Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1993,   статей на доработке: 313 отклонено статей: 756 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Сущность и функции права: темпоральный анализ
Маликов Сергей Владимирович

кандидат юридических наук

Ведущий научный сотрудник, ФГКУ "ВНИИ МВД России"

123995, Россия, г. Москва, ул. Поварская, 25

Malikov Sergey Vladimirovich

PhD in Law

Leading Scientific Associate, All-Russian Scientific Research Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia

123995, Russia, g. Moscow, ul. Povarskaya, 25

s.v.malikov@yandex.ru

Аннотация.

Предметом исследования выступили сущность и функции права. Целью работы выступило определение уровней взаимодействия времени и права. Автор определяет и подробно рассматривает два уровня указанного взаимодействия - внешний и внутренний. На первом устанавливаются природа, сущность, свойства и функции права, а также его эволюция во времени (прослеживаемая на примере действия нормативных правовых актов). На втором раскрывается временно́й инструментарий, используемый правом для упорядочения правоотношений (например, обстоятельства времени, сроки).Особое внимание в статье уделяется первому из указанных уровней взаимодействия времени и права. В качестве основного в работе использован диалектический метод познания. Также применялись общенаучные и частные научные методы: анализ, синтез, системный подход, формально-логический. Автором впервые предпринята попытка взаимозависимого рассмотрения времени и права с целью определения сущности права, выявления его функций. Закладывается основа для дальнейших исследований указанных понятий с учетом выделения двух уровней взаимодействия: внешнего и внутреннего,а также для углубленной разработки таких категорий как правовое время, стабильность, изменчивость, преемственность, динамичность и т.д.

Ключевые слова: Время, Право, Сущность права, Функции права, Темпоральный анализ, Право во времени, Динамическая функция права, Статическая функция права, Стабильность права, Преемственность права

DOI:

10.7256/2454-0706.2018.10.17647

Дата направления в редакцию:

20-01-2016


Дата рецензирования:

21-01-2016


Дата публикации:

21-10-2018


Abstract.

The subject of this research is the concept and functions of law. The goal of this work lies in determining the levels of interaction between time and law. The author examines the two levels of such interaction – external and internal. The first establishes the nature, concept, properties and functions of law, as well as its evolution in time (traced on the example of performance of the normative legal act). The second reveals the temporal tools used in law for regulating legal relations (for example, timeframes and terms). Special attention is given to the first of the aforementioned levels of interaction between time and law. As the main research method, the author applies the dialectical method of cognition. The author is first to attempt of interdependent examination of time and law for determining the concept of law and its functions. Framework is established for further research with consideration of the determined two level of interaction – external and internal, as well as the detailed examination of such categories as legal time, stability, inconsistency, continuity, dynamism, etc.

Keywords:

Continuity of law, Stability of law, Statistical function of law, Dynamic function of law, Law in time, Temporal analysis, Functions of law, Concept of law, Law, Time

В современной философии наиболее плодотворным оказался подход, основывающийся на признании взаимосвязи временны́х отношений с особенностями материальных процессов [1]. Время не абсолютно, а относительно, временны́е характеристики – не внешние для реальности, а выражают внутренние связи событий. Оно не наполняется событиями, а образуется теми длительностями и ритмами, которыми обладают сами вещи и процессы. Когда ученые разных областей знания пришли к необходимости изучения объектов своего исследования как развивающихся, возникла потребность подчеркнуть специфику временных отношений своих предметов исследования от темпоральных свойств предмета познания.

Традиционно в правовой литературе вопросы соотношения времени и права рассматриваются с позиции эволюции последнего (зачастую нормативных правовых актов) во времени либо с точки зрения форм использования свойств времени в правовых актах. При этом многие авторы ссылаются на Ж.-Л. Бержеля, посвятившего отдельную главу вопросам права во времени в работе по общей теории времени в праве [2]. Он обобщил формы взаимопроникновения времени и права: эволюции права во времени (историзм или историческая преемственность в праве), действие закона во времени, способы подчинения и управления временем в праве, юридические стратегии времени.

Проекция природы и сущности времени на правовую реальность позволяет определить природу права, заключающуюся в механизме консервации позитивных, целесообразных, значимых, существенных общественных отношений, т.е. в механизме придания им некоего порядка, статичности (структурированности) и реальной возможности репродуцирования неопределенное множество раз [3]. Право является одной из самых консервативных сфер общественной жизни, тесно связанной с историческими традициями и слабо поддающейся внешним воздействиям.

Как отмечает И. Л. Честнов, трансцендентное (универсальное, априорное) начало в праве – его функциональная роль, которая проявляется в обществе. Она состоит в том, что право обеспечивает его целостность (выживание, самосохранение, воспроизводство) с помощью нормативного регулирования общественных отношений: если общество существует, значит, в нем есть те нормы, которые гарантируют его существование [4].

Исходя из этого право можно рассматривать как механизм приведения общества в порядок путем накопления социального опыта отношений и управления совместной жизнедеятельностью людей, а также поддержания установленного порядка. Таким образом, правом формируется определенное стабильное (продолжающее существовать на протяжении длительных интервалов времени) «ядро» общественных отношений, имеющих форму правоотношений.

Безусловно, появление и формирование права – не одномоментный акт, а огромный по временным меркам исторический период, с течением которого основные его признаки развиваются, дифференцируются, проявляются уже более опосредованно, в более сложных связях с другими формами организации жизни общества. Тем не менее его природа неизменна – закрепление, придание статичности наиболее целесообразным отношениям.

Признаки стабильности и преемственности являются одними из основных при анализе природы права, главным образом в переходные периоды. В частности, стабильность подразумевает постоянство ее системообразующих факторов, их временной идентичности; преемственность – историческую связь этапов развития, в том числе с учетом трех временных координат: прошлого, настоящего и будущего [5].

Темпоральный характер также приобретает вопрос о сущности права, один из самых спорных в теории права и философии. Наличие различных точек зрения обусловлено, по мнению О. М. Степаняна, двумя подходами к бытию права: натуралистическим и феноменологическим. С точки зрения первого, физический мир выступает как единство пространственно-временного бытия, функционирующее в соответствии с точными законами природы. С этой позиции существовать – значит принадлежать к природному миру и соответствовать таким категориям природного мира, каковыми являются причинность, пространственность и временность.

С точки зрения второго, структура бытия всюду неодинакова. Различные области бытия конституированы по-разному, следовательно, невозможно в разных областях бытия использовать одни и те же категории. С этой позиции сущность права есть реальность идеального мира, внепространственное и вневременное образование [6].

Исходя из последней формулировки некоторые авторы полагают, что сущность – вневременная устойчивая совокупность свойств и качеств, определяющих их носитель как таковой [7]. Однако ответы, предлагавшиеся различными мыслителями на разных этапах бытия человечества, были соразмерны лишь сути того вызова, который исходил от сущего в соответствующую эпоху, и в дальнейшем переставали удовлетворять нуждам современности.

А. В. Стовба полагает, что сущность не представляет собой устойчивой совокупности качеств и свойств, которые существуют «вне времени», позволяя идентифицировать некое сущее как таковое. Перемену сущность переживает в ритме истории, но меру времени этой перемены мы не можем просто отмечать годами, десятилетиями или столетиями [8].

В теории государства и права большинство авторов указывают, что сущность права составляет воля; разногласия касаются лишь того, чья это воля. Так, советские ученые считали, что в праве присутствует воля господствующего класса [9]. Изменения, происшедшие в социальной жизни, предопределили появление несколько иной интерпретации сущности права: ею стала признаваться воля государства [10]. О. Э. Лейст справедливо считал, что право выражает волю и интересы разных социальных групп [11].

Данные подходы в целом не противоречат тезису о перемене сущности: право действительно выражает волю, но ее наполнение динамично и зависит от соотношения социальных групп на разных этапах развития государства. В сфере общественных интересов всегда наблюдается множество разнонаправленных сил, но в итоге в публичном праве устанавливается баланс различных социальных интересов. Этот баланс зависит от уровня развития общества, от сложившихся экономических, политических и иных условий в той или иной стране, и даже от соотношения сил на международной арене.

При этом эволюционно происходит нарастание доли общесоциальных интересов в праве. Такая поступательность ее изменения обусловлена тем, что правовые нормы формируются с учетом познания объективной реальности. Это в свою очередь обязывает право не отставать от жизни и не опережать реальные общественные отношения.

Таким образом, сущность права имеет троякую направленность: находясь в постоянном движении, оно опирается на прошлое, конструирует настоящее с целью движения в будущее.

В этих «направлениях» проявляется регулятивный аспект права

– предотвращается хаос и анархия на текущем этапе существования общества, когда каждый руководствуется своими интересами и возникают стычки на почве противоречивости интересов индивидов, групп;

– социуму предлагаются заранее правильные с точки зрения общественных интересов варианты поведения, что оказывается фактором стабилизации, поскольку людям внушается уверенность в жизни;

– обеспечивается динамика развития общества.

Анализ сущности права с помощью временного инструментария, позволяет констатировать, что она имеет статический и динамический аспекты: к первому относится выражение воли как ее основная характеристика, ко второму – субъект (класс, государство, общество и др.), выражающий эту волю и само ее наполнение.

Генетическая связь времени и права также заключается в том, что свойства первого проявляются в функциях второго, главным образом в способности упорядочения общественных отношений. Так, большинством авторов выделяются две основные специально-юридические функции права: регулятивная и охранительная.

Регулятивная в свою очередь также распадается на две: статическую и динамическую, что подтверждает глубокое проникновение времени в природу и сущность права. Статическая функция включает: 1) установление границ возможного поведения (позитивных правил) в правовой сфере, предоставление субъектам права субъективных прав и возложение на них юридических обязанностей; 2) закрепление, фиксацию в правовых институтах существующих общественных отношений и тех или иных статусов в статике; 3) установление запретов, предписаний, воздержаний от посягательств на определенные общественные отношения.

Динамическая же заключается в: 1) воздействии права на общественные отношения путем оформления их развития (движения); 2) обеспечении процесса достижения намеченных задач, определенного запрограммированного результата; 3) закреплении норм, регулирующих те или иные процедуры; 4) определении юридических фактов, связанных с возникновением, изменением и прекращением правоотношений, оптимального типа правового регулирования (общедозволительного, разрешительного) применительно к конкретным общественным отношениям.

Баланс стабилизирующей и преобразующей подфункций регулятивной функции права – основной показатель неизменности права. Процессы трансформации общественной жизни деструктурируют систему права, вызывают высокий уровень правотворчества, что обусловлено попыткой охвата правовым регулированием новых общественных отношений в связи с изменением условий жизни (что, как отмечалось, свойственно природе права).

Динамичность социальной жизни предопределяет соответствующую динамичность правового регулирования, решающего две задачи – выработка ответов на вызовы сегодняшнего дня, формирование общей канвы нормативного массива с позиции преемственности и исторического развития.

Время в качестве координатора и упорядочения процессов с указанной позиции позволяет оценить сообразность правового регулирования и общественных отношений с использованием следующих характеристик: нормальное, недостаточное и высокое. В первом случае нормативный массив адекватно и достаточно отражает, регулирует отношения; во втором – ощущается нехватка правового материала; в третьем – имеет место его избыточность. Временно́й разрыв между необходимым правом и имеющимся в теории права характеризуется как пробельность.

Именно в аспекте динамичности общественных отношений в полной мере раскрывается сущность времени в праве. Разумеется, право регулирует не время как таковое, а темпоральные параметры деятельности: длительность и скорость, выступая одним из средств освоения времени.

К основным направлениям такого освоения относятся:

1. Выявление особых функций, которые призваны выполнять правовые нормы и другие юридические средства, ближайшим объектом воздействия которых являются темпоральные стороны общественных отношений. Функции могут быть подразделены на общесоциальные и специально-юридические. К первым относятся временна́я упорядоченность общественной жизни, обеспечение темпоральной определенности в социальном общении различных субъектов, интенсификации их жизнедеятельности в целях экономии времени; ко вторым – организация темпоральных возможностей для осуществления субъективных прав и выполнения юридических обязанностей; ускорение выполнения обязанностей, защиты или восстановления нарушенных прав; устранения последствий правонарушений и др.

2. Общетеоретическая характеристика основных путей правового воздействия на временны́е показатели поступков (поведения, деятельности). В самом общем виде это:

фиксация времени (момента) начала определенной деятельности (регламентация своевременности);

установление временны́х пределов, границ юридически значимой деятельности: указание моментов ее начала и завершения (регламентация длительности, сроков);

установление времени, в течение которого должен быть достигнут определенный результат, определение меры деятельности: ее видов и «количества», выполняемых за единицу времени;

выявление временно́го «отрезка», после которого наступают определенные изменения в юридических правах и обязанностях субъектов (регламентация юридической значимости истечения времени);

указание фактов, с наступлением которых начинается отсчет сроков, связанных с определенными юридическими последствиями (регламентация момента, «порождающего» юридическую значимость течения времени).

3. Дифференцированное исследование условий оптимальности правового регулирования времени применительно к общественным отношениям, имеющим разные темпорально-содержательные характеристики. Среди них можно выделить: а) длящиеся, б) повторяющиеся, в) одномоментные, «одноактные». Основание данной классификации – изменения в социальном содержании отношений, так или иначе обусловливающие их временные параметры.

Таким образом, специфика временных отношений в праве заключается в том, что определенная последовательность событий фиксируется, закрепляется процедурно, тем самым отношениям придается упорядоченный характер, при этом их развитие может быть приостановлено, обратимо, а результат развития правовых отношений формально определен.

Понимание природы, сущности, свойств и функций времени и права позволяет сделать обобщения об их соотношении. Представляется, что позицию большинства авторов о том, что право прежде всего существует во времени, а определенные темпоральные механизмы используются в нормативном регулировании, необходимо скорректировать.

Являясь частью социальной действительности, обладающей динамикой, право находится в постоянном отборе тех отношений, которые в наибольшей степени целесообразны и полезны для дальнейшего развития общества. Время в социальном пространстве определяется количеством происходящих событий и сообразуется с ними. Этот процесс определяет постоянную изменчивость правовых норм, правоприменения и правосознания.

Исходя из многослойности проявлений времени в социальной действительности, на наш взгляд, возможно говорить о двух уровнях взаимодействия права и времени: внешнем и внутреннем. С точки зрения функционального подхода, на первом уровне определяются природа и сущность права, прослеживается изменение норм права, правосознания, правоприменения, а также выявляются темпоральные составляющие его функций (регулятивной и охранительной). На втором уровне устанавливается инструментарий, используемый правом для достижения своих целей и реализации своего назначения.

Библиография
1.
Владимиров Ю. С. Природа пространства и времени: антология идей. М., 2015. 400 с.
2.
Бержель Ж.-Л. Общая теория права. М., 2000. С. 198–234.
3.
Малахов В. П. Общая теория права и государства. К проблеме правопонимания. М., 2013. С. 31–32.
4.
Честнов И. Л. Правопонимание в эпоху постмодерна // Правоведение. 2002. № 2. С. 15.
5.
Рыбаков В. А. Преемственность в отечественном праве в переходный период: общетеоретические вопросы: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Омск, 2009. С. 14.
6.
Степанян О. М. Общая характеристика априорной сущности права // Безопасность бизнеса. 2007. № 4. С. 29-35.
7.
Дубовицкая О. Н. Категория «сущность права» и ее значение в юридической науке // XV Державинские чтения. Институт права: Материалы общероссийской научной конференции. Февраль 2010 г. Тамбов: Изд. Дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. С. 34–39.
8.
Стовба А. В. О перемене сущности или «что есть» право в эпоху постметафизики // Правоведение. 2008. № 1. С. 157.
9.
Явич Л. С. Общая теория права. Л., 1976. С. 39.
10.
Байтин М. И. Сущность права. Саратов, 2001. С. 64.
11.
Лейст О. Э. Сущность права. М., 2002. С. 25.
References (transliterated)
1.
Vladimirov Yu. S. Priroda prostranstva i vremeni: antologiya idei. M., 2015. 400 s.
2.
Berzhel' Zh.-L. Obshchaya teoriya prava. M., 2000. S. 198–234.
3.
Malakhov V. P. Obshchaya teoriya prava i gosudarstva. K probleme pravoponimaniya. M., 2013. S. 31–32.
4.
Chestnov I. L. Pravoponimanie v epokhu postmoderna // Pravovedenie. 2002. № 2. S. 15.
5.
Rybakov V. A. Preemstvennost' v otechestvennom prave v perekhodnyi period: obshcheteoreticheskie voprosy: avtoref. dis. … d-ra yurid. nauk. Omsk, 2009. S. 14.
6.
Stepanyan O. M. Obshchaya kharakteristika apriornoi sushchnosti prava // Bezopasnost' biznesa. 2007. № 4. S. 29-35.
7.
Dubovitskaya O. N. Kategoriya «sushchnost' prava» i ee znachenie v yuridicheskoi nauke // XV Derzhavinskie chteniya. Institut prava: Materialy obshcherossiiskoi nauchnoi konferentsii. Fevral' 2010 g. Tambov: Izd. Dom TGU im. G.R. Derzhavina, 2010. S. 34–39.
8.
Stovba A. V. O peremene sushchnosti ili «chto est'» pravo v epokhu postmetafiziki // Pravovedenie. 2008. № 1. S. 157.
9.
Yavich L. S. Obshchaya teoriya prava. L., 1976. S. 39.
10.
Baitin M. I. Sushchnost' prava. Saratov, 2001. S. 64.
11.
Leist O. E. Sushchnost' prava. M., 2002. S. 25.