Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2082,   статей на доработке: 311 отклонено статей: 852 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Финансовая право- и дееспособность физических лиц
Трофимова Галина Анатольевна

эксперт, Научно-исследовательское объединение "Правовая инициатива"

664001, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 8-1

Trofimova Galina Anatol'evna

Expert, Scientific Research Association "Legal Initiative"

664074 Russia, Irkutsk Oblast, Lermontova Street 8-1

TrofimovaGA2@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Одним из ключевых вопросов деятельности любого государства является обеспечение финансовой возможности граждан по реализации закрепленных за ними прав и свобод, и в первую очередь – права на жизнь, здоровье, достойный образ жизни. От уровня финансовой самостоятельности граждан зависят расходы на социальную помощь, тяжесть налогового бремя и рост или падение экономики страны. Ключевыми категориями в определении финансовой самостоятельности как раз и выступают финансовая правоспособность и финансовая дееспособность гражданина. Для проведения исследования относительно возможности и необходимости выделения таких категорий, а также формулирования соответствующих понятий были использованы такие методы исследования как формально-юридический, системный, исторический, сравнительно-правовой; методы анализа, синтеза и сравнения. В результате исследования было определено правовое значение таких категорий как финансовая правоспособность и финансовая дееспособность, даны их определения, кроме того, указаны признаки полной финансовой дееспособности, неполной (частичной) финансовой дееспособности, неполной (опосредованной) финансовой дееспособности, ограниченной и утраченной финансовой дееспособности; предложен вариант их правового закрепления.

Ключевые слова: финансовая дееспособность, финансовая правоспособность, виды дееспособности, субъекты финансового права, банкротство физических лиц, финансовая несостоятельность, источник финансового обеспечения, категория финансового права, гарантирование конституционных прав, социальное обеспечение граждан

DOI:

10.7256/2454-0765.2018.3.19331

Дата направления в редакцию:

02-06-2016


Дата рецензирования:

07-06-2016


Дата публикации:

28-02-2019


Abstract.

One of the issues of the activity of any state is to ensure that the financial possibilities for the implementation of the citizens for their assigned rights and freedoms, and in the first place – the rights to life, health and a decent life. The level of financial autonomy of the citizens who depend on social assistance costs, the severity of the tax burden and the growth or decline of the economy. Key categories in the definition of financial independence just acted as financial capacity and financial viability of the citizen.
To conduct the study on the possibility and necessity of such categories, as well as the formulation of the relevant concepts have been used such research methods as a formal-legal, system, historical, comparative law; methods of analysis and synthesis comparison.
As a result of the study were determined the legal value of such categories as financial capacity and financial viability, their definitions, also were shown signs of the financial viability, incomplete (partial) financial viability, incomplete (indirect) financial viability, limited financial viability, and lost viability; was offered the option of legal consolidation.


Keywords:

financial viability, financial capacity, the types of viability, the subjects of the financial law, bankruptcy natural persons, financial insolvency, the source of the financial support, the category of financial law, guaranteeing the constitutional rights, social security of citizens

Вопросы, касающиеся формирования и расходования денежных средств, возможности нести денежные обязательства, быть кредитоспособным лицом, как правило, рассматриваются в связи с деятельностью органов государства, местного самоуправления и юридических лиц, а также индивидуальных предпринимателей. Вместе с тем в ряде случаев наличие или отсутствие у физического лица определенной специфической право- и дееспособности по своим внешним признакам напоминает именно финансовую право- и дееспособность.

В частности, иностранные граждане и лица, не имеющие гражданства, могут обратиться с заявлением о приеме в гражданство РФ, если имеют законный источник средств к существованию (п. «в» части 1 ст. 13 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 62-ФЗ «О гражданстве РФ» [1]). Такое требование поддерживается рядом европейских государств (ФРГ, Великобританией и др.) с одной единственной целью – ограничить возможность приобретения гражданства лицами, которые не в состоянии обеспечить себе достойный образ жизни (то есть финансово несостоятельных), чтобы не возлагать на граждан дополнительные обременения по социальной поддержке.

Согласно Гражданскому кодексу РФ гражданин, который не способен удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, может быть признан несостоятельным (банкротом) (п. 1 ст. 25). Особенности ограничения прав в связи с признанием гражданина банкротом являются предметом широкого обсуждения в научной литературе [2, c. 33-35; 3, c. 21-23; 4, c. 390-395; 5, c. 114-119; 6, c. 65-72], конкретные же основания для признания гражданина банкротом, а также последствия введения процедуры банкротства и признания банкротом установлены Федеральным законом от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [7].

Отсутствие финансовой обеспеченности может влечь не только поражение в правах, но иметь и противоположные последствия, являться основанием для освобождения от ответственности или основанием для получения финансовой поддержки.

Так, например, в соответствии с примечанием к ст. 151 УК РФ ее действие не распространяется на случаи вовлечения несовершеннолетнего в занятие бродяжничеством, если это деяние совершено родителем вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существования или отсутствием места жительства.

Попытки создать иные возрастные параметры для определения финансовой самостоятельности человека предпринимались как в научной литературе [8, c. 47], так и в законотворческой деятельности. В частности, в Проекте федерального закона о внесении изменений в Семейный кодекс РФ и в часть 1 статьи 157 Уголовного кодекса РФ, предлагалось возложить на родителей обязанность содержать детей, не имеющих самостоятельного заработка и обучающихся в образовательных учреждениях всех типов по очной форме, за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов до достижения такими детьми возраста 23 лет [9]; то есть предположительно до наступления возраста финансового самообеспечения.

Отсутствие легального источника средств существования и возможности по его приобретению в силу физических и социальных причин является основанием для получения помощи со стороны близких родственников согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 38) и Семейному кодексу РФ (ст. 60 и др.), со стороны общества на основании закона [10; 11].

Таким образом, признаки наличия или утраты источника средств существования, а также признаки учета финансовой самостоятельности либо ее отсутствия можно обнаружить в законодательстве, а также в инициативах по его усовершенствованию.

Закрепление финансовой состоятельности (наличия финансового источника самообеспечения) или несостоятельности имеет и отечественную историю.

С точки зрения дореволюционного права обязанность родителей не должна была ограничиваться одним воспитанием детей, а заключалась также в приготовлении их к самостоятельной жизни: по достижении детьми надлежащего возраста родители должны были определить сыновей в службу или в промысел соответственно их состоянию, а дочерей выдать замуж [12, c. 39]. Родители были обязаны давать содержание несовершеннолетним детям, т. е. не достигшим 21 года; возраст совершеннолетия обычно совпадал с возрастом наступления работоспособности [12, c. 34]. Сенат же в одном из своих решений даже высказался в пользу сохранения за детьми права на получение содержания от родителей и по достижении совершеннолетия, если они еще нуждались в соответствующем попечении [12, c. 33].

То есть родители снимали с себя заботу о взрослых детях не просто с момента достижения теми формально признаваемого возраста совершеннолетия, а при условии обеспечения для них к этому возрасту материальной основы самостоятельного существования, передавая под власть (и, как предполагалось, заботу) мужа или обучив какому-либо делу, позволяющему зарабатывать средства собственным трудом. Повзрослевшие дети богатых родителей могли рассчитывать на обеспечение своих материальных нужд посредством получения средств от записанного на их имя капитала (по разному выраженных источников постоянного поступления средств).

Основанием ограничения дееспособности являлась расточительность, когда человек подвергал себя или свое семейство опасности впасть в состояние крайней нужды [13, c. 76].

На сегодняшний день в российском законодательстве предусмотрена лишь гражданская право- и дееспособность (гражданская правоспособность – способность иметь гражданские права и нести обязанности – п. 1 ст. 17 ГК РФ, гражданская дееспособность – способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их – п. 1 ст. 21 ГК РФ). В частности, предусмотрена возможность по заключению разного рода сделок, в том числе связанных с получением и расходованием денежных средств (ст. 18 ГК РФ). А также урегулированы положения об ограничении дееспособности лица, например, если он вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение (п. 1 ст. 30 ГК РФ); о признании гражданина банкротом (п. 1 ст. 25 ГК РФ), то есть, по сути, определены основания для признания его неспособным распоряжаться собственным имуществом (в том числе денежными средствами) и последствия такого признания.

Однако гражданская право- и дееспособность не дает представление о финансовой состоятельности гражданина в полном объеме и связана с решением, главным образом, частных вопросов финансовой самостоятельности лица. Но гражданин – это еще и субъект, вступающий в публично-правовые отношения, и здесь немаловажным является вопрос об его финансовой дееспособности (например, при определении его возможности по уплате обязательных платежей, участию в управлении делами государства и муниципалитетов, признания за ним права на социальную помощь и т. д.). Источник же его финансового благополучия после наступления совершеннолетия также законодателем не определен.

Наличие финансовой дееспособности (и соответственно сведений о ней) дает представление не только о возможностях лица вступить в несущие денежные расходы правоотношения, но еще и определяет степень его самостоятельности по обеспечению себя необходимыми для жизни, в том числе для достойной жизни, средствами.

Если проанализировать продекларированные Конституцией РФ права и свободы, то без труда можно понять, что многие из них могут быть реализованы только при наличии финансовой дееспособности (материального источника обеспечения) гражданина.

Например, в силу того, что каждый с момента рождения не получает право собственности на какое-либо имущество, в частности на жилое помещение (такого права наш закон не предоставляет), то, соответственно, стать собственником гражданин может только в случае предоставления ему права собственности кем-то другим в возмездном или же безвозмездном порядке. В силу немалой стоимости жилого помещения, а также отсутствия на сегодняшней день обязанности родителей обеспечить ребенка (в том числе взрослого ребенка) таким имуществом на праве собственности, такое имущество может быть приобретено только в возмездном порядке, а, следовательно, только лицом, обладающим финансовой право- и дееспособностью – правом на получение финансовых средств и источником их поступления.

В качестве такого источника до достижения ребенком совершеннолетия являются обязательства родителей по материальному содержанию ребенка (но без обязательств по обеспечению всех закрепленных Конституцией РФ прав).

Потом, как предполагается, каждый может сам о себе позаботиться, что, однако, не согласуется с действительностью. Очень редко кто из ставших взрослыми (с точки зрения закона) детей может самостоятельно себя обеспечить, а потому продолжает находиться на содержании (полном или частичном) у родителей или других, старших, членов семьи до приобретения самостоятельного источника самообеспечения – заработка или дохода с предпринимательской либо иной деятельности, с капитала.

То есть можно констатировать факт приобретения финансовой дееспособности с момента получения самостоятельного источника самообеспечения при наступлении возраста самостоятельного принятия и исполнения денежных обязательств.

Финансовая правоспособность наступает, как и вообще любая правоспособность физического лица относительно его дееспособности с более раннего возраста, а именно – с момента рождения. Так как, не имея возможности сохранения жизни без материальных средств, направленных на ее поддержание (питание, одежду, лечение и т. д.), которое осуществляется родителями либо лицами, их заменяющими, в силу считающихся, как правило, по отношению к родителям, естественными или законом установленных обязательств, дети зависят от попечения других лиц.

Финансовая правоспособность имеет продолжительность такую же, как и гражданская дееспособность, то есть распространяется на весь период жизни человека. Правда с наступлением совершеннолетия такая правоспособность уже не подкрепляется обязанностью определенных субъектов по обеспечению лица необходимыми денежными средствами (если иное не будет установлено законом), а будет основываться на праве получать соответствующие средства в обмен на свой труд, иные правомерные действия.

Финансовая дееспособность возникает с момента приобретения финансового источника самообеспечения до момента его потери; правда, возникает и сохраняется не всегда в полном объеме.

Финансовую правоспособность можно определить как способность иметь финансовый источник обеспечения материальных нужд и нести обязанности, связанные с его наличием; подкрепляемая до достижения совершеннолетия или иного возраста, обозначенного законом, правом на получение финансового источника обеспечения материальных нужд посредством закрепления за другим субъектом обязанности по его предоставлению.

Финансовую дееспособность следует рассматривать как способность своими действиями обеспечивать наличие финансового источника – поступлений денежных средств от капиталовложений или (и) собственного труда – законного и не умаляющего достоинство, а также приобретать и расходовать получаемые денежные средства.

Полная финансовая дееспособность наступает в случае появления  финансового источника самообеспечения лицом, достигшим возраста совершеннолетия, а точнее – полной дееспособности с наличием всех исключений ее приобретения до 18-летнего возраста.

В случае отсутствия такого источника вплоть до 23-летнего возраста такие лица должны относиться к группе лиц с неполной (частичной) финансовой дееспособностью, то есть обладать правом вступления в отношения по заключению кредитных и иных финансовых сделок в небольшой сумме (например, не превышающей 2 минимальных размеров оплаты труда) самостоятельно; в отношения, влекущие принятие на себя иных денежных обязательств, при наличии согласия родителей выступить в качестве поручителей исполнения таких обязательств.

Сделки, заключенные без такого поручительства, в случае отсутствия источника их покрытия у лица, обладающего неполной финансовой дееспособностью, должны признаваться незаключенными по иску родителей должника.

Именно родители до наступления полной финансовой дееспособности совершеннолетнего ребенка должны нести ответственность за его финансовое обеспечение, вследствие чего должны быть наделены правом по прекращению его финансовых обязательств.

С момента наступления 23 лет совершеннолетнему ребенку такая обязанность должна сниматься на основе предположения о том, что к этому моменту лицо уже получило образование, навыки работы и может вести свою финансово-обеспечительную деятельность самостоятельно.

Неполная (опосредованная) финансовая дееспособность возникает в случае наличия у лица капитала (источника постоянного дохода), необходимого для обеспечения всех его нужд, но отсутствия у него права по самостоятельному распоряжению доходом, в том числе при заключении финансовых сделок, принятии на себя денежных обязательств, в силу недостижения возраста полной гражданской дееспособности либо утраты полной гражданской дееспособности в результате признания лица недееспособным или ограниченно дееспособным.

В данном случае распоряжаться доходом лица и лишь в его интересах могут его законные представители; при ограничении дееспособности законные представители вправе как распоряжаться доходом, так и давать согласие на заключение сделок.

Особое внимание в научной литературе уделено ограничению права несовершеннолетнего распоряжаться собственным доходом (зарплатой, стипендией, иными средствами), не зависимо от его объема (свидетельствующего или нет о полном обеспечении необходимых потребностей за счет собственных средств) в связи с неумением таким лицом еще в полной мере быть разумным при заключении денежно-финансовых сделок [14, c. 119].

Правила о выполнения лицами, обладающими самостоятельным источником дохода, но не имеющими полной гражданской дееспособности, функций работодателей (то есть субъектов, обладающих правом по предоставлению денежных средств из имеющегося у них источника в целях выплаты работнику вознаграждения за труд) на сегодняшний день предусмотрены Трудовым кодексом РФ.

Так, в ст. 20 ТК РФ указано, что физические лица, имеющие самостоятельный доход, достигшие возраста восемнадцати лет, но ограниченные судом в дееспособности, имеют право с письменного согласия попечителей заключать трудовые договоры с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства; от имени физических лиц, имеющих самостоятельный доход, достигших возраста восемнадцати лет, но признанных судом недееспособными, их опекунами могут заключаться трудовые договоры с работниками в целях личного обслуживания этих физических лиц и помощи им по ведению домашнего хозяйства; несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, за исключением несовершеннолетних, приобретших гражданскую дееспособность в полном объеме, могут заключать трудовые договоры с работниками при наличии собственных заработка, стипендии, иных доходов и с письменного согласия своих законных представителей (родителей, опекунов, попечителей); законные представители (родители, опекуны, попечители) физических лиц, выступающих в качестве работодателей (за исключением ограниченно дееспособных), несут дополнительную ответственность по обязательствам, вытекающим из трудовых отношений, включая обязательства по выплате заработной платы.

Ограниченная финансовая дееспособность - это финансовая дееспособность, свидетельствующая о невозможности лица исполнять денежные обязательства, заключать кредитный договор в силу факта несоотнесения своих финансовых возможностей с принимаемыми на себя обязательствами.

Как представляется, статус лица с ограниченной финансовой дееспособностью приобретает лицо, признанное несостоятельным (банкротом) в соответствии с законодательством о банкротстве. Признак наличия вины в поведении лица, приведшее себя в соответствующее состояние, должен присутствовать; вина может заключаться как в умысле (специальные действия либо бездействие лица, направленные на приведение себя в состояние банкротства), так и в неосторожности в виде легкомыслия (когда лицо рассчитывало справиться с имеющимися обязанностями при наличии благоприятно складывающихся обстоятельств в отношении имеющегося источника финансового обеспечения, однако не получило необходимого дохода) или небрежности (когда лицо имело основания рассчитаться по своим обязательствам, но в силу недосмотра, забывчивости и по другим субъективным обстоятельствам не сделало это). В зависимости от степени вины должны обосновываться и меры ответственности, применяемые к должнику, учитываться размер ограничения принадлежащих ему прав, срок рассрочки принятых обязательств, срок запрета на осуществление денежно-финансовых операций, срок ограничения права по занятию должности в органах управления частной коммерческой или государственной (муниципальной) организации, органах власти.

Кроме обладающих ограниченной финансовой дееспособностью граждан (тех, кто в силу собственных неразумных или мошеннических действий привел себя к состоянию неплатежеспособности) необходимо обозначить и граждан, утративших финансовую дееспособность в силу неблагоприятно сложившихся (то есть без вины по принятию на себя невыполнимых обязательств) обстоятельств.

В эту группу граждан следует включить лиц, попавших в зону социального риска, - оставшихся без работы, ставших временно или постоянно нетрудоспособными, лишенных единственного жилья. Такие граждане должны подпадать под действие норм о социальной защите, им должна оказываться помощь вплоть до восстановления финансовой дееспособности (решения вопроса об устройстве их на работу; лечении, предоставлении жилья и т. д.).

Понятия финансовой правоспособности и финансовой дееспособности, в том числе полной финансовой дееспособности, неполной (частичной) финансовой дееспособности, неполной (опосредованной) финансовой дееспособности, ограниченной и утраченной финансовой дееспособности могут быть закреплены в специальном законе либо в кодексе социального обеспечения (если таковой будет принят). Дополнительно элементы финансовой дееспособности могут быть определены (в том числе указаны основания для приобретения или сужения объема финансовой дееспособности) в Гражданском кодексе РФ, элементы финансовой право- и дееспособности до принятия кодекса социального обеспечения – в законах, посвященных социальной защите граждан. Элементы финансовой право- и дееспособности, касающиеся финансового обеспечения родителями детей, в том числе взрослых (достигших совершеннолетия) детей, а также финансового обеспечения совершеннолетними детьми нетрудоспособных родителей, - в Семейном кодексе РФ.

Следует остановиться и на вопросе об определении места финансовой право- и дееспособности физического лица в финансовом праве.

Финансовое право, главным образом, закрепляет отношения между публично-правовыми субъектами в отличие от многих других публичных отраслей права, где публично-правовому властью обладающему субъекту, противостоит частный субъект, физическое или юридическое лицо.

Между тем нельзя ограничивать участие физических лиц в финансовой деятельности государства исключительно их обязанностью уплачивать налоги. Важно также то, что формирование и распределение бюджетных средств подчиняется не только цели финансирования государственной деятельности, но и цели обеспечения прав и свобод граждан, создания наиболее благоприятных условий для жизни в государстве. То есть физические лица выступают не только источником поступления бюджетных средств, но и являются объектом финансового обеспечения, субъектом получения финансовых средств. Например, определение денежных средств, направляемых на социальную помощь населению, напрямую зависит от числа лиц, утративших финансовую дееспособность, последствием высоких банковских ставок по кредитам – число граждан, принявшим на себя финансовые обязательства, по которым они не в состоянии расплатиться, и т. д.

Поэтому, в частности, уровень наполненности территориальных бюджетов, уровень расходных обязательств, связанных с социальной поддержкой граждан, напрямую зависит от наличия у них финансовой дееспособности и ее объема; от признания за гражданином права на получение источника финансового обеспечения или, иначе говоря, финансовой правоспособности, - уровень гарантирования установленных в Конституции РФ прав, связанных с материальными расходами по их осуществлению.

Безусловно, следует согласиться с О. И. Горбуновой в том, что при осуществлении государством финансовой деятельности происходит как прямая (между государством и гражданами), так и обратная связь (между гражданами и государством), делается выбор в пользу поднятия той или иной сферы деятельности, проводится мониторинг в финансах, а также во всем хозяйстве по результатам соответствующего государственного решения [15, c. 33, 35].

И если одной из сторон в финансовых отношениях, являющихся предметом финансового права, всегда выступает властный субъект (государство или муниципальное образование непосредственно или опосредованно), то физическое лицо (гражданин) также относится к числу субъектов финансового права; в финансовую систему, определяемую финансовым правом, включаются финансы физических лиц.

В связи с чем нормы о финансовой право- и дееспособности граждан должны занимать должное место в системе финансового права, давать представление о субъекте, ради которого и с помощью которого функционирует вся финансовая система как страны в целом, так и отдельных ее территорий.    

Резюмируя все выше изложенное, следует отметить, что определение понятий «финансовая правоспособность» и «финансовая дееспособность», установление оснований приобретения и прекращения соответствующих полномочий даст возможность, во-первых, отграничить понятия гражданской право- и дееспособности от финансовой право- и дееспособности, то есть определить возможности лица в более узкой сфере жизнедеятельности; во-вторых, распределить бремя ответственности за финансовое обеспечение человека на разных этапах его взросления (финансового становления) и в зависимости от конкретных условий (вины, неблагоприятно сложившихся обстоятельств, благоприятно сложившихся обстоятельств, например, получения в наследство капитала, иного имущества, могущего служить постоянным источником существования); в-третьих, определить число лиц, обладающих разной степенью финансовой дееспособности, и, соответственно, измерить степень эффективности тех или иных властных решений в финансовой деятельности государства и проводимой им политики; в-четвертых, продумать и создать наиболее благоприятные условия для формирования каждым гражданином страны в зависимости от конкретных обстоятельств его жизни собственной материальной базы.

Библиография
1.
Федеральный закон от 31 мая 2002 года № 62-ФЗ «О гражданстве РФ» (в ред. от 31.12.2014 № 507-ФЗ) // СПС «КонсультантПлюс».
2.
Богданов О. В. Банкротство физических лиц – новое законодательство // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2015. № 3 (104). С. 32-35
3.
Баркалова Г. И. Личное банкротство // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2014. № 4-2. С. 21-23.
4.
Гордеев А. Ю., Ягодин Р. С. К вопросу о новом законодательстве, регламентирующем банкротство физических лиц // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. 2105. № 2. С. 390-396.
5.
Михневич Т. Перспективы развития законодательства о несостоятельности (банкротстве) физических лиц // Хозяйство и право. С. 114-119.
6.
Осколкова Н. А. Особенности становления института банкротства физических лиц в российском законодательстве. 2014. № 2 (2). С. 65-72.
7.
Федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в ред. от 29.12.2015 № 407-ФЗ) // СПС «КонсультантПлюс».
8.
Косарева И. А. Некоторые проблемы принципа добровольности заключения брака // Современное право. 2007. №
9.
С. 45-48. 9.Проект Федерального закона 535575-6 «О внесении изменений в Семейный кодекс РФ и в часть 1 статьи 157 Уголовного кодекса РФ» // СПС «КонсультантПлюс».
10.
Федеральный закон от 15 декабря 2001 года № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
11.
Федеральный закон от 29 декабря 2006 года № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» // СПС «КонсультантПлюс».
12.
Загоровский А. И. Фрагмент книги «Курс Семейного права» // Семейное и жилищное право. 2008. № 2. С. 32-48.
13.
Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. 556 c.
14.
Осокина Г. Л. Гражданская право-и дееспособность физического лица как элементы его материально-правового статуса // Вестник Томского университета. 2012. № 361. С. 117-119.
15.
Горбунова О. И. Финансовое право и финансовый мониторинг в современной России. 2003. 158 с.
References (transliterated)
1.
Federal'nyi zakon ot 31 maya 2002 goda № 62-FZ «O grazhdanstve RF» (v red. ot 31.12.2014 № 507-FZ) // SPS «Konsul'tantPlyus».
2.
Bogdanov O. V. Bankrotstvo fizicheskikh lits – novoe zakonodatel'stvo // Vestnik Saratovskoi gosudarstvennoi yuridicheskoi akademii. 2015. № 3 (104). S. 32-35
3.
Barkalova G. I. Lichnoe bankrotstvo // Aktual'nye problemy gumanitarnykh i estestvennykh nauk. 2014. № 4-2. S. 21-23.
4.
Gordeev A. Yu., Yagodin R. S. K voprosu o novom zakonodatel'stve, reglamentiruyushchem bankrotstvo fizicheskikh lits // Vestnik Belgorodskogo universiteta kooperatsii, ekonomiki i prava. 2105. № 2. S. 390-396.
5.
Mikhnevich T. Perspektivy razvitiya zakonodatel'stva o nesostoyatel'nosti (bankrotstve) fizicheskikh lits // Khozyaistvo i pravo. S. 114-119.
6.
Oskolkova N. A. Osobennosti stanovleniya instituta bankrotstva fizicheskikh lits v rossiiskom zakonodatel'stve. 2014. № 2 (2). S. 65-72.
7.
Federal'nyi zakon ot 26 oktyabrya 2002 goda № 127-FZ «O nesostoyatel'nosti (bankrotstve)» (v red. ot 29.12.2015 № 407-FZ) // SPS «Konsul'tantPlyus».
8.
Kosareva I. A. Nekotorye problemy printsipa dobrovol'nosti zaklyucheniya braka // Sovremennoe pravo. 2007. №
9.
S. 45-48. 9.Proekt Federal'nogo zakona 535575-6 «O vnesenii izmenenii v Semeinyi kodeks RF i v chast' 1 stat'i 157 Ugolovnogo kodeksa RF» // SPS «Konsul'tantPlyus».
10.
Federal'nyi zakon ot 15 dekabrya 2001 goda № 166-FZ «O gosudarstvennom pensionnom obespechenii v Rossiiskoi Federatsii» // SPS «Konsul'tantPlyus».
11.
Federal'nyi zakon ot 29 dekabrya 2006 goda № 256-FZ «O dopolnitel'nykh merakh gosudarstvennoi podderzhki semei, imeyushchikh detei» // SPS «Konsul'tantPlyus».
12.
Zagorovskii A. I. Fragment knigi «Kurs Semeinogo prava» // Semeinoe i zhilishchnoe pravo. 2008. № 2. S. 32-48.
13.
Shershenevich G. F. Uchebnik russkogo grazhdanskogo prava. M., 1995. 556 c.
14.
Osokina G. L. Grazhdanskaya pravo-i deesposobnost' fizicheskogo litsa kak elementy ego material'no-pravovogo statusa // Vestnik Tomskogo universiteta. 2012. № 361. S. 117-119.
15.
Gorbunova O. I. Finansovoe pravo i finansovyi monitoring v sovremennoi Rossii. 2003. 158 s.