Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1869,   статей на доработке: 317 отклонено статей: 768 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Признание юридических лиц субъектами конституционного права на обращение
Савоськин Александр Владимирович

кандидат юридических наук

советник судьи, Уставный Суд Свердловской области

620000, Россия, г. Екатеринбург, ул. Пушкина, 19

Savoskin Aleksandr Vladimirovich

PhD in Law

Judge's adviser at the Statute Court of Sverdlovsk Region

620000, Russia, Sverdlovskaya oblast', Ekaterinburg, ul. Pushkina, 19

savoskinav@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Романов Алексей Николаевич

кандидат юридических наук

Заведующий кафедрой публичного права Уральского государственного экономического университета

620114, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 62, каб. 661

Romanov Aleksei Nikolaevich

PhD in Law

620114, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. 8 Marta, 62, kab. 661

ran-mip@yandex.ru

Аннотация.

Статья посвящена анализу поправок к Федеральному закону «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», установивших право юридических лиц обращаться к органам государственной власти и местного самоуправления. Исследована роль Конституционного Суда Российской Федерации в наделении организаций конституционным правом на обращение. Рассмотрены причины установления имеющейся сложной двусоставной нормативной конструкции «обращения объединений граждан, в том числе юридических лиц», а также изучена проблематика ее использования. Проанализировано зарубежное законодательство распространяющее законодательство об обращениях на организации. Публикация подготовлена на основе общенаучного диалектического метода. Специальными методами, использованными при подготовке публикации, являются: системно-структурный, формально-юридический, логический и сравнительно-правовой. По результатам исследования установлено, что изменение Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» носило вынужденный характер и было осуществлено без надлежащего научного обоснования, в результате чего в законе оказались нераскрыты понятие и признаки организации как субъекта конституционного права на обращение. В статье предлагается установить нормативное определение обращения организации как волеизъявления объединения граждан или юридического лица, изложенного в письменной форме или сформулированного на личном приеме лицом уполномоченным представлять организацию.

Ключевые слова: предложение, заявление, организация, объединение граждан, юридическое лицо, право на обращение, заявитель, обращение, жалоба, законодательство об обращениях

DOI:

10.25136/2409-7136.2018.6.18764

Дата направления в редакцию:

14-02-2017


Дата рецензирования:

28-02-2017


Дата публикации:

04-07-2018


Abstract.

This article analyzes the amendments to the Federal Law "On the order of consideration of citizens of the Russian Federation", to set the rules of legal entities refer to the bodies of state power and local self-government. The role of the Constitutional Court in giving organizations the constitutional right to an appeal. The reasons for the establishment of the existing two-part complex regulatory structure "treatment of citizens' associations, including legal persons", as well as studied the problems of its use. Analyzed foreign legislation subject to the legislation on the organization of appeals.
The publication has been prepared on the basis of general scientific dialectical method. Special methods used in the preparation of the publication, are: system-structural, formal and legal, logical and comparative law.
The study found that the change in the Federal Law "On the order of consideration of applications of citizens of the Russian Federation" was of the forced nature and were carried out without proper scientific justification, resulting in the law were unrevealed concept and features of the organization as a subject of the constitutional right to an appeal. The paper proposes to establish normative definition of treatment will of the organization as an association of citizens or legal persons set out in writing or formulated on a personal reception of the person authorized to represent the organization.

Keywords:

proposal, statement, organization, association of citizens, entity, right to appeal, applicant, appeal, complaint, law of appeals

Ст. 33 Конституции РФ в качестве субъектов управомоченных направлять обращения называет только граждан, то есть физических лиц. Первоначальная редакция Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ» [1] (далее Закон об обращениях) принятого во исполнение ст. 33 Основного закона, также не предполагала универсального конституционного права юридических лиц направлять обращения в органы государственной власти и местного самоуправления. Вместе с тем практика направления ими обращений существовала всегда.

Летом 2013 года в Закон об обращениях были внесены изменения [2], распространившие его действие на объединения граждан и юридических лиц. Действующая редакция ч. 1 ст. 2 Закона об обращениях гласит: «Граждане имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения, включая обращения объединений граждан, в том числе юридических лиц…». Однако, буквальное толкование позволяет заключить, чтов действующей редакции право на обращение по-прежнему предоставлено гражданину, а право юридического лица на обращение стало разновидностью коллективного обращения. Попробуем разодраться, так ли это на самом деле?

Начать следует с того, что предложенная законодателем формулировка является неудачной сразу по трем причинам. Первая причина, на практике большинство юридических лиц не являются объединениями граждан (как, например, общество с ограниченной ответственностью, созданное одним учредителем). Также вряд ли следует считать органы власти, являющиеся юридическими лицами формой объединения граждан. В этом случае скорее следует вести речь об иных субъективных конституционных правах, например, праве на участие управлении делами государства (ст. 32 Конституции РФ), но не о праве на объединение (по смыслу ст. 30 Конституции РФ). В противном случае придется распространить действие Закона об обращениях на официальную переписку всех органов публичной власти, что не только бессмысленно, но и вредно. Вторая причина, не все объединения граждан являются юридическими лицами. Так, в соответствии с Федеральным законом «Об общественных объединениях»[3] общественные объединения граждан могут создаваться и функционировать без образования юридического лица. Такие объединения (не являющиеся юридическими лицами) вправе: свободно распространять информацию о своей деятельности; проводить публичные мероприятия; представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях; выступать с инициативами и вносить предложения в органы государственной власти и органы местного самоуправления; осуществлять иные полномочия в случаях прямого указания на эти полномочия в федеральных законах об отдельных видах общественных объединений (ст. 27). Третья причина, из содержания нормы остается неясным, кто является автором обращения: все участники объединения (и тогда оно действительно трансформируется в коллективное) или его представитель?

Таким образом говорить о том, что обращение юридического лица – это всегда обращение объединения граждан как минимум некорректно.

Причина включения столь «неудачной» формулировки в текст закона объясняется достаточно просто. Именно в таком виде была сформулирована норма в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18.07.2012 № 19-П, проверившим ч. 1 ст. 2 Закона об обращениях на соответствие Конституции РФ [4].

Несмотря на то, что право организаций обращаться подразумевалось всегда, процедура его нормативного закрепления растянулась более чем на 10 лет. Так еще в 1996 году Конституционный Суд РФ фактически признал право организаций на обращение[5]. Позднее, в своем Определении от 22 апреля 2004 года № 213-О Конституционный Суд РФ[6] указал, что объединения граждан создаются на основании Конституции Российской Федерации, закрепляющей право каждого на объединение, для совместной реализации конституционных прав, таких как право на свободный поиск, получение, передачу, производство, распространение информации любым законным способом, право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Перечисленные права по своей природе могут принадлежать как физическим лицам, так и их объединениям (в том числе юридическим лицам), которые вправе реализовать гарантированное статьей 46 Конституции Российской Федерации право на обращение в суд, включая право на обжалование решений и действий (бездействия) органов государственной власти. По мнению Конституционного Суда, отсутствие в действующем законодательстве прямого указания на право объединения граждан (юридического лица) оспорить в порядке гражданского судопроизводства коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и законные интересы объединения, как и отсутствие указания на обязанность суда принять такое заявление к своему производству, а в случае его обоснованности - вынести решение об обязании соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение или препятствие к осуществлению прав объединения, не может парализовать само это право, гарантированное Основным законом.

Таким образом, внесение изменений было инициировано не самим законодателем, а стало результатом исполнения решений Конституционного Суда РФ [7, С. 50-54] и прежде всего Постановления от 18.07.2012 № 19-П признавшим недопустимым исключение объединений граждан и юридических лиц из перечня субъектов права на обращение [4].

Предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ по Постановления от 18.07.2012 № 19-П стали, в том числе, нормы определяющие круг лиц, имеющих право на обращение. Непосредственным инициатором рассмотрения дела явился законодатель Ростовской области, который своим законом «Об обращениях граждан» [8] предоставил юридическим лицам самостоятельное право направлять обращения к государственным органам Ростовской области и органам местного самоуправления, которое в последующем было оспорено прокурором Ростовской области.

Учитывая, что термины «организация» и «юридическое лицо» непосредственно в Конституции отсутствуют, а Конституционный Суд РФ руководствуется только положениями Основного закона, Суд был вынужден доказывать право организаций на обращение через совокупность имеющихся субъективных прав граждан на объединение (ст. 30 Конституции) и на обращение (ст. 33 Конституции). Поясняя свою позицию по делу, Конституционный Суд отметил, что «в основе правового статуса объединений граждан лежат, прежде всего, конституционные нормы, устанавливающие основные права и свободы, которые по своей правовой природе могут принадлежать как физическим, так и юридическим лицам, и потому то или иное конституционное право человека и гражданина может распространяться на юридические лица в той степени, в какой это право по своей природе может быть к ним применимо»[4].

Разрешив дело, Конституционный Суд пришел к выводу, что юридические лица должны быть наделены конституционным правом на обращение, наравне с гражданами и в п. 3 резулятивной части Постановления обязал Федеральное Собрание РФ «урегулировать порядок рассмотрения обращений объединений граждан и юридических лиц государственными органами и органами местного самоуправления».

Как видно из приведенной цитаты, Конституционный Суд максимально детализировал свое решение, отдельно перечислив в нем как юридических лиц, так и объединения граждан. По-нашему мнению, столь подробная формулировка объясняется стремлением исключить саму возможность неполного закрепления конституционного права законодателем при внесении изменений в Закон об обращениях. При этом суд вряд ли предвосхищал конкретную текстуальную форму реализации своей позиции в законе. Однако на практике решение Конституционного Суда оказалось исполненным максимально формально, иными словами в текст Закона об обращениях были перенесены фрагменты из резулятивной части Постановления, но своего развития они практически не получили.

Следует признать, что ни постановление Конституционного Суда, ни изменения в Законе об обращениях революцию не совершили, скорее они узаконили реально существовавшую практику направления юридическими лицами обращений. Так еще Р. Иеринг писал, что называя «дестинатором прав которыми оно обладает является не юридическое лицо, а те физические лица, которые стоят позади него». При этом Р.Иеринг подчеркивал, что для граждан юридическое лицо – это лишь технически необходимый носитель права [9, C. 71].

И в этом смысле отрадно, что помимо механического копирования, законодатель позволил себе и некоторую долю «импровизации» дополнив ст. 1 Закона об обращениях новой частью: «Установленный настоящим Федеральным законом порядок рассмотрения обращений граждан… распространяется… в том числе на юридических лиц». Имена эта норма однозначно закрепила за организациями право на обращение, установив волеизъявления в качестве отдельного вида обращений, подаваемых представителем организации.

Однако, не разработанность статуса юридических лиц в качестве субъектов права на обращение не позволила развить не только правовую позицию Конституционного Суда, но даже решить проблемы в сфере юридической техники. Так наименование Закона об обращениях не отражает нового вида заявителей, а его положения не дополнены специальными требованиями к содержанию новых видов обращений. При внесении изменений проигнорирован даже имеющийся в законе понятийный аппарат, который по-прежнему не упоминает обращений организаций.

Следует признать, что проблема интегрирования обращений организаций в сложившееся законодательство является комплексной задачей, которая не может быть решена путем внесения точечных поправок. Так белорусский законодатель, в 2011 году вместо Закона «Об обращениях граждан» [10] принял Закон «Об обращениях граждан и юридических лиц» [11], комплексно переработав отдельные положения прежнего законодательства и принципиально по-новому прописав категорию «заявитель».

В какой-то мере проблема признания организаций субъектами права на обращения обусловлена юридическим наследием советского периода, где направлять предложения, заявления и жалобы мог только гражданин [12]. Неудивительно, что все без исключения страны СНГ в своих законах об обращениях установили заявителем только гражданина. В настоящий момент лишь Беларусь (2011 г.) и Россия (2013 г.) пошли на расширение этого перечня.

В завершении статьи хотелось бы напомнить, что обращения организаций получили свою формализацию в Законе об обращениях посредством использования сложной двусоставной конструкции «объединения граждан, в том числе юридические лица». Такой подход представляется неверным, так как не все объединения граждан являются юридическими лицами, и не все юридические лица являются формой объединения граждан.

Учитывая отсутствие в Законе об обращениях соответствующего определения целесообразно дополнить его статью 4 специальной нормой следующего содержания: «Обращение организации – это волеизъявление юридического лица или объединения граждан без образования юридического лица, изложенное в письменной форме или сформулированное на личном приеме лицом уполномоченным представлять организацию».

Предложенная формулировка позволяет исключить произвольное толкование, а соответственно и возможность ограничения прав организаций на подачу обращений. Такая поправка обеспечивает равное право на обращение всем юридическим лицам (вне зависимости от количества учредителей и организационно-правовой формы), а также любым объединениям граждан (в том числе тем, кто осуществляет свою деятельность без регистрации в качестве юридического лица).

Библиография
1.
Федеральный закон от 02.05.2006 № 59-ФЗ (ред. от 03.11.2015) «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Собрание законодательства РФ. 08.05.2006. № 19. Ст. 2060.
2.
Федеральный закон от 07.05.2013 № 80-ФЗ «О внесении изменений в статью 5.59 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и статьи 1 и 2 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». Собрание законодательства РФ. 13.05.2013. № 19. Ст. 2307.
3.
Федеральный закон от 19.05.1995 № 82-ФЗ (ред. от 02.06.2016) «Об общественных объединениях». Собрание законодательства РФ. 22.05.1995. № 21. Ст. 1930.
4.
Постановление Конституционного Суда РФ от 18.07.2012 № 19-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 1, части 1 статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» в связи с запросом Законодательного Собрания Ростовской области». Собрание законодательства РФ. 30.07.2012. № 31. Ст. 4470.
5.
Постановление Конституционного Суда РФ от 24.10.1996 № 17-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах». Собрание законодательства РФ. 04.11.1996. № 45. Ст. 5202.
6.
Определение Конституционного Суда РФ от 22.04.2004 № 213-О «По жалобе общественного благотворительного учреждения «Институт общественных проблем «Единая Европа» на нарушение конституционных прав и свобод статьями 255 и 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и статьями 2 и 5 Закона Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». Вестник Конституционного Суда РФ. № 6. 2004.
7.
Савоськин А.В. О необходимости совершенствования института досудебных обращений граждан в свете правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации. Конституционное и муниципальное право. 2013. № 2. С. 50-54.
8.
Закона Ростовской области от 18 сентября 2006 года № 540-ЗС «Об обращениях граждан». Наше время. № 254-256. 27.09.2006.
9.
Иеринг Р. Юридическая техника. СПб., 1905. 231 с.
10.
Закон Республики Беларусь «Об обращениях граждан и юридических лиц» от 18 июля 2011 г. № 300-З. Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь от 25.07.2011. № 83. 2/1852.
11.
Закон Республики Беларусь от 6 июня 1996 года №407-XIII «Об обращениях граждан». Ведамасцi Вярхоўнага Савета Рэспублiкi Беларусь. 1996. № 21. Ст. 376.
12.
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12.04.1968 № 2534-VII (ред. от 02.02.1988) «О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан». Свод законов СССР. Т. 1. С. 373.
References (transliterated)
1.
Federal'nyi zakon ot 02.05.2006 № 59-FZ (red. ot 03.11.2015) «O poryadke rassmotreniya obrashchenii grazhdan Rossiiskoi Federatsii». Sobranie zakonodatel'stva RF. 08.05.2006. № 19. St. 2060.
2.
Federal'nyi zakon ot 07.05.2013 № 80-FZ «O vnesenii izmenenii v stat'yu 5.59 Kodeksa Rossiiskoi Federatsii ob administrativnykh pravonarusheniyakh i stat'i 1 i 2 Federal'nogo zakona «O poryadke rassmotreniya obrashchenii grazhdan Rossiiskoi Federatsii». Sobranie zakonodatel'stva RF. 13.05.2013. № 19. St. 2307.
3.
Federal'nyi zakon ot 19.05.1995 № 82-FZ (red. ot 02.06.2016) «Ob obshchestvennykh ob''edineniyakh». Sobranie zakonodatel'stva RF. 22.05.1995. № 21. St. 1930.
4.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 18.07.2012 № 19-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti chasti 1 stat'i 1, chasti 1 stat'i 2 i stat'i 3 Federal'nogo zakona «O poryadke rassmotreniya obrashchenii grazhdan Rossiiskoi Federatsii» v svyazi s zaprosom Zakonodatel'nogo Sobraniya Rostovskoi oblasti». Sobranie zakonodatel'stva RF. 30.07.2012. № 31. St. 4470.
5.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 24.10.1996 № 17-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti chasti pervoi stat'i 2 Federal'nogo zakona ot 7 marta 1996 goda «O vnesenii izmenenii v Zakon Rossiiskoi Federatsii «Ob aktsizakh». Sobranie zakonodatel'stva RF. 04.11.1996. № 45. St. 5202.
6.
Opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 22.04.2004 № 213-O «Po zhalobe obshchestvennogo blagotvoritel'nogo uchrezhdeniya «Institut obshchestvennykh problem «Edinaya Evropa» na narushenie konstitutsionnykh prav i svobod stat'yami 255 i 258 Grazhdanskogo protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii i stat'yami 2 i 5 Zakona Rossiiskoi Federatsii «Ob obzhalovanii v sud deistvii i reshenii, narushayushchikh prava i svobody grazhdan». Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. № 6. 2004.
7.
Savos'kin A.V. O neobkhodimosti sovershenstvovaniya instituta dosudebnykh obrashchenii grazhdan v svete pravovykh pozitsii Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii. Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2013. № 2. S. 50-54.
8.
Zakona Rostovskoi oblasti ot 18 sentyabrya 2006 goda № 540-ZS «Ob obrashcheniyakh grazhdan». Nashe vremya. № 254-256. 27.09.2006.
9.
Iering R. Yuridicheskaya tekhnika. SPb., 1905. 231 s.
10.
Zakon Respubliki Belarus' «Ob obrashcheniyakh grazhdan i yuridicheskikh lits» ot 18 iyulya 2011 g. № 300-Z. Natsional'nyi reestr pravovykh aktov Respubliki Belarus' ot 25.07.2011. № 83. 2/1852.
11.
Zakon Respubliki Belarus' ot 6 iyunya 1996 goda №407-XIII «Ob obrashcheniyakh grazhdan». Vedamastsi Vyarkhoўnaga Saveta Respubliki Belarus'. 1996. № 21. St. 376.
12.
Ukaz Prezidiuma Verkhovnogo Soveta SSSR ot 12.04.1968 № 2534-VII (red. ot 02.02.1988) «O poryadke rassmotreniya predlozhenii, zayavlenii i zhalob grazhdan». Svod zakonov SSSR. T. 1. S. 373.