Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1993,   статей на доработке: 312 отклонено статей: 757 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Репрессивно-карательный характер отмены (прекращения действия) правового акта
Трофимова Галина Анатольевна

эксперт, Научно-исследовательское объединение "Правовая инициатива"

664001, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 8-1

Trofimova Galina Anatol'evna

Expert, Scientific Research Association "Legal Initiative"

664074 Russia, Irkutsk Oblast, Lermontova Street 8-1

TrofimovaGA2@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Отмена, прекращение действия, утрата юридической силы, признание недействующим, признание не соответствующим вышестоящему по юридической силе акту, признание не соответствующим Конституции РФ, аннулирование правового акта является одной из наиболее существенных мер по восстановлению правопорядка в стране, защите прав и свобод граждан, обеспечению соответствующей закону деятельности властных структур. Однако не имеет однозначной интерпретации репрессивно-карательный характер применения такой меры.Анализу правовой природы мер по отмене (прекращению действия) правовых актов с точки зрения возможности их использования в качестве мер ответственности и посвящена данная статья. При этом с позиций материалистической диалектики были использованы общенаучные и частноправовые методы познания, в частности, логический, формально-юридический, системный. В ходе исследования были проанализированы два основных порядка отмены (прекращения действия) правовых актов – административный и судебный, выявлены их особенности и способы определения репрессивно-карательного характера применяемой меры. Также были рассмотрены наиболее важные, по мнению автора, проблемы, связанные с применением административного и судебного порядка отмены (прекращения действия) правовых актов, и предложен вариант для их решения.

Ключевые слова: отмена правового акта, признание недействующим акта, нормоконтроль, меры ответственности, административное усмотрение, независимость судей, правовой акт, нормативный правовой акт, принцип субординации, умаление неимущественных прав

DOI:

10.7256/2454-0595.2018.9.19742

Дата направления в редакцию:

23-07-2016


Дата рецензирования:

18-07-2016


Дата публикации:

01-11-2018


Abstract.

Cancellation, termination, loss of effect, recognition as inconsistent with a prevailing legal act, recognition as inconsistent with the RF Constitution, abolishment a legal act is one of the important measures to restore law and order in the country, protect the rights and freedoms of citizens, and to ensure appropriate law power structures. However, there is no unambiguous interpretation of repressive and punitive application of such measures. The article is devoted to analysis of the legal nature of the measures on cancellation (loss of effect) of legal acts in terms of the possibility of their use as measures of responsibility. The methodology is based on materialist dialectic, in particular, the author has used general and special research methods such as logical analysis, formal law method and systems approach. As a result of the research, the author has analyzed two main procedures of cancellation (loss of effect) of the legal acts, administrative and judicial, describes their peculiarities and methods of defining repressive and punitive nature of the measure. The author also touches upon the problems that relate to the administrative or judicial procedure of termination (loss of effect) and offers relevant solutions. 

Keywords:

impairing the moral rights, principle of subordination, normative legal act, legal act, independence of the judiciary, administrative discretion, accountability measures, termination, loss of effect, compliance assessment

Отмена (прекращение действия) принятого уполномоченным должностным лицом или органом правового или нормативного правового акта может произойти по воле самого принявшего субъекта и являться элементом его волеизъявления. В том же случае, когда это происходит иным должностным лицом либо органом вследствие какого-то допущенного неправомерного действия ответственного субъекта, в частности в случае несоответствия данного акта нормативным правовым актам или нормативным правовым актам более высокой юридической силы, не вызывает сомнения, что соответствующая мера направлена на воссоздание отвечающего требованиям закона положения. Однако возникает вопрос: будет ли такой акт властного субъекта считаться карающей мерой или санкцией ответственности?

В научной литературе существует две противоположные позиции. По мнению одних исследователей, отмена, признание неконституционным, признание незаконным, признание утратившим силу, признание недействующим, признание ничтожным (кратко – отмена (прекращение действия)) правового акта не порождает неблагоприятных последствий для субъекта, принявшего соответствующий акт, а потому такую меру  следует рассматривать исключительно как меру защиты (восстановления правопорядка) [1, c. 12; 2, c. 157; 3, c. 17; 4, c. 89; 5, c. 59; 6, c. 16; 7, c. 39]. С точки зрения других, это одна из форм применения ответственности; если обращена по отношению к субъектам конституционного права – то мера конституционно-правовой ответственности [8, c. 191-194; 9, c. 50; 10, c. 180; 11, c. 112; 12, c. 13; 13, c. 22; 14, c. 35; 15, c. 184; 16, c. 36; 17, c. 13; 18, c. 403; 19, c. 359-360; 20, c. 280-282].

Попробуем определить, возникает ли репрессивно-карательный характер применения такой меры как отмена (прекращение действия) правового акта, обращенной по отношению к субъекту, нарушившему какие-либо нормы.

Наиболее распространенными в правовой практике отмены (прекращения действия) правового акта вариантами являются:

1) отмена (прекращение действия) вышестоящим лицом (органом) правового акта, принятого нижестоящим лицом (органом), то есть действие, направленное к тому субъекту, который связан отношениями субординации (подчинения);

2) отмена (прекращение действия) правового акта судебной инстанцией как органом, осуществляющим разрешение спора между различными субъектами, в частности, между тем, которым был принят оспариваемый правовой акт и тем, который считает данный правовой акт не соответствующим закону или иному нормативному акту, которому он должен соответствовать.

В первом случае действует административно-правовой порядок, во втором – судебный. И если основанием первого порядка является как нецелесообразность, по мнению инстанции применения санкции, так и противоправность решения; то при втором порядке - только выступающее правонарушением принятие соответствующего акта.

И в принципе можно было бы сделать вывод о том, что отмена несоответствующего закону (иному правовому акту) решение вследствие правонарушения является мерой ответственности. Однако если принять позицию тех исследователей, которые полагают, что отмена  (прекращение действия) нарушающего права граждан правового акта не влечет каких-либо неблагоприятных последствий для субъекта, принявшего соответствующий акт, соответствующее решение мерой ответственности уже назвать нельзя, так как мера ответственности всегда предполагает претерпевание субъектом ответственности каких-либо неблагоприятных для себя последствий.

Между тем, следовало бы ответить на вопрос: а что собой могут представлять неблагоприятные последствия?

Наложение дополнительной обязанности, лишение имущественных, личных прав или совокупности прав, ограничение права являются распространенными видами наказания за совершенное правонарушение. Но перечень наказаний не ограничивается только умалением имущественных прав либо имущественных прав и свободы передвижения, деятельности. Наказания могут быть представлены в виде утраты различных прав – полностью или в определенной части в зависимости от тяжести совершенного деяния и права (их совокупности). И к числу этих прав, которые могут быть умалены, следует отнести и право на личную или деловую репутацию. Именно в этой сфере причиняется урон. Через воздействие на это право происходит реализация ответственности посредством отмены не соответствующего закону, иным правовым актам принятого акта.

Так как в конституционном праве субъекты, принимающие правовые акты, - это субъекты, обладающие публично-правовым статусом, то отмена (прекращение действия) их актов является для них значимой (для их репутации и возможности дальнейшего осуществления имеющихся полномочий) оценкой их деятельности, а потому вполне справедливо признается мерой ответственности, влекущей, как и любая мера ответственности, наступление неблагоприятных последствий [11, c. 112; 18, c. 406]. Неблагоприятные последствия для виновного лица или органа могут быть вполне очевидными: виновное лицо может быть освобождено от занимаемой должности, а виновный орган вынужден затратить много организационных усилий и материальных средств для того, чтобы отменить незаконное решение или принять новое, отвечающее действующему законодательству [18, c. 406]; однако данное  логически выверенное положение не всегда поддерживается законодателем в должной мере.

Применение по отношению к виновному субъекту решения по отмене (прекращению действия) принятого им правового акта зачастую является элементом (составной частью) основания применения уже более суровой меры ответственности, влекущей ущерб не только посредством умаления права на личную и (или) деловую репутацию, но и других прав, которыми обладает соответствующий субъект (в частности, вынесение решения суда о принятии законодательным органом субъекта РФ, высшим должностным лицом субъекта РФ нормативного акта, противоречащего Конституции РФ и другим актам, имеющим высшую юридическую силу, и неисполнение его, связывается с досрочным прекращением полномочий данного органа, должностного лица – ст. 9 и 19 Федерального закона об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ [21]).

Административный порядок использования такой санкции как отмена (прекращение действия) правового акта виден: а) в трудовых отношениях, б) в образовательных отношениях, в) в отношениях органов исполнительной власти, г) в отношениях неподчиненных с точки зрения конституционно-правового статуса органов, однако связанных с использованием определенной иерархии органов и административным усмотрением (в частности, отношения между главой государства и органами исполнительной власти).

Судебный порядок использования санкции проявляется при: а) обращении государственных органов и органов местного самоуправления; государственных и муниципальных должностных лиц в суд за защитой своих прав либо с целью привлечения к ответственности подконтрольных субъектов; б) обращении физических и юридических лиц, иных организаций с целью восстановления имеющихся прав.

Административный и судебный порядок применения данной меры отличается: 1) по тому, кто стал инициатором ее применения; 2) по основаниям ее применения; 3) по правовой возможности нивелирования соответствующего акта.

Административный порядок предусматривает возможность применения соответствующей санкции по инициативе вышестоящего должностного лица, органа либо на основании заявления гражданина, организации, органа государственной или муниципальной власти, чьи права, по их мнению, были нарушены вынесенным решением; судебный порядок основан только на проверке правового акта по инициативе иных субъектов, а не суда.

В суд с применением данной санкции можно обращаться только в случае  допущения правонарушения органом, принявшим оспариваемый правовой акт.

Отмена (прекращение действия) правового акта только на основании судебного решения является своеобразной гарантией самостоятельности соответствующего органа, указывает на выход из системы «обязанности вышестоящего органа отвечать за действия нижестоящего органа», системы строгой иерархии органов, то есть подчиненности и единообразия принятия решений (неким разрушительным элементом административно-правовых отношений). То есть правовая возможность нивелирования правового акта в данном случае затруднена.

Исходя из этих особенностей, можно сделать вывод, что, так как отмена (прекращение действия) правового акта в судебном порядке порождает признание совершения субъектом, чей акт оспаривался, правонарушения; а санкция носит публичный характер, и, следовательно, влечет умаление репутации того субъекта, в отношении которого было вынесено соответствующее решение, то может быть независимо от всех других обстоятельств (субъекта, обратившегося с таким заявлением; субъекта, обратившегося в пользу другого субъекта; субъекта, принявшего решение, и т. д.) быть признано в качестве меры ответственности.

Отмена правового акта в административном порядке не подразумевает столь же однозначного толкования.

Во-первых, это обусловлено преимущественно закрытым (непубличным) порядком принятия решения, что ставит под сомнение наличие факта нарушения деловой репутации (особенно это касается коллективного субъекта), в частности  в финансово-правовых отношениях, в отношениях внутри системы ряда правоохранительных органов. Степень влияния отмены (прекращения действия) правового акта на деловую репутацию должностного лица и органа власти зависит от того, имеет ли это какое-либо значение для последующей деятельности соответствующих субъектов.

Если продление полномочий органа или должностного лица, назначение на должность лица, занимавшего иную должность, или лиц, входивших в соответствующий орган власти зависит от стороннего органа, а не принимающего решение относительно отмены (прекращения действия) принятого правового акта, то отмена (прекращение действия) правового акта является отрицательным последствием, нарушающим деловую репутацию должностного лица или органа, чье решение было отменено (хотя и не всегда в равной степени; так как многое зависит от конкретных оснований отмены правового акта и взаимоотношений субъекта, принявшего незаконный правовой акт, субъекта, его отменившего, и субъекта, формирующего соответствующий орган или назначающего должностное лицо). Как правило же, субъект, назначивший должностное лицо или сформировавшее орган, является и субъектом, обладающим правом по отмене правовых актов, принятых назначенным им должностным лицом или сформированным органом (только такие отношения можно признать в качестве административно-правовых отношений в чисто виде).

Во-вторых, возможность принятия решения на основании нецелесообразности действия поднадзорного органа (должностного лица) с точки зрения вышестоящего органа (должностного лица) отменяет одно из неприменных условий наступления ответственности – вследствие правонарушения.

В-третьих, отсутствие возможности у нижестоящего должностного лица либо органа доказать свою невиновность также умаляет справедливость вынесенного по отношению к нему решения.

Наиболее объективным вариантом определения отмены (прекращения действия) правового акта в качестве меры ответственности при применении административного порядка является вынесение вышестоящей инстанцией соответствующего решения с четким указанием допущенного нижестоящим субъектом правонарушения и публичный характер такого решения.

Следует отметить и следующее. Административный характер может отличаться в зависимости от того, предусмотрен ли он для регулирования сугубо внутренних отношений (закрытых) либо выступает в качестве одной из форм наряду с судебным порядком защиты прав граждан, а, следовательно, носит уже открытый или частично открытый (в зависимости от степени значимости регулируемых отношений и публичного освещения действий административного органа в связи с принятием того или иного решения) характер, так как предполагает участие в нем в качестве инициаторов отмены (признания недействующим) правового акта граждан либо их представителей.

В первом случае главенствующим принципом является административное усмотрение (ведь необходимость наличия жесткой вертикали власти предполагает реальные полномочия вышестоящей инстанции корректировать деятельность нижестоящей путем отмены, как собственных актов, так и актов подконтрольного звена [22, c. 60]); во втором случае сдерживающим и обращающим внимание на правовую сторону фактом является закрепленная законом возможность судебного обжалования принятого административным органом решения.

В частности, корпоративные, межбюджетные отношения, отношения, возникающие между главой государства и исполнительными органами, носят закрытый характер; отношения в сфере организации и проведения выборов – открытый публичный характер; образовательные отношения – частично открытый характер.

Таким образом, применение административного порядка отмены (прекращения действия) правового акта в качестве санкции ответственности может быть исключено, если основанием применения указанной меры не является правонарушение (то есть отсутствует противоправность деяния); если факт правонарушения присутствует, но отношения носят закрытый характер, назначение должностного лица, формирование органа осуществляется должностным лицом, органом, принявшем решение об отмене правового акта либо вышестоящим над ним органом; если факт правонарушения присутствует, отношения носят частично открытый характер, формирование органа осуществляется должностным лицом либо органом, принявшем решение об отмене правового акта либо вышестоящим над ним органом.

В тех же случаях, когда факт правонарушения присутствует, отношения носят закрытый характер, назначение должностного лица, формирование органа осуществляется иным должностным органом или органом, чем те должностное лицо, орган, которые обладают правом по принятию решения об отмене правового акта; либо факт правонарушения присутствует, отношения носят частично открытый характер, назначение должностного лица осуществляется должностным лицом либо органом, принявшим решение об отмене правового акта либо вышестоящим над ним органом; либо факт правонарушения присутствует, отношения носят частично открытый характер, а формирование органа, чей правовой акт был отменен, осуществляется иным должностным лицом или органом; либо факт правонарушения присутствует, отношения носят открытый характер независимо от порядка формирования или назначения субъекта, чей правовой акт был отменен, то административный характер отмены (прекращения действия) правового акта можно охарактеризовать как влекущий применение меры ответственности. 

Так как административная преюдиция или повторность запрещенного законом действия при наличии административной преюдиции может выступать в качестве основания для применения мер ответственности, носящих уже неоспариваемый в научной литературе характер по причине явных негативных последствий со стороны нарушивших закон субъектов, а именно – досрочное прекращение полномочий, запрет на занятие определенной должности и т. д., то отмену (прекращение действия) правового акта в этом случае при наличии одного единственного условия – того, что основанием принятия такого решения явилось совершенное субъектом правонарушение, следует рассматривать в качестве меры ответственности. Любое действие или повторность соответствующего действия, служащее основанием ответственности, может являться лишь противоправным, факт признания такого действия противоправным и влекущим неблагоприятные последствия следует рассматривать наказанием, заключающемся в умалении права считаться лицом, не подвергавшимся применению санкций, представляющих собой основание или часть основания для иной (более суровой) меры ответственности. Именно поэтому отмену (прекращение действия) правового акта нередко называют в качестве промежуточной меры ответственности [8, c. 194].

Реализация административного и судебного порядка отмены (прекращения действия) правового акта влечет немало проблем, связанных с интерпретацией соответствующего решения в качестве меры ответственности.

В частности, одной из существенных проблем является сложность отделения такого основания ее применения как правонарушение от нецелесообразности, имеющей место быть, по мнению вышестоящего органа или должностного лица, при административном порядке применения. Все зависит от компетентности и честности субъекта, принимающего соответствующее решение. Однако принять в качестве презумпции подобное положение неоправданно. Следует все-таки попытаться в рамках закона создать необходимые обеспечительные меры, направленные на защиту субъекта, в отношении которого может приниматься соответствующее решение. В качестве таких мер необходимо, на наш взгляд, включить в качестве обязательного требования при вынесении вышестоящим органом, должностным лицом об отмене (прекращении действия) правового акта другого органа, должностного лица указание о наличии факта допущенного правонарушения с перечислением имеющихся доказательств его совершения. Причем данное решение должно быть определено в качестве правового акта, подлежащего обжалованию в судебном порядке (на предмет указания факта совершения правонарушения и представленных доказательств его совершения). Причем с достаточно высоким сроком обжалования (например, не меньше 5 лет) в связи с тем, что субъект обжалования такого решения находится в зависимости (административной и иной) от субъекта, чьи действия предоставляется ему право обжаловать. 

Установление «целесообразности отмены правовых актов и оснований отмены позволяет предотвратить злоупотребления данным инструментарием, служит одной из гарантий законной деятельности государственных органов и должностных лиц, правомерного поведения граждан» [22, c. 61].

Подводя итоги рассмотрению выше обозначенных вопросов, необходимо указать на то, что применяя, как судебный, так и административный порядок отмены (прекращения действия) правового акта, следует следовать определенным теоретическим положениям, направленным на четкое разделение репрессивно-карательного и административно-управленческого характера соответствующего действия, как с целью более четкой регламентации механизма реализации данной меры, так и по причине защиты прав субъекта, к которому такая мера может быть применена на практике.  

Библиография
1.
Некрасов С.И. Конституционно-правовая ответственность субъектов внутрифедеративных отношений в Российской Федерации: специфика состава конституционного деликта, применяемых санкций, классификации // Государство и право. 2005. № 8. С. 5-13.
2.
Сидельников Д.Е., Грачев В.С., Гурбанов А.Г., Кондрат И.Н., Серов К.Н. Классификация мер конституционно-правового принуждения, применяемых за совершение конституционных правонарушений // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2006. № 4. С. 153-159.
3.
Давыдова Н. Ю. Конституционно-правовое принуждение в механизме обеспечения законности деятельности органов и должностных лиц местного самоуправления. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. 27 с.
4.
Авдеенкова М. П. Конституционно-правовые санкции и конституционно-правовая ответственность // Государство и право. 2005. № 7. С. 85-89.
5.
Боброва Н.А., Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм (государственно-правовые аспекты). Воронеж, 1985. 154 с.
6.
Липинский Д.А., Мусаткина А.А. О санкциях конституционной ответственности и мерах защиты // Конституционное и муниципальное право. 2014. № 12. С. 15-18.
7.
Липинский Д.А. Общая теория юридической ответственности. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. Саратов, 2004. 48 с.
8.
Ярошенко Н.И. Конституционно-правовые санкции в сфере нормотворчества // Вопросы правоведения. 2013. № 2. С. 188-195.
9.
Соловьев С.Г., Башков А.В. Признание муниципальных нормативных правовых актов утратившими силу либо недействующими // Современное право. 2009. № 10. С. 49-52.
10.
Румянцев П.А. Органы публичной власти и их конституционная ответственность // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Юридические науки. 2010. № 3. С. 178-181.
11.
Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации: Ответственность органов государственной власти и иных субъектов права за нарушение конституционного законодательства Российской Федерации. М., 2000. 192 с.
12.
Колосова Н.М. К вопросу о конституционных санкциях // Журнал российского права. 2009. № 2. С. 12-18.
13.
Кондрашев А.А. Теория конституционно-правовой ответственности в Российской Федерации. Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2011. С. 67.
14.
Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. М., 2005. 816 с.
15.
Виноградов В.А. Конституционная ответственность: вопросы теории и правовое регулирование. М. 2000. 287 с.
16.
Цалиев А.М., Басиев М.С. Конституционно-правовая ответственность: современное состояние и проблемы совершенствования). М.: Владикавказ, 2009. 172 с.
17.
Скифский Ф.С. Ответственность за конституционные правонарушения: Научное издание. Тюмень, 1998. 16 с.
18.
Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. 444 с.
19.
Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. М., 2002. 687 с.
20.
Пугачев А.Н. Конституционно-правовые санкции и их особенности // Проблемы укрепления законности и правопорядка: наука, практика, тенденции. 2009. № 1. С. 279-284.
21.
Федеральный закон от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ (в ред. от 23.03.2016 № 66-ФЗ) // СПС «КонсультантПлюс».
22.
Луконькина О.В. Основания отмены правовых актов по законодательству Российской Федерации // Социально-политические науки. 2011. № 1. С. 58-61.
References (transliterated)
1.
Nekrasov S.I. Konstitutsionno-pravovaya otvetstvennost' sub''ektov vnutrifederativnykh otnoshenii v Rossiiskoi Federatsii: spetsifika sostava konstitutsionnogo delikta, primenyaemykh sanktsii, klassifikatsii // Gosudarstvo i pravo. 2005. № 8. S. 5-13.
2.
Sidel'nikov D.E., Grachev V.S., Gurbanov A.G., Kondrat I.N., Serov K.N. Klassifikatsiya mer konstitutsionno-pravovogo prinuzhdeniya, primenyaemykh za sovershenie konstitutsionnykh pravonarushenii // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2006. № 4. S. 153-159.
3.
Davydova N. Yu. Konstitutsionno-pravovoe prinuzhdenie v mekhanizme obespecheniya zakonnosti deyatel'nosti organov i dolzhnostnykh lits mestnogo samoupravleniya. Avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. M., 2011. 27 s.
4.
Avdeenkova M. P. Konstitutsionno-pravovye sanktsii i konstitutsionno-pravovaya otvetstvennost' // Gosudarstvo i pravo. 2005. № 7. S. 85-89.
5.
Bobrova N.A., Zrazhevskaya T.D. Otvetstvennost' v sisteme garantii konstitutsionnykh norm (gosudarstvenno-pravovye aspekty). Voronezh, 1985. 154 s.
6.
Lipinskii D.A., Musatkina A.A. O sanktsiyakh konstitutsionnoi otvetstvennosti i merakh zashchity // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2014. № 12. S. 15-18.
7.
Lipinskii D.A. Obshchaya teoriya yuridicheskoi otvetstvennosti. Avtoref. dis. … dokt. yurid. nauk. Saratov, 2004. 48 s.
8.
Yaroshenko N.I. Konstitutsionno-pravovye sanktsii v sfere normotvorchestva // Voprosy pravovedeniya. 2013. № 2. S. 188-195.
9.
Solov'ev S.G., Bashkov A.V. Priznanie munitsipal'nykh normativnykh pravovykh aktov utrativshimi silu libo nedeistvuyushchimi // Sovremennoe pravo. 2009. № 10. S. 49-52.
10.
Rumyantsev P.A. Organy publichnoi vlasti i ikh konstitutsionnaya otvetstvennost' // Vektor nauki Tol'yattinskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Yuridicheskie nauki. 2010. № 3. S. 178-181.
11.
Kolosova N.M. Konstitutsionnaya otvetstvennost' v Rossiiskoi Federatsii: Otvetstvennost' organov gosudarstvennoi vlasti i inykh sub''ektov prava za narushenie konstitutsionnogo zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. M., 2000. 192 s.
12.
Kolosova N.M. K voprosu o konstitutsionnykh sanktsiyakh // Zhurnal rossiiskogo prava. 2009. № 2. S. 12-18.
13.
Kondrashev A.A. Teoriya konstitutsionno-pravovoi otvetstvennosti v Rossiiskoi Federatsii. Avtoref. dis. … dokt. yurid. nauk. M., 2011. S. 67.
14.
Baglai M.V. Konstitutsionnoe pravo Rossiiskoi Federatsii: Uchebnik. M., 2005. 816 s.
15.
Vinogradov V.A. Konstitutsionnaya otvetstvennost': voprosy teorii i pravovoe regulirovanie. M. 2000. 287 s.
16.
Tsaliev A.M., Basiev M.S. Konstitutsionno-pravovaya otvetstvennost': sovremennoe sostoyanie i problemy sovershenstvovaniya). M.: Vladikavkaz, 2009. 172 s.
17.
Skifskii F.S. Otvetstvennost' za konstitutsionnye pravonarusheniya: Nauchnoe izdanie. Tyumen', 1998. 16 s.
18.
Kutafin O.E. Predmet konstitutsionnogo prava. M., 2001. 444 s.
19.
Luchin V.O. Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii. M., 2002. 687 s.
20.
Pugachev A.N. Konstitutsionno-pravovye sanktsii i ikh osobennosti // Problemy ukrepleniya zakonnosti i pravoporyadka: nauka, praktika, tendentsii. 2009. № 1. S. 279-284.
21.
Federal'nyi zakon ot 6 oktyabrya 1999 goda № 184-FZ «Ob obshchikh printsipakh organizatsii zakonodatel'nykh (predstavitel'nykh) i ispolnitel'nykh organov gosudarstvennoi vlasti sub''ektov RF (v red. ot 23.03.2016 № 66-FZ) // SPS «Konsul'tantPlyus».
22.
Lukon'kina O.V. Osnovaniya otmeny pravovykh aktov po zakonodatel'stvu Rossiiskoi Federatsii // Sotsial'no-politicheskie nauki. 2011. № 1. S. 58-61.