Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2114,   статей на доработке: 266 отклонено статей: 911 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Экономическая преступность в Республике Татарстан: анализ официальной виктимологической статистики 2010-2015 гг.
Паньшин Денис Леонидович

старший преподаватель, Федеральное государственное казенное учреждение дополнительного профессионального образования «Всероссийский институт повышения квалификации сотрудников Министерства внутренних дел Российской Федерации»

142007, Россия, Московская область, г. Домодедово, ул. Пихтовая, 3

Panshin Denis Leonidovich

Postgraduate at Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs, Department of Criminology

142007, Russia, Moskovskaya oblast', g. Domodedovo, ul. Pikhtovaya, 3

den-panshin@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Аннотация. В статье представлен сопоставительный анализ статистических показателей потерпевших от экономической преступности в Приволжском федеральном округе и Республики Татарстан в период с 2010 по 2015 год. Автором рукописи рассматривается корреляционные и динамические изменения в количественных и качественных показателях о потерпевших. Исследованы официальные данные официальной российской ведомственной статистики о потерпевших от экономической преступности. Выделены и охарактеризованы данные о жертвах среди юридических и физических лиц от преступлений в сфере экономической деятельности. В представленном исследовании автор использует общенаучные диалектические методы исследования: анализ и синтез, а также историко-правовой, сравнительный и сопоставительный методы. Среди специально научных методов применяется сравнительно-правовой, арифметический методы в целях характеристики особенностей изменения показателей. Научной новизной в представленной работе является количественная и качественная характеристика виктимологических криминальных показателей состояния экономической преступности в сравнении Приволжского федерального округа и Республики Татарстан. В виде диаграмм приведен сравнительно-сопоставительный анализ динамических изменений статистических показателей этих регионов в период 2010 - 2015 годов.
Ключевые слова: преступление, преступность, экономическая, виктимология, потерпевший, статистика, динамика, показатели, состояние, Татаратан
DOI: 10.25136/2409-7810.2017.2.20402
Дата направления в редакцию: 03-10-2016

Дата рецензирования: 01-10-2016

Дата публикации: 14-06-2017

Abstract. The article presents a comparative analysis of the statistics of victims of economic crime in the Volga Federal District and the Republic of Tatarstan in the period since 2010 till 2015. The author of the research examines the correlation and dynamic changes of data on victims' legal and natural persons of crimes in the sphere of economic activity. It is characterized by the dynamics of change in qualitative and quantitative indicators among the victims based on the historically evolving victimization patterns and Amendments in the Republic of Tatarstan in contrast to the Volga Federal District. In the present study, the author uses the dialectical methods: analysis and synthesis, as well as historical and legal, comparative and comparative research methods. As for special research methods, the author has used the comparative legal and arithmetic methods to describe indicators based on changes in the current legislation. The scientific novelty of the present research is caused by the fact that the author provides a qualitative and quantitative description of victimological data with reference to the level of ecomonic crime in the Volga Federal District and the Republic of Tatarstan. The article presents a comparative analysis of the dynamic changes in the statistical indicators of these regions with regard to the time period since 2010 till 2015. The author has also made some assumptions about the correlation changes and differences in terms of official statistics victimological state of economic crime in the region.

Keywords: indicators, dynamics, statistics, victim, victimology, economic, crimes, crime, state, Tatarstan

Экономическая преступность создавала угрозу государству и обществу во все времена, изменяясь не только со временем, в конкретной стране, но и, в конкретном регионе. Территориальный аспект, в объеме, структуре, динамике, характере преступности тесно связаны с уровнем социального развития отдельного региона и народа, обусловленный национальными традициями, обычаями, уровнем культурно-воспитательной работы, организацией быта и досуга населения, качеством правоохранительной деятельности и так далее. Изменения состояния экономической преступности и её опасность для общества исторически закономерны и обусловлены региональными особенностями. В связи с этим при изучении и разработке предупредительных мер поздействия данное антиобщественного явления необходимо опираться на региональные особенности состояния экономической преступности. Разработка эффективных региональных мер сдерживания должно учитывать и виктимологическую составляющую этого криминального проявления.

В настоящем исследовании мы сопоставим и охарактеризуем некоторые статистические показатели криминальной виктимности населения Республики Татарстан с показателями её состояния в Приволжском федеральном округе в период с 2010 по 2015 годы. Поскольку региональные особенности состояния экономической преступности и тенденции развития, согласно данным Главного информационно-аналитического центра МВД России (далее ГИАЦ МВД России) распределены по федеральным округам.

Анализируя показатели экономической преступности нельзя не отметить разрозненность данных этого криминального явления, что значительным образом затрудняет работу по изучению измерений экономической преступности. Так, представленные статистические и аналитические данные на официальном сайте МВД России опираются на указание Генеральной прокуратуры Российской Федерации и МВД России, где к преступлениям экономической направленности отнесены преступления, предусмотренные статьями Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК России), расположенными в разных главах с учетом определенных признаков. В тоже время, представленные ГИАЦ МВД России статистические величины потерпевших распределены строго по статьям и главам УК России (см. прил.).

Для достижения целей нашего исследования необходимо сопоставить и проанализировать отдельно показатели преступлений экономической направленности и преступлений в сфере экономической деятельности, учтенных в Приволжском федеральном округе (далее ПФО) и Республике Татарстан (далее РТ) в период с 2010 по 2015 годы.

Так, в исследуемый период в ПФО зарегистрировано 195 850 преступлений экономической направленности. Наблюдаемое устойчивое снижение количества преступных деяний на 62,6% (с 50 750 преступлений в 2010 году до 19 079 в 2015 году) свидетельствует о снижении криминальной активности населения. В тоже время в РТ учтено 21 633 преступления данной категории. Снижение показателей криминального поведения в РТ не настолько существенны, всего на 39,8% (с 4 820 преступлений в 2010 году до 2 904 в 2015 году), и указывают на незначительное снижение криминальных проявлений.

1.1_01

Используя арифметический метод статистики, в процентном соотношении темпы роста преступлений экономической направленности в ПФО распределились следующим образом, как показано на графике, что свидетельствует о динамичном ежегодном увеличении количества преступных деяний.

3_02

Незначительное снижение показателей преступлений экономической направленности в РТ по сравнению с данными по ПФО свидетельствует о значительном увеличении степени латентности данного вида преступлений и ослаблении деятельности правоохранительных органов по выявлению этого вида преступлений.

Рассмотрим виктимологическую характеристику преступлений в сфере экономической деятельности. Так, в исследуемый период в ПФО потерпевшими по данной категории дел признано 8 044 лица, из них 5 394 юридических лиц и 2 650 физических лиц. Корреляционные изменения показывают значительное снижение на 70,3% (с 2 497 потерпевших в 2010 году до 744 в 2015 году) общей виктимизации населения. Качественные показатели виктимности свидетельствуют о снижении на 75,8% потерпевших юридических лиц (с 1 879 юридических лиц в 2010 году до 456 в 2015 году), и на 53,4% потерпевших физических лиц (с 618 физических лиц в 2010 году до 288 в 2015 году), показывают, что виктимогенные факторы ПФО в основном влияют на криминальную виктимность юридических лиц.

1.2

Процентное соотношение темпов ежегодного роста количества потерпевших от преступлений в сфере экономической деятельности к предыдущему периоду дают возможность детально рассмотреть каждый период и сделать выводы о влиянии виктимогенной ситуации в округе на виктимность юридических и физических лиц.

1.3_01

Рассматривая и сопоставляя данные, представленные в диаграммах, необходимо сделать вывод о стабильном росте количества потерпевших от преступлений в сфере экономической деятельности до 2014 года. В 2015 году виктимизация населения незначительно, но снижается. В тоже время, наблюдаемая корреляция показателей количества потерпевших среди юридических и физических лиц в 2012 году (увеличилось на 69,5 юридических лий и на 80,8 физических лиц) и в 2014 году (увеличилось на 95,8 юридических лий и на 83,9 физических лиц) имеет наиболее близкие к друг другу показатели, что позволяет сделать вывод об общем стабильном росте виктимизации населения.

Анализ динамических показателей темпов роста потерпевших каждого отдельного периода позволит осознать характер складывающейся криминагенной обстановкой. Например, сопоставляя данные в периоды, когда количество потерпевших физических лиц превалирует над количеством потерпевших среди юридических лиц, это в 2011 году – 101,8%; в 2012 – 80,8%; в 2015 – 104% (в среднем на 95,5%) с данными в периоды, где юридические лица превалируют над физическими лицами (в 2010 году – 72,5%; в 2013– 91,6%; в 2014 – 95,8% (в среднем на 86,6%), можно сделать следующий вывод: в ПФО значительное количество уголовных дел возбуждается и расследуется, где потерпевшим выступает юридическое лицо, поскольку наблюдается рост тяжких и особо тяжких преступлений. При этом значительный рост потерпевших среди физических лиц говорит о высокой латентности данного вида преступлений, поскольку они очень редко подпадают под категорию тяжких и особо тяжких.

В рассматриваемый период в РТ признано 539 потерпевших, их них
254 юридических лица и 285 физических лиц. Общие показатели криминальной виктимности населения демонстрируют общую тенденцию к снижению
(на 25%): в 2010 году – 85 потерпевших, в 2011 – 95, в 2012 – 117, в 2013 – 124, в 2014 – 68, в 2015– 50. Наблюдаемый стабильный рост показателей виктимности населения в период с 2010 по 2013 годы и резкий спад в 2014 и 2015 годах представляет нам возможность сделать вывод о высокой латентности таких преступлений в РТ, поскольку в общая тенденция роста потерпевших по ПФО и в стране в целом обусловлена в частности экономическим кризисом в связи с введенными международными санкция. Вызывает интерес у исследователей 2013 год, когда координально поменяелся объект преступных посягательств с физических лиц на юридических лиц.

1.4_01

Наблюдаемое превалирование потерпевших среди физических лиц очевидно. Среди потерпевших юридических лиц наблюдается устойчивая стабильность с отклонениями в 2013 году до 75 лиц и в 2014 году до 51 лица. Между тем, рост количества потерпевших среди физических лиц и резкое снижение в 2013 году говорит о значительном ухудшении благосотояния граждан РТ и увеличении виктимности среди юридических лиц.

1.5_01

Динамические показатели ежегодного темпа роста потерпевших от преступлений в сфере экономической деятельности в ПФО (увеличение на 17,3%) не сопоставимо с РТ, где наблюдается значительное повышение на 54,4%, что в свою очередь показывает стабильную виктимизацию населения особенно с 2013 года, где темпы роста с 6% в 2013 году поднялись до 73,5% в 2015 году.

Подводя итоги данного исследования можно сделать ряд консиквенций.

Во-первых, наблюдаемое исторически обусловленное развитие криминогенной ситуации в ПФО и РТ свидетельствует об изменении экономической преступности в связи со сложившейся международной обстановкой, повлиявшей на экономическое развитие региона.

Во-вторых, в период с 2010 по 2015 годы как в ПФО, так и в РТ преступления экономической направленности совершаются на высоком профессиональном организованном уровне, что способствует созданию высокой латентности значительную части этих деяний.

В-третьих, в рассмотренный период, в ПФО наблюдается тенденция, на фоне профессионального криминального развития, к увеличению количества юридических лиц, совершающих наиболее тяжкие преступления. При этом без должного внимания правоохранительных органов остается стабильный рост среди преступлений в сфере экономической деятельности, совершенных в отношении физических лиц.

В-четвертых, в РТ установлена устойчивая тенденция к увеличению числа потерпевших от преступлений в сфере экономической деятельность. Резкое снижение показателей виктимности среди юридических лиц свидетельствует о высокой латентности в связи с нежеланием являться потерпевшими по уголовному делу (влияет на репутацию и ставит под сомнение эффективность принимаемых мер экономической безопасности юридических лиц), а также о неэффективности мер безопасности, реализуемых в РТ юридическими лицами, поскольку наблюдается резкая виктимизация особенно в период с 2013 года.

В-пятых, в РТ существует положительная тенденция к снижению виктимности среди физических лиц по сравнению с ПФО.

В-шестых, проведенной исследование виктимологических показателей официальной ведомственной статистики позволяет сделать вывод о необходимости ведения статистического учета преступлений экономической направленности по составам преступлений, что будет способствовать выработке эффективных мер противодействия.

Таким образом, проведенное исследование дает возможность представить складывающуюся криминогенную обстановку, связанную с состоянием экономической преступности в ПФО и РТ, наметить тенденции к её развитию. Формирование предупредительных мер воздействия должна иметь адресный характер не только в отношении лица совершившего преступление но и потерпевшего. В процессе реализации профилактических мер необходимо учитывать качественные характеристики лиц обладающих повышенной виктимностью.

Сделанный сопоставительный анализ еще раз подчеркивает необходимость регионального подхода к исследованию экономической преступности для разработки наиболее эффективных мер по её профилактики и предупреждению.

12

Библиография
1.
Антонян Ю.М. Преступность в истории человечества: монография / Ю.М. Антонян, О.Ю. Звизжова. М.: Норма: ИНФРА-М, 2012. С. 5. ISBN 987-5-91768-320-1.
2.
Кабанов П.А., Паньшин Д.Л. Виктимология экономической преступности: понятие и предмет // Вестник Всероссийского института повышения квалификации сотрудников МВД России. 2012. № 4(24). С. 12-16.
3.
Паньшин Д.Л. Виктимологическое измерение российской экономической преступности: анализ статистических показателей 2009-2014 гг. // Виктимология. 2015. № 3(5). С. 32-36.
4.
Данные предоставлены ЦСИ ФКУ «ГИАЦ МВД России» в разрезе субъектов Российской Федерации: письмо от 7 августа 2015 года № 34/1-П-2639 и письмо от 29 февраля 2016 года № 3/167701611352, за что мы им признательны и благодарны.
5.
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации URL: https://mvd.ru/Deljatelnost/statistics (дата обращения 21.04.2016).
6.
Паньшин Д.Л. Виктимологическое измерение автотранспортной преступности в России: анализ официальной статистики 2009-2014 годов // Юридические исследования. 2015. № 10. C. 24-50. DOI: 10.7256/2409-7136.2015.10.16300. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_16300.html
7.
Кабанов П.А. Корпоративные жертвы российской преступности: криминологический анализ виктимологической статистики за 2009-2013 гг. // Юридические исследования. 2015. № 3. C. 52-70. DOI: 10.7256/2409-7136.2015.3.14420. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_14420.html
8.
Кабанов П.А. Виктимологическое измерение криминальной смертности в Республике Татарстан: анализ статистических показателей 2009-2013 гг. // Полицейская и следственная деятельность. 2015. № 1. C. 108 - 126. DOI: 10.7256/2409-7810.2015.1.14137. URL: http://www.e-notabene.ru/pm/article_14137.html
References (transliterated)
1.
Antonyan Yu.M. Prestupnost' v istorii chelovechestva: monografiya / Yu.M. Antonyan, O.Yu. Zvizzhova. M.: Norma: INFRA-M, 2012. S. 5. ISBN 987-5-91768-320-1.
2.
Kabanov P.A., Pan'shin D.L. Viktimologiya ekonomicheskoi prestupnosti: ponyatie i predmet // Vestnik Vserossiiskogo instituta povysheniya kvalifikatsii sotrudnikov MVD Rossii. 2012. № 4(24). S. 12-16.
3.
Pan'shin D.L. Viktimologicheskoe izmerenie rossiiskoi ekonomicheskoi prestupnosti: analiz statisticheskikh pokazatelei 2009-2014 gg. // Viktimologiya. 2015. № 3(5). S. 32-36.
4.
Dannye predostavleny TsSI FKU «GIATs MVD Rossii» v razreze sub''ektov Rossiiskoi Federatsii: pis'mo ot 7 avgusta 2015 goda № 34/1-P-2639 i pis'mo ot 29 fevralya 2016 goda № 3/167701611352, za chto my im priznatel'ny i blagodarny.
5.
Ofitsial'nyi sait Ministerstva vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii URL: https://mvd.ru/Deljatelnost/statistics (data obrashcheniya 21.04.2016).
6.
Pan'shin D.L. Viktimologicheskoe izmerenie avtotransportnoi prestupnosti v Rossii: analiz ofitsial'noi statistiki 2009-2014 godov // Yuridicheskie issledovaniya. 2015. № 10. C. 24-50. DOI: 10.7256/2409-7136.2015.10.16300. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_16300.html
7.
Kabanov P.A. Korporativnye zhertvy rossiiskoi prestupnosti: kriminologicheskii analiz viktimologicheskoi statistiki za 2009-2013 gg. // Yuridicheskie issledovaniya. 2015. № 3. C. 52-70. DOI: 10.7256/2409-7136.2015.3.14420. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_14420.html
8.
Kabanov P.A. Viktimologicheskoe izmerenie kriminal'noi smertnosti v Respublike Tatarstan: analiz statisticheskikh pokazatelei 2009-2013 gg. // Politseiskaya i sledstvennaya deyatel'nost'. 2015. № 1. C. 108 - 126. DOI: 10.7256/2409-7810.2015.1.14137. URL: http://www.e-notabene.ru/pm/article_14137.html