Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2289,   статей на доработке: 290 отклонено статей: 908 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль


О некоторых вопросах ограничения оборотоспособности земель вблизи водных объектов в целях обеспечения их экологической безопасности
Круглов Сергей Михайлович

кандидат экономических наук

заместитель руководителя, ООО "Ритм-К"

350007, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Красная, 136, оф. 2

Kruglov Sergei Mikhailovich

PhD in Economics

Deputy Director, LLC “Rhythm-K”

350007, Russia, Krasnodar, Krasnaya Street 136, office #2

niipgergo2009@mail.ru
Аннотация. Настоящая статья посвящена исследованию некоторых вопросов ограничения оборотоспособности земель вблизи водных объектов в целях обеспечения их экологической безопасности. В статье автором обосновывает положение о том, что изменения действующего законодательства Российской федерации и арбитражная судебная практика арбитражных судов страны всех уровней в части регулирования вопросов ограничения оборотоспобоности земель вблизи водных объектов в целях обеспечения их экологической безопасности носят непоследовательный и нелогичный характер, не подкрепленный правовой доктриной. В настоящей научной статье автором использован ряд научных методов исследования, в частности: сравнительного правоведения; формально-логический; статистический; историко-правовой; моделирования; описания. Автор предлагает предпринять следующие меры по совершенствованию действующего законодательства в части ограничения оборотоспособности земель вблизи водных объектов в целях обеспечения их экологической безопасности: 1) отменить ограничение оборотоспособности земель, закрепленное в подпункте 14 пункта 5 статьи 27 ЗК РФ; 2) ввести в законодательство положения прямого действия о ЗСО водных объектов с нормативным определением их границ, либо возложить на уполномоченные органы власти обязанность по разработке и утверждению к конкретному сроку проектов зоны охраны в отношении всех водных объектов, подлежащих защите; 3) отказаться от установления ЗСО применительно к водным объектам, являющимся источниками хозяйственно-бытового водоснабжения, либо обеспечить незамедлительное принятие соответствующих санитарных правил и норм; 4) вместо ограничения на приватизацию земель в пределах первого и второго поясов ЗСО водных объектов предусмотреть действенные механизмы контроля за соблюдением правового режима указанных территорий и выполнением землепользователями соответствующих защитным мероприятий.
Ключевые слова: вопросы, ограничение, оборотоспособность, водные объекты, цель, обеспечение, экология, безопасность, ущерб, Россия
DOI: 10.7256/2453-8833.2016.1.20105
Дата направления в редакцию: 15-08-2016

Дата публикации: 22-08-2016

Abstract. This article is dedicated to the examination of certain questions of limitation of land conveyancing next to water sources for the purpose of ensuring their environmental security. The author substantiates a position that changes in the current legislation of the Russian Federation and legal practice of the country’s arbitral tribunal of all levels pertaining to regulation of the problem of limitation of land conveyancing next to water sources for the purpose of ensuring their environmental security, carry an inconsistent and illogical character, which is not supported by the legal doctrine. The author suggests implementing the following measures: 1) cancel the restriction of land conveyancing, established by the Item 5.14 of the Article 27 of the Land Code of the Russian Federation; 2) introduce into the legislation provisions of the direct action of the Source Water Protection the normative definition of their boundaries, or to impose on the competent authorities the responsibility for the development and approval by a specified date project zone of protection for all water bodies to be protected; 3) abandon the provision of the Source Water Protection with regards  to waters that are sources of domestic water, or provide for the immediate adoption of the appropriate sanitary rules and norms.

Keywords: conveyancing, water sources, goal, provision, environment, security, damage, Russia, limitation, questions

Как известно, для защиты водных объектов от вредного воздействия действующим законодательством предусмотрены специальные правовые режимы прилегающих территорий. Во-первых, речь идет о водоохранных зонах, ширина которых, по общему правилу установлена в размере от 50 до 500 метров в зависимости от вида и характеристик водного объекта (статья 65 Водного кодекса Российской Федерации – ВК РФ). Во-вторых, для водных объектов, используемых для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, организуются зоны санитарной охраны (далее –ЗСО) в соответствии со статьей 43 ВК РФ и санитарно-эпидемиологическим законодательством. [1; 2] Применительно к поверхностным источникам питьевого водоснабжения боковые границы первого пояса ЗСО должны составлять не менее 100 метров от уреза воды (при этом максимально не ограничены), второго пояса – не менее 500 метров (при этом также максимально не ограничены), третьего пояса – по линии водораздела в пределах 3-5 километров. Таким образом, применительно к поверхностным источникам водоснабжения необходимо вести речь о частичном совмещении на прилегающих к ним территориях правовых режимов водоохраной и санитарно-защитных зон. Подавляющее большинство фактических и потенциальных землепользователей в пределах указанных охраняемых территорий добиваются приобретения земельных участков именно в собственности (это наиболее полноценный титул) в порядке переоформления ранее возникших прав, либо путем приобретения прав под объектами недвижимости, либо в рамках процедур первичного предоставления земли из публичной собственности, в том числе и под застройку. Однако вопрос о праве на приобретение рассматриваемых земель в частную собственность (праве на приватизацию) решается весьма неоднозначно, причем российское законодательство, а вслед за ним и арбитражная практика в последние годы переживают здесь удивительные метаморфозы, не имеющие доктринального обоснования и не поддающиеся логическому объяснению. Земельный кодекс Российской Федерации гарантирует, что граждане и юридические лица имеют право на равный доступ к приобретению земельных участков в собственность. Земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут быть предоставлены в частную собственности, за исключением земельных участков, которые в соответствии с законом не могут находиться в собственности граждан и юридических лиц (пункт 2 статьи 15, пункт 4 статьи 28 ЗК РФ). Применительно к территориям, расположенным в пределах водоохранных и санитарно-защитных зон, подход законодателям относительно их правового режима неоднократно менялся. Изначально ЗК РФ (статья 27) не устанавливал каких-либо ограничений оборотоспособности земельных участков, расположенных в водоохранных зонах. Признавалось, что земельные участки, расположенные в пределах водоохранных зон и прибрежных защитных полос, предоставленные в установленном порядке в соответствии с законодательством, действовавшим на момент предоставления, в том числе и для индивидуального жилищного и дачного строительства, могут на законных основаниях находиться в частной собственности. [3] В тоже время. Пункт 8 статьи 28 Федерального закона от 21.12.2001 № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (далее – Закон о приватизации) закреплял, что отчуждению в соответствии с данным Законом не подлежат земельные участки, в частности, в составе земель водоохранного и санитарно-защитного назначения. [4] В подобных условиях арбитражная практика складывалась по-разному. Если речь шла о приватизации земельных участков в границах природоохранных зон собственниками недвижимости, то суды зачастую отказывали в праве возмездного приобретения земли в собственность со ссылкой на пункт 8 статьи 28 Закона о приватизации. Однако, встречались и противоположные прецеденты, где констатировалось более специальное действие статьи 36 ЗК РФ, гарантирующей право на приватизацию земли (другими словами, обосновывалось, что это именно тот случай, когда допускается предоставление в частную собственность земель, ограниченных в обороте). Если же речь шла о бесплатном переоформлении гражданами ранее возникших прав на землю, то Закон о приватизации на эти правоотношениям не распространяется, а потому суды, несмотря на противодействие административных органов, защищали право граждан на приобретение подобных земель в собственность. [5] Однако самое оригинальное заключалось в том, что Закон о приватизации не распространяется также и на первичное предоставление земель под застройку, а ЗК РФ вполне позволял их продажу на торгах в частную собственность. В итоге создавалась парадоксальная ситуация, при которой земельные участки в пределах водоохранных зон посредством определенных правовых механизмов могли быть приобретены в частную собственность, а посредством других-нет, что по существу приводило к ситуации неравенства, не имеющего должного обоснования. В итоге ограничение на приватизацию земель в водоохранных зонах, которое столь старательно соблюдали большинство административных органов и судов на протяжении почти шести лет, было отменено в октябре 2007 года, [6] что привело к кардинальному пересмотру дальнейшей юридической судьбы сотен тысяч земельных участков в Российской Федерации. Запрет на предоставление в частную собственность был сохранен лишь в отношении береговой полосы водных объектов как территорий общего пользования шириной от 5 до 20 метров (часть 6 статьи 6 ВК РФ, пункт 8 статьи 27 ЗК РФ). Что касается земель санитарно-защитного назначения, то ограничение на их приватизацию, содержащееся в утратившем силу пункте 8 статьи 28 Закона о приватизации, также отпало. При этом стоит отметить, что указанная норма в рассматриваемой части изначально не являлась достаточно конкретной и корректной в силу того, что санитарно-защитные зоны устанавливаются в различных целях и могут не связываться с земельными отношениями. В результате анализируемое положение на практике достаточно редко применялось и не служило самостоятельной преградой для приватизации земель. Однако в июле 2007 года в пункт 5 статьи 27 ЗК РФ были внесены дополнения, в соответствии с которыми земельные участки, расположенные в первом и втором поясах ЗСО водных объектов, используемых для целей питьевого и хозяйственного водоснабжения, стали признаваться ограниченными в обороте. [7] Разумеется, на новый запрет незамедлительно отреагировали правоприменительные органы, лишившиеся такого веского аргумента в борьбе с гражданами и организациями против их права на приватизацию, как нахождение спорных земель в водоохранных зонах. Описанные выше «реформы», абсолютно непоследовательные, нелогичные, требуют выверенных изменений законодательства, исключающих безосновательные и провоцирующие коррупцию ограничения на приобретение земель в частную собственность вблизи водных объектов. В связи с этим, представляется необходимым предпринять следующие меры по совершенствованию действующего законодательства: 1) Отменить ограничение оборотоспособности земель, закрепленное в подпункте 14 пункта 5 статьи 27 ЗК РФ; 2) Ввести в законодательство положения прямого действия о ЗСО водных объектов с нормативным определением их границ, либо возложить на уполномоченные органы власти обязанность по разработке и утверждению к конкретному сроку проектов зоны охраны в отношении всех водных объектов, подлежащих защите; 3) Отказаться от установления ЗСО применительно к водным объектам, являющимся источниками хозяйственно-бытового водоснабжения, либо обеспечить незамедлительное принятие соответствующих санитарных правил и норм; 4) Вместо ограничения на приватизацию земель в пределах первого и второго поясов ЗСО водных объектов предусмотреть действенные механизмы контроля за соблюдением правового режима указанных территорий и выполнением землепользователями соответствующих защитным мероприятий.

Библиография
1.
О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения: Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1650.
2.
О введении в действие Санитарных правил и норм «Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения. СанПиН 2.1.4.1110-02»: постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 14.03.2002 № 10 // Российская газета. 08.05.2002.
3.
Кичигин Н.В., Леонтьев А.Е. Правовой режим земельных участков, расположенных в границах водоохранных зон и прибрежных защитных полос // Экологическое право. 2007. № 4. С. 16-20.
4.
СЗ РФ. 2002. № 4. Ст. 251.
5.
П. 23 раздела «Ответы на вопросы» Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2005 года // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2006. № 3. С. 21-33.
6.
О внесении изменений в законодательные акты Российской федерации в части уточнения условий и порядка приобретения прав на земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности: Федеральный закон от 24.07.2007 № 212-ФЗ // СЗ РФ. 2007. № 31. Ст. 4009.
7.
О внесении изменений в статьи 16 и 19 Водного кодекса Российской Федерации и статью 27 Земельного кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 19.06.2007 № 102-ФЗ // СЗ РФ. 2007. № 26. Ст. 3075.
8.
Гафаров С.В. К вопросу об обеспечении безопасности предпринимательской деятельности. // Полицейская деятельность. 2011. № 1. C. 53 - 55.
9.
Мотин В.В., Трофимов О.Е. Проблемы обеспечения безопасности на водном транспорте // Административное и муниципальное право. 2013. № 6. C. 607 - 611. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.06.2.
References (transliterated)
1.
O sanitarno-epidemiologicheskom blagopoluchii naseleniya: Federal'nyi zakon ot 30.03.1999 № 52-FZ // SZ RF. 1999. № 14. St. 1650.
2.
O vvedenii v deistvie Sanitarnykh pravil i norm «Zony sanitarnoi okhrany istochnikov vodosnabzheniya i vodoprovodov pit'evogo naznacheniya. SanPiN 2.1.4.1110-02»: postanovlenie Glavnogo gosudarstvennogo sanitarnogo vracha Rossiiskoi Federatsii ot 14.03.2002 № 10 // Rossiiskaya gazeta. 08.05.2002.
3.
Kichigin N.V., Leont'ev A.E. Pravovoi rezhim zemel'nykh uchastkov, raspolozhennykh v granitsakh vodookhrannykh zon i pribrezhnykh zashchitnykh polos // Ekologicheskoe pravo. 2007. № 4. S. 16-20.
4.
SZ RF. 2002. № 4. St. 251.
5.
P. 23 razdela «Otvety na voprosy» Obzora sudebnoi praktiki Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii za tretii kvartal 2005 goda // Byulleten' Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii. 2006. № 3. S. 21-33.
6.
O vnesenii izmenenii v zakonodatel'nye akty Rossiiskoi federatsii v chasti utochneniya uslovii i poryadka priobreteniya prav na zemel'nye uchastki, nakhodyashchiesya v gosudarstvennoi ili munitsipal'noi sobstvennosti: Federal'nyi zakon ot 24.07.2007 № 212-FZ // SZ RF. 2007. № 31. St. 4009.
7.
O vnesenii izmenenii v stat'i 16 i 19 Vodnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii i stat'yu 27 Zemel'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii: Federal'nyi zakon ot 19.06.2007 № 102-FZ // SZ RF. 2007. № 26. St. 3075.
8.
Gafarov S.V. K voprosu ob obespechenii bezopasnosti predprinimatel'skoi deyatel'nosti. // Politseiskaya deyatel'nost'. 2011. № 1. C. 53 - 55.
9.
Motin V.V., Trofimov O.E. Problemy obespecheniya bezopasnosti na vodnom transporte // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2013. № 6. C. 607 - 611. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.06.2.