Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2123,   статей на доработке: 271 отклонено статей: 915 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Незаконное задержание и компенсация вреда
Дзидзария Белла Юрьевна

кандидат юридических наук

заведующий, кафедра государства и права, Абхазский государственный университет

384900, Грузия, Республика Абхазия, г. Сухум, ул. Университетская, 1, оф. 15

Dzidzariya Bella Yur'evna

PhD in Law

head of the Department of State and Law at Abkhazian State University

384900, Georgia, Republic of Abkhazia, Sukhum, str. Universitetskaya, 1, of. 15

dzary@rambler.ru
Аннотация. В работе проведен сравнительный анализ уголовно-процессуальных кодексов ряда европейских государств и Европейской конвенции по правам человека, в части компенсации вреда и реабилитации. Исходя из анализа законодательства различных стран, каждый гражданин имеет право на компенсацию вреда при применении мер процессуального принуждения достаточно установления факта о его невиновности. В случае же оправдания его судом он имеет право на реабилитацию, и компенсацию вреда. Изложены причины несоответствия статей о реабилитации Европейской конвенции ряда уголовно-процессуальных кодексов и пути совершенствования рассмотренных статей УПК Для подготовки статьи автором были использованы следующие методологические основы: совокупность общенаучных и специальных методов познания социально-правовой действительности. Методологической основой исследования является сравнительно-правовой метод с присущими ему требованиями объективности, всесторонности, историзма, конкретности истины. Автор пришел к выводу, что необходимо разработать и закрепить в законодательстве разнообразные гарантии, которые смогли бы в полной мере обеспечить права человека - как основу правового государства. Имея при этом возможность реально защитить эти права, так как именно права подозреваемого, задержанного в рассматриваемом нами случае недостаточно защищены, в случае обоснования их невиновности.
Ключевые слова: преступное сообщество, обвиняемый, подозреваемый, уголовно-процессуальный кодекс, сравнительный анализ, компенсация вреда, незаконное задержание, права человека, корректировка законадательства, правопорядок
DOI: 10.7256/2409-7810.2017.1.19515
Дата направления в редакцию: 13-07-2016

Дата рецензирования: 13-07-2016

Дата публикации: 25-03-2017

Abstract. In this research Dzidzaria conducts a comparative analysis of criminal procedure codes applicable in a number of European Countries and the European Convention of Human Rights with reference to compensation of physical or moral harm and rehabilitation. Based on the legislation of various countries, each citizen has the right to claim compensation for physical or moral harm incurred during application of procedural compulsion measures in case his or her innocence is proved. In case a citizen has been acquitted, he or she also has the right to rehabilitation and compensation of physical or moral harm. The researcher explains the reasons of why a number of criminal procedure codes do not conform to the European Convention on Human Rights articles regarding rehabilitation and offers ways to improve the aforesaid clauses of the criminal procedure codes. The methodological basis of the research involves the comparative legal method with its typical requirements for objectivity, comprehensiveness, historicism, and truth specificity. As a conclusion, the author emphasizes the need to establish and legally fix guarantees of the human rights as the basis of a constitutional state when the accused has the right to protect his rights in case his innocence is proved. 

Keywords: human rights, criminal community, suspect, defendant, code of criminal procedure, comparative analysis, right a wrong, illegal detention, legislation adjustment, law and order

По мнению Кони А. Ф. никогда не следует забывать, что объектом наказания «является человек, имеющий никем и ничем неотъемлемые права на уважение к своему человеческому достоинству»[1].

Конституция и законы Республики Абхазия гарантируют каждому гражданину защиту своих прав в случаях, если: нарушены его права и свободы; созданы препятствия осуществления гражданином его прав и свобод; незаконно на гражданина возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к какой-либо ответственности вследствие чего каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и должностных лиц.

Конституции многих стран мира, в том числе и Конституция РФ (ч.4 ст.15) и Конституция РА (ст.11) признает и гарантирует права и свободы, закрепленные во Всеобщей Декларации прав человека, в Международных Пактах по правам человека, а также общепризнанные принципы и нормы международного права.

Незаконное задержание, возмещение вреда и компенсация – вопрос, который остается открытым. В научной литературе существует мнение, согласно которому положение, устанавливающее право на реабилитацию лица на возмещение вреда, причиненного незаконными мерами процессуального принуждения, является спорным [2]. Для того, чтобы обосновать существующие позиции следует сравнить уголовные кодексы и уголовно-процессуальные кодексы ряда стран, и европейское законодательство по правам человека.

Для проведения сравнительного анализа вышеназванной нормы уголовно-процессуального кодекса обратимся к Европейской конвенции (далее ЕК), к законодательству Швейцарии, ФРГ, России и Абхазии.

В ходе исследования выявились, совершенно противоположные подходы интерпретации рассматриваемых нами статей, а именно касающихся компенсации вреда.

Согласно ст. 5 Европейской конвенции каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

a) законное содержание под стражей лица, осужденного компетентным судом;

b) законное задержание или заключение под стражу (арест) лица за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом;

c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

d) заключение под стражу несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное заключение под стражу, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;

e) законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

f) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого предпринимаются меры по его высылке или выдаче.

В п.3 ст.5 Европейской конвенции содержится правила разумного срока содержания под стражей. Конечно же, разумный срок, ссылаясь на ст. 5 ЕК, оценивается в зависимости от положения, в котором оказывается обвиняемое лицо и особенностей конкретного дела.

Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию. Право на компенсацию, таким образом, гарантирует компенсацию исполнимого права жертвам ареста или заключения под стражу.

Подобное положение содержится и в главе 3 «Возмещение и компенсация» ст.429 УПК Швейцарии (УПК Швейцарии от 5 октября 2007г.).[3] Если обвиняемый полностью или частично оправдан или производство в отношении него прекращено, то он имеет право требовать: наряду с прочими требованиями…компенсации за особо тяжкие повреждения его личных отношений, прежде всего, при уголовно-процессуальном лишении свободы. А если выясняется, что меры процессуального принуждения были применены в отношении обвиняемого противоправно, орган уголовного судопроизводства присуждает ему соразмерное возмещение и компенсацию (ст.431).

Согласно § 112 StPO процессуальными предпосылками для вынесения постановления о заключении обвиняемого под стражу являются наличие сильного подозрения и основание для заключения под стражу. Сильное подозрение – это высокая степень вероятности того, что он имеет отношение к преступлению.

Здесь также следует обратить внимание на тот факт, что регистрируются 6-7 млн. совершенных преступлений, выносится 700 тыс. решений из которых 500 тыс. обвинительных приговоров, но в местах лишения свободы находятся не более чем 50 тыс. человек. Это свидетельство того, что в ФРГ наряду с задержанием и лишением свободы применяются альтернативные формы решения уголовно-правового конфликта. [4]

Возможно, альтернатива дает решить проблему с незаконным задержанием, так как к услугам уголовного права прибегают, когда исчерпаны все возможности решения проблемы.

В соответствии с действующим законодательством в России и в Республике Абхазия к числу опасных видов преступлений, объектом, которых являются интересы правосудия, относятся: заведомо незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301 УК РФ, ст. 303 УК РА). Наряду с этим объектом также вред причиняется интересам личности. Именно поэтому и впоследствии возникает проблема, связанная с компенсацией вреда.

Согласно п. 2 ст. 132 УПК РА (п.2 ст. 133 УПК РФ) право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 УПК;

4) осужденный - в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, - в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

Право на возмещение вреда в порядке, установленном УПК РА, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Таким образом, законодатель четко в статье определил лиц, которые имеют право на компенсацию вреда, в том числе и вследствие, незаконного задержания.

На практике встречаются случаи обращения граждан за защитой своих нарушенных прав. П. был незаконно задержан оперуполномоченным А. и в соответствии с приговором суда по ч. 1 ст. 285 УК РФ А. оправдан. В результате которого, А. назначено наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде штрафа в размере его заработной платы за 7 месяцев, т. е. 18.795 руб. а также взыскано в пользу П. 7 000 руб. компенсации за моральный вред [5].

Несмотря на то, что норма УПК действует, А.И. Ковлер отмечает, что …у России …- явно повышенная доля жалоб на нарушение ст. 5 ЕК. Более 5% жалоб на обстоятельства применения такой меры пресечения. Как арест и содержание под стражей. [6]

Согласно же бельгийскому законодательству, права задержанного, подозреваемого, обвиняемого защищены «своеобразным способом». Существует еще один этап до допроса – это преддопрос. Задержанный и адвокат при первом преддопросе не знают деталей дела, и адвокат, следовательно, не может обеспечить помощь на этом этапе (адвокат может поговорить не более 15 минут со своим подзащитным). У адвоката только раз в месяц есть возможность знакомиться с материалами уголовного дела. Конечно, адвокат присутствует при допросе, он должен быть осуществлен первые 24 часа после задержания, но на практике полиция в это время особо вопросы не задает, и интересующие их вопросы начинают задавать только после истечения этих 24 часов, то есть тогда, когда адвокат уже не имеет права находиться с подзащитным. Стоит также обратить внимание на тот факт, что адвокат не знает при этом допросе всех деталей материалов уголовного дела, то есть обвинения. И итогом этому является то, что 40% задержанных, которые содержатся в тюрьмах – это лица, чья вина еще не доказана [7], так как реальных сроков задержания в действующем бельгийском законодательстве нет. И, следовательно, роль адвокатов сведена до нуля. По данным интервью этого же профессора (он в то же время является действующим адвокатом), если выясняется, что задержанное лицо невиновно, он, конечно же, имеет право подать жалобу на компенсацию вреда, но не подает, так как доказать вину полиции (лиц осуществивших задержание) практически невозможно. Данное положение противоречит ст. 5 Европейской конвенции, гарантирующей право граждан на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или должностных лиц. Порядок применения норм Конвенции, казалось бы не вызывает иного понимания, кроме как изложенного в самом тексте, но он вызывает массу нареканий среди граждан Бельгии, но при этом не влечет значительное число жалоб в Европейский суд по правам человека. Несмотря на то, что в Европейской конвенции содержатся правило разумного срока содержания под стражей (ст.5), правило разумного срока оцениваются в зависимости от положения обвиняемого и особенностей конкретного дела. Исходя из этого, бельгийские правоохранительные органы содержат подозреваемых (обвиняемых) под стражей, при этом каждый месяц предстают перед судом. Тем самым, оправдывая сроки его содержания. На наш взгляд, именно это и является ключевым, в невозможности, затем оправданному получить компенсацию вреда.

Возникает вопрос, насколько хорошо защищены права этой категории лиц, не нарушается ли тем самым принцип презумпции невиновности? И как такое возможно, что все это не состыковывается с нормами европейского законодательства по правам человека?

Исходя из анализа законодательства различных стран, каждый гражданин имеет право на компенсацию вреда при применении мер процессуального принуждения достаточно установления факта о его невиновности. В случае же оправдания его судом он имеет право на реабилитацию, и компенсацию вреда. То есть речь идет о восстановлении нарушенных прав в ходе проведения следственных мероприятий. Основанием возмещения вреда является незаконное задержание, либо применение мер процессуального принуждения. Известно, что это право возникает в случае признания лица невиновным, в том числе и судебным приговором. Это же вытекает из Европейской конвенции из законодательства других европейских стран, а также Республики Абхазия, так и РФ.

Так уж сложилась практика, что незаконные ограничения прав подозреваемых, обвиняемых негативно влияют на авторитет государства и подрывают его, так как правовым последствием незаконного ограничения прав будет ответственность. Но в Бельгии бытует такое мнение, что полиция не может привлекать к ответственности и задерживать без достаточных к тому оснований. И получается, что европейская система защиты прав, которая также должна быть приоритетной в их стране, сводится на нет внутренним законодательством.

Итогом всего изложенного может быть следующее: во – первых, простое провозглашение прогрессивных идей будь то во внутреннем законодательстве (как в случае РА и РФ), либо в международном (Европейская конвенция) ничего не дает, без установления эффективных гарантий приводящих эти идеи в действие. Необходимо разработать и закрепить в законодательстве разнообразные гарантии, которые смогли бы в полной мере обеспечить права человека - как основу правового государства. Имея при этом возможность реально защитить эти права, так как именно права подозреваемого, задержанного в рассматриваемом нами случае недостаточно защищены, в случае обоснования их невиновности.

Библиография
1.
Кони А.Ф. Собр. соч. В 8 т. М., 1967. Т. 4. С. 51.
2.
Глыбина А.Н., Якимович Ю.К. Реабилитация и возмещение вреда в порядке реабилитации в уголовном процессе России. Томск, 2006. С. 67.
3.
Трефилов А. Новый Уголовно-процессуальный кодекс Швейцарии. Комментарий и перевод. М., 2011. С. 76.
4.
Энгельгарт А.А. Меры процессуального принуждения в уголовном процессе ФРГ // Мировой судья. 2008. № 11. С. 98.
5.
Архив Свободненского городского суда Амурской области за 2001 г.
6.
Ковлер А.И. Итоги Европейского суда по правам человека в 2011году // Российский судья. 2012. № 4. С. 43.
7.
Из интервью профессора Pierre dArgent, Centre Charles De Visscher. 01.2015.
8.
Федорченко А.А. Возмещение ущерба пострадавшим международными уголовными трибуналами // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. 2014. № 2. C. 274 - 286. DOI: 10.7256/2226-6305.2014.2.11699.
9.
Букалерова Л.А., Минязева Т.Ф. Отбывание лишения свободы: опыт Российской Федерации и Норвегии // Административное и муниципальное право. 2013. № 3. C. 280 - 283. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.03.12.
References (transliterated)
1.
Koni A.F. Sobr. soch. V 8 t. M., 1967. T. 4. S. 51.
2.
Glybina A.N., Yakimovich Yu.K. Reabilitatsiya i vozmeshchenie vreda v poryadke reabilitatsii v ugolovnom protsesse Rossii. Tomsk, 2006. S. 67.
3.
Trefilov A. Novyi Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Shveitsarii. Kommentarii i perevod. M., 2011. S. 76.
4.
Engel'gart A.A. Mery protsessual'nogo prinuzhdeniya v ugolovnom protsesse FRG // Mirovoi sud'ya. 2008. № 11. S. 98.
5.
Arkhiv Svobodnenskogo gorodskogo suda Amurskoi oblasti za 2001 g.
6.
Kovler A.I. Itogi Evropeiskogo suda po pravam cheloveka v 2011godu // Rossiiskii sud'ya. 2012. № 4. S. 43.
7.
Iz interv'yu professora Pierre dArgent, Centre Charles De Visscher. 01.2015.
8.
Fedorchenko A.A. Vozmeshchenie ushcherba postradavshim mezhdunarodnymi ugolovnymi tribunalami // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. 2014. № 2. C. 274 - 286. DOI: 10.7256/2226-6305.2014.2.11699.
9.
Bukalerova L.A., Minyazeva T.F. Otbyvanie lisheniya svobody: opyt Rossiiskoi Federatsii i Norvegii // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2013. № 3. C. 280 - 283. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.03.12.