Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2176,   статей на доработке: 285 отклонено статей: 940 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Чем может быть полезен опыт американской следственной практики для российской уголовной реальности (по страницам курса он-лайн «Доказан невиновным? Социальная наука об ошибочных обвинениях», Пенсильванский университет, США)
Тинякова Елена Александровна

кандидат философских наук

доцент, ГБПОУ МО "Сергиево-Посадский колледж", цикловая комиссия общеобразовательных, социально-гуманитарных и естественно-научных дисциплин

141300, Россия, Московская область, г. Сергиев-Посад, ул. 40 Лет Октября, 5 А

Tinyakova Elena Aleksandrovna

PhD in Philosophy

Associate professor, lecturer of the Department of General Humanitarian Disciplines at Sergiyev Posad Humanitarian Institute and Sergiyev Posad Moscow Institute Enterpreneurship and Law

141300, Russia, Moskovskaya oblast', g. Sergiev-Posad, ul. 40 Let Oktyabrya, 5 A

etinyakova@bk.ru
Аннотация. Объект исследования составили важные фрагменты американской следственной практики с направленностью для сравнения российскими специалистами. Предмет исследования −механизмы ведения следствия, именно допросов, в американской уголовной реальности. Особое внимание автор обратила на появление ложных признаний вины и их причины, которые связаны с профессиональным уровнем дознавателя и следователя, личностью находящегося под следствием, близким и дальним криминальным пространством вокруг преступления и использованием судом результатов ведения криминального дела. Автор подробно рассматривает аспекты лингвистической коммуникации, которые служат криминологическому расследованию. Американская криминальная сфера осложнена особенными факторами: повышенная мультиэтничность, значительная доля темнокожего населения, иногда несущего остатки исторического прошлого, высокий процент эмигрантов. Это способствует более жесткой криминальной политике в Соединенных Штатах Америки и может быть полезным для обмена опытом российских и американских следователей. Методами исследования было прослушивание лекций доктора Т.Р. Робишо он-лайн курса Пенсильванского университета, изучение описаний сопровождающих лекции случаев преступлений, выполнение тестов курса. Основным выводом рассмотренных случаев построения коммуникации в следственной практике является то, при использовании описанной техники возможно сокращение ложных признаний, а также выполнение задач профилактики преступности, потому что освобождение невиновного и выделение истинного преступника сужает криминологическое пространство. Кроме того, работа следователя с личностью, не связанной с преступлением, помогает шире видеть криминогенную почву. Целью автора было также повысить роль манипулирования языком в расследовании, учитывая американский опыт и выстраивая перспективу для российских специалистов в области криминологии.
Ключевые слова: преступление, расследование, техника допроса, уступка, сдвиг, ложное признание, невиновность, вина, суд, профилактика
DOI: 10.7256/2409-7810.2016.4.18977
Дата направления в редакцию: 27-04-2016

Дата рецензирования: 30-04-2016

Дата публикации: 31-01-2017

Abstract. The object of the present research is the fragments of American criminal investigation technique to be compared by Russian specialists. The subject of the research is the method of criminal investigation, particularly interrogations, in American criminal practice. Special attention has been paid to false confessions and the reasons leading to them. They may be due to professional competence of investigators, criminal personality, close and distant criminal surroundings and the use of the data and information in court. The author considers the role of language in criminal investigation in detail. American criminal reality has special characteristics such as multi-ethnicity, high percent of coloured population sometimes with historic aggrevation, a lot of immigrants. These factors cause rather stern criminal policy in US that may be useful for Russian criminal reality. The methods of research included listening to the lectures of the on-line course from Pennsylvania University by Dr Tim R. Robicheaux, studying examples of criminal cases, doing quizes. The main conclusion is that the material of the article can be useful both for making criminal investigation more tense and objective and for crime prevention. Language manipulation may be a strong criminal instrument in addition to facts, still language leads to discovering facts. The author's goal was to emphasize the role of language manipulation during investigations taking into account American experience and creating prospects for Russian experts in criminology. 

Keywords: court, guilty, innocence, false confession, shift, language technique, give in, investigation, crime, prevention

Американская следственная практики имеет сильную тенденцию к ужесточению, и особое место в ней занимает профессиональное манипулирование языком дознавателями во время допросов, появляются новые технологии. Согласно истории следственной практики в США, применяется трех-ступенчатое давление на лиц под следствием: избиение, лишение сна, пытки световыми эффектами и другое. Сегодня следователи и дознаватели изолируют подозреваемых от друзей и семьи и ведут допросы в маленькой комнате. В американской практике расследования преступлений случается, что подозреваемые мужчины и женщины сознаются в преступлениях, которые они не совершали. И для снижения ложных признаний вины подследственными криминология ищет возможности в умелом применении языка в процессе следствия. В целом в следственной практике значительно перевешивают истинные признания вины преступниками, но все же риск фальшивых признаний существует.

Американская криминология и юриспруденция допускает два типа признания: 1) признание своей вины в высказывании другой стороны(например, следователя); 2) признание своей вины в собственных высказываниях [2]. Лео и Дризин [4] отмечают, что если первое хорошо для прокурора, то второе гораздо значимее. Признание вины подозреваемыми –важный механизм следствия, и он помогает прокурорам вынести обвинения. Каково же содержание этого признания:

•информация о том, как произошло преступление actus reus;

•раскрытие мотива;

•понимание того, что поступок криминальный;

•возможно открытие пути для получения большей информации о совершенном преступлении.

Д-р Саул Кассин и д-р Ларри Райтс выделяют типы ложных признаний [4]:

× фальшивое/ добровольное ложное признание;

×фальшивое/ ложное признание под влиянием обстоятельств, сопутствующих расследованию;

× фальшивое/ ложное признание под влиянием дознавателя и соответственно давления.

Рассмотрим каждый отдельно. В 1932 году после похищения ребенка Чарльз Лимберг более 200 людей дали фальшивое признание вины по этому преступлению. Был другой случай в наши дни. Джон Марк Карр добровольно сознался в преступлении, и делал это много раз, но по тесту на ДНК он был освобожден. (Associated Press,2006). Мотивом к добровольному признанию вины может быть и желание покрыть истинного преступника, или просто склонность к иллюзиям или фантазированию. Второй тип ложного сознания может иметь место вследствие желания получить выгоду или смягчение обстоятельств осуждения. Третий тип признания может случиться во время следствия, когда предлагаются факты, которые постепенно начинают убеждать подследственного, что именно он совершил преступление. Например, известный в американской криминологии случай Майкла Кроу. Его сестра Стефания была найдена мертвой в своей кровати и под следствие попал Майкл и его друзья. Для раскрытия преступления следователь предлагал Майклу ложные сюжеты, которые наконец его убедили, и он сделал признание. Но потом нашли истинного убийцу, местного бродягу. На его рубашке нашли след крови девочки[4].

Перед началом допроса на факт вины в преступлении подозреваемому представляют юридический текст Miranda Warning [1] предупредительного характера и предполагающего предоставить ему гуманные права, защитить подследственного от ложного признания вины. Этот текст звучит примерно так (в разных штатах есть варианты,несколько версий, но по сути смысл один): «Вы имеете право хранить молчание. Все, что вы скажите, может и будет использовано против вас на суде. Вы имеете право на адвоката. Если вы не можете позволить себе адвоката, он будет вам предоставлен. Вы понимаете эти права?» Особое внимание уделяется разъяснению этих прав несовершеннолетним. Если допрос начался до взятия согласия на эти права от подследственного,то показания допроса не могут быть использованы на суде. Понимание того, что согласно этим правилам подследственный имеет право сохранять молчание, может предотвратить фальшивые и ложные признания.

В США принимаются во внимание три фактора, которые могут снизить число ложных признаний подследственными: профессиональная подготовка ведущих расследование, образование и видео записи. Поскольку записи допросов можно сделать с относительно малыми затратами, эта практика широко распространена. Если допрос сохраняется в аудио или видео записи, то не нужно дискутировать, как вел себя следователь по отношению к подследственному, также легче предотвратить ложь обвиняемого в дальнейшем, можно сэкономить время судьям и присяжным для оценки содержания допроса, вселить в общественность больше доверия к следственному процессу. В американской следственнолй практике видео записи допросов широко используются, а в некоторых штатах даже являются юридическим требованием[3]. Согласно акту 93-0206 штата Иллинойс, видео запись допросов недопустимо использовать против обвиняемого, если не сделана электронная запись именно тюремного допроса или если она была тенденциозна изменена. Согласно этому закону любое признание не будет принято, если не произведены указанные записи. Штат Иллинойс имеет законы, наиболее защищающие от ложных признаний вины. Именно в этом штате Йон Бург был обвинен за многолетние пытки чернокожих подозреваемых, добиваясь от них признаний. Некоторые из этих осужденных делали ложные признания. Полные записи допросов помогли,чтобы поведение таких следователей ушло в прошлое. В штате Иллинойс учреждена запись всего юридического процесса расследования, а в некоторых штатах только работа суда и его решение. В 1985 году в штате Аляска Верховный суд постановил, что отсутствие записи тюремного допроса нарушает Конституцию штата. В штате Миннесота Верховный суд постановил, что все тюремные допросы, включая принятие прав в Miranda warnings, письменное согласие с этими правами, все допросы в местах, где возможно, и на месте задержания должны быть в электронной записи. Если полицейский или следователь этого не выполнит, то любые заявления и показания, которые сделает подозреваемый, не будут приняты во внимание на суде. Более мелкие юридические структуры (районы, города) тоже следуют этому решению. Электронные записи важны для обеих сторон−полиции и обвиняемого. Эти записи защищают от недозволительного поведения полицейских или следователей, а также просматривая их, судья может что-то исключить как доказательство свидетельства, выбрать самое главное. Представив электронные записи до суда, можно обнаружить, что подсудимый начинает отрицать на суде или менять в своих показаниях. Хотя есть отдельные случаи отказа от электронных записей следствия, например в Сиракузе полиции департамента Нью-Йорка. Там отметили, что полиция не все хочет доводить до сведения прокуроров, адвокатов и общественности, но вполне вероятно, что все же электронные записи следствия станут нормой в США.

С 1947 года в американской и международной следственной практике применяется техника Райда (John E.Reid) [5;2], которая концентрируется на фактах и анализе поведения и превращает человеческий язык в мощный криминологический инструмент. Согласно этой технике, следователь предлагает разные смысловые конструкции, проявляет терпение и не принижает опрашиваемого; цель допроса−придать комфорт ( создать фон для ведения диалога с подозреваемым−важный квалификационный критерий следствия). Один из главных рекомендуемых вопросов: «Ты планировал это событие или сделал случайно?» Вопрос, высказывание или реплика следователя может содержать скрытое содержание вины.

Райд предупреждает о двух ошибках в следственном допросе: применение давления на опрашиваемого и ошибочное заполнение белых пятен в описании преступления. При любом допросе приоритетом для следователя должно быть снижение риска получить фальшивые признания.

В кратком описании техника Райда состоит из 9 этапов.

1. Прямая конфронтация. Добиться признания на ранней стадии.

2. Попытаться сдвинуть вину на другого или обстоятельства, то есть как бы психологически оправдать или простить преступление. Темы можно менять и выбрать ту, на которую подозреваемый наиболее ответлив.

3. Отодвинуть обвиняемого от отрицания вины.

4. В этот момент подозреваемый даст причину, почему он не совершал или не мог совершить преступление. Постепенно надо снова повернуть к признанию.

5. Далее рекомендуется утвердиться и заверить, что допрашиваемый идет на контакт.

6. Подозреваемый притихает и слушает. Нужно предложить альтернативы. Если подозреваемый вскрикивает− в этот момент закрепите его вину.

7. При альтернативных ситуациях рекомендуется предлагать выбор двух: одна более социально приемлема, чем другая. Но чтобы он ни выбрал, ситуация ведет к признанию вины. Всегда есть третья ситуация,которая отводит от альтернатив.

8. Дайте возможность подследственному признать вину перед свидетелями и доведите проявленную информацию до представления истинности признания.

9.Документально оформите признание подследственного, приготовьте аудио, видео и письменную запись.

Безусловно, нельзя считать, что каждый последующий пункт вытекает из предыдущего. Эти девять этапов связаны скорее по принципу нелинейности.

Техника допросов американских следователей сконцентрирована на двух показателях [7;8]:

• «уступка» под действием направляющих главных вопросов, такими вопросами следователь как бы ведет повествование допрашиваемого;

• «сдвиг» (тенденция сдвигать ответы под влиянием межличностного давления, то есть принимать позицию, предлагаемую следователем).

Эти два параметра нацелены на оценку искажения ответов и фабрикаций допрашиваемого. Фактор времени тоже важен: «ответ сразу» или «отложенный» (после 50 минут). Сначала предлагаются 20 вопросов, при получении отрицательной обратной связи 20 вопросов предлагаются вновь спустя немного времени (рекомендуется 50 минут), чтобы оценить «уступку» и «сдвиг». Вопросы даются или письменно, или читаются при слабой грамотности допрашиваемого. В американской следственной практике есть тесты на шкалу предположительности Гудьонсона [7;8]. Допрашиваемому предлагается повествовательный рассказ, содержащий 40 фактов. Если при первом допросе опрашиваемый работает вяло, нечетко, ему через 50 минут повторяют этот же рассказ. После представления рассказа дознаватель задает 15 скрыто направляющих вопросов. Измеряемый параметр−сколько вопросов ведут допрашиваемого к уступке. Затем говорят: «Вы сделали ряд ошибок. Нужно ответить на вопросы снова». При вторичном опросе на опрашиваемого оказывают давление. Параметр «со сдвигом» учитывает 20 вопросов. Чтобы высчитать эти два параметра допрашивающий учитывает, как подозреваемый «уступает» наводящим и отводящим вопросам, как отвечает на негативную обратную связь и давление. Эта техника важна при оценке истинности признания подследственного, для решения суда о добровольности признания или принятия Miranda warning. Учитывая «уступку» и «сдвиг», рассчитывается суммарный показатель, причем как средний исследуемой группы в целом, так и индивидуально [8]:0,92 средний в группе и 0,80-0,90 индивидуально. В другой исследуемой группе с отложенным допросом от 1 до 18 дней получились такие показатели: для группы 0,83 и 0,74-0,78 индивидуально. По исследованиям первый параметр «уступка» более склонен к неистинности.

В американской практике расследования преступлений практикуется экспертиза на истинность, есть специалисты эксперты, проверяющие работу следователей и дознавателей. Начало этой практике экспертизы было положено в штате Иллинойс, а потом принято в штатах Нью-Йорк, Флорида, Аризона, Калифорния, Канзас, Мэриленд,Миннесота, Миссури, Пенсильвания и Вашингтон. Раскрытие ложных признаний с помощью специальных экспертов происходит до обращения к апелляции. Эксперт обращает внимание на диспозиционные, ситуативные и контекстуальные факторы. Такого типа экспертиза называется Frye Standard. Д-р Кассин [9] , согласно которой что ложные признания связаны с психологическими и ситуационными факторами. Отрицательно влияют: физические лишения, дискомфорт. В Америке внимание к ложным признаниям активизировалось в 1990-х годах. Исследования показали, что если подозреваемый делает признание вины, затем отказывается и все же идет на судебный процесс, то в 81% он будет осужден [9].

Приведем другие результаты исследований ложных признаний:

−невиновный либо никогда не даст ложного признания, либо даст под очень сильным давлением;

−по выборке Проекта Невиновности (Innocence Project) 33 из 123 освобожденных по тесту на ДНК дали ложные показания; 37 из 123 были связаны с убийством и 2/3 дали ложные признания ради смягчения осуждения.

Очень важно учитывать обстоятельства для оценки истинности признания. Это критично! В американской практике было также выявлено, что при сильном давлении соответствующих структур для раскрытия преступления иногда в поле следствия попадали невиновные, которые делали признания вины. В определенной степени это привело к перегрузке тюремной сферы, а потом появился Проект невиновности, целью которого стало отсеять из тюрем ошибочно осужденных.

Второй очень важный фактор, выявленный в США−присяжные некомпетентны в технике опроса полицейскими или следователями, они просто не понимают, как невиновный может сознаться в преступлении. Американские эксперты обнаружили, что подавляющее большинство ложных признаний было в крайне одиозных преступлениях. Дризин и Лео [4] выяснили, что из 125 ложных признаний 81% касались либо убийств либо убийств с изнасилованиями. Эксперт может заметить, что одновременный показ всех лиц для опознания увеличивает риск ошибочного выбора. Американские исследователи советуют обращать внимание на то, что при обнаружении несоответствий в материалах следствия необязательно подозреваемый лжет. Нельзя также исключать данные экспертизы на ложность признания со стороны обвиняемого или защиты. И все же большинситво исследователей пришлы к выводу, что ложные признания вины больше связаны с индивидуальными характеристиками личности.

Группы адвокатов часто разрабатывают стандартныке директивы, чтобы оказывать руководство юридическим структурам и органам регионального уровня, на уровне штата или общенациональном. Проект невиновности (Innocence Project) содержит такие страндартные директивы по ряду главных уголовных тем для улучшения судебного рассмотрения преступлений, и прежде всего они касаются использования показаний свидетелей и для устранения фальшивых признаний. Содержание этих директив базируется на выводах социальных наук и юридических рекомендациях. Эти стандартные директивы помогли разрабатывать законы в некоторых штатах. Например, законы в штате Северная Каролина основывались на директивах стандартных рекомендаций Проекта невиновности. Примером таких стандартных директив могут быть инструкции для присяжных. Прежде чем перейти к рассмотрению дел, присяжных знакомят с правилами, как они должны вести дела (то есть отшлифовывают профессиональную коммуникацию расследования, чтобы избежать ошибок; таким образом на лингвистическую коммуникацию возлагают функции объективности криминального расследования). Их консультируют по таким вопросам: стандарт доказательства, элементы преступного акта и другие вопросы. Верховный суд в штате Нью Джерси постановил, что все присяжные должны быть проинформированы, как добиться точности памяти свидетелей (это скорее психологическая проблема, но она влияет на точность использования языка).Эта инструкция была распространена по всему штату Нью Джерси. Помимо таких юридических инструкицй, исследования социальных наук тоже касаются ложных признаний вины, вмешательства информантов в следствие (эта проблема заслуживает отдельной статьи).

В заключение отметим, что снижение количества или устранение ложных признаний подследственными снижает криминологическую обстановку в обществе. Если же под следствие попадает много невиновных, а преступника не удается обнаружить, то в обществе возрастает социальная тревожность. Изложенная в статье техника применения языка в криминолической коммуникации может быть полезна российским специалистам, безусловно, с разработкой их собственных инициатив, а также эта информация важна для профилактики преступности.

Библиография
1.
Miranda Warning/ Wikipedia, the free encyclopedia. (internet resources)
2.
Lesson 9:Causes of wrongful conviction:false confessions.// Dr.Tim R. Robicheaux Presumed innocent? The social science of wrongful conviction.-Pennsylvania University, 2015.
3.
Lesson 13: Using social science to prevent wrongful convictions.// Dr.Tim R. Robicheaux Presumed innocent? The social science of wrongful conviction.-Pennsylvania University, 2015.
4.
Leo, R.D., & Drizin, S. A., (2010). The three errors: Pathways to false confession and wrongful conviction. In G. D. Lassiter & C. A. Meissner (Eds.), Police Interrogations and False Confessions: Current Research, Practice, and Policy Recommendations. American Psychological Association.
5.
Reid Technique of interviewing and interrogation for criminal justice students. Presented by Joseph P. Buckley.-Chicago, Illinois, 60606, 800-255-5747 312-583-0700.
6.
Baxter J. and Bain S. Faking interrogative suggestibility. The truth machine// “Legal and Criminological Psychology”, No. 7, 2002-P.P.219-225.
7.
Gudjonsson G. The psychology of interrogations and confessions. A handbook.-West Sussex, England: John Wiley abnd Sons, 2003.
8.
Gujonsson G., Rutter S. and Clare I The relationship between suggestibility and anxiety among detained at police stations.// “Psychological medicine”, No. 25, 1995.-P.P.875-878.
9.
Christopher C. Stark Case Number:92 CF 2751. In the Appeliate Court of Illinois Second Judicial District, July 12, 2010.
References (transliterated)
1.
Miranda Warning/ Wikipedia, the free encyclopedia. (internet resources)
2.
Lesson 9:Causes of wrongful conviction:false confessions.// Dr.Tim R. Robicheaux Presumed innocent? The social science of wrongful conviction.-Pennsylvania University, 2015.
3.
Lesson 13: Using social science to prevent wrongful convictions.// Dr.Tim R. Robicheaux Presumed innocent? The social science of wrongful conviction.-Pennsylvania University, 2015.
4.
Leo, R.D., & Drizin, S. A., (2010). The three errors: Pathways to false confession and wrongful conviction. In G. D. Lassiter & C. A. Meissner (Eds.), Police Interrogations and False Confessions: Current Research, Practice, and Policy Recommendations. American Psychological Association.
5.
Reid Technique of interviewing and interrogation for criminal justice students. Presented by Joseph P. Buckley.-Chicago, Illinois, 60606, 800-255-5747 312-583-0700.
6.
Baxter J. and Bain S. Faking interrogative suggestibility. The truth machine// “Legal and Criminological Psychology”, No. 7, 2002-P.P.219-225.
7.
Gudjonsson G. The psychology of interrogations and confessions. A handbook.-West Sussex, England: John Wiley abnd Sons, 2003.
8.
Gujonsson G., Rutter S. and Clare I The relationship between suggestibility and anxiety among detained at police stations.// “Psychological medicine”, No. 25, 1995.-P.P.875-878.
9.
Christopher C. Stark Case Number:92 CF 2751. In the Appeliate Court of Illinois Second Judicial District, July 12, 2010.