотрудник НИИ МООП РСФСР, Н.Т. Малаховская, Алексеев и другие "безымянные" консультанты из Алма-Атинской Школы пограничных войск и НИИ АН СССР, вложивших в "новое направление" не меньше труда, ибо сама школа КГБ тогда не имела в Москве даже кинологической базы.

После неудачной апробации в 1966 г. нового метода, тему институт закрыл, а после ухода в отставку Н.Т. Малаховской, лаборатория утратила в здании института и помещение, что было для её преемников существенной репутационной потерей.

До зарождения кримодорологии доля участия проводников служебно-розыскных собак (СРС) в раскрытиях преступлений была 3%, хотя их выезды на все происшествия были строго обязательными. Проводников СРС стали называть "кинологами", "в утешение" за отмену им Министром тогда уже внутренних дел СССР Н.А. Щёлоковым офицерского статуса. Их участие в раскрытиях упало до 1,5%, с тенденцией к ещё большему снижению.

Глобальная урбанизация, развитие дорог и автомобильного транспорта, сократив пешеходное передвижение фигурантов, изменили и схему их розыска. "Горячие следы", оставляемые преступниками на месте происшествия, но обрывающиеся у места парковки отъехавшего автомобиля, затрудняли оперативное раскрытие неочевидных преступлений традиционным применением СРС. Новая функция розыскных собак зародилась из слабо по сей день используемой на практике "кинологической выборки" подозреваемых по их ЗСИ на предметах-следоносителях, "вещдоках", свидетельствовавшей о причастности подозреваемых к расследуемому событию.

Хотя при осмотрах мест происшествий, собирая "вещдоки", тщательно сберегали на них ЗСИ, участие испытуемых в выборке с применением СРС, нарушавшее законную процедуру, чаще вынуждало проводников СРС обходиться выборкой вторичных источников ЗСИ, способом "вещь с вещи". Таким образом, до нового метода в криминалистике оставался один шаг. Но, не выдержав проведенных испытаний некомпетентным составом, идею использовать метод в судебной практике процессуалисты почти 20 лет отвергали, как крамольную.

Подвергшись жёсткой критике центральной прессой, метод на 11 лет остановился в едва начавшемся развитии. Однако исподволь его пытались применять ряд энтузиастов прокуратуры, а, трансформировав метод в более широком направлении, продолжали развивать и в НИИ МООП РСФСР - ВНИИ МВД СССР.

В то же время, в конце 1960-х годов, идея нашла крепких сторонников в бывших ГДР (Дерда и др.) и ВНР (Кертес, Синак, Фридеш), где, минуя патронаж уголовного розыска, она получила развитие на научно-производственной базе "Кримтехника", состоявшись уже как лабораторный метод, хотя тогда лишь розыскной, став прототипом российской судебно-одорологической экспертизы.

Криминалисты ГДР внедрили в странах Восточной Европы для сбора запаховых следов целлюлозную ворсованную ткань, а кинологи ВНР применили для идентификационного анализа группы СД и непринудительное предъявление им на старте исследуемый запах, что было заимствовано нашей методикой, а в ГДР было проигнорировано.

Криминалисты ВНР впервые применили на практике сбор запаха в закрытых транспортных контейнерах, прокачивая из них воздух компрессором через адсорбент с помощью зонда.

В пробах, собранных оперативным путём, они исследовали с применением СД наличие наркотических веществ, сняв на эту тему учебно-методический фильм. Данное изобретение стало прототипом дистанционного анализа воздушной среды (ДАВС), разработанного под руководством А.Г. Зарипова в отделе кинологического мониторинга ПАО «АЭРОФЛОТ», в аэропорту «Шереметьево» для обнаружения ВВ, других веществ, запрещённых к гражданским авиаперевозкам .

По ряду причин в Странах Восточной Европы "новый метод в криминалистике" не обрёл доказательственной силы, оставшись лишь оперативно-розыскным методом.

Только через 18 лет, вернувшись в этом статусе на свою историческую родину и подвергшись во ВНИИ МВД СССР доработке, потребовавшей теоретического осмысления, он был признан в качестве доказательства судебной практикой нашей страны.

Название методу - "судебно-одорологическая экспертиза" - дал Юрий Иванович Леканов, бывший тогда начальником криминалистического отдела Прокуратуры РСФСР, сделавший многое для внедрения метода в следственную практику.

Судебно-одорологическую экспертизу, выполненную по постановлению следователя, стали оформлять как "заключение эксперта" и, направляя в суды, приобщать к уголовному делу, а исследования по оперативным материалам дознавателей и отношениям розыска оформляли как "исследование" для целей розыска.

Методика, полученная в середине 1980-х годов, после её конфиденциальных проверок следственной службой Главной прокуратуры РСФСР, одобренная учёным советом ЭКЦ МВД РФ в 1991 году, наконец, получила путёвку в жизнь.

Открытия, сделанные сотрудниками бывших ВНИИ МВД СССР (ныне ЭКЦ МВД РФ), ИЭМЭЖ АН СССР (ныне ИПЭЭ РАН) и ВНИИСЭ МЮ, в химической природе ИЗ укрепили научно-методическую основу одорологической экспертизы [17, 18 и др.].

Было установлено: ИЗ наземных позвоночных состоит в основном из ИК насыщенных жирных кислот, генетически-обусловлен и неизменен во времени. Подтверждает это его химическое взаимодействие с окислами металлов, образуя "солевые следы индивида" и обеспечивая сохранение в сухих пятнах крови многолетней давности.

"Неподвластные времени" солевые следы заслуживают особого внимания. Будучи нелетучими веществами и сколь угодно долго оставаясь фиксированным источником ИЗ, они позволяют восстанавливать его 1% лимонной кислотой.

Эти следы, например, на наручниках убитого депутата Госдумы от ЛДПР, Скорочкина, позволили изобличить его убийц. И подобные примеры не были единичными. Среди уголовных дел, расследованных с помощью судебно-одорологической экспертизы, были и другие "громкие", широко освещавшиеся СМИ: о фальшивомонетничестве, заказных убийствах, наркобизнесе, взяточничестве.

В уголовном деле по факту убийства замминистра внутренних дел Удмуртской Республики и его семьи, расследованном методом судебно-одорологической экспертизы, СИЗ преступника был установлен на двери в месте удара ногой.

Благодаря энтузиазму следователей прокуратуры, начиная с середины 1980-х годов, судебно-одорологическая экспертиза давала суду необходимые доказательства там, где другие новейшие методы ДНК-скопии были бессильны.

Заметную роль в повышении результативности экспертиз сыграло использование шакало-псовых бастардов, ибо, при самых осторожных оценках, с ними метод стал давать более 70% положительных заключений, позволив выполнить за 10 лет более 1000 экспертиз, половина которых была из самых отдалённых регионов страны, от Самарканда до Надыма и от Магадана до Калининграда. Применение собак традиционных пород, с их заурядным обонянием, дававших не более 30% положительных выводов, было, по признанию следователей, не убедительным в плане пригодности для кримодорологии и для внедрения в практику раскрытия и расследования уголовных преступлений.

Показательно, что 80% постановлений на производство судебно-одорологических экспертиз лаборатория получала от прокуратуры (военной и гражданской), что указывает на виды уголовных дел, проходивших через судебно-одорологическую экспертизу.

За её успешное использование в расследовании убийств следователи по особо важным делам Е.В. Топильская (СПБ), П.А. Конашков (Иркутск) и др. получали внеочередные повышения по службе.

Характерны поручения Кировского ГУВД в уголовном деле по факту кражи ювелирных изделий, в универмаге на сумму, превышавшую в 1,5 раза ту, за которую в 1987 г. полагалась высшая мера наказания. Судебно-одорологической экспертизе подвергли мужскую одежду, найденную на чердаке дома вблизи места события. Привязкой обнаруженных вещей к происшествию послужил товарный ценник из обворованного универмага, оказавшийся в кармане куртки. Ценник с отпечатком пальца неизвестного лица, по версии дознания, мог попасть в карман куртки вора вместе с бумагами из ящика кассового аппарата, которые вор, беря их в темноте на ощупь, ошибочно принимал за денежные купюры.

В первом "ольфакторном исследовании" "биодетекторами" оказались сами сотрудники уголовного розыска, определив на обуви фигуранта характерный запах свинофермы.

Вскоре среди персонала одной из районных свиноферм дознаватель В.А. Ренжин установил гражданина, которому принадлежал отпечаток пальца на ценнике. Но тот, отрицая причастность к событию, объяснял происхождение отпечатка тем, что мог оставить его, посещая универмаг, когда там брал ценник с относящимися к нему джинсами, намереваясь их купить, но передумал.

Версию о его непричастности проверяли выборкой вещи с ИЗ проверяемого гражданина по запаху, задававшемуся на выборку шести СРС с обнаруженной одежды, и, наоборот, по ИЗ гражданина выбирали одежду, найденную на чердаке.

Но немецкие овчарки, плохо подготовленные для такой работы, выбирали личные вещи каждого работника фермы по их общему производственному запаху. Запах свинофермы был помехой для этих собак, приводя их к неверному узнаванию (ошибка второго рода).

Результат был характерным для выборки в "полевых" условиях неподготовленных СРС, служа пищей оппонентам судебно-одорологической экспертизы для критики, с которой эта выборка схожа лишь объектами анализа (запах – собака). Не дав ответа о принадлежности вещей проверявшемуся гражданину, выборка в "полевых" условиях не сняла с него подозрения. Снять подозрение позволила судебно-одорологическая экспертиза, ставшая третьим по этому делу исследованием, выполненным в лаборатории судебно-одорологической экспертизы ВНИИ МВД СССР.

Одорологическое исследование, близкое к выборке с помощью СРС, отличается от неё тем, что объектами ЗСИ в их идентификации служат не вещественные доказательства, дающие у собаки неравнозначные реакции, а взятые с них на адсорбент пробы ЗСИ. Исследуемую пробу помещают в одну из 10-12 унифицированных ёмкостей, поставленную в ряду на зашифрованном месте среди аналогичных вспомогательных объектов ряда, в нескольких промежутках от образца ИЗ испытуемого лица, предъявляемого СД перед пуском.

Исследуемые пробу, сравнительный образец и запахи 10-и нейтральных доноров-статистов адсорбируют на ворсованные хлопчатобумажные лоскуты байки, хранящиеся раздельно в герметично закрытых банках.

Объекты для предъявления СД на выборку размещают на полу лабораторного помещения. В исследовании заняты два специалиста. Один из них анонимно расставляет в ряду на пронумерованных точках исследуемые объекты, другой применяет по очереди трёх СД в их рабочем состоянии, тестируемом в момент каждой проводки.

Функциональное состояние СД, правильность подбора для них вспомогательных объектов определяют в контрольной выборке ИЗ нейтрального донора. Одновременно в этом ряду на зашифрованном месте располагают объект с испытуемым запахом, проверяя реакцию на него каждой СД, которая должна быть нейтральной. Оператор поочерёдно их проводит по ряду, давая им свободно обнюхивать каждый объект, из которых они выбирают только один с заданным запахом, не "реагируя" на объекты с испытуемым.

Ориентировочная реакция на запах исследуемой пробы, до предъявления его предполагаемого образца на старте, требует их замены. Вместе с ними подлежит замене и часть объектов ряда из имеющихся для этих случаев резервов тех и других.

Их замены продолжаются до тех пор, пока вся система из вспомогательных объектов ряда и трёх СД не придёт в функциональное состояние. После этого переходят к выборке запаха с места происшествия, задавая СД на старте образец ИЗ лица, проверяемого на общность с пробой запаха, изъятого на месте события.

Стереотипное сигнальное поведение (ССП) СД в выборе объекта служит лай, посадка, и так называемый "назальный жест", когда собака носом указывает объект с испытуемым запахом. Результат каждой проводки эксперт фиксирует в этограмме.

Каждую выборку проверяют тремя СД, перемещая в ряду испытуемые объекты. Общий итог выборок подводят по результатам работы трёх собак [19 – 22 и др.].

При взятии запаховых проб с одежды фигуранта в кармане его брюк нашли носовой платок с парфюмерным запахом. Дознаватель этого дела инициировал проведение дегустационного анализа запаха для определения вида изделия, дабы установить производство и место сбыта данной продукции.

Дегустация, прошедшая в парфюмерной лаборатории ВНИИ синтетических и натуральных душистых веществ (ВНИИСНДВ), была четвёртым ольфакторным анализом.

Установленные духи Рижского производства могли принадлежать приезжему лицу, поскольку в районной торговой сети подобных духов не было.

Проверка сведений о лицах, приезжавших в район в период совершения преступления, выявила две строительные бригады из Армении, куда те вернулись по завершении работ. Один из бригадиров, узнав предъявленную на опознание одежду, показал, что она принадлежала жителю района, как оказалось, неоднократно судимому гражданину "Н", которого нашли в колонии общего режима, где тот, уже после кражи в универмаге, "отсиживал" небольшой "срок" за драку на дискотеке. Проведенная судебно-одорологическая экспертиза (пятое ольфакторное исследование), установила на обнаруженных вещах ИЗ гражданина "Н". Наряду с двумя судебно-одорологическими экспертизами, в деле дознание три раза использовало запаховую информацию. Запах свинофермы на обуви преступника и тот же запах у подозреваемого, чуть было не завёл розыск в тупик. Но парфюмерный запах на платке помог найти свидетеля, опознавшего одежду преступника.

В середине 1980-х годов центральной лабораторией судебно-одорологической экспертизы было сделано открытие в крови веществ ИЗ, фиксируемых её высыхающими пятнами на срок, исчисляемый десятками лет. Свойство было использовано в судебно-одорологической экспертизе по делу об убийстве в Ивановской области в 1989 г. 11-летней девочки. Установив в следах крови на замытом участке куртки подозреваемого "А" ИЗ потерпевшей, судебно-одорологическая экспертиза дала категоричное заключение о принадлежности ей пятна крови, усилившее позицию следствия, подчеркивал в своём письме заместитель Главного прокурора РСФСР Н.С. Землянушин.

Практика показала, что кровь потерпевшего фиксирует и ПЖС других лиц. Так на молотке, которым был в Иркутской области убит гражданин "Г", через год после убийства установлен под размазанной и высохшей кровью пострадавшего СИЗ убийцы. Для этого потребовалось увлажнить ручку молотка водяным паром, а выпот веществ перегнать на адсорбент, по которым в лаборатории судебно-одорологической экспертизы ЭКЦ МВД РФ, при наличии образцов СИЗ потерпевшего и убийцы, были идентифицированы оба фигуранта дела.

Сбор и фиксация запаховых следов на местах событий требует от следователя и эксперта опыта работы по версиям, о чём свидетельствует дело, возбуждённое прокуратурой Фрунзенского района Москвы по факту убийства Горохова, труп которого был обнаружен в автомашине "Волга" на правой стороне заднего сиденья. Потерпевшим оказался водитель этой автомашины. На его правом виске было повреждение, повлекшее смерть. Слева от трупа на заднем сиденье лежала большая плоская канистра, занимавшая всю левую часть сиденья. Участвовавший в осмотре места происшествия специалист судебной медицины, доктор юридических наук С.С. Самищенко, дежуривший в РУВД, предположил, что убийца в момент нанесения удара правой рукой находился за спиной потерпевшего. Затем труп был перенесён на заднее сиденье, где находилась канистра. Но та, мешавшая уложить труп так, чтобы он не был виден в окне машины, была передвинута на место, где до этого мог сидеть убийца. Следуя этой версии, пробы СИЗ предполагаемого убийцы были взяты с сиденья под канистрой, где они и сохранились. Оперативным действием был получен образец ИЗ подозреваемого "М". Предварительный сравнительный анализ с пробой СИЗ из машины, а затем с образцом ИЗ "М", полученным официально, судебно-одорологическая экспертиза подтвердили причастность "М" к событию и правильность версии о месте его нахождения при совершении им убийства.

Успех применения одорологического метода зависит также от количества запаховых проб, собранных с места события, о чём говорит уголовное дело по факту кражи денег из сейфа кассы, где хранилась зарплата рабочих, доставленная вечером и приготовленных к выдаче рабочим на следующий день.

Сейф с деньгами находился в передвижном модуле на участке шоссе, вдали от населённых пунктов. Преступник ночью вскрыл его газовой горелкой. Эксперт-криминалист, прибывший днём на место происшествия, взял пробы СИЗ на полу у сейфа, полагая, что вор находился перед ним не менее пяти минут, которых достаточно для образования СИЗ, поскольку на металле, нагревавшемся при вскрытии сейфа, они сохраниться не могут. Предполагая, что преступник был не один, а сообщники, работая поочерёдно с горелкой, могли сидеть за столом, эксперт взял пробы с кресел (сидений и подлокотников). Одорологическая экспертиза показала, что одна проба, взятая с подлокотника кресла, содержала СЗИ подозреваемого, тогда как остальные содержали СЗИ лиц, не причастных к краже. Следствие установило, что ночью шёл сильный дождь. Преступник во время вскрытия сейфа был обут в новые резиновые сапоги и на нём был новый плащ, не успевший пропитаться его ИЗ. СЗИ вора, оказавшиеся решающими в расследовании преступления, образовались в момент, когда после вскрытия сейфа, "медвежатник" присел передохнуть на подлокотник одного из кресел.

Характерным примером того, как раскрытие преступления, начатое с применения СРС, переходит к расследованию с применением лабораторных собак-детекторов, служит дело об ограблении водителя такси, в районе станции «Марк» Московской железной дороги с нанесением потерпевшему тяжких телесных повреждений.

Водитель такси, ранним августовским утром посадив у загородного ресторана двух мужчин в состоянии алкогольного опьянения, немного не доезжая до железнодорожной станции предложил им рассчитаться. В ответ один из пассажиров нанёс таксисту ножом несколько проникающих ранений брюшной и грудной полости, после чего нападавший и его спутник, забрав у таксиста выручку, ушли в сторону станции.

Потерпевший, не смотря на сильное кровотечение, смог дойти до пикета ГАИ и на виду у дежурившего инспектора потерял сознание. Инспектор вызвал скорую помощь и оперативную группу. Группа, прибыв к пикету ГАИ с СРС, не застала потерпевшего, увезённого скорой помощью, и кинолог применил СРС на проработку обратного "кровяного следа" потерпевшего, задав ей его СЗИ с рубашки, взятой оперативной группой как вещественное доказательство.

"Кровяным следом" СРС привела группу к брошенному такси, от которого пёс был пущен по прямым следам пассажиров, приведшим группу к станции, где никого не оказалось. СРС, пущенная на обыск местности, нашла под платформой станции скомканное письмо, на конверте которого сохранился адрес назначения, ФИО адресата и пятна, похожие на высохшие следы крови. В этом случае кинолог не стал испытывать судьбу с применением СРС на выборку рубашки потерпевшего по запаху с уже высохшей на конверте крови, поступив правильно, ибо сухие пятна крови не выделяют запаховых веществ. Их, наряду с СЗИ потерпевшего, хватило лишь на проработку обратного кровяного следа к машине.

В аналогичном случае СРС не смогла найти по СЗИ потерпевшей место её убийства, найденного экспертом визуально, по пятнам высохшей крови.

Следователь, после снятия копии с найденного письма, направил его и рубашку потерпевшего на биологическую экпертизу, установившую на конверте следы крови той же группы, что и кровь на рубашке. Дорогостоящую ДНК-скопию производить не стали, а для идентификационного анализа по СИЗ в пятнах крови на конверте и на рубашке, материал направили на судебно-одорологическую экспертизу.

В лаборатории ЭКЦ вначале были получены пробы СЗИ с бумаги, которая могла сохранить запах подозревавшегося в причастности к происшествию адресата, а не с требовавших увлажнения следов крови. А уже с увлажнённых пятен крови были собраны на адсорбент и СИЗ потерпевшего.

Судебно-одорологической экспертизой было установлено, что кровь на рубашке и письме имеет один и тот же ИЗ, о чём немедленно сообщили следователю, направившему по адресу на конверте сотрудников розыска, где и был его адресат задержан. Им оказался неоднократно судимый гражданин ''Б'', у которого был взят образец ИЗ. Судебно-одорологической экспертизой было установлено, что СЗИ на письме идентичен СЗИ адресата.

Под тяжестью улик тот признался в содеянном, показав, что конвертом письма он стёр с ножа кровь и, скомкав, бросил его под платформу станции.

Выписавшийся из больницы по излечении, таксист опознал нападавшего на него пассажира, которого суд впоследствии приговорил к длительному сроку лишения свободы.

Таким образом, наряду с умелым применением СРС, хорошо подготовленной к проработке обратного следа и эффективным использованием материалов, представленных на экспертизу, были исключены издержки на более затратные экспертизы, ускорив раскрытие и расследование преступления.

Преодоление неосведомлённости о возможностях судебно-одорологической экспертизы - путь к межведомственному сотрудничеству

Межведомственное сотрудничество служб безопасности на транспорте, создающих в борьбе с терроризмом и незаконным оборотом наркотиков {26, 27 и др.} кинологические базы, без лабораторий судебно-одорологической экспертизы будет далеко неполным.

Возможности судебно-одорологической экспертизы, в том числе и повторной (ст. 207, ч. 2 УПК РФ), требуя независимого производства, можно реализовать в ЭКО Таможни, МУВДТ, ГУИН МЮ, а также везде, где есть соответствующие кинологические базы.

При участии ЭКО ОВД на воздушном транспорте в них можно проводить и одорологическую идентификацию лиц по запаховым следам, собранным с мест несанкционированных вмешательств в предполётную подготовку ВС, или доставку на борт в условиях неочевидности запрещённых объектов.

Превентивной мерой в рамках закона, апробированной на практике, может стать организация в ОВД аэропорта, гласного и оперативного одорологического учёта лиц, потенциальных участников криминальных актов.

К нетрадиционному применению судебно-одорологической экспертизы относятся исследования алкогольной продукции, других объектов по запахам, где хромато-масс-спектрометры, другая техника тонкого физико-химического анализа, применяемая в этих целях, не справляется, уступая на порядки обонянию собаки в чувствительности.

От СД отстают не только "хромасы", несостоятельность демонстрируют и газоанализаторы по обнаружению ВВ уже при температуре ниже - 50 С. СПС в поиске любой знакомой ей взрывчатки не испытывает затруднений и при температуре - 30 С.

СД и СПС используют запаховый комплекс, образующийся из продуктов окисления тугоплавких ВВ, на которые приборы не рассчитаны.

Единичные молекулы таких ВВ, попав в носовую полость собаки при гомеостазе температуры и влажности, мгновенно окисляются, распадаясь под воздействием ферментов на массу более лёгких веществ. Увеличив количество своих дериватов, суммирующих слабые раздражения обонятельного центра СД-СПС, ВВ усиливают суммарный раздражитель, что и отличает биохемосенсорику от самых совершенных электронных средств.

Отборник проб на адсорбент в дистанционном анализе воздушной среды (ДАВС) с использованием собак-детекторов в данный момент - одно из перспективных инновационных направлений [23 и др.].

Позитивные результаты получены в анализе ЗСИ человека, а не только ВВ, остающихся на месте взрыва и фрагментах взрывных устройств (ВУ) [24, 25 и др.].

Несмотря на то, что судебной медициной одорологический метод давно признан "своим", пишет С.С. Самищенко в своём учебном пособии, его по-прежнему обходят при установлении лиц погибших в техногенных и природных катастрофах, где применяют ДНК-скопию, дающую вероятностные заключения "высокой достоверности", но бессильную в дифференциации смешанных образцов и монозиготных близнецов.

В установлении принадлежности трупу его фрагментов и в других рутинных идентификационных исследованиях свежего материала, вместо судебно-одорологической экспертизы при несопоставимо меньших затратах средств и времени упорно используют только ДНК-скопию. Как видно, одна из самых затратных экспертиз с относительными возможностями кого-то привлекает "престижно" высокой ценой.

Несмотря на то, что одорологический метод прошёл в России нас успешные испытания в таксации редких и исчезающих видов зверей [28] и мог бы стать базовым также и в охране природных ресурсов, те же причины не позволяют осуществить и эту возможность в требуемых масштабах.

В то же время, кинологическая практика, выступающая за рубежом под другим названием, но не столь страдающая от отсутствия кинологической базы, расширяет использование собак в поисках объектов по их запаху. Собак уже давно применяют там при расследовании пожаров для обнаружения в очагах возгораний следов ЛВЖ, в чём заинтересованы прежде всего оказываются страховые компании.

Используя пробы ЗСИ, собранные на месте неочевидного происшествия, можно определить пол, возраст и другие данные, требуемые розыску и следствию на лиц, причастных к происшествию.

Неосведомлённость части состава разных уровней Розыска и Следствия об этих и других возможностях судебно-одорологической экспертизы является главной причиной невостребованности данного вида экспертизы практиками в раскрытии и расследовании преступлений. Данный факт слабо стимулирует дальнейшее изучение кримодорологией диагностических признаков личности в ЗСИ, которые могут быть получены анализом ЗСИ с мест событий и использованы в розыске подозреваемых фигурантов.

Последняя из методик, разработанных в конце 1990-х годов, позволяла (в эксперименте) устанавливать время образования ЗСИ в местах неочевидных событий, что, в частности, могло служить решению спорных вопросов алиби фигурантов.

Не зная об этом эксперименте судебно-одорологической экспертизы, следователи не выносят и постановлений на её производство.

Лаборатория кримодорологии, сменив название "судебно-одорологическая экспертиза" на "судебная экспертиза запаховых следов человека" и идя путём сужения своих функций, лишилась части методик в том числе с отказом от шакало-псовых бастардов (ШПБ), использовавшихся в её разработке, ибо она требует СД с незаурядным обонянием этих псов.

Для размышления: Сбор, фиксация, хранение и приготовление одорологических объектов к исследованию

Проводникам СРС было давно известно, что при осмотре мест происшествий собаки находят запаховые следы человека (индивида) (ЗСИ) на вещественных доказательствах (ВД), остающиеся в виде потожировых следов (ПЖС) При этом, как липидную, так и менее летучую белковую часть ПЖС можно собирать, адсорбируя на лоскуты ворсованной ткани из натурального или искусственного целлюлозного волокна и консервируя их запах в стеклянных, герметично закрываемых ёмкостях.

Сбор и фиксация ЗСИ человека на местах событий для использования их в судебно-одорологической экспертизе легли в основу криминалистической одорологии.

Конструктивная часть идеи "консервации" ЗСИ с целью использовать их в раскрытии и расследовании преступлений принадлежала криминалистам, руководимым А.И. Винбергом и вначале заключалась в том, что давала время розыску на выявление лиц, подозреваемых в причастности к событию. Следствию же она облегчала установливать их участие в событии, используя ЗСИ наряду с другими ВД.

На результаты исследования ЗСИ влияют: сорбционные процессы между ЗС и следоносителем метеоусловия во время их образования и сборов.

Материалы следоносителей различают по их сорбционной силе и ёмкости, зависящей от структуры, создающей площадь поверхности, удерживающей на себе молекулы запаховых веществ.

Наибольшую поверхность имеют пористые материалы, как активированный уголь. Чем больше в нём пор и меньше их диаметр, тем выше его сорбционная ёмкость.

Молекулы запаховых веществ, находясь в беспорядочном (броуновском) движении, поглощаемые сорбентами, ведут себя по-разному в зависимости от температуры окружающей среды. Чем она выше, тем выше скорость движения молекул, тем слабее их удерживает своей поверхностью сорбент, тем больше с него происходит их десорбции.

При снижении температуры сорбента, его сорбционная ёмкость возрастает за счёт падения активности молекул в его порах, тем больше молекул запаха в них остаётся, тем выше их концентрация на выходе при десорбции.

Используя в отборе запаховых проб из воздушной среды и со следов на предметах вещной обстановки места события такие "мягкие" адсорбенты, как целлюлоза, сорбирующая и легко десорбирующая запахи, следует учитывать температуру.

Если она выше нормальной лабораторной температуры +20 С, то в ольфакторном анализе требуются побудительная десорбция запаха с увлажнением и нагреванием сорбента до температуры, существовавшей при отборе пробы.

Если температура на месте отбора была ниже, то сорбент может содержать больше молекул запаха при условии, что и время абсорбции до равновесного состояния соответственно было достаточно большим.

Идея "консервации" проб ЗСИ, собираемых со следов и сравнительных образцов ЗСИ испытуемых доноров, "обросла" изобретениями "приборов отбора запаха", так называемых "ПОЗ", имевших вид вакуумобразующих ёмкостей. "Отбиравшим запах" на активированный уголь был так называемый аппарат "Шершень". Работа этих приборов, практически не имевших широкого применения, заключалось в извлечении летучих веществ ЗСИ путём засасывания над их поверхностью воздуха шприцём, резиновой грушей или насосом. Консервация воздушной смеси веществ в газовой фазе производилась как в самом устройстве, так и путём переноса таких проб в другие ёмкости. По идее авторов, воздушные смеси запаховых веществ могли сколь угодно долго быть пригодными к применению в удобное розыску и следствию время. Но оно было слишком коротким, чтобы его можно было использовать, на практике. Запаховые вещества адсорбировались ёмкостью, становясь недоступными для обоняния СРС-СД. В "Шершне" прокачиваемая через активированный уголь воздушная смесь запаховых веществ также не извлекалась для предъявления собакам в реальном количестве ибо без сильной принудительной десорбции с нагреванием, что не входило в конструкцию "Шершня", продувание воздухом, активированный уголь по определению ничего не должен десорбировать. Струя воздуха, выдуваемая из "Шершня" или др. прибора, направленная в нос собаке вызывала у неё резко негативную реакцию. Не выдержав объективной экспериментальной проверки, все эти приборы вышли из практического употребления. Из неопубликованных работ бывшего начальника отдела СРС ГУУР МВД СССР Сергея Семёновича Подушкина заслуживает внимания его так называемый "Ольфактрон". В нём был использован принцип воздействия на ЗСИ дыхания собаки, которым она при выдохе увлажняет и согревает запаховые следы, вызывая десорбцию запаха, а при вдохе направляет его в обонятельный рецептор. В действующем макете "Ольфактрона", представлявшем собой ряд унифицированных ячеек-ёмкостей для небольших ВД, закрываемых от собаки металлической сеткой, снизу подавался водяной пар. "Ольфактрон" некоторое время использовали в высшей школе милиции, ГУВД Ростова на-Дону, в традиционной выборке вещдоков по ЗСИ, но после смены руководства, как правило, всё начинавшего с "чистого листа", об устройстве моментально забыли.

В лабораторный метод одорологической идентификации идея начала воплощаться благодаря усовершенствованиям, внесенным в неё криминалистами бывших ГДР и ВНР.

В конце 1960-х годов «Кримтехника», располагая лучшей научно-производственной базой, произвела замену принципа работы "Шершня" и "ПОЗ" на адсорбцию запаха тканью типа ворсованной целлюлозной или хлопчатобумажной байки.

Выбор волокна целлюлозы для адсорбции ЗСИ оказался не случайно исключительно удачным - его прототипом послужил весь растительный покров Земли, состоящий из клетчатки. Она, обладая мягким сорбционным свойством, как забирает, так и без побудительной десорбции отдаёт запах во вдыхаемый собакой воздух, представляя лучший носитель ЗСИ в природе.

Макросматы млекопитающих и прежде всего хищники семейства псовых (Canidae) рода Canis, преследующие свои жертвы по их запаховым следам, за миллионы лет эволюции как нельзя лучше приспособились "считывать" с целлюлозы необходимую им информацию, о видовой, и индивидуальной принадлежности жертв.

Криминалисты-одорологи нашей страны уже более 40 лет успешно используют в качестве адсорбента ЗСИ так называемую "байку суровую" из хлопка и льна, назначавшуюся для солдатских портянок, и чисто хлопчатобумажную, для детских пелёнок. Но естественные волокна целлюлозы имеют недостаток, служа питательной средой плесени, вносящей при обычных условиях хранения проб свои запаховые наложения. Использование синтетических материалов с антимикробной пропиткой сулит новые возможности в фиксации ЗСИ, что уже используется при фиксации паров ВВ в дистанционном анализе воздушной среды (ДАВС) службой кинологического мониторинга ПАО «АЭРОФЛОТ», по методу, разработанному А.Г. Зариповым (в соавторстве) . ЗСИ образуются на предметах-следоносителях, если их температура не выше чем у следообразователя. При нагревании следоносителя ЗСИ с него испаряются. Чем полнее воплощён этот принцип в использовании ЗСИ, тем продуктивнее результаты их исследования. Принцип побудительной термодесорбции летучих веществ с носителей ЗСИ и их криогенной конденсации на адсорбент широко присутствует в использовании запаховой информации. После внедрения сбора ЗСИ способом так называемого "холодного пальца", предложенного доктором хим. наук Э.П.Зинкевичем, консультантом в кримодорологии, способ стал обязательным атрибутом лабораторий судебно-одорологической экспертизы.

Библиография
1.
Старовойтов В.И., Панфилов П.Б. Кинологическая выборка и судебная экспертиза запаховых следов человека // Вестник МВД России. 2002. № 5(64). С. 45-48.
2.
Старовойтов В.И., Шамонова Т.Н. Запах и ольфакторные следы человека. М.: «Лекс Эст», 2003. 127 с.
3.
Старовойтов В.И. Методологические и процессуальные аспекты идентификации человека с использованием обоняния собак-детекторов. Автореф… дис. канд. юрид.н. М., 2005. 24 с.
4.
Старовойтов В.И., Панфилов П.Б., Самыгин Ф.И., Гудкова Е.Н. Основы судебной экспертизы запаховых следов человека. Ростов-на-Дону, 2008. 93 с.
5.
Стегнова Т.В., Сулимов К.Т., Старовойтов В.И. и др. Установление некоторых диагностических признаков человека по запаховым следам: Методические рекомендации. М.: ЭКЦ МВД России, 1996. 16 с.
6.
Строгович М.С. О криминалистической одорологии // Труды Иркутского государственного университет. Иркутск, 1970. Т. 85. Вып. 10. Ч. 4. С. 119-139.
7.
Крутова В.И., Зинкевич Э.П. Узнавание собаками индивидуального запаха в смеси запахов многих индивидуумов // Документы А.Н.М. 2003. Т. 386. № 2. С. 282-285.
8.
Сулимов К.Т., Старовойтов В.И. Использование запаховой информации с мест происшествий в раскрытии и расследовании преступлений. Методические рекомендации. М.: ВНИИ МВД СССР, 1989. 48 с.
9.
Сулимов К.Т., Старовойтов В.И. Кинологическое выявление видового запаха человека // Экспертная практика. М.: ВНКЦ МВД СССР, 1991. № 1(31). С. 40-42.
10.
Когунь Г.А. Подражание у собаки как критерий отбора при выведении новой породы. Ежегодник Российского психологического общества. Т. 2. М., 2005. С. 286-288.
11.
Зарипов А.Г. Биодетекторы на службе авиационной безопасности. М.: «Аэропорт», 2002. С. 20-22.
12.
Зарипов А.Г., Батаева Е.Л., Сулимов К.Т. Применение метода дистанционного анализа воздушной среды для обнаружения взрывчатых веществ с помощью служебных собак. (ОАО «Аэрофлот - Российские авиалинии») // Российская академия ракетных и артиллерийских наук. IX Всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы защиты и безопасности». СПб., 2006. С. 351-355.
13.
Зарипов А.Г., Сулимов К.Т. Клетка для содержания собак детекторов. Патент на изобретение № 2246825. Зарегистрировано в Гос. реестре изобретений Российской Федерации 27 февраля 2005 г. Срок действия патента 28 октября 2022 г.
14.
Безруков В.В., Винберг А.И., Майоров М.Г., Тодоров Р.М. Новое в криминалистике // Социалистическая законность. 1965. № 10. С. 74-75.
15.
Винберг А.И., Малаховская Н.Т. Словарь специальных терминов судебной одорологии. М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1983. 20 с.
16.
Малаховская Н.Т. Криминалистическая одорология эффективна в борьбе с преступностью // Социалистическая законность. 1972. № 3. С. 60-61.
17.
Моисеева Т.Ф., Старовойтов В.И., Сулимов К.Т. Анализ жирных кислот с помощью биодетекторов // Экспертная практика и новые метода исследования. М.: ВНИИ судебной экспертизы, 1993. Вып. II. С. 13-18.
18.
Моисеева Т.Ф., Зинкевич Э.П., Сулимов К.Т., Батаева Е.П., Ковалева С.В., Габель Ю.Б. Роль содержания олеиновой и стеариновой кислот в обонятельном узнавании собаками пола человека // Сенсорные системы. Т. 12. № 3. 1998. М.: РАН. С. 288-292.
19.
Снетков В.А. Кинологическая выборка. Использование консервированного запаха в раскрытии краж и преступлений против личности // Материалы Всесоюзного семинара-совещания. Рига: МВД Лат. ССР, 1984. С. 10-25.
20.
Собко Г.М. Вероятностно-статистическое обоснование достоверности одорологической идентификации // Вопросы теории судебной экспертизы: Сб. науч. трудов. № 31. М.: ВНИИ СЭ, 1977. С. 142-177.
21.
Панфилов П.Б. Обеспечение достоверности ольфакторных исследований в судебной экспертизе. Автореф… дисс. канд. юрид. наук. М., 2006. 30 с.
22.
Панфилов П.Б. Основные принципы обеспечения достоверности исследований запаховых следов человека с использованием собак-детекторов в судебной экспертизе. М.: «Юрлитинформ», 2007. 264 с.
23.
Дерда В. Использование банок с законсервированными запаховыми следами для дифференциации запаха - эффективный способ в борьбе с преступностью // Тезисы докладов на 2-м Международном конгрессе кинологов. М.: НИКК ДНМ, 1976. С. 24-28.
24.
Сулимов К.Т., Старовойтов В.И., Моисеева Т.Ф., Полетаева И.И., Зинкевич Э.П. Обонятельное различение собаками смесей трёх высших жирных кислот по их количественному составу // Сенсорные системы. Т. 9. № 2-3. М., 1995. С. 43-49.
25.
Сулимов К.Т., Батаева Е.П., Ковалёва С.В., Кудрявицкая Е.И., Моисеева Т.Ф., Зинкевич Э.П. Разработка методики установления давности образования следов индивидуального запаха // Проблемы предварительного следствия и дознания. Сборник научных трудов ГУ ВНИИ МВД РФ. М., 2000. С. 112-118.
26.
Сулимов К.Т. Обнаружение некоторых наркотических веществ с помощью служебно-розыскных собак. Материалы V Международного криминалистического симпозиума. Кн. 1. М., 1968. С. 57-63.
27.
Сулимов К.Т. Подготовка и применение собак для поиска некоторых наркотических веществ. М.: ВНИИ МВД СССР, 1971. 44 с.
28.
Сулимов К.Т. Возможность использования обонятельного анализатора собаки в дифференциации индивидуальных запахов животных // Труды ВНИИ МВД СССР. Вып. 39. М., 1976. С. 106-110.
References (transliterated)
1.
Starovoitov V.I., Panfilov P.B. Kinologicheskaya vyborka i sudebnaya ekspertiza zapakhovykh sledov cheloveka // Vestnik MVD Rossii. 2002. № 5(64). S. 45-48.
2.
Starovoitov V.I., Shamonova T.N. Zapakh i ol'faktornye sledy cheloveka. M.: «Leks Est», 2003. 127 s.
3.
Starovoitov V.I. Metodologicheskie i protsessual'nye aspekty identifikatsii cheloveka s ispol'zovaniem obonyaniya sobak-detektorov. Avtoref… dis. kand. yurid.n. M., 2005. 24 s.
4.
Starovoitov V.I., Panfilov P.B., Samygin F.I., Gudkova E.N. Osnovy sudebnoi ekspertizy zapakhovykh sledov cheloveka. Rostov-na-Donu, 2008. 93 s.
5.
Stegnova T.V., Sulimov K.T., Starovoitov V.I. i dr. Ustanovlenie nekotorykh diagnosticheskikh priznakov cheloveka po zapakhovym sledam: Metodicheskie rekomendatsii. M.: EKTs MVD Rossii, 1996. 16 s.
6.
Strogovich M.S. O kriminalisticheskoi odorologii // Trudy Irkutskogo gosudarstvennogo universitet. Irkutsk, 1970. T. 85. Vyp. 10. Ch. 4. S. 119-139.
7.
Krutova V.I., Zinkevich E.P. Uznavanie sobakami individual'nogo zapakha v smesi zapakhov mnogikh individuumov // Dokumenty A.N.M. 2003. T. 386. № 2. S. 282-285.
8.
Sulimov K.T., Starovoitov V.I. Ispol'zovanie zapakhovoi informatsii s mest proisshestvii v raskrytii i rassledovanii prestuplenii. Metodicheskie rekomendatsii. M.: VNII MVD SSSR, 1989. 48 s.
9.
Sulimov K.T., Starovoitov V.I. Kinologicheskoe vyyavlenie vidovogo zapakha cheloveka // Ekspertnaya praktika. M.: VNKTs MVD SSSR, 1991. № 1(31). S. 40-42.
10.
Kogun' G.A. Podrazhanie u sobaki kak kriterii otbora pri vyvedenii novoi porody. Ezhegodnik Rossiiskogo psikhologicheskogo obshchestva. T. 2. M., 2005. S. 286-288.
11.
Zaripov A.G. Biodetektory na sluzhbe aviatsionnoi bezopasnosti. M.: «Aeroport», 2002. S. 20-22.
12.
Zaripov A.G., Bataeva E.L., Sulimov K.T. Primenenie metoda distantsionnogo analiza vozdushnoi sredy dlya obnaruzheniya vzryvchatykh veshchestv s pomoshch'yu sluzhebnykh sobak. (OAO «Aeroflot - Rossiiskie avialinii») // Rossiiskaya akademiya raketnykh i artilleriiskikh nauk. IX Vserossiiskaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya «Aktual'nye problemy zashchity i bezopasnosti». SPb., 2006. S. 351-355.
13.
Zaripov A.G., Sulimov K.T. Kletka dlya soderzhaniya sobak detektorov. Patent na izobretenie № 2246825. Zaregistrirovano v Gos. reestre izobretenii Rossiiskoi Federatsii 27 fevralya 2005 g. Srok deistviya patenta 28 oktyabrya 2022 g.
14.
Bezrukov V.V., Vinberg A.I., Maiorov M.G., Todorov R.M. Novoe v kriminalistike // Sotsialisticheskaya zakonnost'. 1965. № 10. S. 74-75.
15.
Vinberg A.I., Malakhovskaya N.T. Slovar' spetsial'nykh terminov sudebnoi odorologii. M.: VNIISE MYu SSSR, 1983. 20 s.
16.
Malakhovskaya N.T. Kriminalisticheskaya odorologiya effektivna v bor'be s prestupnost'yu // Sotsialisticheskaya zakonnost'. 1972. № 3. S. 60-61.
17.
Moiseeva T.F., Starovoitov V.I., Sulimov K.T. Analiz zhirnykh kislot s pomoshch'yu biodetektorov // Ekspertnaya praktika i novye metoda issledovaniya. M.: VNII sudebnoi ekspertizy, 1993. Vyp. II. S. 13-18.
18.
Moiseeva T.F., Zinkevich E.P., Sulimov K.T., Bataeva E.P., Kovaleva S.V., Gabel' Yu.B. Rol' soderzhaniya oleinovoi i stearinovoi kislot v obonyatel'nom uznavanii sobakami pola cheloveka // Sensornye sistemy. T. 12. № 3. 1998. M.: RAN. S. 288-292.
19.
Snetkov V.A. Kinologicheskaya vyborka. Ispol'zovanie konservirovannogo zapakha v raskrytii krazh i prestuplenii protiv lichnosti // Materialy Vsesoyuznogo seminara-soveshchaniya. Riga: MVD Lat. SSR, 1984. S. 10-25.
20.
Sobko G.M. Veroyatnostno-statisticheskoe obosnovanie dostovernosti odorologicheskoi identifikatsii // Voprosy teorii sudebnoi ekspertizy: Sb. nauch. trudov. № 31. M.: VNII SE, 1977. S. 142-177.
21.
Panfilov P.B. Obespechenie dostovernosti ol'faktornykh issledovanii v sudebnoi ekspertize. Avtoref… diss. kand. yurid. nauk. M., 2006. 30 s.
22.
Panfilov P.B. Osnovnye printsipy obespecheniya dostovernosti issledovanii zapakhovykh sledov cheloveka s ispol'zovaniem sobak-detektorov v sudebnoi ekspertize. M.: «Yurlitinform», 2007. 264 s.
23.
Derda V. Ispol'zovanie banok s zakonservirovannymi zapakhovymi sledami dlya differentsiatsii zapakha - effektivnyi sposob v bor'be s prestupnost'yu // Tezisy dokladov na 2-m Mezhdunarodnom kongresse kinologov. M.: NIKK DNM, 1976. S. 24-28.
24.
Sulimov K.T., Starovoitov V.I., Moiseeva T.F., Poletaeva I.I., Zinkevich E.P. Obonyatel'noe razlichenie sobakami smesei trekh vysshikh zhirnykh kislot po ikh kolichestvennomu sostavu // Sensornye sistemy. T. 9. № 2-3. M., 1995. S. 43-49.
25.
Sulimov K.T., Bataeva E.P., Kovaleva S.V., Kudryavitskaya E.I., Moiseeva T.F., Zinkevich E.P. Razrabotka metodiki ustanovleniya davnosti obrazovaniya sledov individual'nogo zapakha // Problemy predvaritel'nogo sledstviya i doznaniya. Sbornik nauchnykh trudov GU VNII MVD RF. M., 2000. S. 112-118.
26.
Sulimov K.T. Obnaruzhenie nekotorykh narkoticheskikh veshchestv s pomoshch'yu sluzhebno-rozysknykh sobak. Materialy V Mezhdunarodnogo kriminalisticheskogo simpoziuma. Kn. 1. M., 1968. S. 57-63.
27.
Sulimov K.T. Podgotovka i primenenie sobak dlya poiska nekotorykh narkoticheskikh veshchestv. M.: VNII MVD SSSR, 1971. 44 s.
28.
Sulimov K.T. Vozmozhnost' ispol'zovaniya obonyatel'nogo analizatora sobaki v differentsiatsii individual'nykh zapakhov zhivotnykh // Trudy VNII MVD SSSR. Vyp. 39. M., 1976. S. 106-110.